Current State of the Russian and US Nuclear Weapons Policies
Table of contents
Share
Metrics
Current State of the Russian and US Nuclear Weapons Policies
Annotation
PII
S207054760008175-9-1
DOI
10.18254/S207054760008175-9
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Valentin Kuznetsov 
Occupation: Senior Research Fellow
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Nataliya Stepanova
Occupation: Research fellow
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

This article is devoted to the analysis of interaction of the nuclear policy of Russia and the United States in the context of a crisis in bilateral relations, the collapse of the arms control system and the undermining of global strategic stability. First, the authors examine the current state of US-Russian relations in the sphere of arms control. As a result of the US withdrawing from the ABM Treaty, the INF Treaty, and the dim prospects of extending the New START, the authors conclude that the arms control and strategic stability system that was being put together over the course of four decades is in a deep crisis. Second, the authors examine the U.S. nuclear policy and Washington’s efforts to build up and modernize its nuclear capabilities. The 2018 Nuclear Policy Review points to the United States moving away from the principle of no first use of nuclear weapons, lowering the threshold for nuclear weapons use and the desire to maintain options to end conflicts at any stage on terms favorable to the U.S. without a significant risk of starting a general nuclear war. In addition, the authors describe plans of the U.S. military to modernize the nuclear triad. When analyzing the 2019 Missile Defense Review, it is noted that the U.S. desire to ensure its absolute invulnerability to any missile threats, “left of launch” measures to provide missile defense before missile are launched by the enemy, and the integration of defensive and offensive capabilities of missile defense systems confirm the fears of Russia and other countries regarding maintaining their capabilities to conduct a nuclear retaliatory strike. Then the Russian nuclear doctrine is analyzed. The authors reject Western accusations that Russia has the concept of “escalate to de-escalate”, describe the conditions for Russia’s first nuclear use and the specifics of the “retaliatory counterstrike” concept, and also cite Russia's main concerns regarding threats from the US nuclear doctrine and nuclear modernization. We are also talking about the development of new nuclear weapons systems, such as hypersonic weapons, unmanned vehicles and cruise missiles. In conclusion, it is said that the U.S. doesn’t intend to try to maintain strategic stability any longer, Washington’s nuclear strategy has features that are dangerous to international security, which he blames Russia and that Russian fears regarding US nuclear policy are all but legitimate.

Keywords
nuclear weapons, strategic stability, modernization of nuclear weapons, military doctrine, "escalate to de-escalate", retaliatory strike, missile defense, "left of launch" measures
Received
06.12.2019
Date of publication
20.12.2019
Number of characters
41769
Number of purchasers
6
Views
96
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1

Введение

 

По данным Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI), на начало 2019 г. в арсеналах девяти стран (США, Россия, Великобритания, Франция, Китай, Индия, Пакистан, Израиль и КНДР) находилось порядка 13 865 ядерных боеголовок, около 3 750 из них стояли на вооружении, а почти 2 000 находились в состоянии высокой оперативной готовности. Отмечается, что некоторое сокращение ядерного вооружения по сравнению с началом 2018 г. (было 14 465) произошло за счёт постепенного уменьшения арсеналов США и России1.

1. Промежуточный отчёт SIPRI (сетевой ресурс) 19.06.2019 URL: >>> (Дата обращения 05.12.2019).
2 Однако ситуация между Россией и США (несмотря на уменьшение количества ядерных боеголовок в соответствии с двусторонними договорённостями) в области ядерных вооружений и контроля над ними, характеризуется постоянным нарастанием напряжённости и непредсказуемости. Обостряются прежние и появляются новые угрозы и вызовы. Усиливаются военно-политические факторы, подрывающие стратегическую стабильность.
3 Современные вызовы международной безопасности приобрели устойчивые новые формы. Появились элементы военного противостояния и холодной войны между Россией и США. Сложились условия для долгосрочного кризиса в контроле и ограничении ядерных вооружений. При этом работа по модернизации и разработке новых видов ядерных вооружений приобрела не виданный ранее размах.
4

Декларируемое в некоторых случаях стремление России и США к безъядерному миру обернулось ядерным противостоянием. Фактически между двумя странами развёрнута «холодная война 2.0»2.

2. Выступление академика РАН С.М. Рогова на Общем собрании РАН 13.11.2019. URL: >>> (Дата обращения 24.11.2019).
5 Российско-американский режим ограничений и контроля над вооружениями приблизился к опасной черте, за которой с большой долей вероятности могут стоять конфликтные ситуации, включая и военные. Приходится констатировать, что сложившиеся отношения России и США в области ядерных вооружений и поддерживаемое ранее Москвой и Вашингтоном состояние стратегической стабильности перестают расцениваться как необходимый элемент международной безопасности.
6 Двусторонние контакты между военными со стороны России и США в законодательном порядке запрещены, а с остальными ведущими странами НАТО практически не осуществляются. Даже предпринимаемые в редких случаях со стороны России меры к налаживанию отношений натыкаются на отрицательную консолидированную позицию Запада в связи с событиями на Украине, предполагаемым вмешательством России в американские президентские выборы и другими внутри- и внешнеполитическими факторами.
7

Отношения России и США в области ядерных вооружений

 

Американо-советские, а затем и американо-российские отношения в сфере ядерного оружия, начиная с подписания первых двусторонних соглашений в этой области, зиждились на идее стратегической стабильности, основанной на принципе взаимного гарантированного уничтожения. Таким образом этого достигалось состояние, когда ни одна из ядерных сверхдержав не могла рассчитывать на получение военного преимущества за счёт нанесения первого ядерного удара, поскольку это влекло за собой неизбежное возмездие. Одним из основных соглашений в этой связи был Договор по ПРО 1972 г. лимитирующий потенциалы стратегических оборонительных систем. Путём подписания договоров об ограничении и сокращении стратегических вооружений (договоры ОСВ, СНП, СНВ, РСМД) удалось остановить масштабную гонку ядерных вооружений между двумя странами.

