Russia on the global innovations market: the prospective of search for new “niches”
Table of contents
Share
Metrics
Russia on the global innovations market: the prospective of search for new “niches”
Annotation
PII
S207054760005699-5-1
DOI
10.18254/S207054760005699-5
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Galina Kuznetsova 
Affiliation: Plekhanov Economic University
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

The purpose of the is the issues of innovation development in Russia in the context of the global presses, reasons of weakness. The article examines trends in the domestic R&D sphere, Russia's place in the global system of innovation, the barriers to the modernization of the country’s economy. Particular attention is drawn to the low level of funding for science and the weak private business participation in the process. With that, there is the growing number of established "institutions of development", which, because of their low efficiency hardly contribute to improving the situation. In this context, the prospects are seen in the ways of activation of nondependent on state grants small businesses who can find a "niche" on the world and domestic market.

Keywords
R&D, Russia, development institutions, intellectual property, innovations
Received
10.07.2017
Date of publication
25.08.2017
Number of characters
19674
Number of purchasers
0
Views
172
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1

Переориентация мировой экономики на инновационное развитие становится наиболее заметной тенденций XXI-го века. Человечество стоит на пороге четвертого этапа технологической революции, связанном со всепроникающей цифроризацией, технологиями больших данных, машинного обучения, когнитивными технологиями. Речь идет о практическом стирании граней между физической, биологической и цифровой реальностью [1]. В развитых странах происходит формирование нового производственного комплекса, базирующегося на экономике знаний и высококвалифицированном персонале[2] [3]. Недаром наибольшее число опубликованных по процедуре РТС патентных заявок в 2016 г. приходилось на сектор цифровой связи (8,5%), за которым следуют области компьютерной техники (8,2%), электронного оборудования (6,9%) [4]. Как отмечают эксперты, влияние цифровой экономики приводит к трансформации отраслей, рынков, интеграционных процессов в мире, систем информационной безопасности. При этом, изменения происходят так стремительно, что становится невозможным следование традиционной модели развития. Речь идет о новой цифровой модели бизнеса, включающей взаимодействие людей/бизнеса/вещей в масштабах глобальной экономики с помощью информационных технологий, Интернета приложений, которые могут обеспечить продажу товара и услуги в любой точке мира в любое время. Конкуренция экономики и промышленности между странами постепенно переходит в совершенно новые виртуальные, облачные, цифровые сферы. Положение страны в системе современных мирохозяйственных связей теперь определяется степенью развитости именно этих областей.

2

Необходимость модернизации отечественной экономики и преодоления ее топливно-сырьевой направленности отмечается и экспертами[5] [6], и политиками. Число принимаемых документов, направленных на инновационное развитие, перевалило за сотню. По оценке В. Н. Лопатина, наконец 2015 г. действовало более 150 различных федеральных, региональных и отраслевых программ, концепций, стратегий, направленных на обеспечение инновационного развития. Кроме того, десятками создаются так называемые «институты развития»: фонды, кластеры, технопарки, территорий опережающего развития (5 государственных фондов поддержки научной, научно-технической и инновационной деятельности, 34 венчурных фонда, 12 инновационных фондов, 35 технологических платформ, 25 инновационных территориальных кластеров, 13 наукоградов, 48 государственных научных центров, а также несколько профильных госкорпораций) [7].

3 В 2016 г. были приняты: правила оказания государственной поддержки Фонду содействия инновациям для предоставления грантов юридическим лицам на проведение НИОКР в целях реализации «дорожных карт» Национальной технологической инициативы, в т. ч. постановление О «дорожной карте» «Хелснет» (HealthNet), о «дорожной карте» «Энерджинет» (EnergyNet), а также изменения в Федеральный закон «Об инновационном центре «Сколково» и др. инициативы. В декабре 2016 г. правительство озвучило планы создания «цифровой экономики» в 2017-2025 гг.
4

Вместе с тем, «Стратегией имитации» назвали эти многочисленные программы и «дорожные карты» эксперты Центра стратегических разработок. Согласно их исследованию, Стратегия 2020 может быть выполнена на 29%, а предыдущая «Стратегия 2010» была выполнена на 39% [8].

