US Economic Recovery in 2017–2019: D. Trump’s Factor
Table of contents
Share
Metrics
US Economic Recovery in 2017–2019: D. Trump’s Factor
Annotation
PII
S207054760008140-1-1
DOI
10.18254/S207054760008140-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Vladimir Vasiliev 
Occupation: Chief Scientific Researcher
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

The widespread thesis that the progressive development of the American economy under the Administration of D. Trump in 2017–2019 was a linear consequence of the economic policy of the previous Democratic Administration of B. Obama is analyzed. The theses of supporters of this point of view, as well as its opponents among American experts and analysts, are described in detail. Based on the analysis of a large amount of statistical data, the author comes to the conclusion that the D. Trump economic policy represents to a certain extent a fundamental break-up with the policy of the previous administration of B. Obama. The main feature of the policy of the D.Trump Administration is the formation of a “one-factor economy” in the USA, in which the main factor in the progressive development of the economic system is played by the capital factor, personified by D. Trump himself - the multi-billionaire elected for the first time as the American president in the US history . The main drivers of American economic development under D. Trump were the stock markets, which showed record growth in business activity over the three years of his Administration.. The rise of stock markets under D. Trump was the most important distinguishing feature of the state of the American economy from the actual stagnation of stock markets during the years of the B.Obama administration. It is emphasized that the tax reform of 2017 contributed to a significant inflow of foreign capital into the American economy, as a result of which the net balance of accumulated foreign direct investment (FDI) in the US economy in 2018 reached $ 1,0 trillion. It is indicated that the stimulation of economic growth under D. Trump occurred at a late stage of the upward phase of the economic cycle that began in June 2009. Therefore, the D. Trump administration will have to face the likelihood of a recession in the American economy, which may occur as before the Presidential election in November 2020, as well as after them. The recession in the economy, its duration and depth will ultimately determine the fate of D. Trump's “economic experiment”. 

Keywords
economic growth, economic policy of the B. Obama Administration, economic policy of the D. Trump Administration, one-factor economy, stock markets, business confidence index, unemployment rate, economic recession
Received
19.09.2019
Date of publication
20.12.2019
Number of characters
44141
Number of purchasers
6
Views
81
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1

Введение

 

Победа Д.Трампа на президентских выборах 2016 г. сравнительно быстро изменила ситуацию в экономике США, ознаменовав начало фазы более высоких темпов экономического роста по сравнению с заключительным периодом пребывания у власти демократической администрации Б. Обамы. В условиях растущей идейно-политической поляризации американского общества в США среди американских экономистов постепенно началась дискуссия о том, в какой мере заметное улучшение ключевых экономических показателей американской экономики в период 2017–2019 гг. явилось следствием и логическим продолжением экономической политики предыдущей администрации Б.Обама, а в какой -реакцией американской экономики на политику новой республиканской администрации, и, что более важно, - на личность нового хозяина Белого дома, который был «плотью от плоти» представителей крупного капитала, деловых кругов США, крупным бизнесменом, вставшим у руля государственного управления США впервые со времен 1920-х годов.

 

 

 

2

Как известно, в тот период представители финансовых и деловых кругов безраздельно определяли экономическую политику Вашингтона, олицетворяемые бессменным министром финансов в трёх республиканских администрациях с 1921 по 1932 г., одним из самых богатых людей того времени А.Меллоном, личное богатство которого оценивалось по состоянию на 2014 г. в 63,2 млрд долл., и он занимал 15 позицию среди 20 самых богатых американцев за всё время существования США1. Про него в шутку говорили, что «три республиканских президента служили при Меллоне»; как отмечал известный американский писатель Дж. Торндайк, «эта характеристика является на удивление достаточно точной. Меллон был основной движущей силой федеральной экономической политики в 1920-е годы, главным детищем которого стала проводившаяся в тот период налоговая политика»2.

1. Hargreaves S. The richest Americans in history . - “CNNMoney”. >>> 

2. Thorndike J. Peas in a Pod: Mellon, Coolidge, and the Revenue Act of 1924. - “Tax Analysts”, April 4, 2013 // >>>
3

В середине второго десятилетия ХХ века плутократический класс Америки выдвинул на политическую авансцену своего представителя Д.Трампа, личное состояние которого оценивается в настоящее время в 3,1 млрд долл., он занимает 259-ю позицию среди ныне живущих миллиардеров страны; а, по заключению журнала «Форбс», «в январе 2017 г. он стал первым американским президентом-миллиардером за всю историю США»3. О мощи и влиянии плутократического класса США свидетельствуют следующие данные. По состоянию на 2019 г. в США насчитывалось 607 миллиардеров, состояние которых превышало 1,0 млрд долл. В 2010 г. в США насчитывалось 404 миллиардера, и за 9 лет их количество увеличилось на 65%4. В 2018 г. в США насчитывалось 400 миллиардеров, минимальный размер личных состояний которых составлял 2,1 млрд долл.; в сумме величина их нетто-активов составила почти 3,0 трлн долл., а средний размер личных активов составлял не менее 7,2 млрд долл.5 Для сравнения можно указать, что в 2018 г. размеры нетто-богатств всего американского общества достигли 68,4 трлн долл.6, и, таким образом, 400 миллиардерам принадлежит порядка 3,3% всех нетто-богатств Америки, которыми владеют почти 330 млн человек населения США (по состоянию на сентябрь 2019 г.).

3. The Definitive Ranking Of The Wealthiest Americans. #259 Donald Trump. President, United States. - “Forbes”, 2018 >>> 

4. Billioners of 2019.. The Richest People in the World. - >>> 

5. Dolan K. Forbes 400 2018: A New Number One And A Record-Breaking Year For America's Richest People. - “Forbes”, Oct. 3, 2018 // >>> 

6. BEA. National Data. Fixed Assets Accounts Tables. Table 1.1. Current-Cost Net Stock of Fixed Assets and Consumer Durable Goods. Last Revised on: August 8, 2019. // >>>
4

В результате, в январе 2017 г. президент-миллиардер с состоянием в 3,1 млрд долл. сменил президента-афроамериканца (Б.Обаму) с состоянием примерно в 12,0 млн долл. (по данным за 2010 г.)7. Образно говоря, в наше время в причудливой форме вновь проявила себя сюжетная линия известного романа М. Твена «Принц и нищий», увидевшего свет в 1881 году.