8 Ещё при администрации У. Клинтона США заявляли о приверженности Договору по ПРО, хотя упор на стратегическую стабильность уже не делался. Однако в 2001 г. Вашингтон объявил о выходе из Договора, тем самым подорвав фундамент её обеспечения. Стратегическая стабильность и контроль над вооружениями перестали быть для США приоритетом. Большие ожидания принёс с собой приход к власти администрации Барака Обамы. В российско-американских отношениях началась перезагрузка, был подписан Договор СНВ-3. Однако движущая Обамой мотивация по сокращению ядерных арсеналов уже с момента окончания холодной войны не имела никакого фундамента в стратегическом видении американской ядерной политики. Наложившаяся на это трансформация международных отношений и становление полицентричности, а также дальнейшее развитие технологий только усугубили деградацию концепции стратегической стабильности.
9 В настоящее время приходится констатировать, что отношения России и США в области ядерных вооружений подошли к критической черте. Идёт демонтаж складывавшейся десятилетиями системы договорённостей в сфере контроля над ядерными вооружениями и их ограничения.
10 Договор о РСМД. Россия на протяжении последних нескольких лет предпринимала в лице Министерства иностранных дел и Министерства обороны безуспешные попытки сохранить Договор. Однако администрация Д. Трампа с присущей ей напористостью и энергией вышла из него.
11 В своём послании 2019 г. президент России подробно остановился на этом вопросе. Одновременно он сделал и ряд предложений, которые позволили бы свести к минимуму последствия для национальной и международной безопасности.
12 При этом принято решение не размещать наземные РСМД где бы то ни было, пока там не появятся американские ракеты того же класса. Россия призывала союзников США в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе ввести у себя аналогичный мораторий на развёртывание РСМД наземного базирования.
13 Уже через две недели после выхода из ДРСМД (февраль 2019 г.) США начали лётные испытания ранее запрещённых ракетных систем средней дальности. Представители Министерства обороны прямо заявили о намерении «скорейшим образом» завершить эти работы и приступить к развёртыванию новых ракетных вооружений.
14

С учётом выхода США из Договора Россия также приняла решение о проведении научных и конструкторских работ по разработке наземных комплексов гиперзвуковых ракет средней и меньшей дальности3.

3. Герасимов Валерий. Генштаб планирует удары // Военно-промышленный курьер (сетевой ресурс) 11.03. 2019. URL: >>> (Дата обращения 29.11.2019).
15

Договор СНВ-3. В сфере контроля над ракетно-ядерными вооружениями в рамках двусторонних отношений остался только один действующий Договор СНВ-3, который вступил в силу в 2010 году.

16

По мнению МИД РФ, продвижение по пути дальнейших сокращений ядерных стратегических вооружений на двусторонней российско-американской основе, как показал, в том числе и кризис вокруг Договора о РСМД, себя исчерпало.

17 В настоящее время перспективы заключения нового соглашения в области СНВ выглядят весьма туманными, что вызывает определённую обеспокоенность среди некоторых специалистов, которые считают, что дальнейшие сокращения вполне возможны при соблюдении определённых условий. К таким условиям, прежде всего, относится улучшение российско-американских отношений.
18

Президент США Д. Трамп неоднократно критиковал этот Договор, заключённый его предшественником Б. Обамой, называя его «односторонней сделкой» и неудачным соглашением4. При этом в Белом доме и в американских военных кругах пока нет единого мнения по вопросу дальнейшей судьбы СНВ-3. Есть те, кто рассуждает о нецелесообразности продления Договора, и многие американские специалисты опасаются, что ДСНВ-3 может повторить судьбу ДРСМД.

4. Russia Blames U.S. for Not Doing Enough on Nuclear Arms Treaty. Efforts to renew the New START treaty signed by President Obama in 2010 have stalled. By Georgi Kantchev. Wall Street Journal. Nov. 8, 2019 URL: >>>  (Дата обращения 29.11.2019).
19

Наряду с этим можно было бы отметить неоднозначную инициативупрезидента США Д. Трампа о том, что он рассчитывает заключить с Москвой и Пекином «грандиозную ядерную сделку», которая могла бы прийти в 2021 г. на смену Договору СНВ-3 и стать крупным геополитическим достижением этой администрации. В таком же ряду стоит и предложение о том, что ведущим мировым державам – США, России и Китаю – следует избавиться от ядерного оружия. При этом он дал понять, что система контроля над вооружениями должна включать Россию и Китай, и всё оружие, все боеголовки, все ракеты. На этом фоне в американских СМИ появлялась и информация о том, что администрация президента США активно занимается подготовкой проекта нового соглашения о контроле над ядерными вооружениями, которое подразумевало бы участие в нём России и Китая.

20

В ответ на это заместитель министра иностранных дел РФ С.  Рябков отметил: «Президент России сказал, что Россия будет готова к переговорам с США, когда к этому будут готовы американцы. Мы после получения, если это произойдёт, более конкретных предложений, конечно, сконтактируемся с американской стороной и дальше будем анализировать то, что американская сторона, возможно, нам предложит»5.

