116 Congress and some problems of American foreign and military policy
Table of contents
Share
Metrics
116 Congress and some problems of American foreign and military policy
Annotation
PII
S207054760013349-0-1
DOI
10.18254/S207054760013349-0
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Natalia Rogova 
Occupation: Senior research fellow
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

This article deals with activity of 116 Congress towards such problems of American  policy as federal budget for financial years 2019 and 2020  including defense authorizations  American-Russian relations and arms control  The article also analyses relations between President Trump and Capitol Hill and  relations between Democrats and Republicans in Congress.

Keywords
Congress, Defense policy, Arms control, Russian-American relations
Received
27.10.2020
Date of publication
30.12.2020
Number of purchasers
4
Views
113
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1

Введение

 

Американский Конгресс 116-го созыва заканчивает свою работу, в январе 2021 г. начнутся заседания 117-го. Отличительной чертой 116-го созыва можно считать резкое противостояние по двум направлениям – между Белым домом и Капитолийским холмом и между демократами и республиканцами в Сенате и Палате представителей, что наложило свой неизгладимый отпечаток практически на все направления деятельности законодателей. Внутри обоих партийных фракций Конгресса также наблюдается определённая конфронтация, но гораздо меньшей интенсивности. Несомненно, избрание президентом США в 2016 г. Дональда Трампа послужило сильнейшим катализатором межпартийной борьбы, но есть и другие причины.

2 В последние десятилетия произошли существенные идеологические и демографические сдвиги внутри двух главных политических партий США.
3 Сегодня в Демократической партии представлены прежде всего либеральные круги, причём всё больше растёт влияние сторонников леволиберальных взглядов. Согласно опросу службы Гэллапа, 48% демократов считают себя либералами и только 17% – консерваторами.
4 В Республиканской партии господствуют консервативные круги с преобладанием крайне правых консерваторов.
5 Происходит размывание политического центра. Близкие по духу так называемые умеренные крылья в каждой из партий почти полностью исчезли.
6

Это привело к жёсткому межпартийному противостоянию в Конгрессе не только практически по всем внутриполитическим вопросам, но и по многим вопросам внешней и военной политики США. «Центристы» составляют сегодня примерно 5–6% американских законодателей.

7 Наиболее острый характер приобрела конфронтация между демократами в Конгрессе (особенно в Палате представителей, где Демократическая партия завоевала большинство на промежуточных выборах 2018 г.) и президентом Дональдом Трампом, который неожиданно для демократов одержал победу над Хиллари Клинтон на президентских выборах 2016 года.
8 В настоящее время демократы имеют в Палате представителей 233 места, республиканцы – 196, в Сенате – соответственно 48 и 52 места.
9

Придя в Белый дом, Д.Трамп, который до ноября 2011 г. был зарегистрирован как член Демократической партии1, столкнулся с определёнными проблемами и с воспринимавшим его как «чужака» истеблишментом Республиканской партии. Особенно резко против него выступили неоконсервативные круги, которые в последние десятилетия определяли подход республиканцев к вопросам внешней и военной политики.

1. The Hill. November 23, 2019.
10 Однако большинство сенаторов и конгрессменов-республиканцев в 90–100% случаев поддерживали законодательные инициативы Д. Трампа. Этому способствовало осуществление президентом классических идей консерваторов, в частности, проведение самого радикального сокращения налогов за всю историю США.
11

Военные полномочия президента Трампа и Конгресса США

 

Конституция США, предусматривающая ратификацию международных договоров в Сенате – не менее 2/3 голосов сенаторов, не требует согласия законодателей на досрочный выход из договоров. В 2002 г. демократы во главе с Джо Байденом (Делавэр), возглавлявшим тогда Комитет по международным делам Сената, пытались предотвратить выход США из Договора по ПРО. Но эта попытка оказалась безуспешной, поскольку администрация Дж. Буша-младшего просто проигнорировала эти усилия, ссылаясь на Конституцию. По этому сценарию действует и Д. Трамп, который ставит Конгресс перед свершившимся фактом, не обращая внимания на протесты.

12

Согласно американской Конституции, именно Конгрессу принадлежит право объявлять войну. Однако Белый дом неоднократно начинал войны без одобрения Капитолийского холма. После войны во Вьетнаме 7 ноября 1973 г. была принята «Резолюция о военных полномочиях» (P.L. 93-148), которая ограничила возможности президента самостоятельно вести войну. Тем не менее вопрос не был закрыт.

13

Главы исполнительной власти используют для начала и ведения военных действий принятый через неделю после террористической атаки 11 сентября 2001 г. закон «Об использовании военной силы» (Public Law 107-40), который послужил обоснованием вторжения США в Ирак и всех последующих американских военных интервенций2.

2. Congressional Research Service. Presidential References to the 2001 Authorization for Use of Military Force in Publicly Available Executive Actions and Reports to Congress. February 16, 2018.
14

Конгресс 116-го созыва предпринял несколько попыток вынудить исполнительную власть не нарушать «Резолюцию о военных полномочиях». 30 января 2019 г. конгрессмен Ро Ханна (Калифорния) внёс резолюцию H.J.Res. 37, спонсорами которой стали 96 членов Палаты представителей. Резолюция была направлена на прекращение участия США в войне в Йемене на стороне Саудовской Аравии и была одобрена 248 голосами против 1773.

3. Congressional Research Service. The War Powers Resolution: Concepts and Practice. March 8, 2019, p.60.
15

Такая же резолюция (S.J.Res.7) была внесена в Сенат. Её автором был сенатор Берни Сандерс (Вермонт). 13 марта резолюция была одобрена 54 голосами – 48 демократов и 6 республиканцев: Сьюзан Коллинз (Мэн), Майк Ли (Юта), Джерри Моран (Канзас), Лиза Мурковски (Аляска), Рэнд Пол (Кентукки) и Тодд Янг (Индиана). Против проголосовали 46 сенаторов-республиканцев4.

4. >>>
16

Однако Дональд Трамп в апреле 2019 г. наложил вето на совместную резолюцию Палаты представителей и Сената, которая запрещала участие вооружённых сил США в военных действиях в Йемене5.

5. Presidential Veto Message to the Senate to Accompany S.J.Res. 7. April 16, 2019.
17

В октябре 2019 г. Д. Трамп вновь воспользовался правом вето, чтобы заблокировать попытку демократов запретить использование 3,6 млрд долл. из бюджета Министерства обороны на строительство стены на границе с Мексикой6. Эта стена была одним из главных пунктов политической программы президента, поэтому для демократов она стала приоритетом при обсуждении военных расходов.

6. The New York Times. October 16, 2019.
18 Нынешний хозяин Белого дома всего 8 раз накладывал вето на резолюции Конгресса 116-го созыва – 6 раз в 2019 г. и 2 раза в 2020 г. Например, Д. Трамп заблокировал в июле 2019 г. три резолюции сенатора-демократа Боба Менендеса (штат Нью-Джерси), запрещавшие передачу некоторых образцов военного снаряжения Саудовской Аравии, Объединённым Арабским Эмиратам и ряду других государств.
19 Особо надо отметить вето президента 6 мая 2020 г. на совместную резолюцию, которая запрещала использование вооружённых сил США против Ирана. Эта резолюция была внесена в январе 2020 г., сразу же после убийства генерала Касема Сулеймани, командующего Корпусом стражей Исламской революции. Таким образом, демократы попытались не допустить повторения истории с вторжением в Ирак, фактически отменив закон «Об использовании военной силы» в отношении Ирана.
20

Автором резолюции S.J.Res.68 был сенатор-демократ Тим Кейн (Вирджиния), соавторами – ещё 31 сенатор, в том числе 3 республиканца: Сьюзан Коллинз (Мэн), Майк Ли (Юта), Рэнд Пол. Эта резолюция была одобрена 55 сенаторами (в том числе шестью республиканцами) против 45. В Палате представителей за неё проголосовали 227 конгрессменов (220 демократов и 6 республиканцев) против 186 (180 республиканцев и 6 демократов)7. Попытка 7 мая преодолеть в Сенате вето Д. Трампа провалилась.

