Foreign Direct Investment and Regulation in U.S. and Other G20 Countries
Table of contents
Share
Metrics
Foreign Direct Investment and Regulation in U.S. and Other G20 Countries
Annotation
PII
S207054760010489-4-1
DOI
10.18254/S207054760010489-4
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Evgeny Emelianov 
Occupation: Senior researcher
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

Slowing dynamics of foreign direct investment at the second half of the decade concerns both developed and developing countries - G20 Members, which accumulate nearly 70% of the world foreign direct investment inflows. This trend may proceed years ahead as countries of the Group G 20 are taking measures for modernizing their systems of foreign investment regulation facing potential threats in the context of national security and trying to prevent new challenges and risks which associated with foreign investors and their ownership of companies established in their countries. After the period of bringing down barriers to cross border direct investment, it comes the period of reevaluating foreign investment regulation in many countries. The process of reforming mechanisms to review foreign investment risks is taken place in the United States; the functions of Committee on Foreign Investment in the United States are expanded. Meanwhile, other G20 countries, from France, Germany, Italy, to China and South Africa have adopted new rules concerning foreign investment policy developments. 

Keywords
foreign direct retirement, US, G20, government regulation
Received
26.03.2020
Date of publication
21.07.2020
Number of characters
16240
Number of purchasers
1
Views
46
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1

Динамика и факторы притока прямых иностранных инвестиций в страны «Большой двадцатки»

 

Страны Группы двадцати, или «Большой двадцатки» (G20)1, созданной в 1999 г., по данным на 2018 г. (ЮНКТАД), аккумулировали 67% притока прямых иностранных инвестиций в страны мира. В абсолютном выражении это составило 871 млрд долл., уменьшившись в сравнении с аналогичным показателем 2017 .(909 млрд долл.).

* Группа двадцати включает 20 участников: Аргентину, Австралию, Бразилию, Великобританию, Германию, Индию, Индонезию, Италию, Канаду, Китай, Мексику, Турцию, Россию, Саудовскую Аравию, США, Францию, ЮАР, Южную Корею, Японию, а также Европейский Союз.
2

Динамика притока прямых иностранных инвестиций в страны «Большой двадцатки» в 2018–2019 гг. отражала общемировую тенденцию к замедлению этого процесса в последние годы, с неустойчивостью процесса по разным странам. Наибольшее падение притока прямых иностранных инвестиций в мире затронуло страны Европы (на 55%), а их рост отмечен в Африке (на 11%)2 .

1. World Investment Report. UNCTAD, 2019. URL: >>>
3

В 2019 г., по предварительной оценке, мировой объём прямых иностранных инвестиций был несколько ниже (1,39 трлн долл.), чем по уточнённой оценке на 2018 г. (1,41 трлн долл.). Их приток увеличился в страны с переходной экономикой на 65%; уменьшился на 6% в развитые страны и на 6% в развивающиеся3.

2. Investment Trends. UNCTAD, January 2020. URL: >>>
4 Сокращение притока прямых инвестиций и его значительные колебания по странам вызваны разнообразными факторами. Прежде всего следует отметить тенденцию к уменьшению нормы прибыли на принимаемые прямые иностранные инвестиции, глобальное значение которой снизилось с 8% в 2010 г. до 6,8% в 2018 г., а в Африке, например, упало почти вдвое (с 11,9% до 6,5%).
5

Одним из факторов стал резкий рост репатриации накопленных прибылей американскими компаниями в 2018 г.4 К числу более общих и долгосрочных факторов можно отнести политику ограничений иностранной собственности, которые основаны на соображениях национальной безопасности, использовании стратегических технологий. Неопределённость изменения границ применения регуляторов в торговых и инвестиционных отношениях также не способствует ожиданиям существенного роста притока иностранных инвестиций.