7. Center for Responsive Politics. Candidate Summary, 2012 Cycle. President. Barack Obama (D). Personal Finances: 2010. - >>> 
5

Аргументы сторонников линейного развития экономики США при Д.Трампе

 

Сторонники канонической трактовки бессмертного произведения великого американского юмориста и сатирика твердо встали на ту точку зрения, что администрация Д. Трампа успешно «оседлала» те основные тенденции развития американской экономики, которые были заложены в предыдущий исторический период при администрации Б. Обамы и «незаслуженно» записала их в свой актив. Наиболее активным поборником этой концепции выступил широко известный экономический аналитик либерального толка Э. Кляйн.

6 В фокусе его анализа оказались тенденции развития американского рынка труда, которые, согласно его выкладкам, явились линейным продолжением устоявшихся предыдущих трендов. Прежде всего, это применимо к показателю уровня безработицы, который к концу пребывания у власти администрации Б. Обамы (в начале 2017 г.) оказался на уровне несколько большим 4,0%, считающихся в США «естественным уровнем безработицы», лежащим по оценке Федеральной резервной системы (ФРС) США в пределах от 4,5% до 5,0%. Графическое изображение основного аргумента Э. Кляйна приведено на графике 1.
7

График 1 Динамика снижения уровня безработицы в США в 2012-2018 гг., в %. Klein E. The truth about the Trump economy. Did Trump unleash an economic miracle, or take credit for Obama’s work? - “Vox”, Aug. 24, 2018 //https://www.vox.com/policy-and-politics/2018/8/24/17759940/donald-trump-economy-jobs-growth-obama.

8

В своей статье Э. Кляйн указал, что «практически невозможно определить точку резкого скачка в показателе уровня безработицы при администрации Д. Трампа и администрации Б. Обамы»8, соответствующая тенденция сформировалась ещё в 2012 г. и с тех пор устойчиво действовала на протяжении последующих 6 лет. Этот же вывод Э.Кляйн распространил и на динамику создания новых рабочих мест в экономике США в период 2011–2018 гг. (см. график 2).

8. Klein E. The truth about the Trump economy. Did Trump unleash an economic miracle, or take credit for Obama’s work? - “Vox”, Aug. 24, 2018 >>> 
9

График 2 Динамика создания новых рабочих мест в экономике США в 2011–2018 гг. (с июня по июнь), в млн. рабочих мест Klein E. The truth about the Trump economy. Did Trump unleash an economic miracle, or take credit for Obama’s work? - “Vox”, Aug. 24, 2018 //https://www.vox.com/policy-and-politics/2018/8/24/17759940/donald-trump-economy-jobs-growth-obama.

10 В 2013–2016 гг., то есть во время второго срока пребывания у власти администрации Б. Обамы, в США ежегодно создавалось 2,5 млн новых рабочих мест, в то время как при администрации Д. Трампа в 2017–2018 гг. ежегодно создавалось порядка 2,4 млн рабочих мест, что также свидетельствует, как минимум, о сохранении действия тенденции предыдущих 4 лет.
11

В отношении более быстрых темпов экономического роста при администрации Д. Трампа по сравнению с темпами экономического роста во время второго срока президента Б. Обамы, Э. Кляйн считает, что «секрет» ускоренного роста при Д. Трампе связан исключительно с дефицитным финансированием федерального бюджета, который активно использовала администрация Д. Трампа с самых первых дней пребывания у власти. Как подчеркнул Э. Кляйн, «Трамп унаследовал экономику Обамы и придал ей мощное кейнсианское ускорение, увеличив бюджетные расходы, то есть сделал то, чего не позволяли делать Обаме республиканцы, контролировавшие в 2015–2017 г. обе палаты Конгресса США»9. Действительно, если в период 2013–2016 фин. гг. среднегодовые размеры дефицита федерального бюджета составлял 548,0 млрд долл., или 3,1% ВВП, то при Д.Трампе в 2017–2018 фин. гг. среднегодовой размер бюджетного дефицита увеличился до 722,0 млрд долл., или до 3,7% ВВП в относительном измерении10. Помимо этого, в конце 2017 г. была проведена масштабная налоговая реформа, которая создала дополнительные стимулы для развития экономики США на последующие 10 лет в виде 1,5 трлн долл. снижения федеральных налогов, финансируемых исключительно за счёт роста дефицита федерального бюджета.

9. Ibidem.

10. Рассчитано по: Economic Report of the President. March 2019. Wash.: USGPO, 2019, pp. 688, 689.
12

Иными словами, в своей политике ускоренного развития американской экономики республиканская администрация Д.Трампа прибегла к классическому арсеналу экономического стимулирования, заимствованному у Демократической партии, который со времён «Нового курса» Ф.Д. Рузвельта ассоциировался с именем Дж. Кейнса. Таким образом, ничего специфически «республиканского», заимствованного из идеологии «свободного рыночного хозяйства», Д. Трамп не привнес. При этом следует подчеркнуть ещё одну важную особенность идеологического противостояния демократов и республиканцев в отношении результата президентских выборов 2016 г., состоящую в том, что первоначально демократические противники Д. Трампа тиражировали в американских СМИ представление о том, что приход к власти Д. Трампа «будет означать крах американской экономики, приведя к биржевым потрясениям на фоне разгорающихся торговых войн, конфликтов с применением ядерного оружия и нарастания политического хаоса». Как заметил в этой связи Э. Кляйн, «хотя Д.Трампу и не удалось породить экономического чуда, его политика не привела и к экономическому кризису», и поэтому в целом его достижения «в экономической сфере являются не столь впечатляющими по отношению к его собственным декларациям, но они представляются более внушительными, если отталкиваться от апокалиптических прогностических сценариев большинства его критиков»11.

11. Klein E. The truth about the Trump economy. Did Trump unleash an economic miracle, or take credit for Obama’s work? - “Vox”, Aug. 24, 2018.
13

«Трампономика»: коренной разрыв с экономической политикой администрации Б. Обамы

 

Сторонники и поборники «трампономики» заняли прямо противоположную позицию, отстаивая тезис о том, что приход в Белый дом Д. Трампа ознаменовал коренной разрыв с «обаманомикой». Наиболее рельефно позицию сторонников принципиально новой ситуации, возникшей в американской экономике с приходом Д. Трампа, выразил известный американский государствовед, сотрудник Гуверовского института Р. Эпштейн. В основу своей оценки специфических особенностей экономической политики Д. Трампа он положил критерий «конкурентного поведения». Своей политикой дерегулирования Д.Трамп поставил в центр своей политики фактор усиления конкурентных начал практически во всех сферах американской экономики, в том числе и в системе международных экономических отношений. Он декларативно отказался от двух основных реформ, осуществлённых администрацией Б. Обамы в 2010 г. - от системы доступного медицинского обслуживания («Обамакэр») и от системы контроля над финансово-банковским сектором, известной как закон Додда – Франка «О реформе Уолл-стрит и защите прав потребителей». Оба эти законодательства заметно усилили позиции американских монополий и олигополий как в сфере здравоохранения, так и финансово-банковской сфере, что и предопределило сравнительно скромные темпы экономического роста США после выхода из экономического кризиса 2007–2009 гг., начиная с 2010 г., когда экономика США вышла на траекторию устойчивого развития. Возможно, самой значимой дерегулирующей нормой стало повышение нижней планки активов для американских банков, на которые распространялись регулирующие нормы закона Додда – Франка, со 100 млн долл. до 250 млрд долл., в результате чего его регулирующие нормы в настоящее время распространяются только на 12 наиболее крупных, системообразующих финансовых института США. В этой связи можно указать, что согласно статистическим данным ФРС, по состоянию на март 2019 г. в США насчитывалось 1835 коммерческих банков с активами 300 млн долл. и выше12. Иными словами, администрация Д.Трампа практически полностью сняла государственный контроль с финансово-банковской сферы США.