5. Россия готова рассмотреть предложения США по ядерной сделке. Available at: >>> (accessed 21.11.2019).
21

При этом он обратил внимание и на то, что США упоминают Китай в контексте его включения в расширенные соглашения по ядерному разоружению, однако в ядерный клуб входят и другие страны, в том числе ближайшие союзники США по НАТО – Великобритания и Франция6.

6. «Обезоруживающий шаг»: Дональд Трамп предложил США, России и Китаю полностью отказаться от ядерного арсенала // Геополитика России. 26.04.2019. URL: >>> (Дата обращения 21.11.2019).
22

Политика США в области ядерных вооружений

Новая ядерная доктрина США. В январе 2018 г. Министерство обороны опубликовало обновление «Обзора ядерной политики», определяющего основные принципы ядерной политики США.

23 В обзоре отмечается существенно изменившаяся обстановка в сфере ядерной угрозы по сравнению с выходом предыдущей ядерной стратегии, принятой при администрации Обамы в 2010 году. Основными причинами этого стали действия России, Китая, Северной Кореи и Ирана – стран, неоднократно упоминавшихся и в Стратегии национальной безопасности, и в Национальной оборонной стратегии в качестве основных угроз и вызовов безопасности Соединённых Штатов. В сфере ядерной политики предполагаются существенные изменения, касающиеся, в первую очередь, самой роли ядерного оружия: ядерные силы США уникальным образом способствуют сдерживанию как ядерной, так и неядерной агрессии. Другими важнейшими и взаимосвязанными задачами ядерного оружия называются предоставление гарантий союзникам и партнёрам, достижение США поставленных целей, в случае неудачи политики сдерживания, а также возможность застраховать себя от рисков, которые несёт непредсказуемая ситуация в будущем. Последнее может быть дополнено утверждением о возможности нанесения ядерного удара по группировкам, поддерживающим попытки террористов завладеть ядерным устройством или применить его.
24 В обзоре чётко сформулирован отход от принципа неприменения первыми ядерного оружия, который не звучал в предыдущих обзорах, однако и никогда не отвергался. В настоящем документе существенно расширяется ряд случаев, в которых Соединённые Штаты рассмотрят применение ядерного оружия, включая крупномасштабные неядерные стратегические удары. Эксперты рассматривают указанные выше заявления как необходимые для обоснования выделения бюджетных средств на запланированную программу по модернизации ядерных сил.
25

Отдельной темой обновлённой ядерной доктрины стала разработка конкретной стратегии по различным регионам. Как и в других документах, в обзоре утверждается, что политика России и Китая привела к общей нестабильности в сфере международной безопасности, однако не приводится аргументов в пользу того, почему действия этих стран вынуждают США увеличить роль именно ядерного оружия. Скорее авторы дают понять, что американская сторона делает это в силу изменений, произошедших в ядерной стратегии России, предполагающей применение так называемой стратегии «эскалации для деэскалации», предполагающей нанесение превентивного ядерного удара на ранних этапах конфликта с применением обычного вооружения с целью его быстрого завершения на выгодных России условиях7.

7. Nuclear Posture Review 2018, p. 30. URL: >>> (Дата обращения 20.11.2019).
26 В обзоре подтверждается тот факт, что действующая администрация не будет продвигать вопрос ратификации Конгрессом Договора о всеобщем запрещении ядерного оружия (ДВЗЯИ). Также в документе поднимается вопрос контроля над вооружениями: Соединённые Штаты готовы к целесообразным переговорам по данной проблеме, утверждается возможность продления Договора СНВ-3 до 2026 г. по обоюдной договорённости. Тем не менее, список претензий к России, изложенный в доктрине, включая (но не ограничиваясь) несоблюдение Договора РСМД, ДОВСЕ, Будапештского меморандума, Договора по открытому небу, говорит о незначительных шансах на восстановление диалога в сфере контроля над вооружениями в российско-американских отношениях.
27 Содержатся обвинения в адрес России о нарушении ею многочисленных международных соглашений и в стремлении нанести первой ядерный удар по США и странам НАТО (как в духе старой и новой холодной войны). Подчёркивается, что российская модернизация стратегических ядерных сил, а также обычных вооружений представляет опасность для США.
28 Вместе с тем отмечается, что США не хотели бы рассматривать Россию и Китай соперниками, а хотели бы иметь стабильные отношения с обеими странами. В аналогичном документе 2010 г. основной упор делался на взаимозависимость и сотрудничество с Москвой и Пекином, хотя и отмечалось наличие политических разногласий.
29 В обзоре подчёркивается, что США распространяют свои обязательства по обеспечению сдерживания от применения ядерного оружия на более чем 30 государств.
30 Отдельно стоит упомянуть планы США по модернизации ядерной триады. План, принятый ещё при администрации Б. Обамы, не подвергся изменениям в обзоре ядерной политики Д. Трампа. Более того, документ предполагает разработку в краткосрочной перспективе боеголовки малой мощности для БРПЛ, а в долгосрочной – крылатой ракеты морского базирования (КРМБ) с ядерным боезарядом. КРМБ, по словам авторов документа, сможет обеспечить необходимое нестратегическое присутствие в региональном масштабе, гарантированную возможность нанесения ответного удара, а также станет адекватной ответной мерой на несоблюдение Россией договора РСМД, что в обзоре подаётся как уже доказанный факт. Что касается маломощной боеголовки для БРПЛ, то, по мнению авторов документа, она сможет поддержать региональные возможности США по ядерному сдерживанию, обеспечив возможность ограниченного удара, тем самым стерев границы между стратегическими и нестратегическими вооружениями. Критики утверждают, что такие боеголовки сделают подводные лодки незащищёнными от ответного удара, а предполагаемый противник вряд ли поймёт, что ядерный удар был ограниченным. Что касается бюджетной стороны модернизации ядерного потенциала США, то самый затратный сценарий по его поддержанию и обновлению предполагает не более 6,4% текущего бюджета Министерства обороны и менее 1% федерального бюджета.
31 В отношении ядерных вооружений для противодействия России предлагается развивать ядерное оружие уменьшенной мощности, поскольку именно такое Москва якобы может использовать против союзников США в Европе. Это включает:
32