3. Аксенов П.А. Налоговая реформа Трампа и американский бизнес. Международная торговля и торговая политика. – 2018. – No 2. – С. 91–103. Aksenov Pavel A. Nalogovaya reforma Trampa i amerikansky biznes. [Tax reform of Trump nd American business]. Mezhdunarodnaya torgovlya i torgovaya politika. 2018, No. 2, pp. 91–103. (In Russ.). >>>
6 Во второй половине текущего десятилетия приток ПИИ в страны «Большой двадцатки» отличался неравномерностью.
7 В первой десятке по объёму притока прямых иностранных инвестиций в 2018 г. были шесть стран, входящих в «Большую двадцатку»: США, Китай, Великобритания. Бразилия, Австралия, Индия. На фоне сокращения притока прямых иностранных инвестиций во многих странах, приток его, например, в Австралию, возрос в 2015–2018 гг. более чем вдвое (см. таблицу)
8

                                                                                                                                                             Таблица

                       Приток прямых иностранных инвестиций в страны «Большой двадцатки», млн долл.    

Cтраны

2015 г.

2016 г.

2017 г.

2018 г.

Австралия

28 270

45 522

42 294

60 438

Аргентина

11 759

3 260

11 517

12 162

Бразилия

49 514

52 751

67 583

61 223

Великобритания

39 186

196 132

101 238

64 487

Германия

41 444

23 500

36 931

25 706

Индия

44 064

 44 481

 39 904

 42 286

Индонезия

16 641

3 921

 20 579

21 980

Италия

19 628

 28 449

21 969

 24 276

Канада

43 825

35 992

24 832

39 625

Китай

135 610

 133 710

 134 063

 139 043

Мексика

35 863

 30 865

 32 091

 31 604

Россия

11 858

 37 176

25 954

13 332

Саудовская Аравия

8 141

7 453

8 141

 3 209

США

467 625

 471 792

277 258

251 814

Турция

18 989

13 705

11 478

 12 944

Франция

45 347

23 061

29 802

37 294

Республика Корея

4 104

12 104

17 913

14 479

ЮАР

1 729

 2 235

2 007

5 334

Япония

2 976

17 751

10 430

9 858

Европейский Союз

635 610

572 547

350 095

281 055

 
World Investment Report. UNCTAD. 2019. - URL: >>>; >>>
9 По предварительной оценке на 2019 г., Соединённые Штаты продолжали оставаться лидером по притоку ПИИ (251 млрд долл.), за ними следовал Китай (140 млрд долл.). Из других стран «Большой двадцатки» существенно увеличились прямые иностранные инвестиции в Бразилию – до 75 млрд долл.; во Францию – до 52 млрд долл.; в Индию – до 49 млрд долл.; в Канаду - до 47 млрд долл., в Германию – до 40 млрд долл.
10

Одновременно произошло сокращение их притока в Великобританию – до 61 млрд долл.5. В целом по ЕС приток прямых иностранных инвестиций снизился в 2019 г., но по отдельным странам наблюдался их значительный прирост, например, в Германии.

4. Investment Trends. 2020. UNCTAD, January 2020. URL: >>>
11 Эксперты ЮНКТАД прогнозировали некоторый рост иностранных инвестиций в 2020 г., однако в силу политических и экономических причин, а также последствий глобального распространения коронавируса, ожидания скорее не оправдаются; а прогнозы пересматриваются в сторону понижения. По последним оценкам, замедление инвестиционной активности затронет как развитые страны, так и развивающиеся. Может сократиться приток капитала и в те страны «Большой двадцатки», по которым в последние годы наблюдался его рост.
12

Новая волна регуляторов

 

Во втором десятилетии значительно усилилось внимание к оценке последствий притока иностранных инвестиций для национальных экономик. Тенденция к усилению контроля над иностранными инвестициями в целях обеспечения национальной безопасности характерна и для стран, не входящих в «Большую двадцатку», и связано это в том числе с множеством факторов, оказывающих влияние на растущую неопределённость в мировом хозяйстве6. Вместе с тем, в ряде стран по отдельным секторам режим для иностранных инвестиций стал более благоприятным в последние годы, что не исключает краткосрочность принятых решений и возврат к прежним нормам.

5. Investment Trade Monitor. October 2019. – URL: >>>
13

В Германии, Франции, Италии, Соединённых Штатах принятые изменения в регулировании прямых иностранных инвестиций вступили в силу до середины 2019 г.7. В Китае и ЮАР новые правила должны вступить позже. В Великобритании, Японии, других странах также рассматриваются изменения в данной сфере.

6. OECD Twenty-first Report on G20 Investment Measures. OECD. June 24, 2019.
14

В Соединённых Штатах – главном центре притока прямых иностранных инвестиций – в 2018 г. был принят закон «О модернизации рассмотрения рисков иностранных инвестиций» (Foreign Investment Risk Review Modernization Act)8, который стал этапом ужесточения требований к рассмотрению и допуску иностранных инвестиций в ряде секторов экономики.

