Social Effects of Trump’s Economic Policy
Table of contents
Share
Metrics
Social Effects of Trump’s Economic Policy
Annotation
PII
S207054760005321-0-1
DOI
10.18254/S207054760005321-0
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Liudmila Lebedeva 
Occupation: Senior Research Fellow
Affiliation: Institute for USA and Canada Studies of RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

The article examines social effects of Trump’s economic policy, which becomes one of the features in the process of polarization of the American Society; with focus on income dynamics after tax reform, poverty across racial-ethnic groups; on the perspectives of social security and welfare under ageing population and new budget priorities.

Keywords
Trump’s economic policy, social security, tax reform
Received
09.04.2019
Date of publication
30.05.2019
Number of characters
21243
Number of purchasers
22
Views
831
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 Социальные, как и иные последствия политики действующей президентской администрации, ещё долго будут оставаться в повестке исследований и обсуждений. Но уже на основании предпринятых в первые два года президентства Д. Трампа мер, изданных указов, реализации налоговой реформы, можно говорить о широком спектре направлений их влияния на разные стороны развития американского общества, отдельных групп населения, форм и механизмов реализации предпринимательского, трудового, интеллектуального потенциала нации.
2 Придерживаясь принципов рыночных свобод, освобождения бизнеса от излишнего регулирования во внутриэкономической политике, Д. Трамп взял курс на снижение налогообложения, поощрение предпринимательской активности в сочетании с сокращением социальной составляющей федерального бюджета, не связанной с пенсионными выплатами и медицинским обслуживанием пенсионеров по программе «Медикэр», с расходами по программам поддержки ветеранов. Если в 2017 фин. г. расходы из федерального бюджета по линии Министерства по делам ветеранов составили 176,0 млрд долл., то по оценке на 2019 фин. г. они увеличатся до 197,4 млрд долл., а в 2020 фин. г. – до 210,3 млрд долл. В то же время по линии Министерства образования федеральное финансирование уменьшится: составив в 2017 фин. г. 111,7 млрд долл., в 2019 фин. г., по предварительной оценке, оно сократится до 70,0 млрд долл., а в 2020 фин. г. – до 66,2 млрд долл.1
1. US Federal Budget. Historical Tables. W., 2018.
3 Налоговая реформа 2017 г., безусловно, дала импульс экономическому росту, дальнейшему снижению безработицы, увеличению в той или иной степени располагаемых доходов населения во всех доходных квинтилях в результате снижения ставок налогообложения и других налоговых новшеств, что в совокупности способствовало улучшению социальных индикаторов в 2018 г. Однако не стоит сильно преувеличивать «фактор Трампа» в оценке текущих социальных последствий экономической политики действующей администрации, учитывая, что воздействие принимаемых мер происходит на фоне глубокой социально-демографической, финансово-экономической трансформации страны, а эффекты проводимой политики проявляются с определённым лагом.
4

Направления влияния политики Д. Трампа

 

Наиболее ощутимым, на начало 2019 г. как для экономики в целом, так и для отдельных домохозяйств, представляется влияние принятого в 2017 г. закона «О сокращении налогов и рабочих местах» (2017 Tax Cuts and Jobs Act), предусматривающего масштабное снижение налогообложения физических и юридических лиц; изменение бюджетных приоритетов; смену внешнеэкономического курса. Как было уже подробно показано в статье автора о налоговых инновациях, «в ближайшие 10 лет доходы после уплаты налогов в наибольшей степени возрастут у американцев с наивысшими доходами; при этом в 2018 г. и в 2025 г. наибольшую выгоду получат те, кто относится к 5% наиболее обеспеченных лиц, а в 2027 г., прежде всего, те, кто относится к самой верхушке доходной пирамиды (0,1% и 1%)»2.

2. Лебедева Л.Ф. Социальное измерение бюджетно-налоговых инноваций в период президентства Трампа. Контуры глобальных трансформаций: экономика, политика, право. 2018. № 2. с. 46–62.
5 Впечатляющее снижение корпоративного налога (с 35 до 21%), безусловно, даёт импульсы экономическому росту, а значит, создаёт и новые возможности для экономически активного населения. В первые три квартала 2018 г. рост ВВП составил соответственно 2,2%, 4,2%, 3,4%3.
3. Survey of Current Business. December 2018.
6

Особую выгоду получили представители малого бизнеса, в том числе с числом занятых менее 50-ти человек, а именно предприятия такого размера являются «наиболее быстрорастущим экспортным сегментом», что важно в свете поставленной задачи снижения дефицита торгового баланса США по товарам4.

