US and EU in Latin America: contours of competitive interaction
Table of contents
Share
QR
Metrics
US and EU in Latin America: contours of competitive interaction
Annotation
PII
S207054760018158-0-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Ilona Gritsenko 
Affiliation: Institute of Latin American Studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

The paper outlines the contours of modern competitive interaction between the United States and the European Union in Latin America. Based on the Latin American country strategies of the US State Department and the European Commission documents, the author traces the priorities of the above mentioned global players in the region, highlighting those of them that are areas of conflict of interests between the US and the EU. Special attention is paid to the differences and commonalities in their approaches to topical issues and problematic items of the Latin American agenda.

Keywords
United States, European Union, Latin America, Monroe Doctrine, Cuba, Venezuela
Received
09.11.2021
Date of publication
20.12.2021
Number of purchasers
0
Views
107
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1

Со времени своего появления на карте Латинская Америка переживала разные периоды, будучи включенной в орбиту интересов то одних, то других мировых держав. Вслед за объявлением независимости латиноамериканскими государствами и после провозглашения доктрины Монро (1823) регион долгое время воспринимался Соединёнными Штатами как зона исключительно их собственного влияния. В начале XXI века фокус внимания Вашингтона сместился на другие точки планеты, а страны Латинской Америки выказывали всё большее стремление к диверсификации своих внешнеполитических связей и к поиску новых партнёров за пределами Западного полушария. Наиболее значимым из них стал Китай, чье присутствие на латиноамериканском поле в последнее десятилетие стало поистине впечатляющим1. В то же время открывшееся «окно возможностей» стремились использовать и европейские страны, с которыми Латинская Америка имеет глубокие исторические, культурные и экономические связи.

1. Подробнее о расширении присутствия Китая в Латинской Америке см.: Яковлев П.П. Глобальные головоломки: Ибероамерика в меняющемся мире. – М.: ИЛА РАН, 2020. С. 352-356.
2

В 2013 г. госсекретарь США Джон Керри провозгласил окончание эпохи доктрины Монро2, однако Джон Болтон, советник по национальной безопасности президента Дональда Трампа (январь 2017 – январь 2021), заявил, что доктрина продолжает действовать3. Хотя воскрешение принципов доктрины Монро происходило в условиях усиливающегося глобального противостояния Соединённых Штатов и Китая, её действие направлено против всех внешних глобальных игроков и распространяется, хоть и в меньшей степени, на активность европейских стран в регионе.

2. Kerry Makes It Official: 'Era of Monroe Doctrine Is Over'. URL: >>> 

3. Ambassador Bolton remarks to the Bay of Pigs Veterans Association – Brigade 2506. URL: >>>
3

Приоритетные направления деятельности и цели Соединённых Штатов в странах Латинской Америки сформулированы в «Комплексных страновых стратегиях. Регион Западного полушария»4. Этот документ, соотносясь с более общими американскими доктринами, разрабатывается Госдепартаментом США для дипломатических миссий страны на четыре года и содержит задачи для реализации в каждом конкретном государстве. На основании Стратегий чётко прослеживаются три основные приоритета Вашингтона в Латинской Америке: обеспечение безопасности (противодействие организованной преступности и терроризму, незаконной миграции), защита интересов американских компаний, защита демократии.

4. Integrated country strategies. Western Hemisphere Region. U.S. Department of State. URL: >>>
4

Если говорить об обеспечении экономических интересов США в Латинской Америке применительно к разным странам региона, в Стратегиях просматриваются два основных подхода. Их различия во многом обусловлены уровнем актуального сотрудничества конкретной страны с США. Первый подход реализуется, когда существует налаженное торгово-экономическое и/или инвестиционное партнёрство (например, с Аргентиной, Бразилией, Чили и др.). В этих случаях целями Вашингтона являются расширение и углубление этих связей, продолжение начатых проектов. При этом подчёркивается, что США стремятся быть «предпочтительным партнёром». Для достижения указанных целей предполагается способствовать устранению основных экономических ограничений для инвестиций американских компаний, стимулируя правительства к усовершенствованию нормативно-правовой базы в части экономического регулирования и к повышению её прозрачности, к улучшению макроэкономической и денежно-кредитной политики, обеспечению равных условий для американского бизнеса в сравнении с другими иностранными игроками5. За этой стратегией кроется стремление повысить конкурентное преимущество американских компаний в противовес усилившемуся влиянию внерегиональных игроков. При этом имеется в виду в основном Китай, который характеризуется как «менее щепетильный иностранный актор, процветающий в непрозрачной дискреционной нормативной среде»6. В то же время в случае успешной реализации миссиями США указанных целей, бенефициарами станут не только американские, но и европейские компании.