– замену 14 старых стратегических подводных лодок класса «Огайо» на 12 нового поколения «Колумбия»;

– оснащение ядерными боеголовками пониженной мощности баллистических ракет подводных лодок «Трайдент-2»;

– стоящие уже 40 лет на вооружении межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования (МБР) «Минитмен-3» заменят новыми ракетами;

– принятие на вооружение к середине 2020-х годов нового стратегического бомбардировщика B-21Raider;

– размещение новых крылатых ракет большой дальности с ядерной боеголовкой – Long Range Standoff Weapon (LRSO) на бомбардировщиках к 2030 году;

– разработку для крылатых ракет «Томагавк» ядерных боевых частей малой мощности, сила взрыва которых должна варьироваться от 5 до 150 килотонн. Такие ракеты с ядерными боеголовками предлагается вернуть на подводные лодки и корабли ВМС США;

– создание авиабомбы В-62 -1 с регулируемой мощностью взрыва;

– модернизацию самолётов F-35 под двойное назначение с возможностью применения ядерного оружия. Среди регионов для размещения такой авиации указывается в том числе и Европа.

33 Декларируется поддержка и укрепление возможности по дальнейшему размещению ядерных бомбардировщиков и самолётов двойного назначения по всему миру.
34 Такой курс на масштабное укрепление своего ядерного потенциала в Вашингтоне обосновывают ссылками на якобы имеющее место возрастание роли ядерного оружия в российских доктринальных установках.
35

Ещё одна важная черта нового «Обзора ядерной политики США» – декларация того, что Вашингтон может применить ядерное оружие в ответ на «значимую» неядерную стратегическую атаку, включая и кибератаки, если она коснётся инфраструктуры, населения или командных пунктов США или их союзников. Заявлено, что США могут рассмотреть вопрос о применении ядерного оружия в чрезвычайных обстоятельствах для защиты своих жизненно важных интересов, а также союзников и партнёров. При этом говорится, что к чрезвычайным обстоятельствам относится и неядерная атака против США и их союзников8.

8. Обзор ядерной политики США. Февраль 2018 г. URL: >>> (Дата обращения 20.11.2019).
36 Фактически обзор предусматривает существенное повышение роли ядерного оружия в военном планировании США. Создание ядерных боезарядов малой мощности и их развёртывание понижает «порог» применения ядерного оружия, что предполагает возможность начала ядерной войны на низком уровне. По существу, просматривается возврат к концепции «ограниченной ядерной войны». По сути, это означает, что ядерная война допустима.
37 Таким образом, увеличивая разнообразие систем ядерного оружия и вариантов его применения, Вашингтон стремится приобрести возможности применения ядерного оружия на любом этапе развёртывания вооружённого конфликта с целью его завершения на выгодных для себя условиях за счёт угрозы эскалации. Именно в этом США и обвиняют Россию. За счёт этого США надеются иметь возможности ядерного ответа на агрессию со стороны ядерных государств, которые не спровоцировали бы всеобщую ядерную войну.
38

Обзор противоракетной обороны. В январе 2019 г. Министерством обороны был обнародован новый обзор ПРО США. При представлении доклада Д. Трамп отметил: «Наша стратегия основана на одной главной задаче: обнаруживать и уничтожать любые типы ракетных ударов по любому американскому объекту до или после запуска»9. Эта риторика отражена и в тексте самого документа и является, пожалуй, главной его особенностью. Таким образом, США открыто декларируют свою приверженность концепции превентивного удара. В том же выступлении Трамп заявил: «Мы стремимся создать программу противоракетной обороны, которая сможет защитить каждый город в Соединённых Штатах. И никакие переговоры не побудят нас уступить это право»10. Такие заявления только утверждают Россию, Китай и ряд других стран в представлении о намерении США добиться абсолютной безопасности и неуязвимости, в том числе перед ядерным оружием, что совершенно противоречит концепции стратегической стабильности. Ещё одна фраза говорит о том, что Соединённые Штаты отошли от принципа нацеленности систем ПРО на «государства-изгои» и говорят о том, что их целью может быть и нейтрализация ядерной угрозы со стороны России и Китая: «Независимо от типа ракеты или географического происхождения атаки, мы добьёмся того, чтобы вражеские ракеты не смогли укрыться ни на Земле, ни в небе»11.

9. Remarks by President Trump and Vice President Pence Announcing the Missile Defense Review. URL: >>> (Дата обращения 21.11.2019).

10. Ibidem.

11. Ibidem.
39

В самом тексте обзора меры, предпринимаемые до пуска ракет противника (left of launch) являются одним из центральных элементов стратегии ПРО, причём упоминаются они не только там, но и во всех других доктринальных документах, опубликованных администрацией Трампа12. Они включают в себя «наступательные операции, удары высокоточными вооружениями большой дальности»13. Допусковые меры резко повышают эффективность как региональной, так и глобальной систем ПРО, сокращая нагрузку на ракеты-перехватчики. Именно этого и опасаются такие страны, как Россия и Китай, хотя в тексте обзора в качестве возможных целей превентивных мер они не упомянуты.