4. Фризяк Н.С. Роль малого бизнеса в экспорте из США. Международная торговля и торговая политика, 2018, № 3.C. 51-60.
7 Создание благоприятных условий для малого бизнеса исторически имело не только экономическое, но и социальное значение для реализации предпринимательского потенциала американцев, обеспечения дохода, занятости, диффузии инноваций.
8

Спустя почти год после подписания 22 декабря 2017 г. Д. Трампом указанного закона результаты опроса Института Гэллапа, проведённого 8–14 ноября 2018 г., показали, что 80% представителей малого бизнеса оценивают финансовую ситуацию своей компании как «очень хорошую» и «хорошую», – это исторически рекордно высокий уровень такой оценки. 55% владельцев малых предприятий отметили увеличение доходов за последние 12 месяцев. Среди вопросов, представляющих наиболее важное значение для развития малого бизнеса, респонденты особо отметили налогообложение, 74% их числа считают изменения в налогообложении, налоговых ставках для малого бизнеса, в налоговом регулировании «исключительно/очень важными» (Extremely/Very important)5.

5. Small business. Gallup. December 4, 2018. URL: >>>.
9

Однако в начале текущего года оценки перспектив экономического роста, несмотря на влияние налоговой реформы, а значит и состояния социальных индикаторов, уже не столь оптимистичны. По данным, заявленным (в феврале 2018 г.) в проекте федерального бюджета на 2019 фин. г., речь шла об «устойчивом 3%-ном экономическом росте в течение следующего десятилетия»6.

6. An American Budget. FY 2019. Wash., February, 2018, p.1. URL: >>>.
10

Ряд экспертов ещё в прошлом году отмечали сверхоптимистичность оценок президентской администрации перспектив экономического роста, приводили «аналитические расчёты ведущих американских центров изучения эффектов налоговой политики», которые «показывают, что эти оценки экономистов администрации являются заведомо завышенными»7.

7. Васильев В.С. Налоговая реформа Д. Трампа: стратегический замысел и оценка возможных стимулирующих эффектов. Россия и Америка в XXI веке [электронный журнал]. 2018. №1. URL: >>>.
11

Прогнозы международных организаций относительно перспектив экономического роста в начале текущего года также менее оптимистичны, чем год назад. По пересмотренным в январе 2019 г. прогнозам Всемирного банка, рост ВВП в США может быть в этом году ниже, чем в 2018 г., и составить 2,5%8.

8. Global Economic Prospects . World Bank’s Report. Wash., January 2019.
12

Усиление неопределённости перспектив мирового экономического роста отчётливо прозвучало на январском форуме в Давосе 2019, где было отмечено, что в корректировку прогноза развития стран мира свой вклад, безусловно, внесли и последствия политики «экономического» эгоизма Д. Трампа, роста торговых ограничений в международных отношениях, затянувшиеся переговоры по брекситу9. Вместе с тем, новые вызовы проявляются на исходе второго десятилетия XXI века в условиях глубокой трансформации, которая охватывает самые разные стороны развития стран мира, модифицируя, а зачастую усугубляя текущую ситуацию.

9. Davos 19. The Guardian. January 26. 2019. URL: >>>.
13

Изучение общественного мнения показывает чуткую реакцию населения на происходящие изменения, которая отражает в том числе и представления о грядущих последствиях проводимой политики. Если обратиться к результатам изучения общественного мнения в Соединённых Штатах, то, по данным опроса Института Гэллапа 2–10 января 2019 г., за прошедший период президентства Д. Трампа в наибольшей степени американцы удовлетворены состоянием военной мощи, обороноспособности страны (78%) и борьбы с терроризмом (68%)10 – см. табл.).

