US-UK “special relationship” and current challenges
Table of contents
Share
Metrics
US-UK “special relationship” and current challenges
Annotation
PII
S207054760015893-9-1
DOI
10.18254/S207054760015893-9
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Oleg Prikhodko 
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

The Anglo-American “special relationship” has characteristics that make it distinct from other alliances led by the United States. The article covers a set of issues ranging from the bilateral nuclear cooperation to a broad web of military links between the US and the UK. It examines the phenomenon of the “special relationship”, its substance and manifestations in security and defense domains, including recent developments. The victory of Joe Biden in the United States 2020 Presidential election, that reversed ‘America First’ policy of D. Trump, makes the future relationship between the United States and the United Kingdom much more predictable. However, the British departure from the European Union is a milestone event with explicit and implicit implications for the policies of the US and the UK. Although it is premature to predict a resulting outcome of Brexit for their relationship, the prevailing view of American and British analysts is that the UK could lose a substantial part of its value for the United States in European matters. Nevertheless, the cooperation between Washington and London in security and defense issues will be no less intense. Moreover, a concept of ‘global Britain’ that is central to Boris Johnson’s foreign and security policies may prove more helpful to the U.S. strategy, especially beyond Europe. At least, an Indo-Pacific commitment on the part of post-Brexit Britain is a striking feature that lies fully in line with the U.S. strategic interests in the region.

Keywords
United States, Great Britain, special relationship, European Union, Brexit
Received
18.05.2021
Date of publication
19.07.2021
Number of purchasers
0
Views
19
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

Additional services access
Additional services for the article
1

Введение

 

Теме американо-британских отношений посвящено немало научных трудов в политологии. Однако приход администрации Дж. Байдена с новой, неолиберальной повесткой дня для американской политики и выход Великобритании из ЕС обозначили новый исторический рубеж в этих отношениях. Изменения, происходящие под влиянием упомянутых событий, заставляют внимательно взглянуть на то, как они отражаются на взаимодействии США и Великобритании. Перемены начала третьего десятилетия XXI века ставят многие вопросы и дают почву для размышлений о возможных трансформациях американо-британских связей в условиях разрушающегося либерального миропорядка. В этом контексте целесообразно с позиций сегодняшнего дня проанализировать содержание понятия «особые отношения», которое уже многие десятилетия характеризует узы, скрепляющие США и Соединённое Королевство.

2 У. Черчилль был первым из известных политиков, кто охарактеризовал американо-британский альянс как нечто «особенное». Это произошло в 1946 году. С тех пор данное определение прочно закрепилось в политическом лексиконе, несмотря на то что отношения между двумя странами переживали и взлёты, и падения. Используемый в политологической литературе термин «особые отношения» трактуется довольно широко, но он обязательно охватывает такие сферы американо-британского межгосударственного сотрудничества, как оборона, безопасность и дипломатия. Можно выделить четыре этапа в эволюции этих отношений: зарождение в годы Второй мировой войны; формирование их структуры во время холодной войны; адаптация к постбиполярному миру в период после холодной войны; и начавшийся после мирового кризиса 2008–2009 гг. новый этап – переналадка «особых отношений» как реакция на системные вызовы (формирование полицентричной конфигурации международных отношений, укрепление России, невиданный подъём Китая и приближающаяся перспектива его превращения во вторую сверхдержаву, брексит и т.д.) На каждом историческом отрезке понятие «особые отношения» обогащалось новым содержанием, при этом сохраняя набор устойчивых характеристик, составляющих его основу. Независимо от внутриполитических событий в США и Великобритании, между этими государствами десятилетиями поддерживается тесное взаимодействие по широкому кругу военно-политических и международных вопросов – от ядерной стратегии и проведения совместных операций в различных регионах мира до координации позиций при голосовании в многосторонних структурах (СБ ООН, НАТО, Группа семи (G7) и т.д.).
3

Многие американские политологи признают особый характер отношений между двумя странами, выделяя те или иные их отличительные свойства. Так, по мнению ведущего эксперта по Европе Р. Эллеус из Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон), американо-британские межгосударственные отношения стоят над привходящими обстоятельствами – они выше изменений в руководстве и политике двух стран, выше личностных и конъюнктурных политических факторов1. Даже такие радикальные сдвиги, как резкий переход от либерального курса Б. Обамы к апологетике американского эгоизма в президентство Д. Трампа и последовавший затем неолиберальный реванш Дж. Байдена, не привели к их дестабилизации. «Особые отношения» прочно укоренены в самой структуре межгосударственных взаимосвязей.

1. CER podcast: Biden vs. Trump: America's choice matters to Europe. 28 October 2020. Available at: >>> (accessed 02.01.2021).
4

Тем не менее, в британском экспертном сообществе не утихают дискуссии о том, сохраняются ли «особые отношения» между США и Великобританией в наши дни, или они были порождением специфических условий холодной войны и с её окончанием утратили свои отличительные признаки. По мнению ряда политологов, именно совпадение ключевых интересов двух стран определяет «особость» их взаимоотношений; другие полагают, что объединяющей основой является приверженность одинаковым базовым ценностям; третьи выделяют то, что общие культурные корни, схожесть взглядов по принципиальным вопросам и один язык помогают сторонам без серьёзных последствий проходить периоды разногласий и напряжённости. Как замечает американский историк международных отношений А. Сир, «широкая политическая совместимость» государственных институтов и культурных условий двух стран помогает объяснить феномен американо-британских особых отношений; она позволяет Вашингтону и Лондону преодолевать возникающие трения, акцентируя их внимание на общем согласии2. Английские политологи У. Риис и Л. Дейвис полагают, что «загадка “особых отношений” между США и Великобританией состоит в том, что и тридцать лет спустя после завершения холодной войны этот дискурс сохраняет свою актуальность», несмотря на огромные изменения в мире. По их мнению, «Великобритания погружена в стратегическое мышление Америки. Она смотрит на мир через призму тесного взаимодействия со своим большим союзником и разделяет многие американские представления и оценки угроз»3.