12. Federal Reserve Statistical Releace. Large Commercial Banks. Insured U.S.-Chartened Commercial Banks That Have Consolidated Assets of $300 Million or More, Ranked by Consolidated Assets. As of March 31, 2019. P. 89 >>> 
14

При этом, как отметил Р.Эпштейн, почти все сторонники представления о том, что Д.Трамп унаследовал уже находящуюся на подъёме экономику, не перечисляют «конкретных инструментов по стимулированию экономического роста, наработанных администрацией Б. Обамы, которыми воспользовалась администрация Д. Трампа»13. В итоге, если суммировать аргументы Р. Эпштейна, «было бы правильно воздать должное Обаме за "экономику Трампа", если бы Трамп просто продолжил идти по тому же пути, но говорить о заслугах Обамы в условиях, когда Трамп полностью поменял всю экономическую политику Обамы, просто абсурдно. Именно Трамп провёл снижение налогов, осуществил дерегулирование, начал пересматривать торговые соглашения и ликвидировать "Обамакэр". Либералы настойчиво говорили нам, что эти шаги будут катастрофическими. Результаты доказали обратное»14.

13. Epstein R. Not Obama's Economy. - “A Hoover Institution Journal”, August 27, 2018 // >>> .

14. Ibidem.
15

Исчерпание стимулов ускоренного развития экономики к концу пребывания у власти администрации Б. Обамы

 

Обращение к данным официальной американской статистики чётко показывает один факт непреложного экономического значения: к концу второго срока пребывания у власти демократической администрации Б. Обамы экономика США практически полностью исчерпала потенциал дальнейшего «автопилотного» развития. Естественно, что экономические советники администрации Б. Обамы были прекрасно осведомлены о существовании «политико-делового цикла» в экономике США, который даже в энциклопедиях и пособиях по экономической политике хрестоматийно определялся как «колебание экономической активности, являющееся результатом внешнего вмешательства политических игроков. Термин "политический деловой цикл" характеризует использование инструментов экономической политики для стимулирования экономики непосредственно перед выборами, чтобы улучшить перспективы переизбрания действующей администрации или главы государства»15. Классический вариант теории политико-делового цикла был предложен в начале 1970-х годов известным американским экономистом У.Нордхаузом16, и с тех пор все аналитические трактовки теории и практики политико-делового цикла отталкиваются от его основополагающей работы. Более того, «в виде подсказки» для администрации Б. Обамы работы американских экономистов, посвящённые теоретическим и практическим аспектам «политико-делового цикла», появились в 2016 г., то есть в год президентских выборов17.

15. Political business cycle. Economics. - “Encyclopaedia Britannica” >>> 

16. Nordhaus W. The political business cycle. Cowles Foundation Discussion Paper No 333. April 4, 1972 >>> 
17. См. в частности: Blinder A. & Watson M. Presidents and the US Economy: An Econometric Exploration . -" American Economic Review ”, 2016, April, pp.1015-1045: Dubois E. Political Business Cycles 40 Years after Nordhaus. - “Public Choice”, February, 2016, pp.235-259.
16

Впрочем, даже в официальных документах администрации Б. Обамы чётко и недвусмысленно говорилось о необходимости максимизировать темпы экономического роста США в 2016 г. по отношению к предыдущему периоду. Так в докладе Экономического совета при президенте, появившемся в феврале 2016 г., указывалось, что «в течение трёх предыдущих лет, включая 2015 г., реальный ВВП рос среднегодовыми темпами 2,2%, и администрация прогнозирует, что в 2016 г. он ускорится и составит 2,7%. Администрация также ожидает, что в 2016 г. инвестиции будут расти более быстрыми темпами, нежели в предыдущие годы, а федеральная фискальная политика в 2016 г. будет иметь ярко выраженную стимулирующую направленность; в сочетании с усилением сектора штатных и местных властей государственная фискальная политика будет носить экспансионистский характер»18.

18. Economic Report of the President. February 2016. Wash.: U.S. GPO, 2016, p. 106.
17 Однако самым показательным в прогнозе тенденций развития экономики США на период после президентских выборов 2016 г., в частности, для периода 2017–2018 гг., является то, что в него был заложен сценарий замедления темпов экономического роста США на фоне ухудшения значений ряда ключевых показателей, включая некоторый рост инфляции и безработицы, а также увеличение процентных ставок по краткосрочным векселям и долгосрочным облигациям Министерства финансов (МФ) США. Оценка возможных тенденций развития экономики страны в 2016–2018 гг., составленная администрацией Б. Обамы в феврале 2016 г., приводится в таблице 1.
18

Таблица 1 Прогностический сценарий развития экономики США в 2016–2018 гг., подготовленный Экономическим советом при президенте США в начале 2016 г., %

Годы

Реальный ВВП,

Инфляция,

Безработица,

Ставка по краткосрочным векселям МФ США

Ставка по долгосрочным облигациям МФ США

2015 г. (фактические данные)

2,2

0,5

5,3

0,0

2,1

Прогноз

2016 г.

2,7

1,9

4,7

0,7

2,9

2017 г.

2,5

2,1

4,5

1,8

3,5

2018 г.

2,4

2,2

4,6

2,6

3,9

Economic Report of the President. February 2016. Wash.: U.S. GPO, 2016, p. 108.