10. Americans satisfied. Gallup. January 28, 2019. URL: >>>.
14

Таблица


Восприятие американцами состояния ключевых сфер и проводимой политики

Современное состояние проблемы или национальной политики в конкретной сфере Доля респондентов, ответивших «удовлетворены» или «очень удовлетворены»
Военная мощь, обороноспособность страны 78
Безопасность (от терроризма) 68
Позиции женщин 61
Состояние экономики 55
Качество медицинского обслуживания 48
Федеральные системы пенсионного обеспечения и медицинского обслуживания пенсионеров «Медикэр» 45
Национальная политика снижения/контроля преступности 44
Качество окружающей среды 43
Позиции чернокожих, других расово-этнических групп 43
Национальная энергетическая политика 42
Роль США в международных делах 40
Государственное регулирование бизнеса 39
Качество образования 36
Уровень иммиграции (сегодняшний) 34
Доступность медицинских услуг 31
Национальные усилия в борьбе с бедностью и бездомностью 25

Составлено по данным: Americans satisfied. Gallup. January 28, 2019. >>>.

15 На низком уровне (43% респондентов) удовлетворённость качеством окружающей среды, а удовлетворённость уровнем иммиграции снизилась до 34% общего числа респондентов и до 21% числа респондентов, поддерживающих республиканцев.
16 Среди более 20 ключевых направлений политики и состояния конкретных сфер, по которым проводился опрос, наименьшая удовлетворённость респондентов выявлена по вопросам финансового законодательства (20% респондентов), а также борьбы с бедностью и бездомностью (25%), доступностью медицинских услуг (31%). Большинство американцев, принявших участие в опросе, также выразили неудовлетворённость состоянием образования, расовыми отношениями, иммиграцией и др.
17 По таким критически важным для каждого человека вопросам, как состояние экономики (удовлетворены 55%), качество медицинского обслуживания (удовлетворены 48%), функционирование федеральных систем пенсионного обеспечения и медицинского обслуживания пенсионеров «Медикэр» (удовлетворены 45%), мнения респондентов разделились почти поровну. Приведённые данные результатов январского опроса отражают последствия проводимой действующей администрацией политики, как уже ощущаемые, так и ожидаемые.
18

В сочетании с сокращением финансирования по ряду социальных программ и попытками перестроить систему государственной поддержки малоимущих категорий населения, угроза замедления темпов экономического роста не добавляет оптимизма значительной части населения, в том числе представителям старших возрастов, озабоченных перспективами приближающегося пенсионного возраста. По результатам опросов Института Гэллапа в 2018 г. доля респондентов, намеренных выйти на пенсию до 60 лет достигла рекордно низкого уровня – 12%, снизившись в сравнении с 1995 г. более чем вдвое (было 27%). При этом 41% тех, кто не достиг пенсионного возраста, планировали выйти на пенсию по достижению 66 лет или старше11.

11. Average American Predicts Retirement Age of 66. Gallup. 2018. May 10. URL: >>>.
19

Бóльшая часть занятого взрослого населения, согласно опросам, планирует работать и после достижения пенсионного возраста, 63% респондентов ответили, что они продолжат работать, а по оценкам ОЭСР уже в 2017 г. подавляющее большинство американцев в возрастной группе 55 лет и старше трудилось в режиме полной занятости – 78,1% всех занятых данной возрастной группы и лишь 21,9% – в режиме частичной занятости12.

12. OECD. Ageing and Employment Policies. OECD. 2018. URL: >>>.
20

Восприятие американцами проблем здравоохранения, образования, профессиональной подготовки непосредственно связаны со сменой бюджетных приоритетов, когда после периода устойчивого и значительного роста расходов по социальным статьям федерального бюджета, в 2018 фин. г. наблюдалось сокращение финансирования по ряду программ поддержки доходов населения, образования, профессиональной подготовки, социальных услуг, и при сохранении текущих бюджетных приоритетов эта тенденция сохранится в следующем десятилетии13.

