USA and Kurds: Relations in the Civil War in Syria
Table of contents
Share
Metrics
USA and Kurds: Relations in the Civil War in Syria
Annotation
PII
S207054760005315-3-1
DOI
10.18254/S207054760005315-3
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Andrey Yevseenko 
Occupation: Academic Secretary
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

Syrian Kurds have become the U.S. main allies in the war with the Islamic State in Syria. Its became possible due to White House political maneuvering in terms of U.S.-Turkish relations and old confrontation between Turkey and the Syrian Kurds. The United States was forced to solve two equally important tasks: not to enter into conflict with a longtime NATO ally and defeat the terrorists of the "Islamic State" on the territory of Syria. The Obama administration didn’t seek to resolve the contradictions between the Turks and Syrian Kurds community. Its strategic goal was to defeat the IS. As a result, the remaining Turkish-Kurdish conflict has harmed the US strategy in the fight against jihadists and maintained a confrontation that can be used by terrorists to restore “Islamic State” influence. Donald Trump's policy in the War on terrorism also has a strategic flaw. It’s not a question of his separate decision on the withdrawal of U.S. troops from the territory of the Syrian Kurds. They still remain a non-state actor. Therefore, the removal of them wouldn’t bear the strategic damage to the reputation of the United States. However, the discovered presidential reluctance to weigh decisions together with the military, diplomats and intelligence officers contains a serious threat for U.S. influence in the world. Trump administration’s foreign policy is hard to predict. In the absence of large program speeches of the 45th President of the United States, in terms of ignoring the decision-making mechanisms of foreign policy, in the absence of his strategic thinking, a situation of general uncertainty in the US foreign policy is created. Cooperation with the United States could, overnight, lead to the situation when yesterday’s allies would be on opposite sides for completely unexpected reasons. Such uncertainty, cultivated by Trump, can repel even the oldest and most reliable allies from the USA, and not only across the Middle East.

Keywords
U.S. foreign policy, U.S.- Kurdish relations, Islamic State, Kurds, War on terrorism, Syrian civil war, Bashar Assad, Barack Obama, Donald Trump, Recep Erdoğan
Received
04.03.2019
Date of publication
30.05.2019
Number of characters
43040
Number of purchasers
18
Views
214
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 Конфигурация гражданской войны в Сирии ограничивала возможности США по вмешательству в этот конфликт с самого начала. Речь идёт не только о возможной военной интервенции, но и о миротворческих инициативах. У США так и не сложилось твёрдой опоры в лице единого оппозиционного фронта режиму Башара Асада. Не могли быть такой опорой и сирийские курды. Форма их участия в войне против режима Б. Асада шла вразрез с интересами Соединённых Штатов. В Вашингтоне желали видеть единую оппозицию официальному Дамаску, которая представляла бы все фракции сирийского общества, была бы признана не только внутри Сирии, но и за её пределами. Однако ряд причин помешал консолидации противников президента Асада как на поле боя, так и за столом переговоров.
2

Следует отметить, что сирийские курды подвергались репрессиям и дискриминации со стороны Дамаска не меньше других этнических групп1. Режим также сталкивал их с арабскими общинами для сохранения баланса сил среди своих противников. Тем не менее, применительно к сирийским курдам и арабам логика «враг моего врага мой друг» не сработала. Причина лежала в противоречиях, возникших между общинами в начале гражданской войны. Расширение влияния курдов, рост их военной силы и собственная политическая повестка шли вразрез с интересами арабских националистов и исламистов.

1. Вертяев К.В. "Конгломератный национализм" как идеологический базис становления курдской автономии в Сирии. Мировая политика. 2016. № 4. С.1-9. DOI: 10.7256/2409-8671.2016.4.21401. URL: >>> (дата обращения: 21.02.2019).
3