12. Криволапов О. «Обзор ПРО-2019»: новые черты и подходы // Россия и Америка в XXI веке. Электронный журнал, 2019, Специальный выпуск. DOI: 10.18254/S207054760005319-7

13. Там же.
40

Ещё одна отличительная черта противоракетной стратегии Трампа – взаимодействие оборонительных и наступательных возможностей. Так, упомянутая в документе противоракета SM-6 может решать не только задачи противовоздушной и противоракетной обороны, но и использоваться для нападения на наземные и надводные цели14.

14. Там же.
41 Отмечено, что противниками США являются Россия и Китай, обладающие гиперзвуковым вооружением и модернизированными крылатыми ракетами, а также «страны-изгои» Северная Корея и Иран. В числе «возрастающих» ракетных угроз, называются усилия ряда государств повысить надёжность защиты их баллистических ракет от упреждающего удара. Если раньше строительство систем ПРО США, позиционировалось в качестве сдерживания угрозы, исходящей со стороны Ирана или Северной Кореи, то теперь Вашингтон открыто заявил, что главными противниками являются Россия и Китай.
42 В обзоре США заявили об увеличении количества противоракет, предназначенных для перехвата стратегических боеголовок: в настоящее время их количество равно 44, планируется нарастить это число до 64.
43 Эксплуатация космического пространства обеспечивает более эффективную, устойчивую и адаптируемую к известным и непредвиденным угрозам ПРО. Космические средства обнаружения становятся также ключевыми элементами в системе обороны от гиперзвукового оружия.
44 Основу эшелона космического базирования ПРО США, должны будут составлять:
45

Система предупреждения о ракетном нападении (СПРН) нового поколения. Это космическая система раннего обнаружения пусков баллистических ракет, которая решает также и ряд задач в интересах ПРО. Она должна обеспечить обнаружение пусков ракет менее чем через 20 секунд после их старта. Кроме того, система призвана распознавать ракеты и боеголовки на заатмосферном участке их траектории, определять траектории их полётов, выдавать целеуказания для перехвата, оценивать характеристики угроз, вести техническую разведку;

46 Орбитальная ударная группировка с лазерным оружием большой мощности. Эта группировка с ударными средствами поражения ракет, боевых блоков и военных космических аппаратов может включать также космические системы боевых орбитальных лазеров. Такое лазерное оружие сможет уничтожать МБР в радиусе до 4 тыс. км примерно за две–пять секунд;
47

Космическая система на базе модулей с ракетами-перехватчиками. Этот комплекс должен дополнить космическую систему противоракет, состоящую из 24 ударных космических аппаратов. Они размещаются на околоземных орбитах высотой 400–500 км, оснащены средствами обнаружения и идентификации целей, а также бортовым вычислительным комплексом для проведения анализа степени угроз и выдачи команд на поражение целей. Кроме того, у военных США есть планы интегрировать в систему ПРО космопланы типа Х-35В, отработка которых ведётся с 2015 года15.

15. На орбите охранники и ремонтники. URL: >>> (Дата обращения 21.11.2019).
48 Все рассматриваемые космические системы находятся на разных стадиях разработки и готовности с перспективой принятия на вооружение после 2025 года. Это цели на среднесрочную и долгосрочную перспективу, моментально осуществить все эти задачи невозможно, для этого нужен ещё больший военный бюджет и другие технологические возможности. До конца неясно, какой окончательный вид и в какое время приобретёт национальная система ПРО США.
49 В состав глобальной системы ПРО США входит и морская группировка – это пять крейсеров и 30 эсминцев, которые могут быть развёрнуты в непосредственной близости от территории России.
50

Политика России в области ядерных вооружений

 

Отдавая должное концепции мира, свободного от ядерного оружия, российское руководство полагает, что ядерный потенциал имеет огромное значение для обороны, безопасности, а также внешней и внутренней политики страны. В частности, о ключевой роли ядерного оружия для обеспечения безопасности страны не раз говорил президент В. Путин: «…Мы же живём в мире, в основе безопасности которого лежит ядерный потенциал. Россия – одна из крупнейших ядерных держав»16. Причина такой позиции заключается в особенностях военной политики США и стран НАТО. Во-первых, это связано с расширением альянса, укреплением его военного потенциала и приближением его военной инфраструктуры к границам России, во-вторых – с антироссийской внешней политикой США и стран НАТО, в-третьих – с действиями США, подрывающими существующую систему контроля над вооружениями и стратегической стабильности, начавшимися с выхода США из Договора по ПРО в 2001 г. и развёртыванием элементов американской ПРО в Европе и АТР. По этому поводу В. Путин высказался в своём послании к Федеральному собранию в марте 2018 г.: «Мы долго уговаривали американцев не разрушать Договор по ПРО, не нарушать стратегического баланса. Всё тщетно. В 2002 году США в одностороннем порядке вышли из этого договора. Но даже после этого мы ещё долго пытались наладить с ними конструктивный диалог. Предлагали для снятия озабоченности и сохранения атмосферы доверия наладить совместную работу в этой области. В какой-то момент мне показалось, что компромисс может быть найден, но нет. Все наши предложения, именно все наши предложения были отклонены. Мы заявили тогда, что будем вынуждены для обеспечения своей собственной безопасности совершенствовать современные ударные комплексы. В ответ нам было сказано: «США создают систему глобальной ПРО не против вас, не против России, а вы делайте что хотите. Будем исходить из того, что это не против нас, не против Соединённых Штатов … В 2010 году был подписан Договор СНВ-3 между Россией и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений. Однако при реализации планов по строительству системы глобальной ПРО, которое продолжается и сейчас, все договорённости в рамках СНВ-3 постепенно девальвируются, потому что при сокращении носителей и боезарядов одновременно и бесконтрольно одной из сторон, а именно США, наращивается количество противоракет, улучшаются их качественные характеристики, создаются новые позиционные районы, что в конечном итоге, если мы ничего не будем делать, приведёт к полному обесцениванию российского ядерного потенциала» 17.