5

Очевидно, что макроэкономическая и институциональная среда в России не стимулируют инновационную активность предприятий ни в одном из видов экономической деятельности. В международных рейтингах, фиксирующих положение стран в этой области, Россия находится в четвертом-пятом десятке. Так, по Глобальному индексу инноваций, публикуемому Корнельским университетом, Россия находилась в 2016 г. на 43 месте, при том, что по эффективности инновационной деятельности позиции страны – на 69-м. Это, как предполагают авторы исследования, отражает недостаточно эффективную реализацию имеющегося инновационного потенциала [9].

6

Совокупный уровень инновационной активности российских предприятий составляет около 10%, в то время как в Израиле этот показатель на уровне 75,2%, в Германии – 66,9%, во Франции – 53,4% [10]. В специальном обзоре ОЭСР по России отмечается, что инновационные результаты России остаются невысокими, особенно если учитывать ее кадровые ресурсы, научные традиции и экономический потенциал 11. Кроме того, налицо значительный разрыв между созданием новых технологий и их использованием в массовом производстве. Если в 1990 г. внедрением новых технологий в стране было заинтересовано 30% предприятий, то в 2013 г. – 9,7% (в Германии удельный вес таких предприятий – 62%, во Франции – 32%, Польше – 23% и т.д.) [12].

7

Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) в своем специальном исследовании по странам переходной экономики выделила несколько основных, по мнению ее экспертов, барьеров на пути инновационного развития:

  • низкое участие бизнес-сообщества в формировании и реализации инновационной политики (в том числе в финансировании инновационных проектов);
  • слабое развитие частно-государственного партнерства, отстраненность предприятий малого и среднего бизнеса от участия в госпрограммах;
  • оторванность научных учреждений и вузов от производства;
  • недостаточная гармонизация национальных стандартов в сфере инноваций и интеллектуальной собственности с международными стандартами [13];
8

Список барьеров, по нашему мнению, можно дополнить такими негативными факторами, как недостаточное развитие научной и технической инфраструктуры, и кадровый голод. Как показывают примеры Сергея Брина и Илона Маска, талант всегда ищет такие условия, в которых у него будут максимальные возможности для самореализации и успеха [14], это объясняет не прекращающийся отток за рубеж молодых ученых и специалистов. К числу барьеров в отечественной сфере НИОКР эксперты относят разросшуюся посредническую сети, затрудняющую доведение перспективных наработок до коммерческого применения. По оценкам, только 16% разработанных технологий внедряется в практику [15].

9

По мнению М.А. Никитенковой, значимым препятствием на пути развития российского экспорта технологий выступает морально устаревшая система технических норм, громоздкая и медлительная система согласований и разрешений, высокая степень огосударствления НИОКР. Исследователь отмечает негативную разницу между затратами на инновации и коммерческим эффектом от их реализации [16].

10

Обычно в качестве препятствия на пути инновационного развития России обозначают недостаточность его финансирования как со стороны государства, так и бизнеса [17].

11

Мировой опыт показывает, что амбициозные цели, не подкрепленные соответствующими ресурсами и инструментами осуществления, не приводят к достижению желаемых результатов. Действительно, доля расходов на НИОКР в ВВП по паритету покупательной способности в России составляет 1,1%, в то время как у многих других стран эти показатели намного выше: Израиль — 4,21%, Республика Корея – 4,15%, Япония – 3,47%, Финляндия — 3,31, Швеция — 3,30%. Общая доля страны в совокупных мировых расходах на НИОКР остается крайней низкой — всего 1,5% [18].

12

По оценочным данным за 2016 г., несмотря на рост затрат на научно-исследовательские и опытно конструкторские работы в рублевом эквиваленте на 10% до 3,5 трлн руб., в долларовом исчислении они оказались ниже на 14%, чем в 2015 г. При этом в бюджетных расходах доля финансирования гражданской науки продолжила снижение до 1,9% [19]. В 2017 – 2019 годах ситуация к лучшему не изменится: согласно проекту постановления правительства предусмотрено сокращение расходов на программу развития научно-технологического комплекса на 25 млрд руб. относительно цифр, которые были заложены на этот период в федеральной целевой программе развития научно-технологического комплекса на 2014–2020 годы [20]. Между тем, очевидно, что риски инновационного развития не могут сосуществовать со строгими правилами бюджетной экономики и прокурорскими проверками [21].

13

При этом, следует учитывать, что в России в отличие от большинства других стран рыночной экономики, финансирование НИОКР осуществляется большей частью за счет бюджета: на него приходится 67,6% всего объема финансирования, при этом, большая часть средств достается госкорпорациям и крупному бизнесу. При этом очевидно, что по абсолютным размерам отчисляемые средства на цели НИОКР не так уж и малы. В 2015-2016 годах Россия в мировых рейтингах по этому показателю занимала 9-е и 8-е места в мире рядом с Индией, Бразилией, Францией и Великобританией [22].