7. The New York Times. May 6, 2020.
21 Таким образом, на Капитолийском холме Демократическая партия в целом поддерживает отмену закона «Об использовании военной силы» 2001 г., в то время как подавляющее большинство республиканцев, за исключением шести сенаторов и шести конгрессменов, отказываются от борьбы за прерогативы Конгресса и готовы предоставить свободу рук президенту-однопартийцу.
22

Прерогативой Сената является также утверждение назначаемых президентом руководителей Министерства обороны. В 2017 г. было сделано исключение из закона «О национальной безопасности» 1947 г. для генерала Джеймса Маттиса, разрешившее его назначение на пост министра обороны, не дожидаясь истечения семилетнего срока со времени увольнения с действительной военной службы. Он был утверждён министром обороны голосами 98 сенаторов против 1 – демократ Кирстен Гиллибранд (Нью-Йорк)8.

8. The Wall Street Journal. January 20, 2017.
23

В июне 2019 г., после ухода Дж. Маттиса в отставку, возник скандал с его предполагаемым преемником Патриком Шэнаханом, бывшим вице-президентом компании «Боинг». Выяснилось, что он бил свою жену. П. Шэнахан был вынужден снять свою кандидатуру на пост главы Министерства обороны9.

9. The New York Times. June 18, 2019.
24

Однако в июле 2019 г. лоббист корпорации «Рейтион» Марк Эспер без особых сложностей был утверждён Сенатом на пост министра обороны 90 голосами против 8 (все демократы)10. Среди сенаторов, голосовавших против М. Эспера были четыре претендента на выдвижение кандидатом в президенты США от Демократической партии – Кори Букер (Нью-Джерси), Эйми Клобучар (Миннесота), Элизабет Уоррен (Массачусетс) и Камала Харрис (Калифорния)11.

10. The Washington Post. July 24, 2019.

11. The New York Times. July 23, 2019.
25

Конгресс и проблемы контроля над вооружениями

 

В декабре 2010 г. большинство сенаторов-республиканцев, в том числе занимавший должность председателя сенатского Комитета по делам вооружённых сил Джон Маккейн, проголосовали против ратификации Договора СНВ-3. После ухода в 2012 г. из Сената Ричарда Лугара (Индиана) в Конгрессе почти не осталось республиканцев – сторонников контроля над вооружениями. Из 13 сенаторов-республиканцев, поддержавших ДСНВ-3, в Конгрессе 116-го созыва остались трое: Ламар Александер (Теннесси), отказавшийся добиваться переизбрания на выборах 2020 г., Сьюзан Коллинз и Лиза Мурковски.

26 В то же время в Конгрессе 116-го созыва остались 13 сенаторов-республиканцев, голосовавших против ратификации ДСНВ-3, в том числе лидер республиканского большинства Митч Макконнел (Кентукки), председатель Комитета по делам вооружённых сил Джеймс Инхоф (Оклахома) и председатель Комитета по международным делам Джим Риш (Айдахо).
27 В Палате представителей большинство конгрессменов-республиканцев либо не проявляют интереса к вопросам контроля над вооружениями, либо настроены весьма негативно. Но есть и исключения. Например, конгрессмен Майкл Макаут (Техас), возглавляющий республиканскую фракцию в Комитете по международным делам, внёс законопроект о продлении ДСНВ-3 на пять лет.
28

Несколько конгрессменов-республиканцев принимают участие в двухпартийной Рабочей группе Конгресса по ядерной безопасности. Джетт Фортенбери (Невада) и Чак Фляйшмен (Теннеси) являются сопредседателями Рабочей группы от республиканской фракции. От демократической фракции сопредседателями стали конгрессмены Бен Лухан (Нью-Мексико) и Билл Фостер (Иллинойс)12.

12. >>>
29

Джетт Фортенбери выступает в поддержку контроля над вооружениями, против выхода США из Договора об открытом небе. Чак Фляйшмен вместе с конгрессменом Джими Панеттой (Калифорния) в августе 2019 г. внесли законопроект о ядерной безопасности13.

13. >>> 
30

8 сентября президенту Дональда Трампу письмо с призывом немедленно продлить ДСНВ-3 направили четыре сенатора: демократы Дайен Файнстайн (Калифорния) и Крис Ван Холлен (Мэриленд), а также республиканцы Рэнд Пол и Сьюзан Коллинз14. В письме, в частности, говорилось: «Продление нынешнего договора установит предел российским стратегическим силам по крайней мере до 2026 г. и обеспечит бóльшую предсказуемость и транспарентность, когда мы начинаем модернизацию наших устаревших систем ядерного оружия. Это также позволит нам продолжать верификацию выполнения Россией условий договора и предоставит уникальные ценные разведывательные сведения в отношении размеров, потенциала, размещения и оперативной деятельности российских стратегических сил»15.

14. United States Senate. Letter to the Honorable Donald M. Trump. September 8, 2020.

15. Ibidem.
31

Необходимо в этой связи также отметить доклад «Группы по будущему обороны» (Future Defense Task Force), которая 28 сентября опубликовала доклад, призывающий «продлить ДСНВ-3 и провести переговоры о следующем соглашении»16. В докладе содержится вывод, что «отказ от продления ДСНВ приведёт к подрыву ДНЯО».

16. The Hill. September 29, 2020.
32

Сопредседателями этой двухпартийной группы являются конгрессмены демократ Сет Моултон (Массачусетс) и республиканец Джим Бэнкс (Индиана). В группу входят также ещё шесть членов Палаты представителей: демократы Сьюзан Дэвис (Калифорния), Крисси Хаулэхан (Пенсильвания) и Элиса Слоткин (Мичиган), а также республиканцы Скотт Джарлес (Теннесси), Пол Митчелл (Мичиган) и Майкл Уолтц (Флорида)17.

17. Ibidem.
33 Демократическая партия в целом по-прежнему поддерживает контроль над вооружениями, хотя в ряде случаев выступала с обвинениями России в нарушении некоторых соглашений, в частности, Договора о ракетах средней и меньшей дальности.
34

Интересно выступление ведущих деятелей Демократической партии в Конгрессе с протестом против выхода из Договора об открытом небе. Заявление подписали председатель Комитета по делам вооружённых сил Палаты представителей Эдам Смит (штат Вашингтон), председатель Комитета по международным делам Палаты представителей Элиот Энгел (Нью-Йорк), главы демократической фракции в сенатском Комитете по делам вооружённых сил Джэк Рид (Род-Айленд) и Комитете по международным делам Боб Менендез (Нью-Джерси)18.

18. The Hill. April 12, 2020.
35 В письме, которое 10 сентября направили руководителям сенатских профильных комитетов 18 сенаторов-демократов, содержалось требование не допустить возобновления ядерных выступлений. Демократы в Палате представителей включили это требование в текст своего законопроекта о расходах на оборону в 2021 фин. году.
36

29 января 2019 г. сенатор-демократ Джеф Меркли (Орегон) внёс законопроект S.312 о предотвращении гонки вооружений. Спонсорами этого законопроекта стали 12 сенаторов-демократов, в том числе Берни Сандерс, Элизабет Уоррен и Камала Харрис. Законопроект запрещал закупки, испытания и развёртывание ракет средней дальности, запрещённых по ДРСМД19.