19 Данные таблицы отчётливо показывают общий замысел экономической стратегии администрации Б. Обамы на 2016 г. - год президентских выборов, замысел состоял в том, чтобы максимизировать положительные значения ключевых экономических показателей и на повышательном тренде экономического развития обеспечить победу кандидата Демократической партии (Х.Клинтон) осенью 2016 г. Максимальная мобилизация ресурсов американской экономики к осени 2016 г. подчёркивалась и тем обстоятельством, что согласно официальному прогнозу администрации Б. Обамы, «всё отдав» для победы Демократической партии, американская экономика в последующие два года должна была «лечь в дрейф» с тем, чтобы «собраться с силами» для последующего возможного экономического рывка.
20

Официальные показатели развития экономики США на протяжении 2016 г. убедительно показывают, что уже к концу года мобилизационный потенциал экономического роста, заложенный администрацией Б. Обамы, был практически полностью использован. Прежде всего, это наглядно видно на показателе темпов роста реального ВВП США (в ценах 2012 г.). В 2014 г. темпы роста реального ВВП составили 2,5%, в 2015 г. выросли до 2,9%, а в год президентских выборов 2016 г. сократились до 1,6%19. Степень замедления темпов роста реального ВВП в 2016 г. особенно рельефно видна при сопоставлении их с поквартальными темпами роста реального ВВП в 2015 г. (см. табл. 2).

19. BEA. National Data. National Income and Product Accounts. GDP & Personal Income. National Data. National Income and Product Accounts. GDP & Personal Income. Table 1.1.1. Percent Change From Preceding Period in Real Gross Domestic Product >>> 
21

Таблица 2 Сопоставление поквартальных темпов роста реального ВВП США в 2015 и 2016 гг., %*

Годы

2015

2016

Квартал

I

II

III

IV

I

II

III

IV

Реальный ВВП

4,0

3,3

2,4

1,9

1,6

1,3

1,6

2,0

* -темпы роста в данном квартале по сравнению с аналогичным кварталом предыдущего года

BEA. National Data. National Income and Product Accounts. GDP & Personal Income. Table 1.1.11. Real Gross Domestic Product: Percent Change From Quarter One Year Ago // https://apps.bea.gov/iTable/iTable.cfm?reqid=19&step=2#reqid=19&step=2&isuri=1&1921=survey

22 В год президентских выборов экономика США, несмотря на поступательный вектор развития, явно «чадила» по сравнению с предыдущим годом, оказав более чем скромные темпы прироста - 1,6% - в III квартале 2016 г., показатели которого, публикуемые в конце октября, нередко считаются определяющими для исхода ноябрьских выборов.
23 Основная причина замедления темпов роста реального ВВП в 2016 г. коренится в «провале» значений показателя валовых инвестиций частного сектора, которые падали устойчивыми темпами в 2,0% на протяжении первых трёх кварталов 2016 г. Иными словами, инвестиционный сектор американской экономики в год президентских выборов оказался в рецессионном состоянии, поскольку рецессия официально определяется в США, когда в экономике в целом или в одном из её ключевых сегментов происходит падение экономической активности на протяжении двух кварталов подряд. Сопоставительные данные о динамике изменения поквартальных темпов инвестиций в 2015 и 2016 гг. приводятся в таблице 3.
24

Таблица 3 Сопоставление поквартальных темпов роста/падения инвестиций в экономику США в 2015 и 2016 гг., %*

Годы

2015

2016

Квартал

I

II

III

IV

I

II

III

IV

Инвестиции

9,8

5,4

3,2

1,6

- 2,0

- 2,5

-2,2

1,5

* -темпы роста в данном квартале по сравнению с аналогичным кварталом предыдущего года

BEA. National Data. National Income and Product Accounts. GDP & Personal Income.Table 1.1.11. Real Gross Domestic Product: Percent Change From Quarter One Year Ago // https://apps.bea.gov/iTable/iTable.cfm?reqid=19&step=2#reqid=19&step=2&isuri=1&1921=survey.

25

Индексы промышленного производства за 2015–2016 гг. также показывают, что в течение этих двух лет американская промышленность, то есть реальный сектор экономики, находилась в хронически рецессионном состоянии: в 2015 г. промышленное производство сократилось на 0,7%, а в 2016 г. - ещё на 1,2% по сравнению с предыдущим годом, хотя до этого с 2010 г. промышленное производство увеличивалось среднегодовыми темпами 3,3%20.

20. Рассчитано и составлено по: Federal Reserve Statistical Release. G.17 (419) 2017 Historical and Annual Revision. Industrial Production and Capacity Utilization: The 2017 Annual Revision. P. 15. >>> 
26

Рассчитываемый Федеральным резервным банком Филадельфии агрегированный индекс ведущих экономических показателей США также показал устойчивое падение его значений с февраля по октябрь 2016 г.: если в январе он составлял 1,71%, то к октябрю, монотонно снижаясь, опустился до отметки 1,26%21.

21. Federal Reserve Bank of St. Louis. Economic Research. Leading Index for the United States (USSLIND). Release Tables : Leading Indicators by State, Monthly, Seasonally Adjusted. >>> 
27 Все эти данные в совокупности свидетельствуют о том, что победа Д. Трампа на президентских выборах 2016 г. явилась не только следствием сравнительно вялых темпов экономического роста в 2016 г. по сравнению с предыдущими тремя годами второго срока пребывания у власти администрации Б. Обамы, но и неудовлетворительного состояния реального сектора американской экономики, а также её инвестиционного сектора. Последнее обстоятельство напрямую затрагивало среднесрочные и долгосрочные интересы деловых кругов США, которые не испытывали большого оптимизма в отношении перспектив экономического развития страны при очередном президенте-демократе, тем более, что в своих аналитических разработках администрация Б. Обамы и не обещала ускоренного развития американской экономики после 2016 года.
28

Помимо этого, к концу пребывания у власти администрации Б. Обамы, у многих аналитиков и экономистов сложилось твёрдое убеждение в отношении того, что «Обаме так и не удалось реализовать какую-либо новую экономическую политику радикального толка. После этапа антикризисного фискального стимулирования экономики и реформирования банковской системы США его администрация встала на путь своеобразного разделения труда, возложив "по умолчанию" тяжёлую работу по восстановлению экономики на Федеральную резервную систему (ФРС), в то время как сама администрация сосредоточила свои усилия на сокращении бюджетного дефицита. Это решение мотивировалось также политическими факторами: контролируемый республиканцами Конгресс не собирался больше фискально стимулировать экономику. Но ещё более важным было то обстоятельство, что десятилетия до финансово-экономического кризиса 2007–2009 гг. приучили политическое руководство США к представлению о том, что управление экономикой является задачей ФРС, с которой она в принципе может успешно справиться»22.