2. A. Cyr. Brexit and Transatlantic Security // Parameters. Spring 2018 Vol. 48. № 1. P. 88.

3. W. Rees, L. Davies. The Anglo-American military relationship: Institutional rules, practices, and narratives // Contemporary Security Policy. 2019. Vol. 40. No. 3. P. 329.
5 Резюмируя, можно заключить, что современное толкование термина «особые отношения» в сжатом виде означает стратегическую общность США и Великобритании на межгосударственном уровне, привилегированный статус их двусторонних военно-политических связей, оказание этими странами содействия друг другу в крайне чувствительных вопросах национальной безопасности, включая такого рода услуги, которые они не предоставляют другим своим союзникам.
6

Формирование и эволюция «особых отношений» между США и Великобританией

 

В начале XX века в американо-британских отношениях происходили изменения, которые свидетельствовали о начавшемся потеплении между двумя державами после продолжавшейся более века непримиримой вражды. Этот исторический перелом подготовил почву для будущих стратегических договорённостей между Вашингтоном и Лондоном.

7 Американо-британские союзнические отношения, со временем приобретшие черты эксклюзивности, начали формироваться после того, как расширяющаяся агрессия «держав оси» – Германии, Италии и Японии заставила лидеров США и Великобритании осознать масштабы нависшей угрозы и необходимость объединения усилий, чтобы вместе противостоять общему врагу. Постепенно президент Ф. Рузвельт и премьер У. Черчилль пришли к пониманию того, что стратегический альянс двух держав должен носить долгосрочный характер и не ограничиваться периодом войны. В августе 1941 г. они подписали Атлантическую хартию, в которой сформулировали принципы послевоенного устройства мира. С приближением окончания Второй мировой войны, как пишут некоторые американские историки, Ф. Рузвельт всё больше склонялся к мысли о том, чтобы способствовать в послевоенном мире радикальному снижению международной роли Европы, которая являлась рассадником кровавых конфликтов и дважды вовлекала США в глобальные бойни.
8 Вторая мировая война кардинально изменила соотношение сил в американо-британском балансе в пользу Соединённых Штатов. Великобритания вышла из войны значительно более слабой в военном и экономическом измерениях по сравнению с США и уже не могла удерживать под контролем свою империю. Она гораздо больше Вашингтона нуждалась в сохранении союзнических отношений. В переписке с премьер-министром К. Эттли, в своей знаменитой речи в Вестминстерском колледже (Фултон, штат Миссури) 5 марта 1946 г. и в других выступлениях на тему послевоенного миропорядка У. Черчилль призывал к укреплению военно-политического альянса США и Великобритании, называя его опорой поддержания мира. Вместе с тем он полагал, что американо-британскому альянсу необходимо всемерно способствовать объединению Западной Европы, чтобы единым фронтом противостоять Советскому Союзу.
9 У. Черчилль был убеждён, что Великобритания должна стоять плечом к плечу с США и оказывать активное дипломатическое содействие американским усилиям по восстановлению экономики и обороны государств Западной Европы, даже если это было сопряжено с некоторой потерей политической независимости. Он призывал США инвестировать в европейское экономическое возрождение и направить военные ресурсы на обеспечение безопасности западных держав в Европе, включая предоставление ядерных гарантий по обороне, используя американскую монополию на атомное оружие. В политических кругах Соединённых Штатов тогда ещё не было консенсуса по этим вопросам: дискуссии в администрации и Конгрессе свидетельствовали, что далеко не все считали необходимым оставлять большие военные силы в Европе и тратиться на возрождение региона.
10

Лондон очень опасался охлаждения интереса Вашингтона к европейским проблемам. Его стратегический замысел состоял в том, чтобы привязать США к Европе для противоборства с СССР. Британские планы совпадали с американским намерением контролировать баланс сил в Европейском регионе, чтобы не допустить доминирования там какой-либо враждебной и конкурирующей державы. Великобритания с энтузиазмом поддерживала шаги Вашингтона, которые вели к созданию трансатлантического военно-политического блока (НАТО) и международной финансово-экономической системы либерального типа. Этот подход опирался на прочный двухпартийный консенсус британской правящей элиты. Американский политолог Г. Уилсон (Бостонский университет), говоря об истории «особых отношений» между США и Великобританией, отмечает существенный вклад, который лейбористское правительство К. Эттли внесло в создание НАТО и организацию мощного ответа Запада на Берлинский кризис 1948–1949 годов4.

4. G. Wilson. Brexit, Trump and the special relationship // The British Journal of Politics and International Relations. 2017. Vol. 19. No. 3. P. 550.
11 Великобритания сыграла немаловажную роль и в решении администрации Г. Трумэна выделить 13 млрд долл. финансовой помощи на восстановление экономик Западной Европы. У. Черчилль, хотя и потерявший пост премьер-министра, но остававшийся влиятельной фигурой в британской политике, продвигал концепцию «Соединённых Штатов Европы» на основе франко-германского примирения. Он подробно развил эту тему в своём выступлении в Цюрихском университете 19 сентября 1946 г. Госсекретарь США Дж. Маршалл заметил на одной из пресс-конференций в июне 1947 г., что цюрихская речь британского экс-премьера была одним из вдохновляющих моментов при подготовке программы экономической помощи Западной Европе. Из общего объёма средств, выделенных на реализацию плана Маршалла (13 млрд. долл.), Великобритания получила наибольшую долю – около 26%.
12 Однако США не были готовы видеть в британском союзнике равноправного соучредителя новой архитектуры международных отношений. Они вообще не собирались делить с кем-либо своё первенство – признание за Великобританией равного статуса девальвировало бы огромную разницу между потенциалами двух держав. Более того, США, несмотря на союзнические отношения, были заинтересованы в распаде Британской империи и снижении международного влияния Великобритании. Это во многом объясняет американское поведение в период Суэцкого кризиса 1956 года. Вместе с тем, США ценили, что Великобритания являлась самым преданным и наиболее сильным американским союзником в глобальном противостоянии с СССР.
13 Лондон всегда внимательно относился к тому, чтобы сотрудничество в рамках НАТО не вело к девальвации его двусторонних связей с США. Он не поддержал предложенную в июле 1962 г. президентом Дж. Кеннеди концепцию «двух опор» НАТО, которая предусматривала более сбалансированное распределение бремени в атлантическом альянсе между США и союзниками за счёт увеличения европейского вклада. Великобританию встревожила перспектива возможного размывания привилегированного характера американо-британских связей в результате появления «европейской опоры». Взаимные обязательства в рамках НАТО нисколько не умаляли в её глазах значение двусторонних отношений с США в области обороны и безопасности.
14 Сейчас, как и в годы холодной войны, Вашингтон и Лондон продолжают считать важным приоритетом своей политики поддержание тесных союзнических связей на двусторонней основе, а не только в натовском формате. По уровню интеграции в сфере обороны и безопасности отношения между ними не имеют аналогов в мире. Они отличаются высокой степенью стабильности и не зависят от политических перемен в высших эшелонах власти по обе стороны Атлантики.
15