13. Low-Income Programs. CBPP. June 26, 2018. URL: >>>.
21 Федеральные расходы по программам поддержки доходов уменьшились с 514 млрд долл. в 2016 фин. г. до 490 млрд долл. в 2018 фин. г. (оценка) и по прогнозу на 2019 фин. г. останутся ниже уровня 2016 фин. года14.
14. US Federal Budget. FY 2018.
22

По расчётам Центра бюджетной политики и бюджетных приоритетов, при сохранении действующих ориентиров социальные программы окажутся под угрозой сокращения не только в ближайшие годы, но и в течение следующего десятилетия: на них приходится более половины общего объёма уменьшения финансирования из федерального бюджета15.

15. Long term fiscal challenges. CBPP. URL: >>>.
23 Таким образом, изменения в экономической политике США в период президентства Д. Трампа могут привести к ещё большему расколу среди жителей страны по доходам, доступности основных благ и услуг. Вместе с тем, происходящие перемены в американском обществе не стоит приписывать лишь политике действующего президента. Все новшества действующей администрации осуществляются в условиях социально-демографической трансформации, которая охватывает самые разные стороны развития американского общества, в том числе и уровень социальной защищённости населения.
24

Перспективы социально-демографической трансформации

 

В своём ежегодном обращении 5 февраля 2019 г. Д. Трамп особо подчеркнул, ссылаясь на свои предвыборные обещания, что спустя два года после его вступления в должность было создано 5,3 млн новых рабочих мест, безработица снизилась до исторически низкого уровня, в том числе среди афроамериканцев, испаноязычных групп населения (с традиционно более высокими показателями безработицы), а число обратившихся за продовольственными талонами сократилось на 5 млн16. Безусловно, это важные достижения. Но сколь долго продлится «экономическое чудо», учитывая новые, гораздо менее оптимистичные прогнозы экономического роста? При оценке перспектив социальной ситуации необходимо также учитывать долгосрочные тенденции изменений возрастного, расово-этнического состава населения; динамики неравенства, снижения участия американцев в рабочей силе страны.

16. President Donald J. Trump’s State of the Union Address.February 5, 2019. URL: >>>.
25 Изменения возрастной структуры населения в пользу увеличения доли лиц старших возрастных групп представляет новые вызовы в сфере социального обеспечения, медицинского обслуживания, занятости, которые иногда называют «серебряным цунами».
26

Отношение числа лиц 65 лет и старше к числу лиц наиболее трудоспособных возрастов (25 лет – 64 года), которое в 1960 г. составляло 0,198, в 2010 г. – 0,245, к 2030 г., по оценке Бюро переписи населения (US Census Bureau), превысит 0,4. Неизбежность роста нагрузки на социальные системы, связанные с выплатами пенсионерам и с их медицинским обслуживанием, обусловлена долгосрочной тенденцией увеличения числа лиц старших возрастных групп в общей численности населения Соединённых Штатов. Доля лиц 65 лет и старше возросла с 10,8% в 1978 г. до 15,5% в 2018 г., а к 2028 г. ожидается, что это показатель достигнет 19,3%17.

17. Population assumptions. Social Security Trustees Report 2018. URL: >>>.
27

Расходы на федеральную программу пенсионного обеспечения (Old Age, Survivors and Disability Insurance – OASDI) и программу медицинского страхования для пенсионеров «Медикэр» составят, по прогнозу Центра бюджетной политики и бюджетных приоритетов (Вашингтон), в 2028 г. 10,0% в сравнении с 7,9% – в 2018 г. и в среднем за 1978–2017 гг. – 6,4%18. Если бы не увеличение доли лиц пенсионного возраста, то в следующем десятилетии расходы относительно ВВП на федеральные программы пенсионных выплат и медицинское обслуживание пенсионеров, по оценке американских экспертов, могли бы даже снизиться.

18. CBPP. >>>.
28 В то же время без учёта программ федерального пенсионного обеспечения и программы медицинского страхования для пенсионеров «Медикэр», финансирование других социальных программ, в том числе программы поддержки нуждающихся семей, предоставления продовольственной помощи и ряда других в 2018 г. оказалось на исторически низком уровне относительно ВВП, и в перспективе ожидается сохранение данной тенденции. В отличие от программ, связанных с социальным обеспечением пенсионеров, доля бюджетных расходов на финансирование поддержки доходов нуждающихся, преимущественно других возрастных групп населения, будет уменьшаться19.
19. Ibid.
29 Увеличение доли лиц старших возрастных групп в общей численности населения оказывает заметное влияние и на возрастной состав рабочей силы, трудовую активность американцев, направления и формы реализации трудового потенциала страны.
30