22. Avent R. Making Monetary Policy Great Again. - “Democracy”, Summer 2017 >>> 
29

Рациональные ожидания американского бизнеса: ключ к пониманию экономических успехов администрации Д.Трампа

 

Не будет преувеличением сказать, что перемены в экономике США начались буквально на следующий день после официального объявления результатов президентских выборов в конце первой декады ноября 2016 г., задолго до того, как Д.Трамп вступил в должность президента и обнародовал основные официальные контуры экономической политики своей администрации. И этот сдвиг произошёл на основных фондовых площадках США. Следует иметь в виду, что среднегодовой показатель промышленного индекса Доу-Джонса в кризисном 2009 г. составил 8,9 тыс. пунктов. После этого он стал «медленно, но верно» подниматься, достигнув в 2010 г. среднегодовой отметки 10,7 тыс. пунктов, в 2011 г. среднегодовой отметки в 12,0 тыс. пунктов, в 2013 г. - 15,0 тыс. пунктов, в 2014 г. - 16,8 тыс. пунктов, в 2015 г. - 17,6 тыс. пунктов и на 7 ноября 2016 г. рекордной отметки в 18,8 тыс. пунктов. Таким образом, с 2014 г. по 7 ноября 2016 г. промышленный индекс Доу-Джонса вырос всего на 12%.

30

Однако после 8 ноября началось скачкообразное повышение промышленного индекса Доу-Джонса, который уже к началу 2017 г. достиг отметки в 19,5 тыс. пунктов. В расчёте на 2017 г. его среднегодовой показатель составил 21,75 тыс. пунктов, в расчёте на 2018 г. - 25,0 тыс. пунктов23. В целом с 2016 по 2018 г. среднегодовое значение промышленного индекса Доу-Джонса выросло почти на 40% (! - В.В.). На графике 3 приводится динамика промышленного индекса Доу-Джонса с 1995 по 2018 г. включительно.

23. Dow Jones Industrial Average - Historical Annual Data. Dow Jones - DJIA - 100 Year Historical Chart. - “Macrotrends” >>> 
31

График 3 Динамика промышленного индекса Доу-Джонса с 1995 по 2018 г., в пунктах 

32

Dow Jones - DJIA - 100 Year Historical Chart. - “Macrotrends” (https://www.macrotrends.net/1319/dow-jones-100-year-historical-chart).

33 На протяжении 2019 г. поступательное движение промышленного индекса Доу-Джонса остановилось, и к сентябрю 2019 г. он находился на отметке 27,2 тыс. пунктов, что примерно соответствовало уровню января 2018 года.
34 Примерно аналогичную динамику продемонстрировал индекс наукоёмких и высокотехнологичный компаний НАСДАК, рассчитываемый с 1971 г. и включающий более 3,2 тыс. американских и неамериканских кампаний. После рекордного падения во время финансово-экономического кризиса 2007–2009 гг. до отметки 1,3 тыс. пунктов в начале марта 2009 г. индекс стал медленно расти и летом 2015 г. достиг максимального значения в 5,0 тыс. пунктов, на котором и продержался два последующих года, вплоть до президентских выборов 2016 г. 7 ноября 2016 г. индекс вышел на отметку 5,24 тыс. пунктов, и с этого момента начался его стремительный рост. Рекордный уровень в 6,0 тыс. пунктов был достигнут к началу мая 2017 г., 7,0 тыс. пунктов - к началу 2018 г., 8 тыс. пунктов - в сентябре 2018 г., и после падения до уровня 6,5 тыс. пунктов в конце декабря 2018 г. с апреля 2019 г. индекс НАСДАК находился на отметке, превышающей 8,0 тыс. пунктов (вплоть до сентября 2019 г.). Таким образом, непосредственно после президентских выборов 2016 г. и в дальнейшем при администрации Д.Трампа он вырос почти в 1,6 раза (!). На графике 4 приведена динамика роста индекса НАСДАК с 1991 по 2018 г. включительно.
35

График 4 Динамика индекса НАСДАК с 1991 по 2018 г., в пунктах 

36

NASDAQ Composite - 45 Year Historical Chart. - “Macrotrends” (https://www.macrotrends.net/1320/nasdaq-historical-chart).

37

Аналогичным образом отреагировали на победу Д. Трампа на президентских выборах и другие ведущие биржевые индексы США, в частности, «Стэндард энд Пурс 500»24. Суммарно американские фондовые рынки с момента вступления Д. Трампа в должность президента США 20 января 2017 г. и по середину лета 2019 г. выросли на 27%. Отталкиваясь от показателей скачкообразного роста биржевой активности, с огромной долей бахвальства Д. Трамп неоднократно заявлял, что именно он является «гарантом» поступательного экономического развития и экономического «процветания» США. Более того, в 2019 г. в ситуации начала президентской кампании 2019–2020 гг. он написал в своём твитте, что «"трампономика" устанавливает всё новые рекорды, и у неё есть блестящие перспективы. Однако, если кто-либо, кроме меня, станет президентом США в 2020 г. (я очень хорошо знаю, что такое конкуренция), то произойдёт биржевой крах таких масштабов, которого ещё никогда не было в истории Америки!»25.

24. Подробнее см.: Зуев М. Д. Трамп и ФРС: влияние на динамику фондового рынка США (2017–2019 гг.). - «Россия и Америка в XXI веке», 2019, № 2 >>> 

25. Цит. по: Rapier G. Trump warns of a 'market crash the likes of which has not been seen before' if he loses 2020 election — but economists are worried he's causing a recession on his own. - “Bisiness Insider”, Jun. 15, 2019 >>> 
38

Выдвижение Д.Трампа на американскую политическую авансцену явилось в этом плане вполне закономерным процессом, поскольку, как отметил профессор Р. Скидельски в своей работе «Деньги и государство», вызвавшей огромный резонанс в США и других западных странах, «на протяжении последних 40 лет произошёл поистине тектонический сдвиг от фактора труда к фактору капитала; от рабочего класса к классу бизнесменов; от прежних деловых элит к новым финансовым, нередко криминальным, элитам»26. В условиях растущей, по заключению того же Р. Скидельски, «финансизации» экономики, управление макроэкономическими процессами стало осуществляться по иным правилом, в рамках которых решающую роль приобретает личность главного архитектора экономической политики, вернее его принадлежность к новой финансово-экономической элите, с которой он себя и отождествляет.

26. Skidelsky R. Money and Government. The Past and Future of Economics. New Haven and London: Yale University Press, 2018, p. 7.
39 Это отождествление и приобретает форму рациональных ожиданий действий политического лидера страны, который хорошо понимает нужды, запросы и потребности новых финансово-экономических элит, в которые он должен вселить уверенность в «завтрашнем экономическом дне». И эта уверенность и начинает выступать той силой, своего рода «приводным ремнём», который приводит в движение всю экономическую систему в целом. Сам факт избрание мультимиллиардера Д.Трампа президентом США и явился тем фактором, который вселил уверенность в своих силах и потенциальных возможностях значительной части американской бизнес-элиты, что видно на графике 5.
40

График 5 Индекс деловой уверенности в США за последние 10 лет

  CEIC.United States Business Confidence Growth 1949 - 2019 | Monthly | % Point | CEIC Data //https://www.ceicdata.com/en/indicator/united-states/business-confidence-growth.