Тема «особых отношений» проходила красной нитью на переговорах в Корнуолле 10 июня между президентом Дж. Байденом и премьер-министром Б. Джонсоном. Лидеры двух стран «согласились в том, что американо-британское партнёрство является сегодня более важным, чем когда-либо прежде ».5 Они подписали ««Новую Атлантическую Хартию», которая, по их замыслу, должна символизировать историческую преемственность тесных союзнических отношений двух держав. В этом документе, который содержит прямую отсылку к «Атлантической Хартии» 1941 г., стороны подтвердили общность позиций по ключевым проблемам современности – от обеспечения устойчивого развития экологически безопасной и открытой экономики, укрепления системы здравоохранения и защиты населения от пандемических угроз до борьбы с киберугрозами и противодействия террористам. США и Великобритания подчеркнули приверженность миропорядку, основанному на правилах, важность поддержания своего лидерства в науке и технологиях в целях безопасности и создания рабочих мест в экономике. Они выразили готовность действовать совместно, сталкиваясь с современными вызовами. Среди этих вызовов на первое место поставлена тема военной безопасности и сохранение международной стабильности, что напрямую перекликается с первой Атлантической Хартией. И лишь затем в документе упоминаются актуальные проблемы невоенного характера, над которыми две державы договорились совместно работать, – глобальное изменение климата, сохранение природы, кризисные ситуации в сфере здравоохранения, риски, связанные с появлением новых технологий.

5. PM meeting with President Biden: 10 June 2021. Prime Minister's Office press release. Available at: >>> (accessed 25.06.2021).
16

В «Новой Атлантической Хартии» США и Великобритания подтвердили свои ядерные гарантии союзникам по НАТО и обязательства по коллективной безопасности. Они заявили, что «союзники и партнёры по НАТО всегда могут на нас рассчитывать, даже если они продолжают укреплять свои вооружённые силы»6. Этот тезис обращён в первую очередь к ЕС, который в своём поиске путей к «стратегической автономности» пытается подстегнуть процесс европейской военно-политической интеграции.

6. The New Atlantic Charter. Available at: >>> (accessed 26.06.2021).
17 В документе, принятом президентом Дж. Байденом и премьер-министром Б. Джонсоном, явственно обозначена преемственность с предыдущей Хартией, скреплённой подписями Ф. Рузвельта и У. Черчилля, и даже одинаковое количество пунктов (восемь) призвано подчеркнуть эту связь времён. Авторы «Новой Атлантической Хартии» позиционируют её как адаптацию Хартии 1941 г. под реалии современной эпохи, основное содержание которой, по их мнению, составляет системное противоборство между демократией и автократией. Однако сейчас у США и Великобритании гораздо меньше возможностей влиять на трансформацию мирового порядка, чем в послевоенный период. «Атлантическая Хартия 2.0» едва ли поможет формированию необходимых подходов к решению современных глобальных проблем, ведь она не учитывает меняющийся баланс сил в мире и мнение других ведущих мировых игроков, а без их вклада в совместные международные усилия едва ли возможен адекватный ответ на глобальные вызовы.
18 Подписание «Атлантической хартии 2.0» отражает амбициозность нынешних лидеров двух стран. Для Дж. Байдена движущим мотивом является стремление демонстративным жестом отмежеваться от трамповской доктрины «Америка прежде всего» и вернуть США статус главного защитника либерального миропорядка. Для Б. Джонсона – это попытка встать в один ряд с такой крупной исторической фигурой, как У. Черчилль. У предшественников нынешнего американского президента и британского премьера не было и мысли создавать аналог документа 1941 г., хотя у Дж. Буша-старшего и Дж. Мейджора для этого были гораздо более весомые по историческим меркам основания – окончание холодной войны и полувековой юбилей со времени принятия Атлантической хартии.
19

На доктринальном уровне приверженность британской стороны «особым отношениям» нашла отражение в обнародованном весной 2021 г. документе о национальной стратегии Великобритании в сфере безопасности, обороны и внешней политики, который определяет её приоритеты на период до 2030 года. Стратегия постулирует, что нерушимые связи с США и Европой (НАТО) являются фундаментом национальной безопасности Соединённого Королевства, и что отношения с американским союзником будут для него по-прежнему самыми важными7. США сохраняют свои позиции как крупнейшего торгового и инвестиционного партнёра Великобритании.

7. Global Britain in a Competitive Age: the Integrated Review of Security, Defence, Development and Foreign Policy. 16 March 2021. Available at: >>> (accessed 04.04.2021).
20

Правительство Б. Джонсона обязуется продолжать укрепление сотрудничества с американским союзником в сфере обороны, безопасности и разведки, а также вместе с ним вести борьбу против незаконных финансовых операций8. Обеспечение оперативной совместимости с вооружёнными силами США положено в основу национального военного строительства. Как отмечают английские эксперты, отношения двух стран в сфере обороны приобрели институциональные характеристики, сотрудничество носит рутинный и устойчивый характер: «взаимодействие между военными США и Великобритании глубоко укоренилось в организационных структурах, моделях поведения и даже в образе мышления»9.

8. PM statement to the House of Commons on the Integrated Review: 16 March 2021. Available at: >>> (accessed 30.03.2021).

9. W. Rees, L. Davies. Op. cit., p. 313.
21 Вторым по значимости приоритетом в обновлённой британской стратегии обозначено обеспечение коллективной безопасности с помощью НАТО. Великобритания подтверждает свои обязательства по сотрудничеству с союзниками в отражении угроз, «особенно со стороны России», и готовность предоставить свой военный потенциал, включая ядерные силы и наступательное кибероружие, для обороны союзников в соответствии со ст. 5 Договора НАТО. По количеству размещённых американских войск – около 9,5 тыс. человек по состоянию на 2020 г. – Великобритания занимает третье место среди европейских стран альянса. Больше американских военных сил базируется только в Германии и Италии.
22

В оценке России и Китая обновлённая стратегия Великобритании во многом совпадает с позицией администрация Дж. Байдена. Однако на китайском направлении она носит более нюансированный характер. Россия обозначена в документе как «главный противник», как «самая острая непосредственная угроза» для национальной безопасности, а Китай – как самая большая угроза экономической безопасности и «системный вызов» процветанию и ценностям Великобритании10. Вместе с тем Лондон выражает готовность к наращиванию торгового и инвестиционного сотрудничества с Пекином. Премьер Б. Джонсон, отвечая на критику консерваторов в парламенте, которые обвинили его в неоправданно мягкой позиции в отношении КНР, напомнил им о впечатляющем объёме двусторонней торговли, которая достигла 81 млрд ф. ст., и призвал к взвешенному и сбалансированному подходу. Он предостерёг против втягивания страны в холодную войну с Китаем и свёртывания двусторонних экономических связей.