14

По итогам 2010-2016 гг. можно говорить скорее о сохранении сценария статус-кво в части инновационного развития, который характеризуется ограниченным эффектом от мероприятий, направленных на развитие инновационной деятельности, невысоким уровнем и консервативной структурой затрат на НИОКР – отмечает Рябцев И.Т. [23].

15

Степень «инновационности» экономики страны выражается в объемах торговли результатами интеллектуальной деятельности. Быстрый рост научно-технического обмена стал одной из заметных черт развития мировой экономики. По оценкам, 80% мировой торговли приходится на товары, содержащие интеллектуальную собственность. На международную передачу технологий приходится около 7% прибыли, получаемой в мировом товарообороте. Суммарная стоимость создаваемых в мире технологий в настоящее время достигает 60% величины всего общественного валового продукта. Торговля результатами интеллектуальной деятельности — изобретениями, ноу-хау, промышленными образцами, полезными моделями, товарными знаками, информацией, др. научно-техническими достижениями, становится важнейшим фактором современного этапа развития международных экономических отношений [24].

16

Важным показателем уровня развития научного и научно-технического потенциала является патентная активность страны. В 2016 г. общее число заявок в мире по процедуре Договора о патентной кооперации (PCT) ВОИС выросло на 7,3% по сравнению с 2015 г. (233 тыс.), на первом месте были США (24,3% всех заявок), следующие два места заняли заявители в Японии (19,4%) и Китае (18,5%), причем последняя стала главной движущей силой общего увеличения спроса на инновации. Как стали говорить, страна двигается от лейбла «Сделано в Китае» к лейблу «Создано в Китае». Германия и Республика Корея заняли четвертое и пятое места соответственно (8,9% и 6,7%). Наиболее высокую активность демонстрировал сектор цифровой связи и компьютерной техники. Первые два места в рейтинге ведущих заявителей по процедуре PCT заняли китайские телекоммуникационные корпорации ZTE (4123 опубликованных заявки по процедуре PCT) и Huawei Technologies (3692 заявки). За ними следуют Qualcomm Inc. в США (2466 заявок), Mitsubishi Electric Corporation в Японии (2053 заявки) и LG Electronics в Республике Корея (1888 заявок) [25]. Россия по данному показателю отстает от наиболее передовых стран в разы, хотя и занимает в общемировом рейтинге десятое место.

17

По числу опубликованных заявок Россия не входит в десятку лидеров. Вместе с тем, патентная активность растет, хотя и не носит поступательного характера по годам. В 2015 г. в Роспатент было подано 123829 заявки, что на 2,6% больше, чем в 2014 г., но меньше, чем в 2013 г. Из числа поданных заявок половина приходится на заявки на товарные знаки и знаки обслуживания. Выросло число заявок на патенты на изобретение – до 35,5 тыс. патентов (в 2000 г. — 23,3 тыс., в 2014 г. — 40,3 тыс.). Это рекордный уровень за весь постсоветский период. Всего по результатам 2015 г. в стране действует 218 тыс. патентов на изобретения. На выдачу патента Российской Федерации на полезную модель в 2015 г. было подано 11,9 тыс. заявок (на 14,7% меньше, чем в 2014 г., на выдачу патента на промышленный образец - 4,9 тыс. заявок (снижение на 5%), на регистрацию товарного знака и знака обслуживания Российской Федерации в 2015 г. - 61,5 тыс. заявок. (табл. 1).

18

Таблица 1. Подача заявок в Роспатент на объекты промышленной собственности в 2010-2015 гг., ед.

 

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

2014 г.

2015 г.

Изобретение

42 500

41 414

44 211

44 914

40 308

45 477

Полезная модель

12 262

13 241

14 069

14 358

13 952

11 906

Промышленный образец

3997

4197

4640

4994

5184

4929

Товарный знак и знак обслуживания

56 848

59 717

61 923

64 928

1188

61 477

Всего

115 607

118 569

124 843

129 134

120 632

123 829

Источник: Кузнецова Г.В. Современное положение России на мировом рынке НИОКР//Российский экономический вестник. 2017, №2, с. 19.