5. Integrated country strategy. Argentina. 2020. URL: >>>

6. Integrated country strategy. Argentina. 2020. URL: >>>
5

Второй подход проявляется, когда экономическое сотрудничество с какой-либо страной развито слабо или деградировало, что зачастую происходит в силу политических и идеологических причин. В таких случаях американской дипломатии предписывается сосредоточить усилия на продвижении принципов рыночной экономики, включая защиту интересов частного бизнеса, постепенно создавая более благоприятную почву для возможной будущей деятельности американских компаний. Это, в частности, предполагается реализовывать через развитие контактов с гражданскими обществами интересующих стран и улучшение имиджа США. Примерами служат стратегии в отношении Боливии и Венесуэлы7.

7. Integrated country strategy. Bolivia. 2018; Integrated country strategy. Venezuela. 2018. URL: >>>
6 Среди приоритетных областей для развития торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества со странами Латинской Америки в Стратегиях Госдепартамента выделяется, прежде всего, энергетика. Речь идёт как о традиционной нефтедобыче (Гайана, Суринам), так и о неконвенциональной добыче нефти и газа (Аргентина), работе с возобновляемыми источниками энергии (например, в Уругвае). Второй часто упоминаемой в рассматриваемых документах перспективной сферой сотрудничества является цифровая экономика (в частности, в отношении Аргентины, Бразилии, Чили).
7

Ориентиры политики Европейского Союза в отношении Латинской Америки изложены в соответствующей программе8, последняя версия которой была рассчитана на период 2014–2020 гг. В качестве приоритетных направлений взаимодействия в ней значатся обеспечение безопасности для развития (искоренение организованного насилия, борьба с наркотрафиком, миграционное сотрудничество), эффективное управление, госответственность и социальное равенство, устойчивый экономический рост, экологическая стабильность и вопросы изменения климата, обмены и сотрудничество в сфере высшего образования9.

8. Multiannual Indicative Programme for Latin America. Development Cooperation Instrument (DCI) 2014-2020. URL: >>> 

9. Ельникова В.Д. Основные направления межрегионального сотрудничества Европейского Союза со странами Латинской Америки и Карибского бассейна (на примере саммитов ЕС – СЕЛАК) // Проблемы постсоветского пространства, 2019, № 6(1). С. 33-42.
8

За период действия стратегии 2014–2020 гг. в европейской повестке, Латинской Америке и в мире в целом произошли значительные изменения, что обусловило необходимость выработки новой концепции сотрудничества. По мнению специалиста в области Трансатлантического взаимодействия В.М. Тайар, Евросоюз находится в поиске адекватной модели нового лидерства в регионе, чему способствовала протекционистская политика националистического толка Д. Трампа10. В 2019 г. Федерикой Могерини был представлен проект обновлённой программы. В числе приоритетных два направления, которые имеют пересечения с целями США в Латинской Америке. Во-первых, приоритет обеспечения экономического процветания, который включает переход к цифровой экономике, «зелёной» экономике и развитие торговых связей и инвестиций. Внимание акцентируется на поддержании устойчивого роста и занятости, сокращении социального и экономического неравенства, что соответствует Повестке устойчивого развития 2030 ООН. Перспективным сектором для инвестиций стали энергетика и возобновляемые источники энергии, доля которых в последние годы существенно возросла (в 2005–2017 гг. с 3% до 26%) в общем объёме капиталовложений европейских фирм11. Во-вторых, в проекте новой стратегии Евросоюз подчёркивает приверженность защите демократии, укреплению международного режима защиты прав человека и гражданского общества, консолидации правового государства, обеспечению гарантий чистоты выборов и эффективности государственных институтов.

10. Тайар В.М. ЕС – Латинская Америка: переход на конструктивную модель сотрудничества // Современная Европа, 2020, № 6. C. 95-96.

11. Тайар В. М. Евросоюз и Латинская Америка в контексте межрегионального взаимодействия // Современная Европа, 2019, №4. C. 23.
9 Из приведённых стратегий США и ЕС в отношении Латинской Америки видно, что экономическими пересечениями указанных глобальных акторов являются приоритеты развития торговли и инвестиций, в особенности в цифровую экономику и энергетику. Большой потенциал имеет «зелёная» энергетика в свете того, что нынешний президент США Джозеф Байден в противовес Д. Трампу уделяет большое внимание климатической повестке. Большинство стратегий в отношении латиноамериканских стран, размещённых Госдепартаментом на момент написания работы, датированы 2018 г., а значит, их обновлённые версии должны появиться в 2022 г. Климатическая повестка очень важна для США для противопоставления своего позиционирования деятельности КНР в регионе, которая считается не достаточно экологичной, а также для того, чтобы составить конкуренцию усилившейся на этом направлении деятельности европейцев. В этой связи логично ожидать, что в новых стратегиях США в странах Латинской Америки более значительная часть будет отведена «зелёной» составляющей.
10

И Соединённые Штаты, и Евросоюз называют в качестве приоритета защиту демократии. Тем не менее, их подходы по ключевым вопросам латиноамериканской повестки зачастую разнятся. Наиболее яркий пример – венесуэльский кризис. Вашингтон и Брюссель сходятся в том, что не признают правительство Николаса Мадуро и законность его политических решений. В то же время, как отмечает в своей статье Д.М. Розенталь12, действия Вашингтона направлены на экономическое воздействие на официальный Каракас, тогда как ЕС стремится побудить венесуэльское правительство к диалогу, чтобы не допустить прямого столкновения между властью и оппозицией.