10. Global Britain in a Competitive Age: the Integrated Review of Security, Defence, Development and Foreign Policy. 16 March 2021. Available at: >>> (accessed 04.04.2021).
23 Непоследовательность правительства Б. Джонсона в отношении Китая бросается в глаза, однако британский премьер, видимо, считает лавирование на китайском направлении проявлением политической изворотливости и дипломатической гибкости. Лондон солидаризируется с Вашингтоном в критике китайских действий в Гонконге и Синьцзяне, но одновременно выражает готовность к возобновлению двусторонних переговоров с Пекином по торгово-экономическим вопросам.
24

В конце прошлого года правительство Б. Джонсона распорядилось аннулировать контракты с китайской IT-компанией «Хуавей» (Huawei). Администрация Д. Трампа добивалась от европейских союзников разрыва связей с китайскими поставщиками телекоммуникационного оборудования по соображениям безопасности. Премьер-министр Б. Джонсон заявил, что ранее приобретённые у «Хуавей» устройства и компоненты будут изъяты из британских коммуникационных сетей к концу 2027 года. Главная причина принятия такого решения – нежелание Лондона ставить под угрозу сотрудничество с США по обмену разведданными, которое исторически является знаком «особых отношений» между двумя странами.

25

Военное измерение «особых отношений»

 

В основе «особых» американо-британских отношений лежат двусторонние договорённости по военному, военно-техническому и разведывательному сотрудничеству, которые реализуются посредством конкретных согласований и мероприятий. Устойчивость и стабильность этим отношениям придают общие долгосрочные стратегические интересы, приверженность которым стороны сохраняют независимо от происходящих у них внутриполитических изменений. С британской стороны движущими мотивами военной интеграции с США являются: обеспечение надёжности американских гарантий безопасности; рационализация расходов на свои ядерные силы за счёт экономии на разработке дорогостоящих систем, имея возможность приобретать необходимые вооружения у США (БРПЛ «Поларис» (Polaris), «Трайдент II (D5)» (Trident II D-5); получение от американского союзника разведданных; доступ к американским военным концепциям и методикам боевой подготовки; поддержание каналов доверительной коммуникации с Вашингтоном по интересующим вопросам.

26

Тесное и многоплановое сотрудничество в сфере обороны и безопасности составляет сердцевину «особых» американо-британских отношений. Договорно-правовой основой для него являются соглашение 1947 г. о сотрудничестве в области радиоэлектронной разведки, соглашение 1958 г. по атомной энергии военного назначения, соглашения о приобретении Великобританией американских БРПЛ «Поларис» (1963 г.) и последующих систем стратегических ядерных вооружений. Одной из важнейших характеристик «особых отношений» является то, что сотрудничество в вопросах обороны генерирует собственную динамику и логику развития, которые делают его независимым от ситуации в других сферах двусторонних отношений (торговле, дипломатии и т.д.) и от политической конъюнктуры в каждой из стран.

27

В области оборонного сотрудничества США и Великобританию связывают оперативная и техническая совместимость вооружённых сил; совместное военное планирование; опыт взаимодействия в ходе военных кампаний и осуществления иных видов военной деятельности от Ирака до Балтики; совместные учения и тренировки; сотрудничество в космосе и киберпространстве. Анализируя особенности двусторонних отношений, У. Риис и Л. Дейвис замечают, что «в мирное время британская сторона использует понятие “особость”, чтобы убедить США в своей важности; в военное время она подаёт себя как “предпочтительного партнёра” Америки, готового платить кровавую цену. Это поведение контрастирует с другими американскими союзниками, которые избегают подвергать опасности своих военнослужащих»11.

11. W. Rees, L. Davies. Op. cit., p. 326.
28

Взаимодействие между военными двух стран осуществляется на разных уровнях через разветвлённую инфраструктуру консультаций и сотрудничества, которая включает в себя множество двусторонних комитетов, рабочих групп, офицеров связи в штабных структурах высокого уровня, а также тренировки на военных базах и подготовку в ведущих учебных центрах друг друга. Верхний уровень – это связи между министерствами обороны США и Великобритании. По линии британского военного ведомства в Соединённых Штатах работают более 700 военных и гражданских служащих, в том числе в главных командованиях США – Центральном командовании (CENTCOM), Северном Командовании (NORTHCOM), Стратегическом Командовании (STRATCOM), Тихоокеанском Командовании (PACOM), Командовании киберопераций (CYBERCOM). С 2013 г. возродилась практика военного времени – регулярный прямой диалог между генштабами двух стран. Тесная координация осуществляется по линии видов и родов вооружённых сил. Особенно интенсивное взаимодействие, включая осуществление мероприятий по противолодочной обороне и ведению разведки, происходит между военно-морскими силами двух стран в стратегически важных акваториях мирового океана. В период холодной войны и после её окончания корабли британских ВМФ добывали и передавали американскому союзнику уникальную разведывательную информацию о местоположении подводных лодок противника, о намеченных для поражения целях на территории России, Китая и у восточного побережья Африки12.

12. W. Rees, L. Davies. Op. cit., p. 325.
29 В мирное время «особые отношения» в оборонной сфере являются основой для сотрудничества между военными структурами, разведывательными службами, военно-промышленными компаниями двух стран, включая их исследовательские подразделения. Они обеспечивают совместимость их деятельности на техническом и концептуальном уровнях. В военное время эти отношения приводят к тому, что с самого начала конфликтов Великобритания встаёт рядом с США, помогая создавать американоцентричные коалиции. По оценке западных экспертов, столь тесной интеграции между военными двух стран у Соединённых Штатов нет ни с одним другим союзником.
30

Великобритания стремится поддерживать высокий технологический уровень своих вооружённых сил, чтобы они могли взаимодействовать с американскими войсками. Однако разработка и приобретение современных вооружений становится всё более ресурсоёмким и дорогостоящим делом. Из-за бюджетных ограничений британское правительство отказалось от своих первоначальных планов закупить у США 138 многоцелевых истребителей пятого поколения F-35 «Молния II» (F-35Lightning II). Текущие контрактные обязательства предусматривают приобретение 48 этих самолётов до 2026 г. за 9,1 млрд. ф. ст. Чтобы избежать трений с американской стороной из-за сокращения закупок, Лондон обещал в будущем сделать новые заказы на эту технику. Правительство Б. Джонсона решило выделить на широкомасштабную модернизацию вооружённых сил дополнительно 24 млрд. ф. ст. (примерно 32 млрд долл.). Тем не менее, некоторые английские эксперты выражают сомнение: сможет ли Великобритания в будущем продолжать финансировать вооружённые силы на уровне, позволяющем сохранить их привилегированный статус среди союзников США?