19 Слабая включенность в международный рынок инноваций (только 2% российских предприятий связаны с внешним рынком) влияет на неразвитость торговли результатами интеллектуальной деятельности. С одной стороны, можно отметить рост поступлений от продажи патентов из России с 65,8 тыс. долл. в 2000 г. до 1,6 млрд долл. в 2015 г., от продажи патентных лицензий — с 421,9 тыс. долл. до 790,1 млн долл., от поставки инжиниринговых услуг — со 139,3 млн долл. до 1112,5 млн долл. и т.д. Вместе с тем, участие России в миром экспорте интеллектуальной собственности (ИС) на уровне 1%. При этом, импорт ИС и связанные с ним выплаты растут с опережением.
20 Структура экспорта и импорта технологий в России достаточно архаичная. Ведущей статьей оказываются инжиниринговые услуги, связанные с одной стороны, с участием российских организаций в сооружении за рубежом энергетических и инфраструктурных объектов, с другой – с привлечением иностранных поставщиков к строительству промышленных, энергетических и жилых объектов на территории России.
21 В российском экспорте удельный вес патентов, патентных лицензий, товарных знаков остается незначительным. Что касается импорта, то здесь в 2015 г. выплаты составили 2205,4 млн долл. В целом внешняя торговля объектами интеллектуальной собственности в России складывается с отрицательным сальдо, которое в 2015 г. составило более полумиллиона долл. (табл. 2).
22

Таблица 2. Экспорт и импорт России объектов интеллектуальной деятельности

 

2000 г.

2005 г.

2012 г.

2013 г.

2014 г.

2015г.

Поступления, тыс. долл.

 

Всего

203 493,5

389 396,4

707 674,2

356 496,9

1279213,1

1654732,1

Патенты на изобретения

65,8

926,3

21,0

81,0

72,7

63,2

Патентные лицензии

421,9

1788,0

21 850,1

25 409,6

26 610,9

79062,9

Полезные модели

898,7

35,9

35,9

4113,6

Ноу-хау

2333,5

1985,1

15 653,4

11798,9

11 526,7

2474,3

Товарные знаки

1149,7

5583,5

999,4

388,2

2665,3

3990,3

Инжиниринговые услуги

139 307,1

150 658,8

376 428,2

364 000,7

70 7674,2

1112557,2

Научные исследования и разработки

23 880,2

83 214,4

170 752,9

235 654,9

356 496,9

164939,8

Выплаты, тыс. Долл.

 

Всего

182 908,0

954 199,2

2 043 187,9

2 463 626,3

2 455 830,7

2205429,3

Патенты на изобретения

255,5

8730,3

6970,5

22 600,3

20 879,5

9636,1

Патентные лицензии

2030,2

19 315,4

64208,4

85 973,2

100 797,0

66104,7

Полезные модели

5138,4

1998,2

4066,3

3461,5

Ноу-хау

11 122,0

9489,7

158 428,1

133 742,2

121 719,8

178228,9

Товарные знаки

31 122,4

191 045,0

465 370,3

587 894,4

381 160,4

318504,5

Инжиниринговые услуги

110 171,3

582 813,8

806 467,1

959 742,4

1 147 892,0

1277698,4

Научные исследования и разработки

2268,3

16 512,8

66 295,4

171 256,5

151 488,5

110310,7

Сальдо, тыс. долл.

-20585,5

-564802,8

-1345718,0

-1693041,5

-1176617,6

-550697,2

Источник: Индикаторы науки. Статистический сборник. Высшая школа экономики. Национальный исследовательский университет. 2017. URL: https://www.hse.ru/primarydata/in2017.

23

В 2015 г. основным направлением российского экспорта и импорта технологий оставались страны дальнего зарубежья - более 90% всей стоимости. Экспорт составил (млн долл.): в Китай 460,3, США – 319,1, Бангладеш – 207,0, Индию – 85,9, Германию -47,2, Нидерланды- 32,2. В странах СНГ основными покупателями были Беларусь – 79 млн долл. и Казахстан- 27 млн долл. Импорт технологий осуществлялся в основном (млн долл.): из Германии - 392,6, США – 254,1, Финляндии -196,1, Франции -174,9, Великобритании – 138,6, а также других стран дальнего зарубежья [26].