16. Заседание дискуссионного клуба «Валдай». URL: >>> (Дата обращения 21.11.2019).

17. Послание Президента Федеральному Собранию. URL: >>> (Дата обращения 21.11.2019).
51

Основными доктринальными документами, на которых базируется ядерная политика России, являются Военная доктрина Российской Федерации, опубликованная в 2014 г., и Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, выпущенная в 2015 г. Согласно последнему документу «Стратегическое сдерживание и предотвращение военных конфликтов осуществляются путём поддержания потенциала ядерного сдерживания на достаточном уровне…»18.

18. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации. п. 36. URL: >>> (Дата обращения 21.11.2019).
52

В Военной доктрине России 2014 г. определены задачи, возложенные на ядерное оружие и варианты его использования. Так, в мирное время ядерное оружие остаётся важным фактором предотвращения возникновения ядерных военных конфликтов и военных конфликтов с применением обычных средств поражения (крупномасштабной войны, региональной войны)19.

19. Военная доктрина Российской Федерации, 30.2014 // Российская газета (сетевой ресурс) URL: >>> (Дата обращения 29.11.2019).
53

На Обзорной конференции ДНЯО 1995 г. Россия заявила, что не будет использовать ядерное оружие против неядерных стран за исключением случаев нападения неядерных государств на территорию и войска РФ, а также на её союзников и страны, перед которыми Россия имеет обязательства об обеспечении безопасности, при содействии ядерных государств или при наличии союзнических отношений с такими государствами20. В Военной доктрине 2014 г. говорится, что Россия может нанести первый удар «в ответ на применение против неё и (или) её союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства»21. В документе 2014 г. впервые говорится о неядерном стратегическом сдерживании в числе основных задач ВС РФ в мирное время22. На практике высокоточные системы, способные выполнять такие задачи были продемонстрированы при выполнении операции российских ВКС в Сирии. В эту категорию входит и гиперзвуковое оружие, о разработке которого будет сказано ниже.

20. The Conference on Disarmament and NSAs. Unidir Resources, March 2011. p.3 URL: >>>  (Дата обращения 29.11.2019).

21. Военная доктрина Российской Федерации. п. 27. Available at: >>> (Дата обращения 29.11.2019).

22. Там же, п. 32.
54 Формулировка «угроза существованию государства», намеренно неконкретизированная и оставляющая определённое пространство для интерпретации, породила в западной экспертной и официальной среде устойчивое мнение о существовании в России концепции уже упоминавшейся выше «эскалации для деэскалации». Однако этот термин или его аналоги не встречаются ни в одном российском доктринальном документе, открытой официальной публикации или выступлениях должностных лиц.
55

Что касается концепции применения ядерного оружия, то в её основе лежит концепция «ответно-встречного удара». Этот термин не прописан в российских доктринальных документах, однако его не раз озвучивал В. Путин: «…у нас нет в нашей концепции использования ядерного оружия превентивного удара. Наша концепция – это ответно-встречный удар… Эта система [СПРН] фиксирует в глобальном масштабе, какие старты стратегических ракет из Мирового океана, с какой-то территории произведены. Это первое. И второе – она определяет траекторию полёта. Третье – район падения головных частей ядерного оружия. И когда мы убеждаемся… что атака идёт на территорию России, только после этого мы наносим ответный удар»23. К сожалению, концепция ответно-встречного удара на Западе принимается в расчёт в гораздо меньшей степени, нежели вымышленная доктрина «эскалации для деэскалации».

23. Заседание дискуссионного клуба «Валдай».
56

Политика России в области создания ядерных вооружений

 

Главную угрозу своей способности нанести ответный ядерный удар Россия видит в наращивании американской ПРО и неядерного высокоточного оружия.