Здесь следует отметить, что сила курдов на поле боя была связана не только с иностранной помощью и ярко выраженной мотивацией сражаться за своё самосохранение. Их сокрушили бы достаточно быстро, однако режим Асада не рассматривал курдов как потенциального противника. Сирийские власти считали, что после карательных операций 2004 года курды не представляют серьёзную силу2. Поэтому Дамаск не подавлял курдскую протестную активность в северо-восточной Сирии в 2011 году. В результате уже к лету 2012 г. большая часть сирийских территорий с преимущественно курдским населением находилась под контролем партии «Демократический союз» (ПДС). Данная партия сумела оперативно организовать собственное вооружённое крыло – Отряды народной самообороны (ОНС). Их первыми противниками стали местные арабские повстанцы, переселённые в северо-восточную Сирию в результате политики «арабизации». Они не намеревались уходить с земель, которые получили от баасистов, и рассматривали курдов как чрезвычайно опасных реваншистов. Первые вооружённые столкновения между курдами и арабами в северо-восточной Сирии начались в ноябре 2012 г. в провинции Алеппо3. На стороне курдов выступили местные христиане, а также зажиточный и средний класс городского населения северо-востока, настроенные к Асаду непримиримо.

2. Wimmen H. Syria’s Path From Civic Uprising to Civil War. The Carnegie Endowment [сетевой ресурс]. 22.11.2016. URL: >>> (accessed: 11.02.2019).