41

CEIC.United States Business Confidence Growth 1949 - 2019 | Monthly | % Point | CEIC Data //https://www.ceicdata.com/en/indicator/united-states/business-confidence-growth.

42

Президентские выборы в США в ноябре 2016 г. действительно явились переломным моментом в настроениях американских деловых кругов, которые на протяжении предыдущих двух лет пребывали в состоянии экономического пессимизма относительно перспектив развития экономики США. Индекс деловой уверенности составляется международной консалтинговой компанией «Консенсус экономикс», существующей с 1992 г., на основе опросов мнения руководителей основных американских промышленных компаний, а также ряда статистических показателей, характеризующих их производственную деятельность. Эта уверенность в 2017 и 2018 гг. обрела вполне материальное воплощение: в 2017 г., согласно данным ФРС, индекс промышленного производства в США вырос на 2,3%, а в 2018 г. на 3,9%, что явилось рекордным показателем роста после 2000 года (!)27.

27. Federal Reserve Statistical Release. G.17 (419) 2019 Historical and Annual Revision. Industrial Production and Capacity Utilization: The 2019 Annual Revision. P. 15. >>> 
43

В этом отношении «трампономика» является более сложным феноменом, чем о ней можно судить на основе популистских деклараций Д. Трампа. По определению Европейского института экономических исследований, «популистская экономическая политика ориентирована на поддержку тех групп населения, которые боятся потерять свой общественный статус и ощущают себя брошенными политическим истеблишментом»28. В реальности, как утверждает Р. Скидельски, мировой финансово-экономический кризис 2007–2009 гг. выявил совершенно иную модель обрушения современной высокотехнологичной экономики. «Банкротство банка "Леман Бразерс" 15 сентября 2008 г., - указывает Р. Скидельски, - предопределило крах фондового рынка в октябре. Как только банки стали банкротится, а фондовые рынки проседать, то вслед за ними повалился и реальный сектор экономики»29. Вялые темпы восстановления экономики США в 2010–2015 гг. вопреки постулатам кейнсианской теории фискального стимулирования экономики объясняются именно тем, что из сложного механизма «приводных ремней» и «передаточных звеньев» был исключён финансово-банковский сектор, который был «наказан» демократической администрацией Б.Обамы принятием закона Додда – Франка «О реформе Уолл-стрит и защите прав потребителей» за «вклад» американских банкиров и финансистов в развязывание финансово-экономического кризиса 2007–2009 гг. С приходом Д. Трампа в Белый дом была «запущена» реверсная цепочка восстановления реального сектора экономики, основанная на взаимосвязанной триаде «финансово-банковский сектор - фондовые рынки - реальный сектор экономики», главной пружиной которой и стал мультимиллиардер Д.Трамп.

28. EEAG Report on the European Economy. CESifo, Munich 2017, p.53 >>> 

29. Skidelsky R. Money and Government. Op.cit., p. 3.
44

Главный дирижер оркестра фондовых бирж США

 

Персональная роль Д. Трампа в воздействии на фондовый рынок США стала отчётливо видна осенью 2019 г., когда банк «Джи.-Пи. Морган» обнародовал «индекс фондовой волатильности Д. Трампа» (The Volfefe Index). Политика прямого общения Д.Трампа с американскими избирателями посредством его знаменитых твиттов, в которых он затрагивал самые злободневные и острые проблемы американской внешней и внутренней политики, как постепенно заметили биржевые аналитики ведущих американских финансово-банковских структур, оказывала и оказывает влияние на динамику ведущих биржевых показателей. С момента вступления в должность президента и вплоть до сентября 2019 г. Д.Трамп в общей сложности опубликовал более 10 тыс. твиттов, обращённых к 64-миллионной аудитории. Как отметили аналитики банка, в фокусе внимания исполнительной ветви власти «всё чаще оказываются проблемы торговой и кредитно-денежной политики, и все они, пропущенные через призму твиттов Д. Трампа - от его случайных характеристик до информирования о формальных политических намерениях, мгновенно распространяются в глобальных платформах социальных сетей. И как реакция на эти твитты верховного главнокомандующего США, начинают меняться биржевые котировки широкого диапазона биржевых активов – от небольших пакетов акций до значительных объёмов макропродукции»30.

30. Alloway T. JPMorgan Creates ‘Volfefe’ Index to Track Trump Tweet Impact. - “Bloomberg”, September 9, 2019. // >>>
45 Согласно оценкам аналитиков «Джи.-Пи Морган», примерно 10% этих твиттов имели отношение к фондовым рынкам США. По заключению аналитиков банка, спустя примерно 5 минут после появления твитта в часы работы американских бирж отмечалось достаточно заметное изменение биржевых котировок ценных бумаг, в основном краткосрочных и долгосрочных, Министерства финансов США. В ходе мониторинга влияния твиттов на биржевую активность не менее 140 твиттов, особенно твитты, содержавшие критику председателя ФРС Дж. Пауэлла и «пожелания» его скорейшей отставки, оказали существенное влияние на изменение биржевых котировок основных фондовых площадок США (см. график 6).
46

График 6 Корреляционная связь между твиттами Д.Трампа и изменениями биржевых котировок США с сентября 2017 по сентябрь 2019 г. Alloway T. JPMorgan Creates ‘Volfefe’ Index to Track Trump Tweet Impact. - “Bloomberg”, September 9, 2019. // https://www.bloomberg.com/news/articles/2019-09-09/jpmorgan-creates-volfefe-index-to-track-trump-tweet-impact.

47 Таким образом, можно смело говорить о том, что современные технологии фундаментально изменяют привычные формы управления экономикой, при которой президент США, если он является крупным представителем финансово-экономической элиты, получает возможность прямого и оперативного воздействия на многие параметры финансового сектора американской экономики, а через них - и на её реальный сектор.
48

«Экономический рывок» Д.Трампа: количественные оценки

 

В целом большая часть экономических показателей при Д.Трампе с 2017 по 2018 г. продемонстрировала лучшую динамику по сравнению с двумя последними годами пребывания у власти администрации Б.Обамы. Среднегодовые темпы роста реального ВВП США составили порядка 2,7%, в то время как в 2015–2016 гг. около 2,3%. В расчёте на показатель среднегодовых темпов роста, исчисляемых на основе данных IV квартала по отношению к данным IV квартала предыдущего года, они оказались ещё выше, составив для периода 2017–2018 гг. 2,7%, а для периода 2015–2016 гг. порядка 2,0%. Особенно быстрыми темпами росли инвестиции в частный сектор экономики США, составив для периода 2017–2018 гг. порядка 4,8% (в годовом исчислении), а для периода 2015–2016 гг. всего 1,8%31.