57 Россия создала и продолжает совершенствовать оборонительные системы, которые по своим возможностям не позволяют нанести разоружающий удар по территории страны. По периметру границ России создано сплошное радиолокационное поле системы предупреждения о ракетном нападении. Действует система ПРО, состоящая из средств перехвата с высокой эффективностью. Эта система состоит из таких систем, как «Тор», «Бук», С-400, а в последующем и С-500, которые способны перехватывать межконтинентальные баллистические ракеты.
58 Президент России В. Путин в марте 2018 г. в послании Федеральному Собранию сообщил о новых создаваемых образцах стратегического оружия.
59 Самым популярным и обсуждаемым в США стал комплекс наземного базирования «Буревестник». Предположительно, такую крылатую ракету с ядерной энергетической установкой разместят и на кораблях. Согласно американским данным, с марта 2017-го по февраль 2018-го было проведено четыре пуска «Буревестника». Сейчас работы над «Буревестником» вошли в завершающую стадию, и на полную отработку изделий уйдёт два-три года. С большой долей вероятности в 2025 г. Россия будет располагать уже полностью готовыми крылатыми ракетами с ядерными энергетическими установками. Новый ракетный комплекс с тяжёлой межконтинентальной ракетой «Сармат» пришёл на смену комплексу «Воевода». Ракетный комплекс стратегического назначения «Авангард» с принципиально новым боевым оснащением – планирующим крылатым блоком. От существующих типов боевого оснащения эта система отличается способностью совершать полёты в плотных слоях атмосферы на межконтинентальную дальность на гиперзвуковой скорости. При движении к цели планирующий крылатый блок, осуществляет глубокое маневрирование, как боковое, так и по высоте. В конце ноября – начале декабря 2019 г. в Оренбургской области заступили на опытно-боевое дежурство две ракеты, оснащённые этим планирующим крылатым блоком.
60 Результаты проведённых испытаний дали возможность приступить к созданию принципиально нового вида стратегического оружия, оснащённого ядерными боеприпасами большой мощности – гиперзвуковой ракете противокорабельной ракеты «Циркон». Скорость её полёта около девяти махов, с дальностью более тысячи километров, способной поражать как морские, так и наземные цели. Её применение предусмотрено с серийных надводных кораблей и подводных лодок, в том числе уже произведённых и строящихся под ракетные комплексы высокоточного оружия «Калибр».
61 Беспилотные подводные аппараты «Посейдон» с малогабаритной ядерной энергетической установкой, способные двигаться на большой глубине и на межконтинентальную дальность со скоростью, кратно превышающей скорость подводных лодок, самых современных торпед и всех видов надводных кораблей. Они обладают низкой шумностью, высокой манёвренностью. Оснащаются как обычными, так и ядерными боеприпасами. Это позволяет поражать широкий спектр целей, в том числе авианосные группировки, береговые укрепления и инфраструктуру. Подводная лодка, на которой будут проходить совместные испытания – носитель «Посейдонов» должна войти в строй в этом году.
62 Высокоточный гиперзвуковой авиационно-ракетный комплекс «Кинжал». С декабря 2017 г. комплекс приступил к несению опытно-боевого дежурства. Высокоскоростной самолёт-носитель позволяет доставлять ракету в точку сброса за считаные минуты. При этом ракета, летящая со гиперзвуковой скоростью, осуществляет маневрирование на всех участках траектории полёта, что позволяет ей также гарантированно преодолевать все системы ПРО и ПВО, доставляя к цели на дальность более двух тысяч километров ядерные и обычные боезаряды. Продолжается и работа по расширению инфраструктуры базирования самолётов МиГ-31, оснащённых ракетами «Кинжал».
63 Малогабаритная сверхмощная ядерная энергетическая установка, которая размещается в крылатой ракете воздушного базирования и при этом обеспечивает практически неограниченную дальность полёта. Низколетящая малозаметная крылатая ракета, несущая ядерную боевую часть, с такой дальностью, непредсказуемой траекторией полёта и возможностью обхода рубежей перехвата является неуязвимой для всех существующих и перспективных систем как ПРО, так и ПВО.
64 Существенные результаты достигнуты в создании лазерного оружия. С прошлого года в войска уже поступают боевые лазерные комплексы «Пересвет» в режиме опытно-боевого дежурства, которые подтвердили свои уникальные характеристики. В декабре 2019 г. «Пересветы» заступили на боевое дежурство.
65

Наличие таких боевых комплексов кратно расширяет возможности России в сфере обеспечения безопасности страны. Это даёт возможность создавать перспективную, комплексную систему обороны. Наряду с имеющимся и уже стоящим на боевом дежурстве оружием стратегического назначения, Россия получает такую систему обороны, которая надёжно обеспечит её безопасность на длительную перспективу24.

24. Там же.
66

Заключение

 

Из вышесказанного следует, что ядерная доктрина США предусматривает намного большее число вариантов боевого применения ядерного оружия, нежели доктринальные документы РФ. Обе доктрины содержат в себе определённую недосказанность, однако американская доктрина, предусматривающая ядерный ответ на некоторые совершенно не конкретизированные неядерные действия противника, имеет менее чёткие критерии.

67 Согласно российской военной доктрине и официальным высказываниям, военное столкновение с Соединёнными Штатами не может иметь ограниченный характер и, скорее всего, приведёт к масштабной ядерной войне. Чтобы предотвратить такой вариант развития событий, главный приоритет политики России – обеспечение потенциала ответного удара и уязвимости противника перед её системами ядерных вооружений.
68 В свою очередь, большую обеспокоенность вызывает тот факт, что Соединённые Штаты, являющиеся родоначальником идеи стратегической стабильности и высоко оценивавшие такие её элементы, как соблюдение Договора по ПРО, за последнее время кардинально пересмотрели свою точку зрения в пользу обеспечения собственной неуязвимости от любых угроз. Сам термин «стратегическая стабильность» ни разу не упоминается в «Обзоре противоракетной обороны».
69 В период военного противостояния России и США в качестве первого шага навстречу друг другу может стать реализация предложения президента РФ В. Путина о неразмещении нового поколения ракет меньшей и средней дальности в Европе. Это создаст определённые условия для продления Договор СНВ-3, а также выиграть время для подготовки нового соглашения, в котором можно было бы определить более низкие уровни СНВ у сторон. Такие уровни вполне допустимы и должны соответствовать реальным возможностям нашего государства. При этом нельзя и забывать, что ядерное оружие это единственное, что делает Россию сверхдержавой.
70 Желательно добиться принятия предложения России об активизации российско-американского диалога по вопросам стратегической стабильности и международной безопасности. Отношения между двумя крупнейшими ядерными державами просто не могут находиться в том состоянии, до которого они доведены в настоящее время. Это крайне опасно. Эти предложения по запуску комплексного разговора по контролю над вооружениями Россия передала США, в том числе на высшем уровне.
71 Подписание любых договорённостей между Россией и США, даже не в области ядерных вооружений имеют серьёзные политические последствия. Это путь к разрядке напряжённости. Будут складываться и условия для завершения «холодной войны 2.0». Её прекращение отвечает интересам российского общества. Кроме того, при выполнении соглашений растёт взаимное доверие, в настоящее время недоверие достигло максимального уровня.
72 Президент В. Путин неоднократно заявлял, что Россия хочет иметь полноценные, равноправные и дружеские отношения с США, в том числе и в области ядерных вооружений. Она не заинтересована в конфронтации и понимает, что конфликт с таким сильным противником, как США, может привести к катастрофическим последствиям. Однако, как демонстрируют теоретические основы и практическая реализация американской ядерной политики, опасения России относительно своего потенциала ответного удара, вполне обоснованы.
73 Темы, поднятые в этой статье, остаются предметом подробного обсуждения у различных российских и американских экспертов, занимающихся вопросами ядерных вооружений. Вместе с тем из-за направленности внутренней и внешней политики государств они преследуют в своих работах определённые интересы. Большинство экспертов не только не дают рекомендаций по улучшению двусторонних отношений, а культивируют «образ врага» в отношении России.