В ноябре 2018 г. занятость в несельскохозяйственном секторе экономики США, по данным Бюро трудовой статистики США (U.S. Bureau of Labor Statistics), составила 155 млн человек, при уровне безработицы 3,7%20. Благоприятные в целом показатели в сфере занятости в последние годы наблюдаются на фоне долгосрочной тенденции изменения возрастной структуры американского общества, что в перспективе оказывает многоплановое влияние на показатели трудовой активности населения, потребности в трансформации систем профессиональной подготовки, а также социального обеспечения населения.

20. Current Employment Statistics. U.S. Bureau of Labor Statistics.2018. December 7. URL: >>>.
31 С 1996 г. до 2017 г. доля американцев в возрасте 55 лет и старше в составе рабочей силы возросла почти вдвое (с 11,9% до 22,4%), превысив долю лиц в возрасте от 25 до 34 лет (22,3%) и долю лиц в возрасте от 35 до 44 лет (20,6%) (рис.1).
32

Рисунок 1. Состав рабочей силы США по возрасту, %. Employment Projections. US Bureau of Labor Statistics. 2017. October 24

33

В результате отмеченных тенденций, по прогнозу, в следующем десятилетии снижение участия американцев в рабочей силе продолжится во всех возрастных группах, кроме группы 55 лет и старше, доля которой возрастёт в 2026 г. до 24,8%21.

21. U.S. Bureau of Labor Statistics. 2018. URL: >>>; Лебедева Л.Ф. Создание рабочих мест по Трампу. Мировая экономика и международные отношения. 2018, том 62, №11, с. 77-86 .DOI: 10.20542/0131-2227-2018-62-11-77-86.
34 Перераспределение рабочих мест в пользу старших возрастных групп в условиях уменьшения доли тех, кто состоит в рабочей силе среди молодёжи, приобрело устойчивый характер и требует новых стратегий для удовлетворения спроса на рабочую силу со стороны ряда секторов экономики, с учётом технологических изменений, потребностей в новых навыках, перспектив диджитализации.
35 В сфере распределения доходов можно ожидать сохранения и дальнейшего углубления неравенства, чему в определённой мере будут способствовать и налоговая реформа Д. Трампа, и ожидаемые сокращения денежных пособий нуждающимся. В период 2010–2017 гг. на верхний квинтиль домохозяйств устойчиво приходилось более половины доходов в стране (в 2017 г. –51,5%), а на два нижних квинтиля – около 11% (в 2017 г. – 11,3%)22.
22. Income and poverty in the US. US Census Bureau. Wash., September 2018
36

После кризиса 2008–2009 гг., по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в США коэффициент Джини возрос, в то время как в среднем по странам ОЭСР немного уменьшился. На 40% населения с наименьшими доходами в США приходилось 16,3% совокупного дохода (2016 г.) против такого же показатель в среднем по ОЭСР – 20,6%23.

23. Key indicators on the distribution of household disposable income and poverty. OECD. June 2015, 2018. URL: >>>.
37 При общем высоком уровне медианы доходов американских домохозяйств стоит отметить различия значений этого показателя по макрорегионам (2017 г.): от 67,5 тыс. долл. (Запад), 66,5 тыс. долл. (Северо-Восток) до 61,5 тыс. долл. (Средний Запад), 55,7 тыс. долл. (Юг)24.
24. Income and poverty in the US. US Census Bureau. Wash., September 2018.
38 Существенно различаются и показатели бедности, в том числе по группам населения. В период 2010–2017 гг. уровень бедности стабильно снижался по всем группам населения, но разрыв между расово-этническими группами населения остаётся значительным: 10,0 – среди лиц азиатского происхождения, 10,7% – среди белого населения, 18,3% среди испаноязычных, 21,2% – чернокожих.25 Учитывая рост доли небелого населения, уже в прошлом году превысившей 30%, в перспективе этот фактор может повлиять на темпы сокращения общего уровня бедности в стране.
25. Income and poverty in the US. US Census Bureau. Wash., September 2018.
39

За прошедшие два года президентства Д. Трампа, судя по опросам Исследовательского центра Пью (Pew Research Center), доля респондентов – сторонников демократов, считающих существующую в Соединённых Штатах систему «несправедливой», увеличилась (с 73% в 2016 г. до 84% в 2018 г.), а доля респондентов –сторонников республиканцев уменьшилась (соответственно с 54% до 36%)26.