24

Вместе с тем, определенные позитивные сдвиги в области развития НИОКР в России все же есть. По оценкам, население и бизнес в целом адаптировались к потрясениям 2014-2015 годов. Девальвация рубля, политика ЦБ, меры по поддержке ряда отраслей промышленности и сельского хозяйства создали определенные возможности для повышения конкурентоспособности несырьевых отраслей экономики, диверсификации экспорта и выхода на нетрадиционные рынки [27]. В январе 2017 г. индекс прогнозов промышленности Института Гайдара вышел по уровню оптимизма на пятилетний максимум. В 2017-2019 гг. промышленность может расти темпами 0,7-2,3% в год [28]. В России пошел процесс формирования частного венчурного капитала. По оценкам генерального директора АО "Российская венчурная компания" Е. Кузнецова, растет число и качество стартапов, увеличиваются инвестиции. Согласно мнению экспертов РБК, на конец третьего квартала 2016 года число сделок с известным объемом на рынке венчурного инвестирования достигло 80% от уровня 2015 года и свыше 70% по объему [29]. Отечественные предприятия малого и среднего бизнеса все активнее ищут для своей продукции «ниши» в глобальных стоимостных цепочках.

25

Перспективными с этой точки зрения представляются такие направления как: производство с использованием новых технологий отделочных и строительных материалов, солнечных батарей, спортивной одежды и оборудования, охранной техники, галокамер, светодиодных модулей, игрушек; переработка отходов на базе передовых технологий; использование 3d печати; так называемы «хенд мэйд»; выращивание сельхозкультур по новым технологиям; а также реализация других бизнес-идей [30]. Следует иметь в виду, что малый бизнес (МБ) пользуется в России вполне серьезными налоговыми льготами (№ 209-ФЗ). И хотя отечественный венчурный рынок пока невелик (немногим более 2 млрд долл. в 2015 г.), на нем есть прорывные технологии [31], которые могут обрести свои ниши.

26

Российская экономика потенциально обладает всеми необходимыми элементами для форсированной модернизации: ресурсами, научными школами, определенной инфраструктурой. Имеется внутренний и внешний спрос. Эти преимущества возможно реализовать. При этом, ориентироваться следует только на внедрение нового: традиционным отраслям надо дать «умереть достойно», а контратакующие – поддержать [32].

References

1. Belov S., V. Kat'kalo. Defitsit iskusstvennogo intellekta//Vedomosti. 21.03.2017.

2. Lebedeva L.F. Pozitsii Rossii i SShA v politsentrichnom mire: sotsial'no-ehkonomicheskij aspekt//SShA i Kanada:EhPK. 2012. N11. S. 003-013.

3. Prioritety nauchno-tekhnologicheskoj politiki SShA v nachale XXI veka: vzaimodejstvie gosudarstva i biznesa. Otv. red. Lebedeva L.F. Institut SShA i Kanady RAN, Moskva, 2009.

4. Vsemirnaya organizatsiya intellektual'noj sobstvennosti (VOIS) http://www.wipo.int/pressroom/ru/articles/2017/article_0002.html (data obrascheniya 22.0.2017 g.)

5. Lebedeva L.F., Migaleva T. E., Podbiralina G.V. Evrazijskij ehkonomicheskij Soyuz: novyj ehtap ehkonomicheskogo vzaimodejstviya//Vestnik Rossijskogo Ehkonomicheskogo Universiteta im. G.V. Plekhanova. 2015. N 3. C. 117-127.

6. Khasbulatov R.I., Lebedeva L.F., Migaleva T.E., Podbiralina G.V. Rossijskaya Federatsiya v mirovom khozyajstve: pozitsii i novye zadachi. Mezhdunarodnaya ehkonomika. 2015.N 2. S. 4-16.

7. Lopatin V.N. gosudarstvennye regulyatory formirovaniya i razvitiya rynka intellektual'noj sobstvennosti v stranakh Tamozhennogo soyuza i SNG v 2014 g.//Pravo intellektual'noj sobstvennosti. 2015. №2 (40). S.7-33.