7. The Foreign Investment Regulation Review, the law reviews edition. – URL: >>>
15

Согласно этому закону, Комитет по иностранным инвестициям США должен быть в обязательном порядке уведомлен «об инвестициях, сделанных иностранными лицами или компаниями в американские активы, связанные с критической инфраструктурой, критическими технологиями или конфиденциальными личными данными»9. Как отмечает П. Аксенов, «Закон FIRRMA впервые ввёл обязательный режим регистрации в отношении определённых трансакций, в то время как в отношении всех других трансакций, подпадающих под юрисдикцию Комитета по иностранным инвестициям, уведомление остаётся добровольным»10.

8. Аксенов П.А. Регулирование иностранных инвестиций в США: ограничения в условиях торговой войны. Международная торговля и торговая политика. – 2019. – No 4. – С. 31–41. (С. 33). Aksenov Pavel A. Regulirovanie inostrannyh investitsyi v SSHA: ogranicheniya v usloviyah torgovoi voiny. [The US Foreign Investment Regulation: Trade War Restrictions.]. Mezhdunarodnaya torgovlya i torgovaya politika. 2019, No. 4, pp. 31–41. (In Russ.), (p. 33). >>> 

9. Там же.
16 Во Франции 1 января 2019 г. вступили в силу изменения, касающиеся оценки прямых иностранных инвестиций с точки зрения национальной безопасности. В результате был расширен перечень секторов, где иностранным инвесторам требуется получить разрешение, а также представлен список дополнительных оснований, по которым может быть отказано в осуществлении иностранных инвестиций.
17

Пересмотр условий иностранных инвестиций имел место не только на национальном уровне, но и в рамках ЕС. Принятые положения относительно прямых иностранных инвестиций в страны ЕС должны вступить в силу 11 октября 2020 г. Эти положения создают механизм обмена информацией относительно регуляторов в странах ЕС и оценки угроз таких инвестиций интересам безопасности более чем одной страны-члена ЕС; или ситуации, складывающейся в результате притока иностранного капитала, которая может нанести ущерб той или иной программе ЕС11. Устанавливаются также ориентиры для национальных политик членов ЕС в целях защиты ключевых интересов безопасности.

10. Regulation (EU) 2019/452 of the European Parliament and of the Council of 19 March 2019 establishing a framework for the screening of foreign direct investments into the Union. Official Journal of the European Union, 21 March 2019. – URL: >>>
18 Из отдельных стран ЕС, входящих также в «Большую двадцатку», в Германии, например, в декабре 2018 г. вступили в силу изменения процедуры рассмотрения инвестиций иностранных инвесторов из стран, не входящих в ЕС, в критически значимые сектора инфраструктуры, программное обеспечение, облачные технологии, информационные системы.
19

В некоторых странах «Большой двадцатки» в последние годы были приняты меры, способствовавшие определённой либерализации режима для иностранных инвесторов в отдельных секторах. Так, с декабря 2018 г. в Бразилии разрешено 100%-ное участие иностранных компаний в сфере авиатранспортных услуг; был пересмотрен «Аэрокодекс», предписывавший потолок иностранного участия в 20% и возможность управления исключительно бразильской стороной12. Но для продолжения действия этой меры она должна быть одобрена парламентом в течение 180 дней. Необходимо иметь в виду, что эта мера может стать временной. Подобная ситуация уже имела место в 2016 году.

11. Aeronautical Code, 2018. – URL: >>>
20

В Китае 15 марта 2019 г. был одобрен новый закон об иностранных инвестициях (Foreign Investment Law of the People’s Republic of China, 2019), (с вступлением в силу 1 января 2020 г.), целью которого является улучшение условий для инвестиций из-за рубежа. Новое законодательство стало заменой действовавших ранее законов о совместных предприятиях; о полностью контролируемых иностранным капиталом предприятий. Закон 2019 г. усиливает защиту законных прав и интересов инвесторов.