26. Partisans are divided over the fairness of the U.S. economy. Pew Research, 2018/10/04. URL: >>>.
40 В последующие годы раскол в американском обществе может оказаться более значительным в силу как долгосрочных, так и конъюнктурных тенденций, а также благодаря отсроченным последствиям политики Д. Трампа.

References

1. US Federal Budget. Historical Tables. W., 2018.

2. Lebedeva L.F. Sotsial'noe izmerenie byudzhetno-nalogovykh innovatsij v period prezidentstva Trampa. Kontury global'nykh transformatsij: ehkonomika, politika, pravo. 2018. № 2. s. 46–62. Survey of Current Business. December 2018.

3. Frizyak N.S. Rol' malogo biznesa v ehksporte iz SShA. Mezhdunarodnaya torgovlya i torgovaya politika, 2018, № 3.C. 51-60.

4. Small business. Gallup. December 4, 2018. URL: https://news.gallup.com/poll/245156/small-business-owners-optimism-reaches-new-heights.aspx

5. An American Budget. FY 2019. Wash., February, 2018, p.1. URL: https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2018/02/budget-fy2019.pdf

6. Vasil'ev V.S. Nalogovaya reforma D. Trampa: strategicheskij zamysel i otsenka vozmozhnykh stimuliruyuschikh ehffektov. Rossiya i Amerika v XXI veke [ehlektronnyj zhurnal]. 2018. №1. URL: http://www.rusus.ru/?act=read&id=602

7. Global Economic Prospects. World Bank’s Report. Wash., January 2019.

8. Davos 19. The Guardian. January 26. 2019. URL: https://www.theguardian.com/business/2019/jan/26/davos-2019-10-things-we-learned-at-the-world-economic-forum

9. Americans satisfied. Gallup. January 28, 2019. URL: https://news.gallup.com/poll/246254/

10. Average American Predicts Retirement Age of 66. Gallup. 2018. May 10. URL: https://news.gallup.com/poll/234302/snapshot-americans-project-average-retirement-age

11. OECD. Ageing and Employment Policies. OECD. 2018. URL: http://www.oecd.org/

12. Low-Income Programs. CBPP. June 26, 2018. URL: https://www.cbpp.org/research/long-term-fiscal-challenges/

13. US Federal Budget. FY 2018.

14. Long term fiscal challenges. CBPP. URL: https://www.cbpp.org/research/long-term-fiscal-challenges/

15. President Donald J. Trump’s State of the Union Address.February 5, 2019. URL: https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/address-2/

16. Population assumptions. Social Security Trustees Report 2018. URL: https://www.ssa.gov/ CBPP.https://www.cbpp.org/research/long-term-fiscal-challenges/

17. Current Employment Statistics. U.S. Bureau of Labor Statistics.2018. December 7. URL: https://www.bls.gov/web/empsit/ceshighlights.pdf

18. U.S. Bureau of Labor Statistics. 2018. URL: www.bls.gov/emp/ep_table_303.htm; Lebedeva L.F. Sozdanie rabochikh mest po Trampu. Mirovaya ehkonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2018, tom 62, №11, s. 77-86 .DOI: 10.20542/0131-2227-2018-62-11-77-86.

19. Income and poverty in the US. US Census Bureau. Wash., September 2018

20. Key indicators on the distribution of household disposable income and poverty. OECD. June 2015, 2018. URL: http://www.oecd.org/social/soc/

21. Income and poverty in the US. US Census Bureau. Wash., September 2018.

22. Income and poverty in the US. US Census Bureau. Wash., September 2018.

23. Partisans are divided over the fairness of the U.S. economy. Pew Research, 2018/10/04. URL:https://www.pewresearch.org/fact-tank/2018/10/04/partisans-are-divided-over-the-fairness-of-the-u-s-economy-and-why-people-are-rich-or-poor/