31

Сотрудничество в области ядерных вооружений является одной из ключевых детерминант «особых» отношений между двумя странами. Взаимодействию с США в ядерной сфере Великобритания придаёт первостепенное значение не только как важнейшему связующему механизму трансатлантического альянса, но и как одному из главных атрибутов своего статуса в сфере международной безопасности. В декабре 1962 г. президент Дж. Кеннеди и премьер-министр Г. Макмиллан подписали пакт Нассау, в соответствии с которым США согласились поставить Великобритании ядерные БРПЛ «Поларис» для королевского подводного флота. Британские ядерные силы были приписаны к НАТО, но Лондон сохранял суверенное право на оперативное управление ими, а также на их применение в случаях, когда решит, что под угрозу поставлены высшие национальные интересы. Английский политолог П. Мелоун замечает, что «привязка британских ядерных сил к НАТО на деле означала всего лишь продолжение координации между США и Великобританией генеральных планов реагирования на период ядерного конфликта»13. Он подчёркивает, что хотя «произведённые в США стратегические ракеты после их размещения на подводных лодках Великобритании переходили под полное управление британской стороны», на деле было нереалистично представить себе условия, когда Лондон мог бы рассматривать использование этих вооружений без американского участия14. Британские средства мониторинга угроз для национального подводного флота тесно интегрированы с системами спутниковой и воздушной разведки США, и их эффективность во многом зависит от получаемых американских данных. Помимо укрепления связей с американским союзником в сфере стратегических вооружений важным вопросом для Лондона была рационализация расходов на национальную оборону. Как замечает П. Мелоун, «поставляемые американские технологии были полностью в пределах британских возможностей и могли бы быть воспроизведены самой Великобританией, но с бóльшими затратами»15.

13. P. Malone. The British Nuclear Deterrent. London: Groom Helm Ltd., 1984. P. 93.

14. P. Malone. Op. cit., p. 68.

15. Ibidem.
32

Сменяющие другу друга британские правительства всегда поддерживали концепцию независимых национальных сил ядерного сдерживания, но эта «самостоятельность» основывалась на тесном сотрудничестве с США и зависела от поставок американских средств доставки. В начале 1980-х годов правительство М. Тэтчер одобрило планы переоснащения подводных стратегических ядерных сил, выбрав американские БРПЛ «Трайдент II (D5)» на замену «Поларис». Вопросами модернизации стратегических ядерных сил занимается и нынешнее правительство Б. Джонсона. В обновлённой стратегии национальной безопасности, представленной парламенту в марте 2021 г., и в программе развития вооружённых сил на период до 2030 г. (Defence in a competitive age) в общих чертах обозначены планы переоснащения ядерного подводного флота. Впервые с окончания холодной войны намечается укрепить потенциал стратегических сил, увеличив количество ядерных боезарядов на подводных ракетоносцах с 180 до 260. Однако из разъяснений официальных представителей Минобороны следует, что 260 – это предельный уровень, а не целевой ориентир для наращивания ядерных сил; конечный вариант будет определён позднее в зависимости от развития ситуации.

33

По мнению некоторых западных аналитиков, упоминаемая цифра в 260 ядерных боезарядов возможно связана с желанием британской стороны заинтересовать США в совместном производстве новых боеголовок W93. В прошлом году Администрация по национальной ядерной безопасности (National Nuclear Security Administration), входящая в состав Министерства энергетики США, приступила к разработке боеголовки W93 с боевыми блоками индивидуального наведения Mk7 – она мыслится как замена боеголовкам W76 и W88, размещённым на БРПЛ «Трайдент II (D5)». Конгресс выделил на 2021 фин. г. небольшую стартовую сумму, чтобы запустить финансирование программы W93/Mk7, хотя у Минобороны остаются сомнения в её своевременности. Один из доводов сторонников этой программы состоит в том, что разработка боеголовки W93 поможет Великобритании в модернизации её стратегического потенциала, так как британскому подводному флоту потребуется замена устаревающих БРПЛ «Трайдент II (D5)». Этот аргумент приводит в своём письме американскому Конгрессу и британский министр обороны Б. Уоллес. Соответствующее обращение он направил американским законодателям в апреле 2020 года. Старожилы Капитолия не могут припомнить столь откровенного лоббизма со стороны британского правительства. Необходимость финансирования программы W93 Б. Уоллес обосновывает тем, что данная мера «обеспечит дальнейшее углубление уникальных отношений между двумя странами в ядерной сфере и позволит Соединённому Королевству поддерживать морские силы сдерживания безопасным и гарантированным образом в ближайшие десятилетия»16.

16. J. Borger. UK lobbies US to support controversial new nuclear warheads // The Guardian on-line. 1 August 2020. Available at: >>> (accessed 02.01.2021).
34

Английская пресса ссылается на источники в Минобороне страны, которые предполагают, что США и Великобритания будут сотрудничать по созданию W93, но при этом Лондон намерен сохранить суверенитет над своими программами новых боеголовок и субмарин17. В прошлом году премьер-министр Б. Джонсон объявил о планах провести к середине 2030-х годов замену нынешних атомных подводных лодок типа «Вэнгард» (Vanguard, рус. «Авангард»), которые вооружены БРПЛ «Трайдент II (D5)» с боеголовками W76, новыми подлодками с БРПЛ, оснащёнными головной частью W93. Великобритания заинтересована в том, чтобы США взяли на себя основную часть бремени по разработке этой боеголовки. Британское военное ведомство сообщило, что на создание четырёх атомных подлодок нового поколения класса «Дредноут» (Dreadnought) потребуется 30 млрд ф. ст. и ещё 10 млрд ф. ст. на непредвиденные расходы.