12. Розенталь Д.М. Особенности конфронтационного взаимодействия ЕС и Венесуэлы // Современная Европа, 2020, № 6. С. 101-111.
11

Традиционную тему для разногласий между Вашингтоном и Брюсселем представляет кубинский вопрос. Экономическое эмбарго Кубы со стороны США долгие годы вызывает неодобрение ЕС, который на ежегодных голосованиях Генеральной Ассамблеи ООН выступает против блокады. Европейские страны стремятся к нормализации отношений с Кубой и ведению политического диалога, расширению торгового сотрудничества. Европа является первым партнёром острова по объёмам торговли. В этой связи активация администрацией Д. Трампа третьего раздела закона Хелмса – Бертона (третья статья закона Хелмса – Бертона позволяет американским гражданам подавать иски с целью возвращения своей собственности на Кубе, конфискованной у американского бизнеса после Кубинской революции) в 2019 г. встретила жёсткую реакцию со стороны Брюсселя, поскольку негативным образом отражается, прежде всего, на деятельности европейских компаний13. В ЕС заявили о намерении использовать весь доступный потенциал для защиты своих инвесторов. С приходом к власти в США Дж. Байдена появилась надежда на изменение политики Вашингтона в отношении Кубы, однако до сих пор значительных подвижек на этом направлении не наблюдается.

13. Новицкий Е.Р. Взаимодействие государств Латинской Америки с США и странами ЕС // Ибероамериканские тетради, 2019, № 3 (25). C. 57.
12 ***
13 Цели США и ЕС на латиноамериканском направлении разнятся, однако некоторые приоритетные направления совпадают, что формирует поле конкуренции указанных глобальных акторов. Конкурентное взаимодействие США и ЕС в Латинском Америке проявляется в основном по двум направлениям: в области торговли и инвестиций, и по линии политической региональной повестки. В первом случае возрастающий потенциал в качестве новой области конкуренции имеет «зелёная» экономика, в особенности «зелёная» энергетика. На втором направлении яркими примерами служат различия подходов в «венесуэльском» и «кубинском» вопросах.

References

1. Podrobnee o rasshirenii prisutstviya Kitaya v Latinskoj Amerike sm.: Yakovlev P.P. Global'nye golovolomki: Iberoamerika v menyayuschemsya mire. – M.: ILA RAN, 2020. S. 352-356.

2. Kerry Makes It Official: 'Era of Monroe Doctrine Is Over'. URL: https://www.wsj.com/articles/BL-WB-41869

3. Ambassador Bolton remarks to the Bay of Pigs Veterans Association – Brigade 2506. URL: https://cu.usembassy.gov/ambassador-bolton-bay-of-pigs-veterans-association-brigade-2506/

4. Integrated country strategies. Western Hemisphere Region. U.S. Department of State. URL: https://www.state.gov/integrated-country-strategies/#wha

5. Integrated country strategy. Argentina. 2020. URL: https://www.state.gov/integrated-country-strategies/#wha Integrated country strategy. Colombia. 2018. URL: https://www.state.gov/integrated-country-strategies/#wha

6. Integrated country strategy. Argentina. 2020. URL: https://www.state.gov/integrated-country-strategies/#wha

7. Integrated country strategy. Bolivia. 2018; Integrated country strategy. Venezuela. 2018. URL: https://www.state.gov/integrated-country-strategies/#wha

8. Multiannual Indicative Programme for Latin America. Development Cooperation Instrument (DCI) 2014-2020. URL: https://eeas.europa.eu/ sites/eeas/files/multiannual_indicative_regional_ programme_for_latin_america.pdf

9. El'nikova V.D. Osnovnye napravleniya mezhregional'nogo sotrudnichestva Evropejskogo Soyuza so stranami Latinskoj Ameriki i Karibskogo bassejna (na primere sammitov ES – SELAK) // Problemy postsovetskogo prostranstva, 2019, № 6(1). S. 33-42.

10. Tajar V.M. ES – Latinskaya Amerika: perekhod na konstruktivnuyu model' sotrudnichestva // ovremennaya Evropa, 2020, № 6. C. 95-96.

11. Tajar V. M. Evrosoyuz i Latinskaya Amerika v kontekste mezhregional'nogo vzaimodejstviya // Sovremennaya Evropa, 2019, №4. C. 23.

12. Rozental' D.M. Osobennosti konfrontatsionnogo vzaimodejstviya ES i Venesuehly // Sovremennaya Evropa, 2020, № 6. S. 101-111.

13. Novitskij E.R. Vzaimodejstvie gosudarstv Latinskoj Ameriki s SShA i stranami ES // Iberoamerikanskie tetradi, 2019, № 3 (25). C. 57.

Comments

No posts found

Write a review
Translate