References

1. Promezhutochnyj otchyot SIPRI (setevoj resurs) 19.06.2019 URL: https://www.sipri.org/media/press-release/2019/modernization-world-nuclear-forces-continues-despite-overall-decrease-number-warheads-new-sipri (Data obrascheniya 05.12.2019).

2. Vystuplenie akademika RAN S.M. Rogova na Obschem sobranii RAN 13.11.2019. URL: https://scientificrussia.ru/articles/budushchee-rossii (Data obrascheniya 24.11.2019).

3. Gerasimov Valerij. Genshtab planiruet udary // Voenno-promyshlennyj kur'er (setevoj resurs) 11.03. 2019. URL: https://www.vpk-news.ru/articles/48913 (Data obrascheniya 29.11.2019).

4. Russia Blames U.S. for Not Doing Enough on Nuclear Arms Treaty. Efforts to renew the New START treaty signed by President Obama in 2010 have stalled. By Georgi Kantchev. Wall Street Journal. Nov. 8, 2019 URL: https://www.wsj.com/articles/russia-blames-u-s-for-not-doing-enough-on-nuclear-arms-treaty-11573227856 (Data obrascheniya 29.11.2019).

5. Rossiya gotova rassmotret' predlozheniya SShA po yadernoj sdelke. Available at: https://ria.ru/20190426/1553075402.html (accessed 21.11.2019).

6. «Obezoruzhivayuschij shag»: Donal'd Tramp predlozhil SShA, Rossii i Kitayu polnost'yu otkazat'sya ot yadernogo arsenala // Geopolitika Rossii. 26.04.2019. URL: https://cont.ws/@id347647498/1308037 (Data obrascheniya 21.11.2019).

7. Nuclear Posture Review 2018, p. 30. URL: https://media.defense.gov/2018/Feb/02/2001872886/-1/-1/1/2018-NUCLEAR-POSTURE-REVIEW-FINAL-REPORT.PDF (Data obrascheniya 20.11.2019).

8. Obzor yadernoj politiki SShA. Fevral' 2018 g. URL: https://media.defense.gov/2018/Feb/02/2001872876/-1/-1/1/EXECUTIVE-SUMMARY-TRANSLATION-RUSSIAN.PDF (Data obrascheniya 20.11.2019).

9. Remarks by President Trump and Vice President Pence Announcing the Missile Defense Review. URL: https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/remarks-president-trump-vice-president-pence-announcing-missile-defense-review/ (Data obrascheniya 21.11.2019).

10. Ibidem.

11. Ibidem.

12. Krivolapov O. «Obzor PRO-2019»: novye cherty i podkhody // Rossiya i Amerika v XXI veke. Ehlektronnyj zhurnal, 2019, Spetsial'nyj vypusk. DOI: 10.18254/S207054760005319-7

13. Tam zhe.

14. Tam zhe.

15. Na orbite okhranniki i remontniki. URL: https://vpk.name/news/295367_na_orbite_ohranniki_i_remontniki.html (Data obrascheniya 21.11.2019).

16. Zasedanie diskussionnogo kluba «Valdaj». URL: http://kremlin.ru/events/president/news/58848 (Data obrascheniya 21.11.2019).

17. Poslanie Prezidenta Federal'nomu Sobraniyu. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/56957 (Data obrascheniya 21.11.2019).

18. Strategiya natsional'noj bezopasnosti Rossijskoj Federatsii. p. 36. URL: https://rg.ru/2015/12/31/nac-bezopasnost-site-dok.html (Data obrascheniya 21.11.2019).

19. Voennaya doktrina Rossijskoj Federatsii, 30.2014 // Rossijskaya gazeta (setevoj resurs) URL: https://rg.ru/2014/12/30/doktrina-dok.html (Data obrascheniya 29.11.2019).

20. The Conference on Disarmament and NSAs. Unidir Resources, March 2011. p.3 URL: https://www.unidir.org/files/publications/pdfs/the-conference-on-disarmament-and-negative-security-assurances-369.pdf (Data obrascheniya 29.11.2019).

21. Voennaya doktrina Rossijskoj Federatsii. p. 27. Available at: https://rg.ru/2014/12/30/doktrina-dok.html (Data obrascheniya 29.11.2019).

22. Tam zhe, p. 32.

23. Zasedanie diskussionnogo kluba «Valdaj».

24. Tam zhe.