17. Lucy Fisher. £80bn boost for military to arm it with new tanks, warships and ‘kamikaze drones’ // The Telegraph on-line. 12 March 2021. Available at: >>> (accessed 04.04.2021).
35 Зависимость от поставок из США критически важных систем для сил ядерного сдерживания прочно привязывает Великобританию к американским стратегическим интересам на многие годы вперёд. В британском истеблишменте сложился устойчивый консенсус в понимании того, что выгоды от сотрудничества с Соединёнными Штатами в вопросе поддержания национальных ядерных сил перевешивают неудобства и ограничения, которые оно может создавать для совместных программ с Францией и другими европейскими союзниками.
36

Брексит и его первые последствия для американо-британских отношений

 

В январе 2020 г. Великобритания и Евросоюз подписали соглашение об условиях брексита и договорились о годичном переходном периоде. 1 января 2021 г. Соединённое Королевство вышло из единого рынка и правого пространства ЕС. За неделю до этого стороны подписали соглашение о торговле и сотрудничестве, которое регулирует их взаимоотношения в сфере экономики, ядерной энергетики, авиации, энергоснабжения, рыболовства, и в некоторых аспектах деятельности правоохранительных органов. Вопросы безопасности и внешней политики остались вне договорённостей – правительство Б. Джонсона отклонило предложения Брюсселя, так как они, по мнению Лондона, не представляют большой ценности для британской политики: многие ключевые вопросы решаются не в ЕС, а в НАТО, Группе семи (G7) или в рамках «большой европейской тройки» (Великобритания – Франция – Германия). Американские политики и эксперты либерального толка утверждают, что расчёт сторонников брексита на преимущества, которое должно принести сбрасывание оков ЕС, строится на ложных предположениях. Как пишет в своей книге высокопоставленный американский дипломат Э. Гарднер, «выход из ЕС в надежде, что укрепление отношений с государствами Британского Содружества, США и Китаем усилит позиции Британии, является ошибочным шагом»18. С этим мнением схожи оценки и других американских экспертов. Г. Уилсон считает резонным предположение, «что брексит уменьшит ценность Великобритании для США», и даже её преданность американскому союзнику не сможет компенсировать этот недостаток19.

18. Gardner A. Stars with Stripes: the Essential Partnership between the European Union and the United States. London: Palgrave Macmillan. 2020. P. 77.

19. G. Wilson. Op. cit., p. 551.
37

Приход к власти новой администрации после победы Дж. Байдена на президентских выборах 2020 г. совпал с завершающим этапом брексита. Эти знаковые события обозначили начало нового периода в американо-британских отношениях после «эпохи Трампа», суть которой отражал девиз 45-го президента «Америка прежде всего». На совместной пресс-конференции по завершении переговоров с главой британской дипломатии Д. Раабом 3 мая госсекретарь США Э. Блинкен подчеркнул, что спустя три четверти века после знаменитой речи У. Черчилля в Фултоне «особые отношения между двумя страны сохраняются. Они работают. Они динамично развиваются». Он подтвердил, что «у Соединённых Штатов нет более близкого союзника, более близкого партнёра, чем Соединённое Королевство»20. Совпадение или близость позиций двух стран по ключевым международным проблемам позволяет им осуществлять тесную координацию даже в кризисных ситуациях.

20. Secretary Antony J. Blinken and UK Foreign Secretary Dominic Raab at a Joint Press Availability. May 3, 2021. Available at: >>> (accessed 10.05.2021).
38

Определяя постбрекситную идентичность Великобритании как глобальной, нежели европейской державы, правительство Б. Джонсона в обновлённой стратегии, представленной парламенту 16 марта, подтвердило приверженность «особым отношениям» с США и выразило готовность всемерно помогать американскому союзнику в противодействии вызовам, которые создаёт для Запада политика России и Китая. Как полагает бывший заместитель главы Форин-офис С. Фрейзер, «Великобритания, учитывая структуру её отношений с другими странами, неизбежно должна повернуться к Америке. Для Байдена это открывает большие возможности»21. Однако, по мнению многих американских и британских политологов, в результате брексита «ценность Соединённого Королевства для Америки уменьшится, потому что оно больше не сможет служить мостом между США и Европой»22.

21. M. Landler. Johnson Pins U.K. Future on U.S. Ties, as European Bonds Loosen // The New York Times (on-line). 16 March 2021. Available at: >>> (accessed 04.04.2021).

22. W. Rees, L. Davies. Op. cit., p. 326.
39 Безусловный приоритет укреплению связей с США и сдвиг в Индо-Тихоокеанский регион (ИТР), провозглашённый в упомянутом документе о британской стратегии, свидетельствуют, что Лондон намерен использовать появившуюся после брексита свободу действий для более тесного взаимодействия с американским союзником. Правда, в разделе, посвящённом этому региону, говорится о британском сотрудничестве с Францией и Германией во имя общих целей, а Соединённые Штаты в нём не фигурируют. Видимо британские стратеги не хотят подталкивать Китай к нежелательным выводам, которые могло бы спровоцировать упоминание американского союзника в данном контексте. Открытая конфронтация с КНР, очевидно, не входит в их планы.
40

Планы британского правительства по укреплению сотрудничества в сфере обороны, безопасности и торговли с Австралией, Индией, Японией и Южной Кореей во многом совпадают с американскими стратегическими установками по геополитическому окружению Китая. Вместе с тем, из разъяснений английских официальных лиц следует, что новая стратегия предусматривает сдвиг, но не разворот Великобритании в сторону ИТР. В этом состоит её коренное отличие от того, что в своё время было предпринято администраций Б. Обамы. Здесь есть и другие важные нюансы. Если США открыто признают, что их действия в Индо-Тихоокеанском регионе направлены на сдерживание Китая, то Великобритания, лавируя, пытается совместить противоположные подходы – развивать торгово-экономические связи с КНР и одновременно помогать американскому союзнику выстраивать антикитайский альянс. В марте Британия объявила о планах отправить в Индо-Тихоокеанский регион ударную авианосную группу во главе с авианосцем «Королева Елизавета» (Queen Elizabeth) для проведения совместных учений с союзниками (в первую очередь с США и Японией) и демонстрации приверженности принципу свободного мореплавания. 22 мая авианосец вышел из военно-морской базы Плимута, начав 28-недельное плавание, во время которого он посетит, в частности, Индию, Японию и Южную Корею – ведущие державы ИТР, граничащие с КНР. Это сигнал Китаю, что Лондон присоединяется к усилиям Вашингтона, направленным на сдерживание китайских амбиций в регионе. В предстоящие годы Соединённое Королевство намерено усилить своё военное присутствие на Тихом океане, в том числе путём использования баз и портов в Австралии, Сингапуре, Японии, и в три раза увеличить территорию своей базы на побережье Омана. Никто другой из европейских союзников США не обладает сопоставимыми возможностями в ИТР за исключением, может быть, Франции. Это обстоятельство повышает ценность Великобритании в глазах Вашингтона. Однако именно Евро-атлантический мегарегион остаётся главным приоритетом в стратегии Великобритании: основной массив военных ресурсов и внешнеполитических усилий сосредоточен на Европе и направлен против России.

41

Подтверждение администрацией Дж. Байдена «особых отношений» с Великобританией не отменяет того, что между двумя странами могут возникать трения и размолвки. В апреле Дж. Байден объявил, что последние 2,5 тыс. военнослужащих США покинут афганскую территорию к 11 сентября. Лондон разочаровало решение американского президента о выводе американских войск из Афганистана. Как заявил начальник британского Генштаба генерал Н. Картер, «это не то решение, на которое мы надеялись»23. Великобритания считает этот шаг преждевременным, полагая, что для него ещё не созрели необходимые условия – положение центрального правительства непрочно, и неизвестно, сможет ли оно бесконфликтно делить власть с «Талибан», при том, что афганская армия недостаточно сильна, чтобы обеспечить безопасность. Однако Лондон теперь вынужден тоже выводить свои подразделения, основную часть которых составляют 750 военных инструкторов. По мнению британских военных, уход международных сил создаёт риск, что полевые командиры разделят страну на сферы влияния и будут фактически в ней властвовать.

23. G. Cordon. UK military chief expresses disappointment at US pullout from Afghanistan // The Evening Standard (on-line). 16 April 2021. Available at: >>> (accessed 01.05.2021).
42

Другой причиной американо-британских трений стал «североирландский» вопрос. В сентябре 2020 г. премьер Б. Джонсон внёс в парламент законопроект о внутреннем рынке (Internal Market Bill), который предоставляет британскому правительству право по своему усмотрению вводить контроль на границе, несмотря на соглашение с ЕС об условиях брексита, подписанное в 2019 году. Лондон признал, что ряд статей законопроекта не соответствует этому соглашению. Перед Соединённым Королевством стоял вопрос, где проводить таможенно-нормативную границу c ЕС, чтобы защитить свой рынок: между Ирландией и Северной Ирландией или между Великобританией и Северной Ирландией. США и ЕС предупредили, что первый вариант является неприемлемым. В итоге британские власти остановили свой выбор на втором варианте.

43 Вашингтон настаивал на сохранении прозрачности границы между Ирландской Республикой и Северной Ирландией. Президент Дж. Байден, гордящийся своей ирландской родословной, предостерёг Лондон против нарушения соглашения 1998 г. и введения британскими властями пограничного и таможенного контроля на этой границе. Он заявил, что США не будут вести переговоры с Лондоном о режиме свободной торговли, если в законопроекте о внутреннем рынке останутся положения, противоречащие Белфастскому соглашению 1998 г. об урегулировании в Северной Ирландии (США являются гарантом его соблюдения). Спикер Палаты представителей Н. Пелоси предупредила, что никакое американо-британское торговое соглашение не будет ратифицировано Конгрессом, если Великобритания выйдет из ЕС на условиях, допускающих восстановление межирландской границы в нарушение соглашения 1998 г., которое принесло мир и стабильность в Северную Ирландию. В итоге британское правительство было вынуждено убрать спорные положения из законопроекта. На переговорах в Корнуолле 10 июня Дж. Байден и Б. Джонсон подтвердили приверженность сторон Белфастскому соглашению.
44

Реализация британской стороной «Североирландского протокола», являющегося частью соглашения о выходе Соединённого Королевства из ЕС, вызывает напряжённость в регионе, на которую реагирует администрация США. Для перемещения продуктовых товаров из Великобритании в Северную Ирландию Лондон требует от компаний-поставщиков предоставление дополнительных таможенных деклараций и на границе подвергает перевозимые товары тщательной проверке на предмет соблюдения санитарных норм. При нехватке персонала таможенной службы это приводит к перебоям с некоторыми пищевыми продуктами в североирландских магазинах, что вызывает недовольство местного населения и провоцирует выдвижение политических требований, особенно со стороны юнионистской общины. Администрация Байдена призвала британские власти реализовывать «Североирландский протокол», чтобы не провоцировать напряжённость и не подрывать политическую и экономическую стабильность в Северной Ирландии24.

24. E. Webber. US secretary of state hails UK alliance but stresses need for stability in Northern Ireland // Politico. May 3, 2021. Available at: >>> (accessed 05.05.2021).
45

Заключение

 

Великобритания занимает особое место в стратегии США. Это связано с совпадающими фундаментальными интересами Вашингтона и Лондона в сфере обороны, безопасности и внешней политики, с обширными торгово-экономическими связями и общими историко-культурными корнями. Как подметил в своей книге один из американских политических теоретиков Р. Кейган, в сравнении с европейскими континентальными державами взгляды Великобритании на многие международные проблемы наиболее близки к американским25. Устойчивость «особых» американо-британских отношений обеспечивает прочная и разветвлённая структура межгосударственных связей. О плотности этих связей можно судить хотя бы по тому, что американское посольство в Великобритании – самое многочисленное в Европе (около 1100 сотрудников), в нём работают представители 46 американских федеральных министерств и ведомств.

25. R. Kagan. Of Paradise and Power: America and Europe in the New World Order. New York: Alfred A. Knopf. 2003. P. 5.
46 США и Великобритания являются самыми ценными в военном отношении и наиболее доверяющими друг другу союзниками, что они продемонстрировали во многих войнах и крупных конфликтах со времени подписания Атлантической Хартии в августе 1941 года. Сотрудничество по безопасности между этими государствами является самым масштабным, глубоким, продвинутым, и не имеет аналогов в мире. Многолетняя кооперация в области ядерных вооружений – один из ключевых индикаторов уникальности американо-британских отношений. Трудно представить «особые отношения» без американской помощи в создании и модернизации британского стратегического ядерного потенциала.
47 Особый характер двусторонних отношений находит воплощение и в координации Лондоном своих стратегических планов с США. Великобритания видит в американской поддержке гарантию сохранения своего статуса как великой державы. Покидая Евросоюз, она сделала ставку на более тесное сближение с американским союзником. На это указывает национальная стратегия в области обороны, безопасности и внешней политики, которая разрабатывалась правительством Б. Джонсона более года с учётом изменений, которые брексит вносит в положение страны, и результатов президентских выборов в США 2020 г., определивших расстановку сил в американских коридорах власти на ближайшее четырёхлетие.
48 Однако, как показывает недавнее прошлое, общность интересов по ключевым вопросам не гарантирует согласия во всех ситуациях. В отдельные периоды тактические расхождения могут становиться чувствительными раздражителями в двусторонних отношениях, как это было, когда большинство британского парламента проголосовало против участия вооружённых сил страны в нанесении ударов по Сирии в августе 2013 г., и когда Лондон вместе с Парижем и Берлином отказался поддержать в СБ ООН просьбу администрации Трампа о возобновлении санкций против Ирана, после того как США вышли из иранской ядерной сделки (СВПД) в мае 2018 года. «Особые отношения» не содержат антидота от противоречий между двумя странами, но они имеют встроенные механизмы, позволяющие смягчать возникающие разногласия.
49 Политика Д. Трампа «Америка прежде всего», отличавшаяся недоверием к альянсам и пренебрежением к интересам других государств, даже союзников, породила в политических и экспертных кругах Великобритании сомнения, сохранится ли «особый» характер американо-британских отношений. Хотя победа Дж. Байдена на президентских выборах 2020 г. развеяла алармистские настроения, по крайней мере на ближайшую перспективу, в сознании британской правящей элиты трамповский период оставил глубокий след: нет никаких гарантий, что в будущем в США не будет избран столь же яркий выразитель американского эгоизма.
50 Спасение распадающегося либерального миропорядка становится в наши дни новым консолидирующим фактором для американо-британского альянса. Пришедшая к власти демократическая фракция американской политической элиты намерена взять реванш за отступление либеральных сил, которое произошло в президентство Д. Трампа, и в этом контрнаступлении одним из главных своих союзников она видит Великобританию.

References

1. CER podcast: Biden vs. Trump: America's choice matters to Europe. 28 October 2020. Available at: https://www.cer.eu/media/cer-podcast-biden-vs-trump-americas-choice-matters-europe (accessed 02.01.2021).

2. A. Cyr. Brexit and Transatlantic Security // Parameters. Spring 2018 Vol. 48. № 1. P. 88.

3. W. Rees, L. Davies. The Anglo-American military relationship: Institutional rules, practices, and narratives // Contemporary Security Policy. 2019. Vol. 40. No. 3. P. 329.

4. G. Wilson. Brexit, Trump and the special relationship // The British Journal of Politics and International Relations. 2017. Vol. 19. No. 3. P. 550.

5. PM meeting with President Biden: 10 June 2021. Prime Minister's Office press release. Available at: https://www.gov.uk/government/news/pm-meeting-with-president-biden-10-june-2021 (accessed 25.06.2021).

6. The New Atlantic Charter. Available at: https://www.whitehouse.gov/briefing-room/statements-releases/2021/06/10/the-new-atlantic-charter (accessed 26.06.2021).

7. Global Britain in a Competitive Age: the Integrated Review of Security, Defence, Development and Foreign Policy. 16 March 2021. Available at: https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/969402/The_Integrated_Review_of_Security__Defence__Development_and_Foreign_Policy.pdf (accessed 04.04.2021).

8. PM statement to the House of Commons on the Integrated Review: 16 March 2021. Available at: https://www.gov.uk/government/speeches/pm-statement-to-the-house-of-commons-on-the-integrated-review-16-march-2021 (accessed 30.03.2021).

9. W. Rees, L. Davies. Op. cit., p. 313.

10. Global Britain in a Competitive Age: the Integrated Review of Security, Defence, Development and Foreign Policy. 16 March 2021. Available at: https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/969402/The_Integrated_Review_of_Security__Defence__Development_and_Foreign_Policy.pdf (accessed 04.04.2021).

11. W. Rees, L. Davies. Op. cit., p. 326.

12. W. Rees, L. Davies. Op. cit., p. 325.

13. P. Malone. The British Nuclear Deterrent. London: Groom Helm Ltd., 1984. P. 93.

14. P. Malone. Op. cit., p. 68.

15. Ibidem.

16. J. Borger. UK lobbies US to support controversial new nuclear warheads // The Guardian on-line. 1 August 2020. Available at: https://www.theguardian.com/world/2020/aug/01/uk-trident-missile-warhead-w93-us-lobby (accessed 02.01.2021).

17. Lucy Fisher. £80bn boost for military to arm it with new tanks, warships and ‘kamikaze drones’ // The Telegraph on-line. 12 March 2021. Available at: https://www.telegraph.co.uk/politics/2021/03/12/80bn-equipment-revealed-defence-review-tanks-jets-drones-hovering (accessed 04.04.2021).

18. Gardner A. Stars with Stripes: the Essential Partnership between the European Union and the United States. London: Palgrave Macmillan. 2020. P. 77.

19. G. Wilson. Op. cit., p. 551.

20. Secretary Antony J. Blinken and UK Foreign Secretary Dominic Raab at a Joint Press Availability. May 3, 2021. Available at: https://www.state.gov/secretary-antony-j-blinken-and-uk-foreign-secretary-dominic-raab-at-a-joint-press-availability (accessed 10.05.2021).

21. M. Landler. Johnson Pins U.K. Future on U.S. Ties, as European Bonds Loosen // The New York Times (on-line). 16 March 2021. Available at: https://www.nytimes.com/2021/03/16/world/europe/boris-johnson-uk-usa.html (accessed 04.04.2021).

22. W. Rees, L. Davies. Op. cit., p. 326.

23. G. Cordon. UK military chief expresses disappointment at US pullout from Afghanistan // The Evening Standard (on-line). 16 April 2021. Available at: https://www.standard.co.uk/news/uk/nick-carter-afghanistan-taliban-nato-bbc-radio-b930036.html (accessed 01.05.2021).

24. E. Webber. US secretary of state hails UK alliance but stresses need for stability in Northern Ireland // Politico. May 3, 2021. Available at: https://www.politico.eu/article/us-secretary-of-state-hails-uk-alliance-ahead-of-g7-meetings (accessed 05.05.2021).

25. R. Kagan. Of Paradise and Power: America and Europe in the New World Order. New York: Alfred A. Knopf. 2003. P. 5.

Comments

No posts found

Write a review
Translate