21

Австралия и Канада увеличили порог объёма иностранных инвестиций, подлежащих оценке, для стран, входящих во Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение для Транстихоокеанского партнёрства (Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnership, CPTPP). Данное объединение (куда вошли Япония, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Сингапур, Вьетнам, Бруней, Малайзия, Мексика, Перу, Чили) было образовано после выхода США из Транстихоокеанского партнёрства.

22 Австралия повысила порог для оценки иностранных инвестиций с 266 млн австрал. долл. до 1 154 млн австралийских долларов.
23

Канада установила порог в 1 568 млн кан.х долл., в то время как для стран, не входящих во Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение для Транстихоокеанского партнёрства, этот порог составляет 1 045 млн кан. долларов13.

12. Investment Canada Act – Thresholds. – URL: >>>
24 В условиях возросшей неопределённости в международных экономических взаимосвязях, торговых ограничений в последние годы наблюдается тенденция к ограничительной практике в отношении иностранных инвестиций, диктуемая соображениями национальной безопасности. На примере стран «Большой двадцатки» отмечено введение новых правил регулирования прямых иностранных инвестиций, прежде всего в сфере стратегических технологий.
25

Характерной особенностью рассматриваемого периода являются попытки оценить возможные риски иностранных инвестиций не только для принимающей страны, входящей в ЕС, но и для других стран ЕС; создание более благоприятных условий для иностранных инвесторов из стран, входящих в то же объединение, что и принимающая страна (например, в рамках Всеобъемлющего и прогрессивного соглашения для Транстихоокеанского партнёрства).

26 В то же время в ряде стран в некоторых секторах предприняты меры по упрощению допуска иностранных инвесторов, что может способствовать общему росту инвестиций из-за рубежа. Но общий прогноз притока прямых иностранных инвестиций на ближайший год остаётся далеким от оптимистичного в силу сочетания геополитических, экономических, а также эпидемиологических факторов, тормозящих принятие инвестиционных решений.

References

1. World Investment Report. UNCTAD, 2019. URL: https://worldinvestmentreport.unctad.org/world-investment-report-2019/

2. Investment Trends. UNCTAD, January 2020. URL: https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/diaeiainf2020d1_en.pdf

3. Aksenov P.A. Nalogovaya reforma Trampa i amerikanskij biznes. Mezhdunarodnaya torgovlya i torgovaya politika. – 2018. – No 2. – S. 91–103. Aksenov Pavel A. Nalogovaya reforma Trampa i amerikansky biznes. [Tax reform of Trump nd American business]. Mezhdunarodnaya torgovlya i torgovaya politika. 2018, No. 2, pp. 91–103. (In Russ.). https://doi.org/10.21686/2410-7395-2018-2-91-103

4. Investment Trends. 2020. UNCTAD, January 2020. URL: https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/diaeiainf2020d1_en.pdf

5. Investment Trade Monitor. October 2019. – URL: https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/diaeiainf2019d2_en.pdf

6. OECD Twenty-first Report on G20 Investment Measures. OECD. June 24, 2019.

7. The Foreign Investment Regulation Review, the law reviews edition. – URL: https://thelawreviews/edition/the-foreign- investment-regulation-review-edition-7/

8. Aksenov P.A. Regulirovanie inostrannykh investitsij v SShA: ogranicheniya v usloviyakh torgovoj vojny. Mezhdunarodnaya torgovlya i torgovaya politika. – 2019. – No 4. – S. 31–41. (S. 33). Aksenov Pavel A. Regulirovanie inostrannyh investitsyi v SSHA: ogranicheniya v usloviyah torgovoi voiny. [The US Foreign Investment Regulation: Trade War Restrictions.]. Mezhdunarodnaya torgovlya i torgovaya politika. 2019, No. 4, pp. 31–41. (In Russ.), (p. 33). https://doi.org/10.21686/2410-7395-2019-4-31-41

9. Tam zhe.

10. Regulation (EU) 2019/452 of the European Parliament and of the Council of 19 March 2019 establishing a framework for the screening of foreign direct investments into the Union. Official Journal of the European Union, 21 March 2019.. – URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32019R0452&from=EN

11. Aeronautical Code, 2018. – URL: http://legislacao.planalto.gov.br/legisla/legislacao.nsf/Viw_Identificacao/mpv%20863-2018

12. Investment Canada Act – Thresholds. – URL: http://www.ic.gc.ca/eic/site/ica-lic.nsf/eng/h_lk00050.html