31. Рассчитано и составлено по: BEA. Gross Domestic Product, Second Quarter 2019 (Second estimate).Cjrporate Profits, Second Quarter 2019 (Preliminary Estimate). BEA 19-41. p. 12. // >>>
49

Применительно к рынку труда произошло улучшение занятости (в среднегодовом исчислении): она увеличилась в 2017–2018 гг. до 161,2 млн человек по сравнению с 158,2 млн человек в 2015–2016 гг. Соответственно, произошло уменьшение и уровня безработицы, которая сократилась с 5,1% в 2015–2016 гг. до 4,2% в 2017–2018 гг. Показательно, что в 2018 г. уровень безработицы на протяжении большей части года был ниже 4,0%, что было самым лучшим её показателем с конца 1960-х годов32. Следует иметь при этом в виду, что снижение уровня безработицы до отметок меньше 4,0% не является простым линейным продолжением улучшения этого показателя, а отражает более значительные структурные сдвиги в экономике.

32. Рассчитано по: Economic Report of the President. March 2019. Op.cit., pp. 662, 663.
50

Устойчивыми темпами увеличивалась и производительность труда, среднегодовые темпы роста которой в частном несельскохозяйственном секторе американской экономики в период 2017–2018 гг. составили 1,3%, в то время как в 2015-2016 гг. - всего 0,7%.33.

33. Рассчитано и составлено по: BLS. Productivity and Costs. Second Quarter 2019, Revised. USDL 19-1572. P.9 >>> 
51

Наконец, драматическим образом изменилась ситуация с оттоком и притоком прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в экономику и из экономики США. В частности, в 2018 г. как прямое следствие налоговой реформы 2017., вступившей в силу с 1 января 2018 г., из американской экономики прекратился отток ПИИ, в результате чего нетто-приток ПИИ в экономику США достиг рекордного показателя в 315,4 млрд долл. В итоге в 2018 г. величина нетто-баланса накопленных в американской экономике ПИИ достигла почти 1 трлн долл., в то время как в 2017 г. она составляла немногим более 15 млрд, в 2016 г. - 174,3 млрд, а в 2015 г. вообще имела отрицательное сальдо в 327,9 млрд долларов34.

34. Составлено и рассчитано по: UNCTAD.World Investment Report 2019. Special Economic Zones. Country fact sheet: United States. Foreign direct investment (FDI) overview, selected years.  >>> 
52

Заключение

 

Наметившаяся тенденция к замедлению темпов экономического роста в США в 2019 г., при которой темпы роста реального ВВП, согласно прогнозу Бюджетного управления Конгресса (БУК) США, вряд ли превысит 2,3%35, ставит вопрос о долговечности «трампономики», по крайней мере в том виде, в котором она осуществлялась в 2017–2019 гг. Следует отметить, что администрация Д.Трампа начала энергично стимулировать экономику уже на поздних стадиях нынешнего цикла деловой активности, который начался в июне 2009 г. и к январю 2017 г. находился уже на 90-м месяце фазы подъёма. В этой связи можно указать, что средняя продолжительность последних трёх фаз подъёма американской экономики (с ноября 1982 г. по июль 1990 г., с марта 1991 г. по март 2001 г. и с ноября 2001 г. по декабрь 2007 г.) составила 95 месяцев36. Причины энергичного стимулирования американской экономики администрацией Д.Трампа носили сугубо политический характер и были связаны с желанием нового президента «легитимизировать» свою победу на президентских выборов путём быстрой демонстрации отличия «обаманомики» от «трампономики».

35. CBO. An Update to the Budget and Economic Outlook: 2019 to 2029. August 21, 2019. P. 40  >>> 

36. Рассчитано по: NBER. US Business Cycle Expansions and Contractions. P. 1 >>> 
53

В ближайшем обозримом будущем США вряд ли удастся избежать экономической рецессии; осенью 2019 г. большая часть наиболее авторитетных американских экономистов считали вероятным наступление рецессии к осени 2020 г., то есть к моменту президентских выборов 2020 г., как не превышающую 41%37. Однако самой большой проблемой возможной будущей рецессии экономики США являются не сроки её наступления, а продолжительность и глубина её падения. Именно они в конечном счёте и дадут ответ на вопрос о том, в какой степени «трампономика» является новой формой «диалектического» развития капиталистических отношений в современной высокоразвитой в научно-техническом отношении экономике, а в какой - недолговечным экспериментом, определявшимся исключительно неординарной личностью 45-го президента США и отражавшим специфические особенности развития американского общества во второй декаде XXI столетия.

37. Foster S. How likely is a recession by the 2020 elections? Here’s what top economists say. - “Bamkrate”, September 16, 2019 >>> 

References

1. *V osnovu stat'i polozheno vystuplenie na Arbatovskikh chteniyakh v mae 2019 g. Hargreaves S. The richest Americans in history. - “CNNMoney”. //https://money.cnn.com/gallery/luxury/2014/06/01/richest-americans-in-history/15.html.

2. Thorndike J. Peas in a Pod: Mellon, Coolidge, and the Revenue Act of 1924. - “Tax Analysts”, April 4, 2013 // http://www.taxhistory.org/thp/readings.nsf/ArtWeb/E259B14C1AA263CE85257BE400723DF4?OpenDocument.

3. The Definitive Ranking Of The Wealthiest Americans. #259 Donald Trump. President, United States. - “Forbes”, 2018 //https://www.forbes.com/forbes-400/#2d8d4f997e2f.

4. Billioners of 2019.. The Richest People in the World. - “Forbes”//https://www.forbes.com/billionaires/#7f425358251c.

5. Dolan K. Forbes 400 2018: A New Number One And A Record-Breaking Year For America's Richest People. - “Forbes”, Oct. 3, 2018 // https://www.forbes.com/sites/kerryadolan/2018/10/03/forbes-400-2018-a-new-number-one-and-a-record-breaking-year-for-americas-richest-people/#6074867d60b7.

6. BEA. National Data. Fixed Assets Accounts Tables. Table 1.1. Current-Cost Net Stock of Fixed Assets and Consumer Durable Goods. Last Revised on: August 8, 2019. // https://apps.bea.gov/iTable/iTable.cfm?ReqID=10&step=2.