3. Guide to the Syrian rebels. The BBC News [сетевой ресурс].13.12.2013. URL: >>> (accessed: 12.02.2019).
4 Следует отметить, что ни о каком отделении от Сирии или даже широкой автономии по примеру иракской, курды речи не вели. Их замыслы в начале войны ограничивались культурной, а не политической автономией в составе Сирии4.
4. Wimmen H. Op.cit.
5 Тем не менее, США опасались участия сирийских курдов в борьбе с режимом Башара Асада. Первая причина лежала в связях главной силы курдов в Сирии, партии «Демократический союз», с «Рабочей партией Курдистана» (РПК), которая была признана террористической не только в США, но и в Турции. В Вашингтоне не хотели ссоры с союзником по НАТО. Общее неприятие режима Б. Асада решить эту проблему не могло. Официальная Анкара рассматривала сирийских курдов как ветвь РПК, с которой вела войну с 1980-х годов. Более того, сирийские отряды самообороны не отрицали своих связей с военными подразделениями «Рабочей партии», а также с её политическим руководством. Непосредственно Турции ПДС не угрожала. Однако Сирия ранее уже была «плацдармом» для курдских ударов по территории Турции. Эта война «рабочих» с турецким государством за свои права привела к гибели около 40 000 человек. Таким образом, вступая в контакт с сирийскими курдами, Вашингтон рисковал серьёзно осложнить отношения со своим давним союзником в регионе.
6 Второй причиной был отрицательный опыт Вашингтона в Ираке, где курды рассматривались скорее как угроза территориальной целостности страны, а не как незаменимый союзник в борьбе с террористами. Именно поэтому США предупредили ПДС о недопустимости создания курдской автономии в северной Сирии. Не были курды безупречны и с точки зрения соблюдения прав человека. Вашингтон публично осудил «Демократический союз» за жестокое подавление протеста в городе Амуде на севере Сирии в июле 2013 года.
7 Ситуацию могла бы выправить объединённая коалиция противников режима. Тогда речь могла бы идти о сотрудничестве США с сирийской оппозицией, а не о поддержке ключевого врага Анкары последних десятилетий или курдского сепаратизма. Однако единой коалиции противников Б. Асада не сложилось. Между сирийскими арабами и курдами продолжали нарастать серьёзные противоречия. Во-первых, умеренная оппозиция заподозрила курдов в сговоре с режимом, поскольку войска Сирийской арабской армии летом 2012 г. были выведены из курдских районов к Дамаску и Алеппо без боя. Во-вторых, арабские националисты и исламисты из числа оппозиции категорически отвергли любые претензии курдов на федерализацию Сирии или установление курдской автономии.
8 Ещё одним способом решить эту дилемму для Вашингтона было бы замирение между Анкарой и сирийскими курдами. Однако и здесь ситуацию выправить не удалось, несмотря на усилия со стороны Анкары. Турция попыталась наладить связи с ПДС, чтобы поддержать её борьбу против Асада. Одновременно Анкара стремилась сохранить территориальную целостность Сирии, несмотря на рост влияния «демократов». Однако эти усилия не принесли успеха: ПДС отказалась присоединиться к антиасадовской коалиции, а отношения сирийских курдов с Анкарой ухудшились.
9 Администрация Обамы не стремилась разрешить этот конфликт. Все усилия США на тот момент были сосредоточены на формировании единой оппозиции режиму, к которой ПДС не хотела иметь отношения. Поэтому Соединённые Штаты и Турция начали искать альтернативу «демократам». Они попытались поддержать многопартийный Курдский национальный совет (КНС) в качестве представителя сирийских курдов. Задача состояла в том, чтобы убедить его участников присоединиться к объединённой оппозиции Асаду. Для этого Вашингтон и Анкара привлекли Масуда Барзани, президента Иракского Курдистана, имевшего давние связи с некоторыми членами КНС. Подобная конфигурация полностью устраивала как США, так и Турцию. Вашингтон получал бы единый антиасадовский фронт на переговорах в Женеве, а Турция – курдских представителей, не связанных с последователями А. Оджалана, основателя и многолетнего лидера РПК.
10 Однако ситуация на поле боя внесла свои коррективы в политические расклады. Во-первых, «Демократический союз» расширял своё влияние в Сирии, прежде всего – среди курдских повстанцев. Американо-турецкие протеже из КНС подобной военной силой не обладали. Следовательно, их присутствие за столом переговоров становилось всё менее оправдано. Во-вторых, курды из ПДС доказали свою состоятельность в качестве военной силы. В июле 2013 г. они нанесли чувствительное поражение группировке «Джабхат-ан-Нусра», аффилированной с «Аль-Каидой». В ответ турецкие власти вновь попытались договориться с ПДС о дальнейших взаимоотношениях. Анкара предложила «демократам» отказаться от претензий на автономию в северной Сирии и не угрожать национальной безопасности Турции. Взамен курдам позволялось создать временную администрацию в северной Сирии, в которую вошли бы представители всех политических, этнических и религиозных групп, находящихся на курдских территориях. Также гарантировались поставки гуманитарной помощи.
11 Несмотря на весьма реалистичный характер и обоюдовыгодные условия, это соглашение не было претворено в жизнь. В августе 2013 г. Россия и США заключили так называемую «химическую сделку», которая предполагала ликвидацию сирийских запасов химического оружия. Увидев, что военная интервенция США не состоится, а Асад стал участником международного соглашения, Турция потеряла интерес к привлечению курдов из ПДС в стан противников официального Дамаска. Отношения между турками и сирийскими курдами вновь испортились. Обещанных поставок гуманитарной помощи не последовало. Более того, Анкара перекрыла пути поставок помощи «демократам» от сил РПК в Турции и продолжала оказывать поддержку сирийским исламистам, недружественным ПДС.
12 Подобный поворот не замедлил сказаться на дипломатическом процессе. Вашингтон и Анкара попытались в преддверии конференции в Женеве в январе 2014 г. уладить разногласия между разными организациями курдов на переговорах в Эрбиле между представителями ПДС и КНС. Стороны в итоге согласились принять участие во второй конференции по урегулированию сирийского кризиса (Женева-2) под общим флагом. Однако и Анкара, и Вашингтон устранили курдский вопрос с повестки дня в Женеве. В результате сирийские курды не были приглашены на переговоры в качестве отдельной группы. КНС был представлен только в составе делегации сирийской оппозиции, в то время как ПДС не была представлена напрямую.
13 Этот отказ Вашингтона заниматься курдской проблемой в Сирии во многом связано с тем, что администрация Обамы была сосредоточена на прекращении сирийского конфликта. Поскольку «Женева-II» не привела к началу процесса урегулирования, у Соединённых Штатов не возникло стремления развивать особые отношения с сирийскими курдами. Безусловно, они рассматривались американцами как более предпочтительный партнёр, чем поддерживаемые турками исламисты. Однако в условиях продолжавшейся вражды Турции с РПК, объявленных ПДС планах создать в северной Сирии курдский анклав с претензией на независимость, у администрации Обамы не возникло стремления решать проблемы сирийских курдов и, тем самым, втягиваться в гражданскую войну в Сирии.
14 Отношение к сирийским курдам начало меняться после начала военной компании против ИГ летом 2014 г. С точки зрения США курдские повстанцы были наиболее надёжным союзником на сирийской территории. Во-первых, они доказали свою боеспособность в борьбе с ИГ в сражении под Кобани. Во-вторых, обладали устойчивой военной структурой, на которой не отражались политические разногласия. В-третьих, не были замечены в тяге к исламскому радикализму. В-четвёртых, они не сотрудничали с режимом Б. Асада, который, с точки зрения Вашингтона, утратил легитимность.
15