19. >>>
37

15 февраля 2019 г. конгрессмен-демократ Луис Франкель (Флорида) внёс законопроект H.R. 1231, спонсорами которого стали ещё 9 демократов – членов Палаты представителей. Этот законопроект также запрещал закупки, испытания и развёртывание ракет средней дальности20.

20. >>>
38

14 мая конгрессмены-республиканцы внесли свой законопроект H.R. 2707 об «улучшении» ДСНВ-3. Этот законопроект запрещал продление договора, пока он не будет включать Китай, а также все стратегические и нестратегические ядерные вооружения России21.

21. >>>
39 Эти и другие подобные инициативы не имели законодательных последствий, поскольку не были поставлены на голосование.
40

В октябре 2020 г. Крис Ван Холен, либеральный рейтинг которого составляет 84%, попытался возобновить двухпартийные усилия в области контроля над вооружениями, направив совместно с сенатором-республиканцем Тоддом Янгом (Южная Каролина), консервативный рейтинг которого составляет 74%, письмо президенту Д. Трампу с призывом продлить срок действия ДСНВ-322.

22. United States Senate. Letter to the Honorable Donald J. Trump. Chris Van Holen, Todd Young. October 20, 2020.
41 Однако в большинстве случаев демократы действуют «в одиночку», то есть без хотя бы символической поддержки со стороны республиканцев. Так конгрессмены Элиот Энгел и Уильям Китинг (Мэриленд), председатель подкомитета по делам Европы, Евразии, энергетики и окружающей среды, выступили с заявлением против выхода США из Договора об открытом небе. Они обвинили администрацию Д. Трампа в том, что она не соблюдает предусмотренное законом требование о консультациях с Конгрессом.
42 Что касается республиканских законодателей, то целый ряд из них выступает с прямо противоположными инициативами – направленными на развал режима контроля над вооружениями.
43 Наибольшую активность в этом плане проявляет сенатор Том Коттон (Арканзас), консервативный рейтинг которого составляет 90%, ветеран войн в Ираке и Афганистане, которого считают «восходящей звездой» Республиканской партии.
44 Коттон был одним из главных лоббистов решения о выходе США из ДРСМД. Он также призывал к выходу США из Договора об открытом небе и выступает против продления ДСНВ-3.
45

Коттон стал инициатором предложения о возобновлении «в случае необходимости» ядерных испытаний. С его подачи эту инициативу одобрил сенатский Комитет по делам вооружённых сил, расколовшийся по партийной линии (14 республиканцев проголосовали за испытания, 13 демократов – против). Комитет одобрил выделение 10 млн долл. на подготовку испытаний в 2021 фин. году23.

23. The Hill. June 8, 2020.
46 Следует напомнить, что американский Сенат ещё в 1998 г. сорвал ратификацию ДВЗЯИ 51 голосом (все – республиканцы) против 48 (44 демократа и 4 республиканца). Лидером кампании против ДВЗЯИ был тогдашний председатель Комитета по международным делам Джесси Хелмз (Северная Каролина). Он же был и главным лоббистом выхода США из Договора по ПРО, что и произошло в 2002 г. Интересно, что помощником сенатора Хелмза был Маршалл Биллингсли, нынешний глава делегации США на переговорах с Россией по ядерным вопросам.
47

Демократы отреагировали на инициативу Тома Коттона одобрением 21 июля поправки конгрессмена Бена Макадамса (Юта), которая запрещала в 2021 фин. г. финансирование «подготовки любых испытаний ядерных вооружений». Эта поправка была одобрена Палатой представителей 227 голосами против 17924. Демократы в Конгрессе также выступают с критикой решения администрации Д. Трампа о выходе из Договора об открытом небе.

24. Arms Control Today. September 2020.
48

Конгресс и военный бюджет

 

Реальным и наиболее эффективным инструментом влияния Конгресса является «власть кошелька». Конституционные полномочия законодателей (Статья 1, раздел 9) позволяют им осуществлять финансирование любой федеральной программы, одобряя, увеличивая либо сокращая бюджетный запрос администрации. Обычно инициатива в принятии финансовых законопроектов принадлежит Палате представителей. Комитет по ассигнованиям этой палаты готовит законопроект, который затем обсуждается и принимается Палатой представителей и направляется в Сенат, где проходит аналогичные процедуры.

49

Обычно варианты законопроекта, принятые двумя палатами, имеют некоторые различия. Для их преодоления проводится конференция, которая согласовывает компромиссный текст. Этот текст должен быть одобрен каждой из палат. Если компромисс не достигнут, принимается резолюция о временном финансировании, обычно предусматривающая выделение средств на уровне предыдущего финансового года25. Такое временное финансирование в последние годы происходит постоянно, поскольку из-за противостояния демократов и республиканцев Конгресс, как правило, не успевает принять бюджет до 1 октября, когда начинается финансовый год.

25. Congressional Research Service. Defense Primer: Defense Appropriation Process. December 23, 2019.
50 В свою очередь президент может наложить вето на законопроект, если сочтёт его противоречащим приоритетам его политики. Имеется несколько прецедентов, когда хозяин Белого дома накладывал вето на законопроект об ассигнованиях на оборону. К подобной мере прибегали и Джимми Картер (1978 г.), и Рональд Рейган (1988 г.), и Билл Клинтон (1995 г.) и Джордж Буш-младший (2007 год).
51 Важно учитывать, что на протяжении ряда десятилетий чётко прослеживается тенденция к снижению доли военных расходов – с 9% в 1950-е годы до 3% ВВП и с 50% до 18% федерального бюджета в 2019 г. Это связано с ростом социальных расходов и сокращением налогов.
52

При администрации Дональда Трампа номинально оборонный бюджет вырос, но его доля в федеральных расходах в целом не увеличилась, а в результате принятия в 2020 г. колоссального пакета антикризисных расходов в связи с пандемией существенно уменьшится. По предварительной оценке, в 2020 фин. г. расходы федерального правительства достигли 6,5 трлн долл. (в 2019 фин. г. – 4,1 трлн), а дефицит бюджета – 3,1 трлн долл.26 Доля оборонных расходов в федеральном бюджете упала до 11%.

26. Monthly Budget Review for September 2020. Congressional Budget Office. October 8, 2020.
53 В Конгрессе 116-го созыва, где Палата представителей контролируется Демократической партией, а Сенат – Республиканской, неизбежно возникают расхождения при подготовке бюджета, когда каждая из партий продвигает свои приоритеты. Демократы обычно добиваются увеличения социальных расходов, включая финансирование здравоохранения и социального обеспечения. Республиканцы стремятся сократить социальные расходы и наращивать военный бюджет.
54

Однако статьи социальных расходов имеют статус «защищённых» (mandatory expenditures) и ежегодно автоматически индексируются с учётом инфляции.

55

На долю так называемых дискретных расходов приходится менее половины федерального бюджета. В 2020 фин. г. они составили 1,4 трлн долл. Из них 50,2% приходится на Министерство обороны, ещё 16,5% на другие министерства, действующие в сфере национальной безопасности: Министерство по делам ветеранов (93 млрд), Министерство внутренней безопасности (68 млрд), Госдепартамент (29 млрд), разведывательное сообщество (24 млрд), помощь иностранным государствам (24 млрд) и военные расходы Министерства энергетики (17 млрд долл.)27.

27. Congressional Research Service. Congress, Civilian Control of the Military, and Nonpartisanship. June 11, 2020.
56

После 11 сентября 2001 г. был предпринят бюджетный манёвр, который вывел расходы на «войну с террором» за рамки регулярного («базового») бюджета Министерства обороны. Позднее эти расходы получили название «Чрезвычайные заморские операции». Конгресс ассигновал на эти цели с 2001 г. 2 трлн долл., в том числе 1,8 трлн для Министерства обороны, 162 млрд – для Государственного департамента и 3 млрд долл. – для Министерства внутренней безопасности28. К этой же категории были отнесены и расходы на «Европейскую инициативу сдерживания», непосредственно направленную против России29.

28. Congressional Research Service. Overseas Contingency Operations Funding: Background and Status. September 6, 2019.

29. Congressional Research Service. The European Deterrence Initiative: A Budgetary Overview. June 16, 2020.
57

Фактически же часть средств на «Чрезвычайные заморские операции» – 235 млрд долл. – были использованы как «довесок» к регулярному бюджету Министерства обороны30. По оценке, ежегодно более чем 50 млрд долл. из ассигнований тратятся на цели регулярного бюджета этого Министерства31. Например, таким образом осуществляются дополнительные закупки истребителей, кораблей и т.п. в обход обычной процедуры рассмотрения бюджетного запроса Конгрессом.

30. Congressional Research Service. Overseas Contingency Operations Funding: Background and Status. September 6, 2019.

31. Long-Term Implications of the 2020 Future Years Defense Программа. Congressional Budget Office. August 2019.
58 Обычно федеральный бюджет сводится с дефицитом, чему способствует сокращение налогов при росте расходов. В результате в 2011 г. был принят закон «О контроле над бюджетом», который установил потолки для роста как военных, так и невоенных дискретных расходов.
59

Летом 2019 г. Конгресс 116-го созыва одобрил «Двухпартийный бюджетный закон» (P.L. 116-37), автором которого был конгрессмен-демократ Джон Ярмут (Кентукки). За этот законопроект 25 июля проголосовали 284 члена Палаты представителей (219 демократов и 65 республиканцев), против – 149 (16 демократов, 136 республиканцев, 1 независимый)32. 1 августа состоялось голосование в Сенате. Законопроект поддержали 67 сенаторов – 39 демократов и 28 республиканцев, против голосовали 28 сенаторов – 23 республиканца и 5 демократов33.

32. >>> 

33. >>>
60

«Двухпартийный бюджетный закон» позволил администрации Д. Трампа резко увеличить военные расходы – на 90 млрд долл. в 2020 фин. г. и 81 млрд в 2021 фин. г.34 Демократическая партия, как показывает расклад голосов, легко могла заблокировать принятие этого решение, но не стала этого делать. Как представляется, демократы боятся обвинений в «пацифизме» и не решились открыто выступить против наращивания военных расходов.

34. Congressional Research Service. The Defense Budget and the Budget Control Act. September 30, 2019.
61 Конечно, межпартийные противоречия по бюджетным вопросам нередко проявляются в Конгрессе. Это происходит и при формировании оборонных расходов. Количественно такие расхождения не слишком велики. Но по некоторым важным вопросам военной политики межпартийное противостояние затрудняет согласование совместной позиции двух палат.
62

Бюджет на 2020 финансовый год

 

Рассмотрим, как происходила выработка закона «Об оборонных расходов» на 2020 фин. г. Законодатели сократили бюджетный запрос администрации на «регулярные» расходы Министерства обороны с 666 млрд долл. до 658 млрд. Расходы на «чрезвычайные заморские операции», то есть ведение войн на Ближнем Востоке и в Северной Африке были уменьшены с 76 млрд долл. до 71 млрд (5,8%). Ассигнования на «Европейскую инициативу сдерживания» были сокращены с 6,5 млрд долл. в 2019 фин. г. до 5,9 млрд в 2020 фин. году35.

35. Congressional Research Service. The European Deterrence Initiative: A Budgetary Overview. June 16, 2020.
63 При этом расходы на закупку вооружения и военной техники по сравнению с запросом администрации Д. Трампа были увеличены на 0,8 млрд долл., а на НИОКР – сокращены на 1,1 млрд. Наибольшим сокращениям подверглись оперативно-хозяйственные расходы – на 5,8 млрд долл. (2,8%). Остальные статьи подверглись незначительным изменениям.
64 В результате общие расходы по разделу федерального бюджета «Национальная оборона» составили 730 млрд долл. вместо 742 млрд, которые запрашивала администрация, то есть бюджет был сокращён на 1,4%.
65

Различия в подходах Палаты представителей (724 млрд долл.) и Сената (741 млрд долл.) к оборонному бюджету на 2020 фин. г. были невелики, что позволило добиться компромисса на согласительной конференции36.

36. Congressional Research Service. FY2020 National Defense Authorization Act: P.L. 116-92 (H.R. 2500, S. 1790). January 2, 2020.
66

Наиболее важными были разногласия по вопросу о закупке вооружений. Это прежде всего касалось стратегических ядерных систем. В ходе подготовки бюджета на 2020 фин. г. демократы попытались ограничить гонку ядерных вооружений. Законопроект Палаты представителей отменял расходы на создание ядерных боеголовок малой мощности для БРПЛ (30 млн долл.) и запрещал их развёртывание. Запрещались также развёртывание ракет средней дальности и расходы на их разработку (96 млн долл.). Кроме того, отменялась разработка ядерных боеголовок для КРМБ. Демократический законопроект устанавливал лимит в 30 единиц для сборки новых ядерных боеголовок37.

37. Select Comparison Between П.П. and Senate FY 2020 National Defense Authorization Bills. Center for Arms Control and Non-Proliferation. July 25, 20190.
67

Демократы в Палате представителей также предлагали сократить расходы на НИОКР по новой МБР и ядерной боеголовке W87-1 на 140 млн долл. по сравнению с запросом администрации Д. Трампа. Но республиканцы в Сенате парировали этот манёвр, увеличив ассигнования на эти цели. В результате согласительная конференция почти полностью восстановила бюджетный запрос администрации.

68 Вместе с тем обе палаты проголосовали за существенное увеличение ассигнований на новую стратегическую подводную лодку класса «Колумбия».
69

Законодатели в основном поддержали запрос администрации по финансированию высокоточных неядерных систем большой дальности, за исключением КРМБ «Томагавк», расходы на которую были сокращены на 76 млн долл.38, то есть примерно на 10%.

38. Congressional Research Service. FY2020 National Defense Authorization Act: P.L. 116-92 (H.R. 2500, S. 1790). January 2, 2020.
70

Что касается систем противоракетной обороны, то демократы добивались запрещения развёртывания космической ПРО. В окончательном варианте законопроекта были увеличены расходы на НИОКР по стратегическим ракетам-перехватчикам GMD более чем на 80 млрд долл. Но при этом были урезаны на 140 млрд долл. расходы на НИОКР по созданию новой ракеты-перехватчика. На 70 с лишним млрд были сокращены расходы на закупки и НИОКР системы «Иджис». Примерно такими же оказались сокращения расходов на системы «Пэтриот» и ТХААД. Неизменным остался запрос на финансирование израильской ПРО – 200 млн долл. на закупки и 300 млн на НИОКР39.

39. Ibidem.
71

Бюджет на 2021 финансовый год

 

Во многом по этому же сценарию развивалась подготовка закона «Об ассигнованиях на оборону» на 2021 фин. г. Однако ситуация в США резко изменилась в связи с пандемией коронавируса, глубокой экономической рецессией, обострением социальной ситуации, а также развернувшейся избирательной кампанией. Весной 2020 г. Конгресс выделил беспрецедентные средства для борьбы с пандемией, массовой безработицей и для поддержки американского бизнеса. Общая сумма этих чрезвычайных ассигнований превысила 3,5 трлн долл.

72

Надо отметить, что Министерству обороны также удалось включить в антикризисный пакет несколько миллиардов долларов на свои нужды под предлогом борьбы с коронавирусом40.

40. Defense News. July 27, 2020.
73

На этом фоне проходило принятие «регулярного» федерального бюджета, когда межпартийное противостояние приняло несколько иной характер. Палата представителей впервые в истории разрешила дистанционное голосование41.

41. The Hill. May 15, 2020.
74

Эпидемия коронавируса заставила обе партии пойти на вынужденное сотрудничество для массированного впрыскивания федеральных средств в экономику – самого крупного в истории США. При этом республиканцы на время забыли свою догму о бездефицитном бюджете. В результате рейтинг одобрения общественностью деятельности Конгресса в апреле 2020 г. подскочил согласно опросу службы Гэллапа с 22 до 31% и достиг самого высокого уровня с 2009 г. Позитивно оценивали законодателей 39% демократов, 32% независимых и 24% республиканцев42.

42. Gallup. May 15, 2020.
75

Однако двухпартийная идиллия быстро закончилась, и рейтинг Конгресса вновь упал до прежних показателей. В сентябре 2020 г, когда началась вторая волна пандемии, рейтинг Конгресса составил обычные 17%43. Низок уровень популярности и у руководителей Конгресса. Позитивный рейтинг лидера республиканского большинства в Сенате Митча Макконнелла (Кентукки) составляет всего 19%44, а у спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси (Калифорния) – 38%45.

43. Gallup. 2020. September 15, 2020.

44. >>> 

45. >>>
76

Тем не менее в июле 2020 г. президент угрожал наложить вето на закон «Об ассигнованиях на оборону» на 2021 фин. г., если в нём сохранится требование переименовать военные базы США, которые названы в честь генералов-южан, воевавших во время Гражданской войны в США на стороне Конфедерации против северян46. Это требование было внесено в законопроект по инициативе сенатора Элизабет Уоррен (Массачусетс). Сенатский вариант носил менее жёсткий характер и предусматривал создание комиссии, которая в течение 3 лет должна была найти решение этой проблемы47.

46. The Washington Post. July 1, 2020.

47. Select Comparison Between П.П. and Сенат FY 2021 National Defense Authorization Bills. Center for Arms Control and Non-Proliferation. August 12, 2020.
77

Обострение расовой ситуации в США, демонстрации, протесты и бунты вынудили лидеров республиканцев в Конгрессе не противостоять требованию о переименовании военных баз. Глава республиканской фракции в Сенате Митч Макконнелл выразил надежду, что Дональд Трамп не будет использовать право вето по этому поводу48. Аналогичную позицию занял и лидер республиканского меньшинства в Палате представителей Кевин Маккарти (Калифорния).

48. >>>
78

Законопроект был одобрен в Палате представителей 295 голосами против 125, что свидетельствовало о возможности преодолеть президентское вето49. Сенат проголосовал за свой проект бюджета 86 голосами против 14.

49. The Wall Street Journal. July 21, 2020.
79

Сенатская версия законопроекта вновь предусматривает увеличение расходов на новую стратегическую подводную лодку класса «Колумбия» на 175 млн долл. Сенат также выступает за увеличение закупок истребителей-бомбардировщиков F-35. Кроме того, сенатская версия запрещает сокращение количества МБР ниже уровня 400 единиц50.

50. Select Comparison Between П.П. and Сенат FY 2021 National Defense Authorization Bills. Center for Arms Control and Non-Proliferation. August 12, 2020.
80

Обе палаты поддерживают существенное увеличение расходов на систему противоракетной обороны ТХААД, Обе требует запретить сокращение численности американских войск в Южной Корее ниже уровня 28,5 тыс. человек. Они также выступают против вывода американских войск из Афганистана51.

51. >>>
81

Кроме того, Палата представителей выступает против вывода войск США из Германии. Спонсорами соответствующей поправки стали демократ Дон Бейкон (Небраска) и республиканец Рубен Галего (Аризона)52.

52. The Hill. October 15, 2020.
82 Также запрещается предоставление тыловой поддержки авиационным ударам Саудовской Аравии по Йемену.
83

Ещё раньше Сенат проголосовал 70 голосами (47 республиканцев и 23 демократа) против 26 (4 республиканца и 22 демократа) против вывода американских войск из Сирии53. Обращает на себя внимание тот факт, что это предложение выдвинул Митч Макконнелл и подавляющее большинство республиканцев фактически выступили против решения Дональда Трампа о выводе войск, в то время как голоса демократов фактически разделились поровну.

53. >>>
84 Палата представителей предлагает увеличение расходов по программе Нанна – Лугара («Совместное сокращение угрозы») на 135 млн долл. Кроме того, предлагается увеличить расходы на закупки подводных лодок класса «Вирджиния» на 2,8 млрд долларов.
85 Наиболее важное значение имеют противоречия между Сенатом и Палатой представителей по вопросу об испытаниях ядерного оружия. Версия Палаты представителей запрещает использование бюджетных средств для проведения испытаний, в то время как сенатская версия по инициативе Тома Коттона выделяет 10 млн долл. на подготовку таких испытаний.
86

В сентябре стало ясно, что двухпартийный компромисс по оборонному бюджету не будет достигнут до выборов 3 ноября 2020 г.54 К 1 октября 2020 г. новый бюджет не был принят. Поэтому пришлось вновь принимать временные резолюции. 22 сентября Палата представителей приняла билль H.R. 8337 359 голосами (230 демократов и 129 республиканцев) против 57 (все республиканцы)55. Сенат одобрил эту резолюцию 30 сентября 84 голосами против 10 (все республиканцы)56].

54. Defense News. September 9, 2020.

55. >>> 

56. >>> [проверить ссылку.
87

В условиях, когда из-за антикризисных мер дефицит федерального бюджета достигает почти 4 трлн долл., многие эксперты заговорили о неизбежности сокращения военных расходов. «Исторически каждый раз, когда фискальные консерваторы начинают серьёзно сокращать государственный долг, сокращение оборонных расходов является частью решения», – заявил Тодд Харрисон из Центра стратегических и международных исследований. По мнению Маккензи Иглтон (Американский институт предпринимательства), бюджет Министерства обороны будет возглавлять список сокращений57. Она предсказывает, что уже в следующем году будет принят новый вариант закона «О контроле над бюджетом»58.

57. The Politico. April 27, 2020.

58. Defense One. September 9, 2020.
88

Демократы в Комитете по ассигнованиям Палаты представителей добиваются ликвидации программы «Чрезвычайных заморских операций»59. Но против этого выступает председатель Комитета по делам вооружённых сил Эдам Смит (Вашингтон). Он признаёт, что в Демократической партии в случае победы на выборах развернётся серьёзная борьба между сторонниками и противниками сокращения военных расходов на 20%. Смит заявил, что он сам, так же как и Джо Байден, выступает против такого сокращения60.

59. Breaking Defense. July 29, 2020.

60. The Hill. October 1, 2020.
89

Конгресс и российско-американские отношения

 

Пожалуй, единственным исключением в межпартийном противостоянии является поддержка жёсткой политики давления на Россию. Хотя и здесь можно выделить немаловажные нюансы. Двухпартийный антироссийский консенсус не является стопроцентным.

90 Кроме того, хотя обе партии выступают с утверждениями о «российском вмешательстве», они обвиняют друг друга в сотрудничестве с Кремлем.
91 Следует отметить двойственность позиции многих либеральных демократов. С одной стороны, они призывают администрацию Д. Трампа не разрушать систему договоров о контроле над вооружениями с Россией. С другой стороны, они являются самыми ярыми застрельщиками антироссийской кампании практически по всем другим вопросам.
92

Такое противоречие сенатор-демократ Крис Ван Холлен пытался объяснить, критикуя администрацию Д. Трампа, следующим образом: «Она отказывается добиваться сотрудничества там, где это имеет набольший смысл для защиты наших интересов, например в контроле над ядерным оружием. Но она отказывается противостоять России в самых важных вопросах, таких как защита наших выборов и нашей демократии и демонстрация поддержки нашим союзников и партнёров против российской агрессии». По его словам, «Конгресс играл важную двухпартийную роль как противовес, но потом двухпартийный противовес ослабел»61.

61. Chris Van Holen. U.S. Policy Toward Russia: A View from Congress. CSIS. November 21, 2019.
93

Типичную для демократов позицию выразил председатель Комитета по международным делам Палаты представителей Элиот Энгел. «Я обязался продолжать подталкивать администрацию Трампа к продлению ДСНВ-3, чтобы дать Соединённым Штатам время и пространство при консультациях с союзниками, которое необходимо для перехода к широкой всеобъемлющей повестке контроля над вооружениями с Россией и Китаем. Я продолжу искать возможности возродить в Вашингтоне сложившийся исторически двухпартийный подход к контролю над вооружениями»62, – заявил он накануне ноябрьских выборов 2020 года.

62. One Hundred Sixteenth Congress. П.П. of Representatives. Eliot L. Engel, Chairman. October 15, 2020.
94 Для Республиканской партии Россия – это в первую очередь военно-политический противник США. Можно напомнить, что об этом, например, открыто говорил во время избирательной кампании 2012 года Мит Ромни, тогдашний кандидат республиканцев на пост президента. Схожую позицию занимал Джон Маккейн, республиканский кандидат в президенты в 2008 году.
95 Выступая в поддержку контроля над вооружениями, демократы в то же время резко критикуют внешнюю и внутреннюю политику Москвы.
96 С 2016 г. главной темой антироссийской риторики Демократической партии стали обвинения во вмешательстве российских хакеров в избирательную систему США с использованием социальных сетей в Интернете. Демократы убедили себя в том, что Дональд Трамп победил на прошлых президентских выборах только благодаря «вмешательству русских». Бездоказательные в основном обвинения России во вмешательстве в избирательный процесс были распространены и на выборы 2018 и 2020 годов.
97

Сложилась ситуация, когда вместо анализа причин, по которым Демократическая партия утратила поддержку значительной части «синих воротничков», традиционно голосовавшей за демократов, они слепо верят своей собственной пропаганде. Более того, обвинения в «поддержке русских» были использованы и во время первичных выборов в Демократической партии в 2020 г. против сенатора Берни Сандерса63. Эта пропагандистская уловка в какой-то степени (были и другие причины) помогла Джо Байдену перехватить инициативу и одержать победу над Сандерсом.

63. The Washington Post. February 21, 2020.
98

Многие демократы убеждены, что у Кремля имеется «компромат» на Д. Трампа, и поэтому тот якобы проводит «пророссийскую» политику. Данную версию фактически инспирировали руководители ФБР и ЦРУ, организовавшие утечку соответствующей информации в печать и на телевидение. Против вмешательства разведывательного сообщества публично выступила выдвигавшаяся кандидатом в президенты член Палаты представителей Тулси Габбард, которую, как и Б. Сандерса, обвинили в получении помощи от России64.

64. The Hill. February 27, 2020.
99

Особую активность в разжигании антироссийской кампании проявляет председатель Комитета по делам разведки Эдам Шифф (Калифорния). Именно по его инициативе комитет проводит регулярные слушания по рассмотрению «российской угрозы». При этом активно использовалось так называемое «досье Стила», подготовленное и оплаченное избирательной кампанией Хиллари Клинтон в 2016 г. для дискредитации Дональда Трампа с помощью обвинений в связи с Россией65.

65. Just the News. May 6, 2020.
100

В то же время демократы полностью игнорируют многочисленные антироссийские действия нынешней администрации, в том числе поставки «летального» оружия на Украину. Э. Шифф регулярно использует тезис о том, что якобы Д. Трамп отказывает Украине в предоставлении военной помощи. Общая сумма помощи США Украине превысила 3,7 млрд долларов66. Военная помощь Вашингтона Киеву в 2014–2019 гг. составила 1,5 млрд67. Ещё в 2016 г. Конгресс одобрил «Инициативу по оказанию помощи для обеспечения безопасности Украины» (P.L. 114-113)68. На 2020 фин. г. Конгресс 116-го созыва проголосовал за предоставление Украине по этой программе военной помощи на 250 млн долл. (H.R. 2740).

66. >>> 

67. Congressional Research Service. Ukraine: Background, Conflict with Russia and U.S. Policy. September 19, 2019.

68. Ibidem.
101

В докладе под названием «Стоимость внешней политики Трампа: ущерб и последствия для США и глобальной безопасности», который опубликовал глава демократической фракции в Комитете по международным делам Сената Боб Менендес (Нью-Джерси), говорилось: «Наиболее явным примером использования президентом Трампом внешней политики ради своей личной выгоды стала приостановка военной помощи США Украине, до тех пор пока она не начнёт расследование бывшего вице-президента Байдена»69.

69. The Hill. October 21, 2020.
102 Более того, летом 2019 г. демократы обвинили Дональда Трампа в задержке предоставления помощи Украине, чтобы заставить Владимира Зеленского предоставить компрометирующие сведения о деятельности сына Джона Байдена. Это утверждение послужило обоснованием для возбуждения процесса импичмента в Палате представителей.
103 Все эти хитросплетения на Капитолийском холме создают определённые проблемы для Республиканской партии. С одной стороны, республиканцы, за редким исключением, поддерживают проведение жёсткого курса, использование вооружённой силы в международных делах, отказ от режима контроля над вооружениями, достижение подавляющего военного превосходства. С другой стороны, республиканцы не могут поддержать обвинения «своего» президента в том, что он является «марионеткой Путин», как это утверждают многие демократы. При этом республиканцы настороженно относятся к утверждениям, будто Россия вмешивается в избирательный процесс в США на их стороне, и в свою очередь утверждают, что Москва якобы поддержала Хиллари Клинтон, а ныне Джо Байдена против Дональда Трампа.
104

Двойственность позиции республиканцев проявилась, в частности, в решении опубликовать в апреле 2020 г. сенатским Комитетом по делам разведки, который возглавляет сенатор-республиканец Ричард Бёрр (Северная Каролина), 900-страничного доклада, подтверждавшего тезис о вмешательстве России в избирательную кампанию 2016 года. Р. Бёрр заявил, что «комитет не нашёл причин ставить под сомнение выводы разведсообщества»70. По словам Р. Бёрра, «Россия во всё большей степени ведёт информационную войну, чтобы посеять социальный хаос и раскол»71. Естественно, что этот подход поддержал руководитель демократической фракции в Комитете по делам разведки сенатор Марк Уорнер (Вирджиния).

70. The Wall Street Journal. April 21, 2020.

71. The New York Times. April 23, 2020.
105 В целом же можно констатировать, что на американской политической арене сложился двухпартийный антироссийский консенсус. При этом именно демократы задают тон и берут на себя инициативу в большинстве случаев.
106

Прежде всего это касается экономических санкций против России72. Политика санкций всесторонне проанализирована в исследовании Российского совета по международным делам73.

72. Congressional Research Service. U.S. Sanctions on Russia: An Overview. August 29, 2019.

73. Смотри: Политика санкций: цели, стратегии, инструменты : хрестоматия. Издание 2-е, переработанное и дополненное. / [сост. И.Н. Тимофеев, В.А. Морозов, Ю.С. Тимофеева]; Российский совет по международным делам (РСМД). — М.: НП РСМД, 2020.
107

Начало санкционной кампании было положено так называемым «законом Магнитского» (P.L. 112-208), который был принят ещё в 2012 году. Решающий шаг был сделан Конгрессом 115-го созыва, в котором летом 2017 г. двухпартийная коалиция приняла закон «О санкциях против американских противников» (Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act – CAATSA). Палата представителей одобрила этот закон (H.R. 3364) 419 голосами против 3 – конгрессмены-республиканцы Джастин Амаш (Мичиган), Джон Данкен (Теннесси) и Томас Мэсси (Кентукки)74. В Сенате за него проголосовали 98 сенаторов, а против – 2: Рэнд Пол и Берни Сандерс75.

74. The Hill. July 25, 2017.

75. >>>
108 Дональд Трамп выступал с критикой этого закона, хотя он пользовался поддержкой многих деятелей его собственной администрации. Президент даже не пытался наложить вето, поскольку антироссийская двухпартийная коалиция на Капитолийском холме продемонстрировала беспрецедентную мощь и без труда преодолела бы такое вето.
109

В Конгрессе 115-го и 116-го созывов развернулась кампания по запрету нефтепровода «Северный поток-2». В декабре 2018 г. Палата представителей приняла резолюцию H.Res. 1035, которая предусматривала санкции за участие в этом проекте76. Автором резолюции был республиканец Майкл Конавей (Техас), а спонсорами – ещё 36 конгрессменов (4 демократа и 22 республиканца77. 11 декабря резолюция была одобрена Палатой представителей без поименного голосования.

76. Congressional Research Service. Nord Stream 2: A Fait Accompli? March 18, 2019.

77. >>>
110

7 февраля 2019 г. конгрессмен-демократ Денни Хек (Вашингтон) внёс законопроект об обеспечении европейской энергетической безопасности (H.R. 1081), который требовал уменьшения зависимости от российских энергоресурсов. Спонсорами этого законопроекта стал 21 член Палаты представителей, в том числе 9 демократов и 12 республиканцев78.

78. >>> 
111 Таким образом произошёл необратимый поворот в американской политике по отношению к России. Как свидетельствует исторический опыт, поправка Джексона – Веника действовала почти полвека и пережила на 20 лет развал Советского Союза, против которого она была направлена. Трудно представить себе, что в обозримом будущем закон «О санкциях против американских противников» будет отменён при любом варианте партийного состава Конгресса.
112

В качестве примера можно привести голосование в Палате представителей Конгресса 116-го созыва, которое состоялось 17 января 2019 г. по резолюции, требовавшей от президента не препятствовать применению санкций против Российской Федерации (H.J.RES 30). За резолюцию, предложенную конгрессменом-демократом Стени Хойером (Мэриленд) проголосовали 362 члена Палаты представителей, в том числе 226 демократов и 136 республиканцев, против – 53 (все республиканцы).

113

Типичной по обвинениям в адрес России стал «Кремлёвский законопроект» (H.R. 1273), который внёс 14 февраля 2019 г. конгрессмен-демократ Раджа Кришнамурти (Иллинойс). В этом документе говорилось: «Россия продолжает вести информационную войну и осуществлять вмешательство на Западе, включая подрыв демократических систем и эксплуатацию экономической и этнической напряженности… Эта деятельность представляет собой угрозу США и их союзникам»79.

79. >>> 
114

17 сентября сенатор-демократ Эйми Клобучар внесла законопроект «Борьба с иностранным влиянием» (S. 2493), в котором утверждалось, что «в 2016 году Кремль и связанные с Кремлём акторы вмешались в президентские выборы». Документ провозглашал, что такие операции «представляют растущую угрозу национальной безопасности Соединённых Штатов»80.

80. >>>
115

В общей сложности в Конгресс 116-го созыва было внесено свыше 2 100 законопроектов и резолюций, направленных против России81. Таким образом, в среднем на каждого члена Конгресса приходится по 4 антироссийских предложения. Однако почти все эти инициативы не вышли за рамки профильных комитетов Сената и Палаты представителей.

81. >>> 
116 Позицию Конгресса по вопросам американо-российских отношений чётко иллюстрирует законопроект об оборонных расходах на 2021 фин. г., где Сенат объявляет, что «долгосрочное соперничество с Россией является высшим оборонным приоритетом, которое требует постоянных инвестиций и усиление сдерживания в соответствие с уровнем угрозы» (секция 1238). Палата представителей в свою очередь в этом документе запрещает признание российского суверенитета над Крымом (секция 1231) и ограничивает военное сотрудничество с Россией (секция 1232).
117

Заключение

 

В целом можно сделать вывод о том, что в настоящее время между Конгрессом и Белым домом нет крупномасштабного противостояния по военно-бюджетным вопросам, которое было сопоставимо с политическими конфликтами, возникавшим в прошлом, например, вокруг закупки МБР МХ или «Стратегической оборонной инициативы». По существу. администрация Д. Трампа получила свободу манёвра в военной политике, хотя по отдельным вопросам демократы в Конгрессе пытаются хотя бы частично ограничить эту свободу. Позиции законодателей в этой области ощутимо слабее Белого дома. К концу срока деятельности Конгресса 116-го созыва значительный перевес оказался на стороне президента.

118 Многие проблемы в деятельности Конгресса в военной сфере связаны с безуспешностью попыток обновить ключевые законы, по которым действуют американские законодатели. Среди них – «Резолюция о военных полномочиях» 1973 г. и закон «О контроле над бюджетом» 2011 года.
119

Ещё одна проблема – ослабление аналитически-информационных инструментов Конгресса. Исследовательская служба Конгресса сокращена на 29%, Государственное счётное управление – на 41%82, а Управление технологических оценок вообще ликвидировано.

82. The National Interest. October 18, 2020.
120 Межпартийное противостояние, обострившиеся при президенте Трампе, истощает политические ресурсы и возможности Конгресса. Многогранный кризис, глубоко поразивший экономику, финансы, здравоохранение, образование, средства массовой информации, социальную сферу, межрасовые отношения, избирательную систему США, несомненно, отражается на деятельности американских законодателей. Пока не видно перспектив быстрого выхода из этого кризиса.
121 Следовательно, вряд ли можно ожидать и радикального восстановления позиций Конгресса, его способности играть более эффективную роль в вопросах внутренней, внешней и военной политики, пока кризис не будет преодолён. Исход ноябрьских выборов показывает, что этот процесс будет достаточно длительным.
122 К 23 ноября результаты выборов в Конгресс пока окончательно не прояснились. Если в Палате представителей демократы получили большинство, хотя и сократившееся по сравнению с 2018 годом на как минимум 10 мест, то результаты выборов в Сенат будут определены после 5 января 2021 г., когда пройдут выборы двух сенаторов в штате Джорджия. Если будут избраны демократы и эта партия получит большинство в этой палате и во всём Конгрессе в целом, США войдут в период единого правления, и Конгресс в этих условиях будет оказывать меньшее влияние на политику США. Если в Джорджии победят кандидаты от Республиканской партии и тем самым получат большинство в этой палате, Сенат станет оплотом оппозиции в высших структурах власти. У Сената есть серьёзные возможности противостоять Белому дому, прежде всего это касается утверждения предложенных президентом кандидатур на высшие посты в государстве и ратификации международных договоров.
123 Разделённое правление в случае республиканского большинства в Сенате, несомненно, сделает отношения между исполнительной и законодательной ветвями власти чреватыми конфликтами разной степени интенсивности.

References

1. The Hill. November 23, 2019.

2. Congressional Research Service. Presidential References to the 2001 Authorization for Use of Military Force in Publicly Available Executive Actions and Reports to Congress. February 16, 2018.

3. Congressional Research Service. The War Powers Resolution: Concepts and Practice. March 8, 2019, p.60.

4. https://www.senate.gov/legislative/LIS/roll_call_lists/roll_call_vote_cfm.cfm?congress=116&session=1&vote=00048e

5. Presidential Veto Message to the Senate to Accompany S.J.Res. 7. April 16, 2019.

6. The New York Times. October 16, 2019.

7. The New York Times. May 6, 2020.

8. The Wall Street Journal. January 20, 2017.

9. The New York Times. June 18, 2019.

10. The Washington Post. July 24, 2019.

11. The New York Times. July 23, 2019.

12. https://www.hillhappenings.com/list/2019/3/13/congressional-nuclear-security-working-group-reception

13. https://panetta.P.P..gov/media/press-releases/congressman-panetta-introduces-legislation-improve-us-nuclear-security

14. United States Senate. Letter to the Honorable Donald M. Trump. September 8, 2020.

15. Ibidem.

16. The Hill. September 29, 2020.

17. Ibidem.

18. The Hill. April 12, 2020.

19. https://legiscan.com/US/bill/SB312/2019.

20. https://legiscan.com/US/bill/HB1231/2019.

21. https://legiscan.com/US/bill/HB2707/2019.

22. United States Senate. Letter to the Honorable Donald J. Trump. Chris Van Holen, Todd Young. October 20, 2020.

23. The Hill. June 8, 2020.

24. Arms Control Today. September 2020.

25. Congressional Research Service. Defense Primer: Defense Appropriation Process. December 23, 2019.

26. Monthly Budget Review for September 2020. Congressional Budget Office. October 8, 2020.

27. Congressional Research Service. Congress, Civilian Control of the Military, and Nonpartisanship. June 11, 2020.

28. Congressional Research Service. Overseas Contingency Operations Funding: Background and Status. September 6, 2019.

29. Congressional Research Service. The European Deterrence Initiative: A Budgetary Overview. June 16, 2020.

30. Congressional Research Service. Overseas Contingency Operations Funding: Background and Status. September 6, 2019.

31. Long-Term Implications of the 2020 Future Years Defense Programma. Congressional Budget Office. August 2019.

32. https://clerk.P.P..gov/Votes/2019511

33. https://www.Senat.gov/legislative/LIS/roll_call_lists/roll_call_vote_cfm.cfm?congress=116&session=1&vote=00262

34. Congressional Research Service. The Defense Budget and the Budget Control Act. September 30, 2019.

35. Congressional Research Service. The European Deterrence Initiative: A Budgetary Overview. June 16, 2020.

36. Congressional Research Service. FY2020 National Defense Authorization Act: P.L. 116-92 (H.R. 2500, S. 1790). January 2, 2020.

37. Select Comparison Between P.P. and Senate FY 2020 National Defense Authorization Bills. Center for Arms Control and Non-Proliferation. July 25, 20190.

38. Congressional Research Service. FY2020 National Defense Authorization Act: P.L. 116-92 (H.R. 2500, S. 1790). January 2, 2020.

39. Ibidem.

40. Defense News. July 27, 2020.

41. The Hill. May 15, 2020.

42. Gallup. May 15, 2020.

43. Gallup. 2020. September 15, 2020.

44. https://www.pollingreport.com/l.htmkol-voMcConnell

45. https://www.pollingreport.com/p.htmkol-voPelosi

46. The Washington Post. July 1, 2020.

47. Select Comparison Between P.P. and Senat FY 2021 National Defense Authorization Bills. Center for Arms Control and Non-Proliferation. August 12, 2020.

48. https://www.1011now.com/2020/07/01/trump-ill-veto-defense-bill-to-keep-confederate-base-names/

49. The Wall Street Journal. July 21, 2020.

50. Select Comparison Between P.P. and Senat FY 2021 National Defense Authorization Bills. Center for Arms Control and Non-Proliferation. August 12, 2020.

51. https://armscontrolcenter.org/select-comparisons-between-P.P.-and-Senat-fy-2021-national-defense-authorization-bills/

52. The Hill. October 15, 2020.

53. https://www.congress.gov/amendment/116th-congress/Senat-amendment/65

54. Defense News. September 9, 2020.

55. https://clerk.P.P..gov/Votes/2020198

56. https://www.Senat.gov/legislative/LIS/roll_call_lists/roll_call_vote_cfm.cfm?congress=116&session=2&vote=00197 [proverit' ssylku.]

57. The Politico. April 27, 2020.

58. Defense One. September 9, 2020.

59. Breaking Defense. July 29, 2020.

60. The Hill. October 1, 2020.

61. Chris Van Holen. U.S. Policy Toward Russia: A View from Congress. CSIS. November 21, 2019.

62. One Hundred Sixteenth Congress. P.P. of Representatives. Eliot L. Engel, Chairman. October 15, 2020.

63. The Washington Post. February 21, 2020.

64. The Hill. February 27, 2020.

65. Just the News. May 6, 2020.

66. https://ua.usembassy.gov/education-culture/assistance- programs/kol-vo:~:text=U.S.%20Assistance%20to%20Ukraine%20Overview,%2450%20million%20for%20lethal%20assistance.

67. Congressional Research Service. Ukraine: Background, Conflict with Russia and U.S. Policy. September 19, 2019.

68. Ibidem.

69. The Hill. October 21, 2020.

70. The Wall Street Journal. April 21, 2020.

71. The New York Times. April 23, 2020.

72. Congressional Research Service. U.S. Sanctions on Russia: An Overview. August 29, 2019.

73. Smotri: Politika sanktsij: tseli, strategii, instrumenty : khrestomatiya. Izdanie 2-e, pererabotannoe i dopolnennoe. / [sost. I.N. Timofeev, V.A. Morozov, Yu.S. Timofeeva]; Rossijskij sovet po mezhdunarodnym delam (RSMD). — M.: NP RSMD, 2020.

74. The Hill. July 25, 2017.

75. https://www.senate.gov/legislative/LIS/roll_call_lists/roll_call_vote_cfm.cfm?congress=115&session=1&vote=00175

76. Congressional Research Service. Nord Stream 2: A Fait Accompli? March 18, 2019.

77. https://www.congress.gov/bill/115th-congress/P.P.-resolution/1035/cosponsors?searchResultViewStat'ya=expanded

78. https://www.congress.gov/bill/116th-congress/P.P.-bill/1081/cosponsors?q={%22search%22:[%22H.R.+1081%22]}&r=1&s=5&searchResultViewStat'ya=expanded

79. https://www.govtrack.us/congress/bills/116/hr1617/text

80. https://www.govtrack.us/congress/bills/116/s2493/text

81. https://www.congress.gov/search?q={%22congress%22:[%22116%22],%22source%22:%22all%22,%22search%22:%22Russia%22}&searchResultViewStat'ya=expanded

82. The National Interest. October 18, 2020.