7. Center for Responsive Politics. Candidate Summary, 2012 Cycle. President. Barack Obama (D). Personal Finances: 2010. - “OpenSecrets.Org.”//https://www.opensecrets.org/pres12/candidate.php?id=n00009638.

8. Klein E. The truth about the Trump economy. Did Trump unleash an economic miracle, or take credit for Obama’s work? - “Vox”, Aug. 24, 2018 //https://www.vox.com/policy-and-politics/2018/8/24/17759940/donald-trump-economy-jobs-growth-obama.

9. Ibidem.

10. Rasschitano po: Economic Report of the President. March 2019. Wash.: USGPO, 2019, pp. 688, 689.

11. Klein E. The truth about the Trump economy. Did Trump unleash an economic miracle, or take credit for Obama’s work? - “Vox”, Aug. 24, 2018.

12. Federal Reserve Statistical Releace. Large Commercial Banks. Insured U.S.-Chartened Commercial Banks That Have Consolidated Assets of $300 Million or More, Ranked by Consolidated Assets. As of March 31, 2019. P. 89 //https://www.federalreserve.gov/releases/lbr/current/default.pdf.

13. Epstein R. Not Obama's Economy. - “A Hoover Institution Journal”, August 27, 2018 //https://www.hoover.org/research/not-obamas-economy.

14. Ibidem.

15. Political business cycle. Economics. - “Encyclopaedia Britannica” //https://www.britannica.com/topic/political-business-cycle.

16. Nordhaus W. The political business cycle. Cowles Foundation Discussion Paper No 333. April 4, 1972 //https://www.google.com/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=1&ved=2ahUKEwjsw7nj7tDkAhVv2aYKHXYTCbkQFjAAegQIAxAC&url=https%3A%2F%2Fcowles.yale.edu%2Fsites%2Fdefault%2Ffiles%2Ffiles%2Fpub%2Fd03%2Fd0333.pdf&usg=AOvVaw2S3KjrW3hpFRi2pT3CqIPB.

17. Sm. v chastnosti: Blinder A. & Watson M. Presidents and the US Economy: An Econometric Exploration. -"American Economic Review”, 2016, April, pp.1015-1045: Dubois E. Political Business Cycles 40 Years after Nordhaus. - “Public Choice”, February, 2016, pp.235-259.

18. Economic Report of the President. February 2016. Wash.: U.S. GPO, 2016, p. 106.

19. BEA. National Data. National Income and Product Accounts. GDP & Personal Income. National Data. National Income and Product Accounts. GDP & Personal Income. Table 1.1.1. Percent Change From Preceding Period in Real Gross Domestic Product //https://apps.bea.gov/iTable/iTable.cfm?reqid=19&step=2#reqid=19&step=2&isuri=1&1921=survey.

20. Rasschitano i sostavleno po: Federal Reserve Statistical Release. G.17 (419) 2017 Historical and Annual Revision. Industrial Production and Capacity Utilization: The 2017 Annual Revision. P. 15. //http://www.federalreserve.gov.

21. Federal Reserve Bank of St. Louis. Economic Research. Leading Index for the United States (USSLIND). Release Tables: Leading Indicators by State, Monthly, Seasonally Adjusted. //https://fred.stlouisfed.org/release/tables?rid=208&eid=259669#snid=259670.

22. Avent R. Making Monetary Policy Great Again. - “Democracy”, Summer 2017 //https://democracyjournal.org/magazine/45/making-monetary-policy-great-again/

23. Dow Jones Industrial Average - Historical Annual Data. Dow Jones - DJIA - 100 Year Historical Chart. - “Macrotrends” //https://www.macrotrends.net/1319/dow-jones-100-year-historical-chart.

24. Podrobnee sm.: Zuev M. D. Tramp i FRS: vliyanie na dinamiku fondovogo rynka SShA (2017–2019 gg.). - «Rossiya i Amerika v XXI veke», 2019, № 2 //https://ras.jes.su/rusus/s207054760005947-8-1. DOI: 10.18254/S207054760005947-8

25. Tsit. po: Rapier G. Trump warns of a 'market crash the likes of which has not been seen before' if he loses 2020 election — but economists are worried he's causing a recession on his own. - “Bisiness Insider”, Jun. 15, 2019 //https://www.businessinsider.com/trump-warns-market-crash-if-not-re-elected-2020-trade-war-wages-on-2019-6.

26. Skidelsky R. Money and Government. The Past and Future of Economics. New Haven and London: Yale University Press, 2018, p. 7.

27. Federal Reserve Statistical Release. G.17 (419) 2019 Historical and Annual Revision. Industrial Production and Capacity Utilization: The 2019 Annual Revision. P. 15. //http://www.federalreserve.gov.

28. EEAG Report on the European Economy. CESifo, Munich 2017, p.53 //http://www.cesifo.org.

29. Skidelsky R. Money and Government. Op.cit., p. 3.

30. Alloway T. JPMorgan Creates ‘Volfefe’ Index to Track Trump Tweet Impact. - “Bloomberg”, September 9, 2019. // https://www.bloomberg.com/news/articles/2019-09-09/jpmorgan-creates-volfefe-index-to-track-trump-tweet-impact.

31. Rasschitano i sostavleno po: BEA. Gross Domestic Product, Second Quarter 2019 (Second estimate).Cjrporate Profits, Second Quarter 2019 (Preliminary Estimate). BEA 19-41. p. 12. // https://www.bea.gov/news/2019/gross-domestic-product-2nd-quarter-2019-second-estimate-corporate-profits-2nd-quarter.pdf.

32. Rasschitano po: Economic Report of the President. March 2019. Op.cit., pp. 662, 663.

33. Rasschitano i sostavleno po: BLS. Productivity and Costs. Second Quarter 2019, Revised. USDL 19-1572. P.9//https://www.bls.gov/news.release/prod2.nr0.pdf.; Economic Report of the President. March 2019. Op.cit., pp. 675.

34. Sostavleno i rasschitano po: UNCTAD.World Investment Report 2019. Special Economic Zones. Country fact sheet: United States. Foreign direct investment (FDI) overview, selected years. // http://www.unctad.org/wir.

35. CBO. An Update to the Budget and Economic Outlook: 2019 to 2029. August 21, 2019. P. 40 // http://www.cbo.gov/publication/55551.

36. Rasschitano po: NBER. US Business Cycle Expansions and Contractions. P. 1 //https://www.nber.org/cycles.pdf.

37. Foster S. How likely is a recession by the 2020 elections? Here’s what top economists say. - “Bamkrate”, September 16, 2019 //https://www.bankrate.com/surveys/economists-survey-what-they-said-september-2019