Однако поставки оружия от США и коалиции начались не раньше, чем их одобрила Турция. Только 20 октября 2014 г., после того как турецкие власти разрешили иракским курдам оказать поддержку боевому крылу ПДС, начались поставки лёгких вооружений, боеприпасов и медикаментов с воздуха со стороны американцев и их союзников5. До этого момента поддержка курдов выражалась только в авиаударах коалиции по позициям ИГ вблизи Кобани. В результате Отряды народной самообороны не только удержали город, но и начали расширять подконтрольную территорию в северной Сирии. Вскоре их зона влияния вышла за пределы довоенных курдских территорий. При этом военная сила отрядов продолжала расти, а отношения с Анкарой оставались совсем не дружественными.

5. Walker B. ISIS forces launch multiple attacks on Kurdish territory in Iraq, officials say. CNN News [сетевой ресурс]. 20.10.2014. URL: >>> (accessed: 12.02.2019).
16 Именно поэтому президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган столь упорно возражал против сотрудничества США с курдами уже с сентября 2014 г. Он подчёркивал, что боевики свободно перемещаются между ОНС и РПК. У него вызывала опасение угроза попадания поставленного Соединёнными Штатами оружия в руки Рабочей партии Курдистана. Поэтому контролируемый ОНС регион вдоль турецкой границы воспринимался как непосредственная угроза национальной безопасности Турции. Нарастающая напряжённость из-за Сирии вылилась в срыв в июле 2015 г. мирных переговоров, которые Эрдоган начал с РПК, а также в окончание 30-месячного прекращения огня между курдами и турками.
17

Соединённые Штаты постарались по возможности ослабить эту напряжённость. Во-первых, была создана арабо-курдская военизированная структура – «Сирийские демократические силы» (СДС). 80 % их численности составляли курдские ополченцы, оставшуюся часть – арабские подразделения «Свободной сирийской армии» (ССА), поддержавшие курдов ещё в боях за Кобани. Для того чтобы военные контакты между арабами и курдами проходили без эксцессов, США в октябре 2015 г. направили группу из 50 военных советников для укрепления новой военизированной структуры. Подразделения ССА, безусловно, не были здесь существенным военным подкреплением. Их участие в СДС позволяло утверждать о мультиэтничном характере сил, занявших север Сирии. Именно арабы стали своеобразными «посредниками» в поставках американской помощи курдам. Это, в свою очередь, позволяло утверждать, что Соединённые Штаты не заняты усилением именно курдов, а помогают противникам ИГ в целом6.

6. Lund A. Syria’s Kurds at the Center of America’s Anti-Jihadi Strategy. The Carnegie Middle East Center [сетевой ресурс]. 2.12.2015. URL: >>>.
18

Во-вторых, американские официальные лица делали всё возможное, чтобы развенчать опасения Анкары в потакании курдскому сепаратизму. Американские военные пообещали собрать оружие у СДС после завершения кампании «Исламского государства». Вице-президент США Джо Байден публично утверждал, что после освобождения территории от «Исламского государства» боевики СДС покинут город Манбидж, ставший местом столкновения сирийских курдов и арабов. Представители Госдепартамента, в свою очередь, заявили, что сотрудничество США с сирийскими курдами является «временным, переходным и тактическим»7.

7. Sloat A. Trump is making the mess in Syria even messier. The Brookings Institution [сетевой ресурс]. 17.01.2019. URL: >>> (accessed: 16.02.2019).
19

Однако этих обещаний оказалось недостаточно. Турецкое правительство взяло курс на создание буферной зоны в северной Сирии. Она должны была служить двум целям. Во-первых, оттеснению сил курдов от сирийско-турецкой границы. Во-вторых, созданию убежища для 3,5 млн сирийских беженцев, наводнивших Турцию с начала гражданской войны в соседнем государстве. В течение 2015 г. Соединённые Штаты вели переговоры с Турцией о совместной военной операции. Она предусматривала разгром террористов ИГ и «Джабхат-ан-Нусры» в северной Сирии в ходе совместных действий авиации США, турецких вооружённых сил и дружественных Анкаре сирийских боевиков, а также последующее создание буферной зоны8. Однако этим планам не суждено было сбыться. Возникли расхождения во мнениях относительно того, должны ли США оказывать поддержку с воздуха сирийским исламистам. Для президента Эрдогана они оставались важным инструментом в борьбе с режимом в Дамаске, тогда как Вашингтон отдавал приоритет борьбе с ИГ. Именно поэтому Соединёнными Штатами отвергались настойчивые требования турецкого лидера по установлению бесполётной зоны в Сирии. Разгром режима Башара Асада в планы администрации Обамы не входил, как и столкновение с Россией, начавшей в сентябре 2015 г. в Сирии военную операцию с участием ВКС.

8. Ibidem.
20

При этом США пытались организовать межсирийский дипломатический процесс, где курды принимали бы участие. Однако здесь между представителями СДС и американскими властями возникли непреодолимые разногласия. При попытке образовать очередной орган, который объединял бы силы всей оппозиции в Сирии, исламисты и националисты вновь проявили неуступчивость. Они не желали, чтобы всю курдскую общину Сирии представляли люди, связанные с «Рабочей партией Курдистана»9. К тому же на севере провинции Алеппо между сирийскими арабами и курдами шёл открытый вооружённый конфликт. Именно поэтому в состав созданного в декабре 2015 г. под эгидой Эр-Рияда «Высшего переговорного комитета» (ВПК) вошёл представитель курдской общины, не связанный с РПК.

9. Lund A. The Road to Geneva: the Who, When, and How of Syria’s Peace Talks. The Carnegie Middle East [сетевой ресурс]. 29.01.2016. URL: >>> (accessed: 11.02.2019).
21 Это стало одной из причин, почему курды были не представлены на очередном раунде переговоров в Женеве в феврале 2016 г. («Женева-III»). Нельзя при этом сказать, что сирийским курдам был не интересен переговорный процесс как таковой. При посредничестве России они пытались добиться приглашения в Женеву. Однако позиция США, Франции и Турции была неколебима – курдских представителей, связанный с РПК на переговорах быть не должно10. В противном случае срыв нового раунда диалога был бы неизбежен. Ни ВПК, ни Асад не были готовы воспринимать курдов как полноценного участника переговоров. Американская сторона попыталась разрядить ситуацию, но тщетно. В ответ на заверения США о непременном участии курдов в Женевском процессе в ближайшем будущем последовали обвинения со стороны СДС о сдаче их туркам.
10. Ibidem.
22

Подобные заявления были явным преувеличением. США не собирались отдавать судьбу курдских повстанцев в руки президента Турции. «Сирийские демократические силы» стали главным наземным союзником США в борьбе с ИГ в Сирии. Для их дальнейшего укрепления президент Обама в апреле 2016 г. увеличил численность американских военных советников в СДС до 300 человек11. Им предстояло подготовить курдо-арабские формирования к взятию г. Ракки – «цитадели» ИГ в Сирии.

11. Syria conflict: Obama to deploy 250 more special forces troops. The BBC News [сетевой ресурс]. 25.04.2016. URL: >>> (accessed: 14.02.2019).
23

Однако на пути реализации этого плана возникли серьёзные препятствия. Не придя к компромиссу с США, президент Эрдоган нашёл поддержку своих планов у РФ12. В результате Турция начала свои собственные военные операции в северной Сирии. Операция «Щит Евфрата» в августе 2016 г. и операция «Оливковая ветвь» весной 2018 г. успешно оттеснили «Исламское государство» от турецкой границы и заблокировали дальнейшее расширение территории курдов. В результате американские каналы снабжения СДС оказались перерезаны. Они пролегали через районы, которые теперь находились под контролем турецких сил и их союзников. Возникла необходимость снабжать курдов напрямую, минуя местных арабских посредников. Подобный шаг, безусловно, отвечал интересам борьбы с ИГ, поскольку позволял американцам и курдам планировать дальнейший разгром террористов в Сирии. Одновременно он обострял бы американо-турецкие отношения, которые уже испытывали серьёзный кризис13.

12. Gardner D. Turkey’s ambitions in Syria are likely to be frustrated. The Financial Times. 22.01.2019. URL: >>> (accessed: 20.02.2019).

13. Бобкин Н.Н. