American-canadian defence relations after the Cold war (1990s)
Table of contents
Share
Metrics
American-canadian defence relations after the Cold war (1990s)
Annotation
PII
S207054760011121-0-1
DOI
10.18254/S207054760011121-0
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Dmitry Volodin 
Occupation: Senior Research Fellow
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

The article is devoted to American-Canadian defence relations in 1990s. The main focus is on adaptation of old bilateral military programs to new international realities.

Keywords
Canadian defence policy, NORAD, defence against help
Received
23.07.2014
Date of publication
01.10.2014
Number of purchasers
0
Views
952
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 К моменту окончания холодной войны отношения двух стран в военной сфере прошли уже довольно длинный путь. Основы этих отношений были заложены в преддверии Второй мировой войны. Как заявил американский президент Франклин Рузвельт 18 августа 1938 г. на церемонии присуждения ему Университетом Куинз почетной степени доктора права, «народ Соединенных Штатов не останется безучастным, если какая-либо другая империя будет угрожать канадской земле» [1]. В ответ 20 августа 1938 г. канадский премьер-министр Маккензи Кинг заметил, что «мы также имеем обязанности как добрый дружественный сосед, и одна из них состоит в том, чтобы наша страна стала бы недоступной для нападения или вероятного вторжения, каковой мы, естественно, обязаны ее сделать, а также в том, чтобы, если вдруг такое случится, вражеские силы не смогли бы ни по земле, ни по воде, ни по воздуху достичь Соединенных Штатов через канадскую территорию» [2].
2 В 1940 г. американский президент и канадский премьер-министр подписали Огденбергское соглашение. В результате появился Постоянный объединенный совет обороны (ПОСО) – двусторонний военный орган, предназначенный для обмена информацией между высокопоставленными военными и дипломатами двух стран. Канадский и американский сопредседатели, действуя совместно, должны были сообщать непосредственно премьер-министру или президенту о вопросах, затрагивающих «защиту северной половины западного полушария».
3 В 1946 г. по предложению ПОСО был образован Комитет по военному сотрудничеству (КВС), который должен был обеспечить взаимодействие двух стран на уровне военного планирования. Он был создан по образцу ПОСО, то есть штат состоял из американских и канадских сотрудников на паритетной основе, а его деятельность строилась на основе консенсуса. В рамках КВС были созданы подгруппы, которые отвечали за составление карт, метеорологию, океанографию, связь и логистику.
4 Следующий важный этап произошел в 1950-е годы. В ответ на появление у Советского Союза ядерного оружия и дальней бомбардировочной авиации Соединенные Штаты инициируют строительство на севере Аляски и Канады нескольких линий радиолокационных станций (РЛС). В 1958 г. две страны объединяют все свои элементы борьбы с вражескими бомбардировщиками в рамках единого Командования противоздушной (с 1981 г. – аэрокосмической) обороны Северной Америки (НОРАД). Его главой традиционно назначается американец, а его заместителем – канадец.
5 Кроме того, в 1959 г. США и Канада начинают Программу совместного производства вооружений. Она уравняла в правах канадские фирмы с американскими на рынке вооружений Соединенных Штатов и способствовала большей стандартизации при разработке и производстве военной техники двух стран. Реализация этой программы приводит к превращению канадской оборонной промышленности в составную часть американского военно-промышленного комплекса (ВПК), а само военно-техническое сотрудничество становится важной частью отношений двух стран в сфере обороны.
6 Более важно, что во всем комплексе и многообразии канадо-американских связей на первое место в 1980-е гг. вышел вопрос о крылатых ракетах. Принятие на вооружение в конце 1970-х-начале 1980-х гг. Советским Союзом и Соединенными Штатами крылатых ракет воздушного и морского базирования (КРВБ и КРМБ) резко усилило интерес США к этому оружию с точки зрения поддержания стратегического баланса и защиты Северной Америки от ракетно-ядерного удара. Интерес США к Канаде применительно к крылатым ракетам включал оба возможных аспекта этого оружия: использование крылатых ракет самими Соединенными Штатами и защита от советских крылатых ракет.
7 В феврале 1983 г. Вашингтон добивается согласия Оттавы на испытания американских крылатых ракет над канадской территорией. Формально «Программа испытаний и изучения военной техники» касалась не только крылатых ракет. Согласно условиям соглашения, Соединенные Штаты могли обращаться с просьбой об испытаниях в Канаде различных вооружений, «включая артиллерию, вертолеты, системы наблюдения и опознавания и системы наведения для крылатых ракет» [3]. Первоначально соглашение было рассчитано на пять лет, но в 1988 г. было автоматически продлено на такой же срок, поскольку ни одна из сторон не воспользовалась правом выхода из соглашения. Начавшиеся с 1983 г. испытания американских крылатых ракет (обычно 2-3 испытания в начале каждого года – прим. автора) носили провокационный характер. В качестве место испытаний был выбран север Канады, регион в максимальной степени близкий по своим физико-географическим свойствам с территорией потенциального противника – Советского Союза.
8 На фоне разрядки международной напряженности и улучшения советско-американских отношений в конце 1980-х гг. в Канаде начало расти количество противников испытаний. Ситуация особенно обострилась, когда американская сторона обратилась с просьбой о проведении испытаний своей новой крылатой ракеты (КРВБ AGM-129A – прим. автора), с большей дальностью и более сложной для обнаружения. Согласие правительства консерваторов Б. Малруни на такие испытания еще более усилило непопулярность в Канаде этой военной программы. Согласно опросу общественного мнения в феврале 1990 г., 57 % опрошенных высказались за прекращение таких испытаний – наивысший показатель за всю историю проведения таких опросов [4].
9 С конца 1980-х гг. вопрос о крылатых ракетах приобретает в Канаде отчетливо политический характер. Поддержка проведения испытаний консервативным правительством Малруни становится объектом постоянной критики со стороны оппозиционных партий – Либеральной и Новой Демократической Партии (НДП). Пикантность ситуации заключалась в том, что соглашение 1983 г. было подписано как раз при либералах во главе с тогдашним премьер-министром П. Трюдо.
10 В феврале 1993 г. правительство консерваторов продлило с США «Программу испытаний и изучения военной техники» еще на 10 лет. На слушаниях в парламенте тогдашний канадский министр обороны Ким Кэмпбелл подчеркивала «максимальный учет канадских интересов» в новом соглашении и связывала его уже не с Советским Союзом, а с войной в Персидском заливе, которая «продемонстрировала необходимость защиты страны от низколетящих ракет» [5].
11 С критикой нового соглашения выступили либералы. Представитель Либеральной партии Л. Эксуорси заявил, что холодная война закончена и обратил внимание на недовольство испытаниями коренного населения канадского Севера. Однако по настоящему эту карту либералы разыграли во время парламентской предвыборной кампании осенью 1993 года. Обещание прекратить испытания американских крылатых ракет сыграло важную роль в победе Либеральной партии на выборах в октябре 1993 года.
12 Сложнее оказалось реализовать это предвыборное обещание на практике. Новое правительство во главе с Ж. Кретьеном с самого начала оказалось в сильном цейтноте, так как в начале 1994 г. должны были состояться очередные испытания крылатых ракет. Либералы оказались перед выбором: либо нарушить предвыборное обещание, либо осложнить отношения с южным соседом. В этих условиях правительство постаралось дистанцироваться от этого вопроса. В январе 1994 г. Кретьен заявил, что решение об испытаниях крылатых ракет будет принято только после обсуждения этого вопроса в парламенте [6]. Помимо нежелания сразу обострять отношения с США отказ правительства от политической инициативы отражал и серьезный раскол в Либеральной партии. Наряду с противниками испытаний, среди которых были ставшие министрами Андре Уэллет и Ллойд Эксуорси, среди либералов было и значительное число сторонников продолжения испытаний.
13 На парламентских слушаниях 26 января 1994 г. продолжение испытаний поддержали три основные партии – Либеральная, Квебекский Блок и Партия Реформ, «против» – выступила только НДП. Как объяснил лидер оппозиционного Квебекского Блока Л. Бушар, «мы должны принимать во внимание политическую сторону вопроса…Соединенные Штаты являются лучшим другом Канады, ее единственным соседом, самым надежным союзником, ее ведущим торговым партнером и великой страной, которая говорит на одном и том же языке, что и большинство канадцев» [7].
14 3 февраля 1994 г. канадское правительство разрешило США провести испытания крылатых ракет, намеченных на этот год. Однако всю ответственность либералы фактически переложили на правительство консерваторов. В официальном заявлении министра обороны Д. Колленетта подчеркивалось, что именно «прошлое правительство продлило Программу еще на 10 лет» и именно «прошлое правительство разрешило летом 1993 г. Соединенным Штатам начать подготовку к проведению двух испытаний крылатых ракет в Канаде в первом квартале 1994 года» [8]. Согласие правительства преподносилось как вынужденная мера, учитывающая, что подготовка к проведению испытаний находилась уже «на завершающей стадии» [9]. Судьбу же всей программы планировалось решить в рамках общего пересмотра внешней и военной политики, объявленного Кретьеном в конце 1993 года.
15 Фактически решение было принято еще раньше. На съезде либералов 13 мая 1994 г. министр иностранных дел А. Уэллет заверил своих коллег по партии, что правительство не разрешит проводить новые испытания крылатых ракет над канадской территорией. Более важно, однако, было даже не столько это заявление, сколько уверенность Уэллета в отсутствии подобных предложении с американской стороны в будущем. По словам министра, «если нас попросят о новых испытаниях, мы скажем «нет». Но я подозреваю, что американцы, возможно, не будут просить больше о таких испытаниях» [10]. Наличие соответствующей договоренности между двумя странами подтвердил несколько дней спустя американский министр обороны У. Перри. В ходе своего визита в Оттаву Перри отметил, что Соединенные Штаты больше не нуждаются в проведении испытаний крылатых ракет. По его словам, «крылатые ракеты сыграли важную роль в победе в холодной войне, и Соединенные Штаты благодарны Канаде за ее согласие на испытания за прошедшие двенадцать лет» [11].
16 В Белой книге по обороне, опубликованной в ноябре 1994 г., правительство отделило друг от друга собственно «Программу испытаний и изучения военной техники» и вопрос о крылатых ракетах. В отношении Программы указывалось, что она является «неотъемлемым компонентом наших двусторонних отношений в сфере обороны» [12]. Специально подчеркивалось, что за 10 лет существования Программы кроме крылатых ракет испытывались и другие виды вооружений – гидроакустические буи, бронебойные боеприпасы, новые системы вооружений для истребителей F-18.
17 Помимо наступательного аспекта, то есть использования Канадского Севера для отработки возможного удара крылатыми ракетами по Советскому Союзу, Соединенные Штаты интересовал и оборонительный аспект – защита Северной Америки от советских крылатых ракет. Появление у Советского Союза крылатых ракет заставило США резко усилить внимание к обеспечению противоздушной обороны собственного континента. Как уже отмечалось, этой задачей занималось созданное в 1957 г. специальное командование. Тогда же, в 1950-е гг., в рамках создания североамериканской системы ПВО было построено несколько линий РЛС на территории Канады [13]. Однако появление в 1960-е гг. межконтинентальных баллистических ракет резко девальвировало ценность этой системы, а само внимание НОРАД сместилось в сторону предупреждения о ракетных пусках. К 1965 г. «Среднеканадская линия» была полностью демонтирована, а количество РЛС «Сосновой линии» и «Линии Дью» сокращено вдвое [14].
18 В марте 1985 г. на саммите в г. Квебеке канадский премьер-министр Б. Малруни и американский президент Р. Рейган подписали обширный план по модернизации системы противоздушной обороны Северной Америки.
19 Проект предусматривал:
20 Установку четырех загоризонтных РЛС (одну на Аляске и трех в континентальной части США) для наблюдения за восточными, западными и южными подступами к Северной Америке;
21 Строительство Северной системы раннего обнаружения (ССРО), состоящей из 13 РЛС дальнего радиуса действия (в том числе 11 на территории Канады) и 39 РЛС ближнего радиуса действия (в том числе 36 в Канаде) для замены «Линии Дью»;
22 Использование самолетов дальнего радиолокационного обнаружения АВАКС для поддержки ССРО при повышенной опасности;
23 Обустройство удаленных (северных) баз для размещения истребителей и самолетов АВАКС;
24 Улучшение системы управления и связи НОРАД [15].
25 Стоимость всей программы составляла 7 млрд. долларов, из которых на долю Канады приходилось 1,2 млрд. долларов [16].
26 Полностью модернизацию противоздушной обороны предполагалось завершить к концу 1993 г., однако, внезапное окончание холодной войны спутало эти планы. В ответ на исчезновение советской угрозы Вашингтон резко уменьшил масштабы новой системы. В частности было отменено строительство двух из четырех загоризонтных РЛС (ЗРЛС) и еще одна ЗРЛС выведена из эксплуатации. Кроме того, США прекратили выделение средств на объекты ПВО, расположенные на канадской территории.
27 Проблема заключалась в том, что к моменту сворачивания проекта модернизации противоздушной обороны большинство ее объектов уже были построены и должны были финансироваться при участии Вашингтона. В частности, уже была построена ССРО, содержание которой на 60 % должно было обеспечиваться за счет США. Аналогично обстояло дело и с северными базами, половину затрат на которые должны были взять американцы. Соответственно, к началу 1990-х гг. проблема защиты Северной Америки от советских крылатых ракет для Канады во многом превратилась в проблему минимизации затрат на ненужную инфраструктуру ПВО. В отношении ССРО Канада решила законсервировать систему на минимально допустимом уровне. Как пояснялось в Белой книге по обороне, «Северная система раннего обнаружения…будет сохранена на пониженном уровне готовности. По завершении строительства этой системы стоимость ее эксплуатации и поддержания будет значительно снижена» [17].
28 Сложнее обстояло дело с базами для приема истребителей и самолетов АВАКС. К тому моменту, когда Соединенные Штаты приняли решение прекратить их финансирование, уже были заключены контракты и начато строительство четырех таких баз. Максимум, чего добилась Канада, это отмена строительства пятой базы на острове Баффинова Земля. Однако общая сумма задолженности Вашингтона перед Оттавой по оставшимся четырем объектам составила 60 млн. долларов [18]. Военные ведомства двух стран пытались найти решение этой проблемы. Американская сторона, однако, сразу предупредила, что речь может идти лишь о некоей бартерной сделке, а не о прямой финансовой компенсации.
29 К началу 1990-х гг. на передний план в отношениях двух стран в оборонной сфере вышел более важный и масштабный вопрос – судьба самого НОРАД. Окончание холодной войны создало ситуацию неопределенности вокруг командования. НОРАД изначально создавалось для борьбы с советской угрозой. Завершение холодной войны, по идее, требовало роспуска командования.
30 Первым шагом на пути сохранения НОРАД в новых условиях стало подключение командования к американской борьбе с наркотиками. Согласно подписанному в сентябре 1988 г. президентом Рейганом закону, на командование возлагались задачи по «обнаружению и отслеживанию самолетов, перевозящих наркотики, и передача информации о них правоохранительным органам» [19]. Закон предназначался для американских военнослужащих в НОРАД, но из-за двунационального характера командования выполнить его без участия канадского контингента было невозможно. Канада оказалась перед выбором: либо она подключается к этой новой функции НОРАД, либо она срывает планы Вашингтона. Больше всего тогдашнее канадское военное и политическое руководство опасалось оказаться виновным в развале командования. Как признавался бывший заместитель командующего НОРАД канадский генерал-лейтенант Брайан Смит, «если Канада не согласилась бы участвовать, это вполне могло привести к кризису» [20]. Чтобы соблюсти все формальности, Госдепартамент запросил официальное одобрение Оттавы, которое было получено в рекордно короткие сроки (менее 48 часов – прим. автора.). Такая оперативность канадского правительства красноречивее всего говорила о том, какую важность официальная Оттава придавала вопросу сохранения НОРАД. В результате уже с августа 1989 г. командование подключилось к борьбе с наркотиками.
31 В тоже время антинаркотическая функция НОРАД сама по себе выглядела неравноценной заменой его прежнего мандата, что вызвало в Канаде новые споры о необходимости командования в отсутствии конкретного противника. Эта дискуссия особенно усилилась по мере приближения 1991 г., момента окончания очередного пятилетнего соглашения о НОРАД.
32 В сентябре 1990 г. франкоязычня «Девуар» опубликовала выдержки из доклада «Безопасность Канады в меняющемся мире», подготовленного для тогдашнего министра иностранных дел Джо Кларка. Авторы документа отмечали, что Канада связана с США в военном плане более чем 800 соглашениями, и что заключение новых соглашений может подорвать канадский суверенитет и вызвать негативную реакцию у канадской общественности. Применительно к НОРАД подчеркивалось, что «продление соглашения и участие Канады в любой аэрокосмической деятельности с Соединенными Штатами было бы приемлемо, только если такие шаги уважали международные договоры по разоружению и не содействовали бы распространению ядерного оружия» [22]. Звучали и предложения внести ряд изменений в текст соглашения. В частности, газета «Торонто Стар» предлагала восстановить статью, запрещавшую участие Канады в противоракетной обороне, и продлить соглашение лишь на два года. По мнению газеты, это позволило бы «связать НОРАД с международными процессами по контролю за вооружениями» [22].
33 К решению вопроса о судьбе НОРАД подключился и парламент. В октябре 1990 г. комитет по международным отношениям и международной торговле Палаты общин создал подкомитет для изучения этого вопроса. Этот подкомитет, в свою очередь, выбрал группу экспертов и поручил им подготовить специальный доклад на эту тему. В своем докладе (март 1991 г. – прим. автора) эксперты рассмотрели несколько аспектов продления соглашения. Прежде всего, они ответили положительно на главный вопрос – надо ли продлять НОРАД. Решающим аргументом стало их убеждение, что «ядерное сдерживание будет определять американские и советские стратегические доктрины в течение предстоящего десятилетия и последующих лет» [23]. Из трех рассматриваемых сроков (2,5 и 10 лет) большинство экспертов высказались за средний вариант. Они также выступили против попыток серьезно изменить мандат НОРАД при продлении соглашении.
34 В апреле 1991 г. канадское правительство официально объявило о достижении договоренности с американской стороной о продлении соглашения еще на пять лет. В заявлении канадского МИД отмечалось, что «НОРАД продолжает оставаться эффективным и экономным средством для защиты канадского суверенитета и национальной безопасности» [24]. В новом соглашении была узаконена контрнаркотическая функция командования.
35 В следующий раз вопрос о НОРАД возник в ходе пересмотра внешней и военной политики, начатого правительством Кретьена в ноябре 1993 года. Фактически параллельно происходили два процесса: определение места командования в канадской военной политике после холодной войны и переговоры с США о продлении соглашения на очередной срок.
36 В опубликованном в октябре 1994 г. докладе специального парламентского комитета по пересмотру военной политики отмечалось, что в связи с резким уменьшением угрозы ядерного нападения со стороны Советского Союза снизилась необходимость в защите североамериканского континента от советских бомбардировщиков и крылатых ракет [25]. Однако при этом комитет рекомендовал, чтобы «Канада осталась эффективным партнером Соединенных Штатов в обороне Северной Америки и в особенности продолжила участвовать в работе Командования по аэрокосмической обороне (НОРАД)» [26].
37 К выводу о необходимости сохранения НОРАД пришел и парламентский комитет, занимавшийся пересмотром внешней политики. В его докладе, однако, рекомендовалось «перенести акцент в работе командования с противовоздушной обороны на наблюдение за космическим пространством» [27]. В докладе также отмечалась необходимость консультаций с Канадой в случае намерения США выйти из Договора о противоракетной обороне или разместить оружие в космосе.
38 Окончательную черту под пересмотром военной политики и определении судьбы НОРАД подвела Белая книга по обороне. Приняв решение сохранить свое участие в командовании, правительство подчеркивало его высокую адаптивность и способность перестраиваться «для отражения вызовов Северной Америке от меняющихся видов вооружений» [28]. При этом, однако, отмечалось, что «в нынешних изменившихся геостратегических обстоятельствах Канада будет осуществлять воздушно-космическое наблюдение, предупреждение о запусках ракет и противоздушную оборону на значительно более низком уровне» [29]. Предстоящие переговоры с США о продлении соглашения НОРАД предполагалось использовать для внесения соответствующих изменений в работу командования.
39 Фактически к моменту публикации Белой книги по обороне (ноябрь 1994 г.) переговоры с США о продлении НОРАД были уже в самом разгаре. В начале 1994 г. министры иностранных дел и обороны Канады поручили своим сотрудникам провести соответствующие консультации с американской стороной. Сами эти консультации, по свидетельству канадского дипломата Р. Лисишина, происходили с 6 апреля по 18 октября 1994 г. под надзором двусторонней группы из четырех человек – по одному от канадских МИД и Министерства обороны и американских Госдепартамента и Министерства обороны [30]. По итогам консультаций руководителям этих ведомств был подготовлен секретный доклад «Возможности канадо-американского военного сотрудничества в аэрокосмической сфере».
40 По свидетельству Р. Лисишина, Канада в ходе этих консультаций стремилась достичь несколько целей:
41 Во-первых, обновить язык соглашения, чтобы он отражал изменившиеся геостратегические обстоятельства. Под новыми геостратегическими обстоятельствами понимались «значительное сокращение угрозы со стороны пилотируемых бомбардировщиков» и «глубокие сокращения ядерных арсеналов благодаря прогрессу в области контроля за вооружениями» [31].
42 Во-вторых, включить в соглашение механизм обязательных консультаций о любом аспекте аэрокосмической обороны Северной Америки по запросу одной из сторон;
43 В-третьих, усилить сотрудничество в защите окружающей среды в контексте этого соглашения [32].
44 Во время визита американского президента У. Клинтона в Оттаву в феврале 1995 г. стороны договорились завершить переговоры о продлении НОРАД к осени 1995 года.
45 После визита Клинтона канадское правительство перенесло центр своих усилий в парламент, стремясь добиться поддержки продления работы командования среди депутатов.
46 На парламентских слушаниях в 1995-1996 гг. представители правительства выдвигали несколько основных преимуществ участия Канады в НОРАД.
47 Во-первых, командование обеспечивало наблюдение за территорией и воздушный суверенитет с минимальными затратами для Канады. Тема экономии, так или иначе, всплывала постоянно. Так на слушаниях в комитете по национальной обороне и делам ветеранов Палаты общин в октябре 1995 г. помощник министра обороны контр-адмирал Дж. Кинг отмечал, что ежегодные расходы Канады на НОРАД составляют 320 млн. долларов или лишь десятую часть общих расходов командования [33].
48 Во-вторых, Командование давало Канаде доступ к уникальной военно-технической информации в аэрокосмической области.
49 В-третьих, благодаря участию в НОРАД Канада получала право голоса при планировании и проведении операций по аэрокосмической обороне Северной Америки [34].
50 При этом, однако, правительство четко давало понять, что оценивает НОРАД не с точки зрения этих частных аспектов военной политики Канады, а как политический вопрос, от которого зависит сохранение нормальных отношений с Вашингтоном. Как отмечал на слушаниях в марте 1996 г. министр иностранных дел Л. Эксуорси, «новое соглашение НОРАД…станет ясным выражением приверженности правительства канадо-американскому оборонному сотрудничеству и подтвердит на самом высоком уровне наше намерение продолжать сотрудничество в противовоздушной обороне и наблюдении за воздушно-космическим пространством Северной Америки» [35].
51 На заключительных парламентских слушаниях в марте 1996 г. министры иностранных дел и обороны Л. Эксуорси и Д. Коллленетт подчеркивали, что в новом соглашении учтены канадские предложения по изменению НОРАД. В частности, Эксуорси отмечал, что «в новом соглашении прописана неоходимость консультаций с Канадой в отношении любых шагов США по изменению Договора о противоракетной обороне или размещению оружия в космосе» [36]. Позицию правительства по продлению НОРАД поддержали основные оппозиционные партии – Квебекский блок и Партия реформ.
52 25 марта 1996 г. на специальной пресс-конференции Эксуорси объявил о решении правительства продлить с США соглашение о НОРАД, что и произошло несколько дней спустя во время его официального визита в Вашингтон.
53 В 1990-е гг. совершенно неожиданно возникли сложности с продолжением военно-технического сотрудничества двух стран. Собственно сама Канада ничего менять в этой сфере не собиралась. В правительственном Заявлении о военной политике в апреле 1992 г. говорилось, что «Канада получает значительные промышленные выгоды от своего участия в совместных с США научно-исследовательских и конструкторских работах и производстве военной продукции» [37]. Эта позиция была подтверждена и в Белой Книге по обороне 1994 года. Особенно подчеркивалась важность американского рынка для канадского ВПК. Как пояснялось в документе, «Канада давно признала, что ее собственный рынок военной продукции слишком мал, чтобы обеспечить военно-промышленную базу, отвечающую всем требованиям канадских вооруженных сил» [38]. Отмечалось также, что такое сотрудничество «позволяет канадским фирмам знакомиться с новейшими технологиями и помогает Канаде создавать и поддерживать высокотехнологичные рабочие места в важных гражданских секторах» [39].
54 Инициативу по пересмотру военно-технического сотрудничества взяли на себя Соединенные Штаты. Причем, собственно Канада интересовала США в меньшей степени, а основную роль сыграл «китайский фактор». Продажа Китаю в 1997 г. двух американских компаний, производящих спутниковое оборудование, и выявленные вскоре случаи китайского шпионажа на американских ядерных лабораториях в Лос-Аламосе и Ливерморе вызвали сильную обеспокоенность в США в отношении возможности попадания новейших американских технологий к недружественным режимам и террористам.
55 В июле 1998 г. Госдепартамент проинформировал канадский МИД о намерении изменить американские Правила международной торговли оружием (ПМТО) и ввести лицензионный характер военных поставок в Канаду. В ходе начавшихся американо-канадских консультаций, казалось, был достигнут компромисс об отказе США от этого шага и урегулировании всех спорных моментов в ходе дальнейших переговоров. Однако 12 апреля 1999 г. совершенно неожиданно для Канады Госдепартамент опубликовал новую редакцию Правил, которая лишила Канаду льготного статуса в торговле военной продукцией с США. Новые поправки резко расширяли перечень военных изделий и услуг, требующих получения лицензии при поставках в Канаду. Если раньше требование лицензии затрагивало лишь 5 из 19 категорий военной продукции и услуг, регулируемых ПМТО, то после принятия новых поправок уже 11 [40]». Причем это касалось не только канадских компаний, но и дочерних предприятий американских оборонных компаний на территории Канады.
56 По оценке представителей канадского ВПК предложенные поправки фактически означали разрушение всей системы военно-технического сотрудничества двух стран. Как отмечал аналитик Б. Гровер, «если американские фирмы должны будут получать разрешения на экспорт в отношении намного большего количества военных изделий и технологий для того, чтобы работать с канадскими поставщиками или даже для того, чтобы канадские компании могли участвовать в конкурсах на получение американских военных контрактов, тогда эти дополнительные расходы и задержки от 3 до 6 месяцев на получение лицензий станут настолько сильным раздражителем, что американские фирмы будут не заинтересованы подключать канадских поставщиков за исключением тех редких случаев, когда Канада обладает по-настоящему уникальными технологиями» [41]. Более того, новые Правила делали невозможным даже нормальное снабжение оружием канадской армии. Например, расширение категории I «огнестрельное оружие» и необходимость получения лицензии на все виды огнестрельного оружия означало, что «Госдепартамент получит полномочия разрешать или запрещать канадским вооруженным силам закупать огнестрельное оружие у канадских производителей, поскольку канадские вооруженные силы используют оружие, разработанное в США и изготовленное по лицензии в Канаде» [42].
57 Помимо расширения перечня военной продукции, требующей получения лицензии, не менее сложной проблемой для Канады стали более жесткие требования в отношении гражданства сотрудников канадских оборонных компаний. Согласно новым поправкам, только специалисты с канадским или американским гражданствам могли иметь доступ к американской военной продукции и технологиям. Это исключало из числа работников не только недавних иммигрантов, но и лиц с двойным гражданством, поскольку в отличии от Канады американское законодательство не признает двойного гражданства. Учитывая широкое использование в канадских оборонных компаниях иностранных специалистов, новые поправки грозили полностью парализовать работу предприятий канадского ВПК. Даже сама попытка выполнить новые требования в отношении гражданства грозила серьезными правовыми последствиями. Дело в том, что канадская хартия основных прав и свобод запрещает дискриминацию граждан по национальному признаку, как и людей с двойным гражданством.
58 Частично ситуацию удалось разрядить на встрече руководителей внешнеполитических ведомств двух стран Л. Эксуорси и М. Олбрайт 22 апреля 1999 года. Была достигнута договоренность, что стороны используют 120-дневный пробный период применения новых Правил для урегулирования разногласий [43]. Фактически Госдепартамент продлил этот 120-дневный период на неопределенное время, как только начались переговоры между двумя сторонами.
59 Переговоры затянулись на несколько месяцев, и стороны не смогли, как планировали, уложиться в 120-дневный срок. Как отмечает в своих мемуарах Л. Эксуорси, наибольшие сложности вызвало требование к гражданству сотрудников канадских оборонных компаний. Ссылки канадских переговорщиков на то, что это условие противоречит канадской хартии основных прав и свобод игнорировались американской стороной, которую интересовали только вопросы безопасности [44].
60 Наконец, 8 октября 1999 г. после встречи лидеров двух стран Ж. Кретьена и У. Клинтона было опубликовано совместное заявление и объявлено о достижении «принципиальной договоренности» в отношении новых Правил. Компромисс состоял из двух частей. Канада брала обязательство ужесточить собственную систему контроля за экспортом военной продукцией с тем, чтобы регулирование касалось всех наименований из американского Списка товаров военного назначения. Соединенные Штаты, со своей стороны, обещали пересмотреть новые поправки к ПМТО и восстановить свободную передачу в Канаду большинства своих военных технологий. Американская сторона допускала даже возможность расширения соответствующих льгот Канаде. Как отмечалось в принятом документе, «в случае если все озабоченности США в отношении контроля за военной торговлей будут полностью сняты Канадой, Соединенные Штаты готовы восстановить многие из положений, затронутых поправками к ПМТО от 12 апреля 1999 г., и, в некоторых случаях, расширить льготы в отношении освобождения от получения лицензии дополнительных видов военной продукции помимо тех, которые были затронуты поправками от 12 апреля 1999 года» [45].
61 Хотя в целом в Канаде это заявление оценивалось положительно, оценка степени успеха существенно отличалась. МИД считал, что заявление «сохранит традиционный двусторонний безлицензионный доступ к оборонным и аэрокосмическим технологиям между двумя странами» [46]. Сторонние наблюдатели занимали более сдержанную позицию. Канадский политолог А. Эдгар из Университета Уилфрида Лорье обращал внимание на нечеткость американских обязательств. Так фраза «большинство военных технологий» могла трактоваться и как меньшее количество, чем было до принятия новых поправок. Кроме того, не пояснялось чьи требования – какого американского ведомства или ветви власти – должна была выполнить Канада. Наконец, оговорка «в случае если» допускала, что США могут посчитать недостаточными действия, предпринятые канадской стороной [47].
62 Окончательно вопрос с новыми Правилами международной торговли оружием был урегулирован на встрече Эксуорси и Олбрайт 16 июня 2000 г. в Вашингтоне. По итогам этих переговоров Эксуорси заявил, что США согласились вернуть Канаде льготный доступ к 80 % американской военной продукции и услуг [48]. В совместном заявлении были прописаны конкретные шаги каждой стороны в рамках договоренностей, достигнутых в октябре 1999 года. В частности, Канада представила пакет законопроектов и мер административного характера по усилению контроля над экспортом своей военной продукции. Соединенные Штаты, со своей стороны, должны были одновременно с изменениями канадского законодательства восстановить и даже расширить систему льгот при поставках в Канаду своей военной продукции. США, кроме того, согласились с допуском к американской военной продукции и технологиям канадцев, имеющих двойное гражданство или статус постоянного резидента [49].
63 Затем стороны приступили к выполнению своих обязательств. В октябре 2000 г. в Канаде был принят закон С-25 как поправка к закону о военном производстве. Новый закон возложил контроль за доступом к товарам военного или стратегического значения на министра общественных работ и государственных услуг. В апреле 2001 г. была создана Программа по контролю за товарами, которая предусматривала обязательную регистрацию канадских компаний, имеющих доступ к таким товарам, в Министерстве общественных работ и государственных услуг. В ответ на это Госдепартамент опубликовал 30 мая 2001 г. новые Правила международной торговли оружием, которые восстановили основную часть канадских льгот в военной торговле с США.
64 Формально на этом проблему в двусторонней торговлей оружием можно было считать исчерпанной. Однако наблюдатели видели в этом споре не столько частную проблему военно-технического сотрудничества двух стран, сколько показатель ухудшения отношения США к Канаде. Как отмечал А. Эдгар, «в отличии от предыдущих двусторонних разногласий в военно-экономической сфере, не было достаточной поддержки и симпатии к Канаде в Вашингтоне, чтобы остановить поправки к ПМТО до их введения в действие и нанесения определенного ущерба канадским оборонным фирмам» [50].
65 Американские эксперты прямо говорили, что действия Вашингтона отражают недовольство канадской военной политикой. По словам Ч. Дорана из Университета Джона Хопкинса, «противоречия становятся заметными в вопросах безопасности, поскольку, с точки зрения США, Канада не обращает внимание на них» [51]. Доран в частности упомянул такой экстраординарный шаг как публичную критику Вашингтоном своего ближайшего союзника. Выступая в январе 1999 г. в Монреале, американский посол в Канаде Гордон Гриффин открыто дал понять, что США недовольны постоянным сокращением канадских военных расходов. Как отметил Гриффин, «благодушное невнимание или неверные предположения могут подорвать нашу безопасность в будущем» [52].
66 Нельзя сказать, что в Канаде не осознавали эту проблему. Определенный кризис в двустороннем оборонном сотрудничестве после холодной войны предвидели и канадские эксперты. Например, Дж. Джокел и Дж. Сокольски вообще грозили прекращением военных связей двух стран, опубликовав работу с таким заголовком [53]. По их мнению, военные связи США и Канады держались на двух элементах: совместной защите Северной Америки от ядерного нападения через НОРАД и защите Западной Европы от советского нападения через механизмы НАТО. Обе эти цели потеряли свое значение в начале 1990-х годов.
67 В отсутствии советской угрозы в Канаде резко усилилось внимание к идее «обороны от помощи» (“defence against help”) как нового основного связующего элемента канадо-американских военных связей. Автором этой концепции являлся канадский политолог норвежского происхождения Нильс Орвик [54]. Рассматривая возможности защиты малого государства от граничащего с ним намного более сильного государства, он пришел к выводу, что даже недостаточных вооруженных сил малого государства может оказаться достаточно для решения этой задачи. Как отмечал Орвик, «разумной целью для малых государств была бы не попытка оказать военное сопротивление крупному соседу, а убедить его, что они достаточно сильны, чтобы защититься от любого из потенциальных врагов большого соседа. Это могло помочь избежать реального военного присутствия большого соседа на территории маленького государства с целью оказания военной помощи. Эта стратегия малого государства могла бы быть названа «оборона от помощи» [55]. Применительно к канадо-американским отношениям это означало, что Канада не должна допускать чрезмерного ослабления своей боеспособности, поскольку это создавало угрозу безопасности США и тем самым повышало вероятность размещения американских войск на канадской территории под предлогом оказания военной помощи.
68 Важность этой концепции заключалась в том, что она давала не только ясную и понятную перспективу для канадских вооруженных сил, но и подводила новую рациональную базу под канадо-американские военные связи после холодной войны. Показательно, что апелляция к этой концепции встречалась не только в работах экспертов [56], но и проникла в официальные канадские документы. Как отмечалось в Белой книге по обороне, «даже если бы правительство решило значительно уменьшить уровень военного сотрудничества с Соединенными Штатами, Канада все еще была бы вынуждена опираться на помощь США в защите своей территории и подступов к ней – и эта помощь в таком случае оказывалась бы исключительно на американских условиях» [57].
69 В целом, в 1990-е гг. происходил процесс адаптации военных связей США и Канады к окончанию холодной войны. Сама эта адаптация происходила на двух уровнях: частном и стратегическом. С одной стороны, пересматривались какие-то конкретные военные программы или отдельные аспекты этих отношений. Было прекращено испытание американских крылатых ракет над канадской территорией. Уточнен мандат НОРАД – с большим акцентом на борьбу с наркотиками и наблюдение за космосом. С другой стороны, предпринимались попытки разработать общую теоретическую основу военных отношений после исчезновения советской угрозы. Для Канады важную роль в этом плане сыграла концепция «оборона от помощи». При этом чем дальше в 1990-е гг., тем больше нарастало недовольство Вашингтоном недостаточным, по его мнению, вкладом Оттавы в обеспечение североамериканской и международной безопасности.

References

1. Tsit. po: Kanada 1918-1945. Istoricheskij ocherk. – M.: Nauka, 1976, s. 359

2. Tam zhe, s. 360

3. The Guide to Canadian Politics on Arms Control, Disarmament, Defence and Conflict Resolution. – Ottawa: Canadian Institute for International Peace and Security, 1990, p. 147

4. % Want an End to Cruise Testing // The Toronto Star, 26.02.1990

5. Ottawa Signs Cruise Missile Test Pact // The Toronto Star, 16.02.1993

6. Thompson A. PM Vows to Delay Missile Testing, Debate to be Held “to Review Policy” // The Toronto Star, 21.01.1994

7. House of Commons Debates. Official Report. 1st Session, 35th Parliament. Vol. I, 1994, p. 396

8. Canada to Review Cruise Missile Testing // DFAIT News Release, № 1, 03.02.1994

9. Ibidem

10. Ouellet Rules Out More Cruise Testing // The Globe and Mail, 14.05.1994

11. Sallot J. U.S. No Longer Needs Cruise Tests // The Globe and Mail, 17.05.1994

12. White Paper on Defence. – Ottawa: DND, 1994, p. 24

13. V 1951 g. vdol' 50° s.sh. byla postroena «Sosnovaya liniya», v 1954 g. cherez 55° s.sh. – «Srednekanadskaya liniya» i, nakonets, v 1957 g. «Liniya D'yu» vdol' 70° s.sh. Sm.: The Guide to Canadian Politics on Arms Control, Disarmament, Defence and Conflict Resolution. – Ottawa: Canadian Institute for International Peace and Security, 1990, p. 155

14. Sokolsky J. The Future of North American Defence Co-operation // International Journal, Winter 1990-1991, p. 33

15. The Guide to Canadian Politics on Arms Control…p. 156

16. Privoditsya i drugaya tsifra kanadskikh raskhodov – 800 mln. doll. – v zavisimosti ot togo, vklyuchayut li v obschuyu summu zatraty na stroitel'stvo chetyrekh severnykh baz s vzletno-posadochnymi polosami

17. White Paper on Defence. – Ottawa: DND, 1994, p. 23

18. McDonald M. Turning NORAD into Drug-Buster // The Toronto Star, 12.10.1993

19. A Brief History of NORAD. As of 31 December 2012. North American Defense Command. Office of History, p. 7

20. McDonald M. Turning NORAD into Drug-Buster // The Toronto Star, 12.10.1993

21. Tsit. po: Future of NORAD in Doubt, Officials Say // The Toronto Star, 18.09.1990

22. A NORAD Refit for New Times (Editorial) // The Toronto Star, 05.11.1990

23. The NORAD Renewal Issue. Report of the Special Panel to the Sub-committee of the House of Commons Standing Committee on External Affairs and International Trade Considering the Question of Renewing in May 1991 the North American Aerospace Defence Agreement. – Ottawa: Canadian Institute for International Peace and Security. Working Paper № 33, March 1991, p. 57

24. Canada and United States to Renew NORAD Agreement // DFAIT News Release, № 96, 19.04.1991

25. Security in a Changing World. The Report of the Special Joint Committee on Canada’s Defence Policy. Ottawa, 1994, p. 15

26. Ibid., p. 35

27. Canada’s Foreign Policy: Principles and Priorities for the Future. Report of the Special Joint Committee of the Senate and the House of Commons Reviewing Canadian Foreign Policy. November 1994, p. 22

28. White Paper on Defence. – Ottawa: DND, 1994, p. 23

29. Ibidem

30. House of Commons. Standing Committee on National Defence and Veteran Affairs. Evidence. 03.10.1995. http://www.parl.gc.ca/35/Archives/committees351/defa/evidence/30_95-10-03/defa30_blk101.html

31. House of Commons. Standing Committee on National Defence and Veteran Affairs. Evidence. 03.10.1995. http://www.parl.gc.ca/35/Archives/committees351/defa/evidence/30_95-10-03/defa30_blk101.html

32. Ibidem

33. Ibidem

34. House of Commons Debates. Official Report (Hansard), Vol. 133, № 10, p. 495. http://www.parl.gc.ca/content/hoc/House/352/Debates/010/han010-e.pdf

35. Ibid., p. 497

36. Ibidem

37. Canadian Defence Policy. April 1992. – Ottawa: DND, p. 17

38. White Paper on Defence. – Ottawa: DND, 1994, p. 24

39. Ibidem

40. Goetz D. McDonald C. Bill S-25: An Act to Amend the Defence Production Act. 06.09.2000. LS-370E. Library of Parliament. http://www.parl.gc.ca/About/Parliament/LegislativeSummaries/bills_ls.asp?lang=E&ls=S25&Parl=36&Ses=2

41. Grover B. An Assessment of Proposed Changes to the International Traffic in Arms Regulations. 26.02.1999. Canadian Defence Industries Association. http://www.fas.org/asmp/campaigns/control/Canadianexemptionsfoia/P5EQ.pdf

42. Ibidem

43. Sallot J. Defence Industries Gain Reprieve // The Globe and Mail, 23.04.1999

44. Axworthy L. Navigating a New World: Canada’s Global Future. – Toronto: Vintage Canada, 2004, p. 105

45. Joint Statement on Defense Export Controls and North American Defense Industrial Base. 08.10.1999. http://www.fas.org/asmp/campaigns/control/Canadianexemptionsfoia/P3C.pdf

46. Canada and the United Sates Resolve Differences Over International Traffic in Arms Regulations // DFAIT News Release, № 222, 08.10.1999

47. Edgar A. Growth Pains or Growing Strains ? The Limits of Neighborliness and the Politicization of Canada-US Defence Industry Integration // Canadian Foreign Policy, Winter 2001, p. 11

48. McKenna B. U.S. Will Reinstate Technology Access for Canada // The Globe and Mail, 17.06.2000

49. PM Press Statement and Guidance: Joint United Sates-Canada Statement on Defense Export Controls. 19.06.2000. http://www.fas.org/asmp/campaigns/control/Canadianexemptionsfoia/P3O.pdf

50. Edgar A. Op. cit., p. 12

51. McKenna B. Security Concerns Threaten Special Status with U.S. // The Globe and Mail, 23.04.1999

52. Tsit. po: McKenna B. Security Concerns Threaten…; Takzhe sm.: Canada Asked to Boost Defence // The Globe and Mail, 12.01.1999

53. Sm.: Jockel J., Sokolsky J. The End of the Canada-U.S. Defense Relationship. Policy Papers on Americas. Vol. VII, Study 2, 01.05.1996

54. Vydvinuv vpervye ehtu kontseptsiyu v nachale 1970-kh gg., Orvik v posleduyuschem razvival i dopolnyal ee. Sm.: Orvik N. Defence Against Help – A Strategy for Small States? // Survival, September-October 1973, pp. 228-231; Orvik N. The Basic Issue in Canadian National Security: Defence Against Help, Defence to Help Others // Canadian Defence Quarterly, Summer 1981 (perepechatana v tom zhe zhurnale 9 let spustya. Sm.: Canadian Defence Quarterly, August 1990, pp. 58-64); Orvik N. Canadian Security and “Defence Against Help” // Survival, Summer 1984, pp. 26-31

55. Orvik N. Defence Against Help – A Strategy for Small States? // Survival, September-October 1973, p. 228

56. Sm.: Sokolsky J. The Future of North American Defence Co-operation // International Journal, Winter 1990-1991, p. 547; Leyton-Brown D. Canadian Defence Policy in the 1990s: The North American Dimension // Canadian Defence Quarterly, August 1991, p. 21; Sokolsky J., Detomasi D. Canadian Defence Policy and the Future of Canada-United States Security Relations // The American Review of Canadian Studies, Winter 1994, p. 547

57. White Paper on Defence. – Ottawa: DND, 1994, p. 21

Comments

No posts found

Write a review
Translate