8. Zheleznova M. Strategiya imitatsii//Vedomosti, 2016. 28.12.

9. URL https://4science.ru/articles/Rossiya-zanyala-43-e-mesto-v-Globalnom-innovacionnom-indekse-2016 (data obrascheniya 22.03.2017)

10. Indikatory innovatsionnoj deyatel'nosti. Statisticheskij sbornik. Vysshaya shkola ehkonomiki. Natsional'nyj issledovatel'skij universitet. 2016. URL: https://www.hse.ru/data/2015/04/07/1096379758/2015.pdf

11. Boosting Productivity in Russia. OECD Economics Department Working Papers N1189. URL http://oecdru.org/zip/5js4w26114r2.pdf

12. Kuznetsova G.V., Podbiralina G.V. Mezhdunarodnaya torgovlya tovarami i uslugami. 2-e izd. Dop. –M.: 2017.

13. Ehkonomicheskie aspekty intellektual'noj sobstvennosti dlya stran s perekhodnoj ehkonomikoj. Podgotovleno N.N. Karpovoj. VOIS . 2016. – s. 16. URL:http://www.wipo.int/edocs/pubdocs/ru/wipo_pub_transition_8.pdf

14. Razvitie chelovecheskogo kapitala. Razvivayuschiesya rynki: chetyre otveta na vyzovy rosta. Institut issledovanij razvivayuschikhsya stran biznes-shkoly SKOLKOVO. –M.: Skolkovo. 2016. S. 51.

15. Kuznetsova G. V. Innovatsionnoe razvitie Rossii: deklaratsii i real'nost'// Pravo intellektual'noj sobstvennosti. 2015. № 4, s.33-39.

16. Nikitenkova M.A. Transfer tekhnologij v innovatsionnoj deyatel'nosti//Rossiya i Amerika v XXI veke. Nauchnyj ehlektronnyj zhurnal. 2016. http://www.rusus.ru/?act=read&id=530

17. Kuznetsova G.V. Sovremennoe polozhenie Rossii na mirovom rynke NIOKR//Rossijskij ehkonomicheskij vestnik. 2017, №2, s. 19.

18. Indikatory nauki. Statisticheskij sbornik. Vysshaya shkola ehkonomiki. Natsional'nyj issledovatel'skij universitet. 2017. URL: https://www.hse.ru/primarydata/in2017.

19. Berezina E. Nauka tratit'//Rossijskaya gazeta 2016 . 05.12. №7144. URL:https://rg.ru/2016/12/05/perechen-rashodov-na-niokr-budut-rasshirit.html

20. URL: https://tpprf.ru/ru/investment_innovation/news/166732/

21. Vedomosti. Vedomosti. 24.01.2017. – s.8

22. Ryabtsev N.T. Mesto innovatsij v integratsionnom sotrudnichestve gosudarstv-chlenov EAEhS. Materialy mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferentsii( Moskva, 15. Aprelya 2016 g.). Regional'naya integratsiya v global'noj ehkonomike/ Pod red. I.N. Platonovoj; Mok. Gos. in-t mezhdunarodnykh otnoshenij (un-t) M-va inostr. Del Ros. Federatsii, kaf. Mezhdunar. Ehkonomich. Otnoshenij i vneshneehkonomicheskikh svyazej. –M.: MGIMO-Universitet. 2016.

23. Ryabtsev N.T. Mesto innovatsij v integratsionnom sotrudnichestve gosudarstv-chlenov EAEhS.

24. Kuznetsova G.V., Podbiralina G.V. Mezhdunarodnaya torgovlya tovarami i uslugami. 2-e izd. Dop. –M.: 2017.

25. URL http://ect-center.com/blog/rashodi-niokr (data obrascheniya 20.03.2017 g.)

26. Sagieva Sh. S. Vneshnyaya torgovlya tekhnologiyami Rossii/Nauka, tekhnologii, innovatsii. VShEh. Institut statisticheskikh issledovanij ehkonomicheskikh znanij. 2016. URL: https://issek.hse.ru/data/2016/07/07/1116486462/NTI_N_6_07072016.pdf

27. URL http://www.wipo.int/pressroom/ru/articles/2017/article_0002.html (data obrascheniya 20.03.2017 g.)

28. Doklad ob ehkonomike Rossii. Dolgij put' k vosstanovleniyu / World Bank Group. 2016, aprel'. № 351.

29. Promyshlennost' prisposobilas'//Vedomosti. 27.01.2017.- str.5 .

30. URL: https://tpprf.ru/ru/investment_innovation/news/166732/

31. Kuznetsova G.V., Podbiralina G.V. Mezhdunarodnaya torgovlya tovarami i uslugami. 2-e izd. Dop. –M.: 2017.

32. Skripkin K.G. Metody analiza ehffektivnosti investitsij v IT. URL:https://sites.google.com/site/ekonomikainformacionnyhsistem/home/ziznennyj-cikl-is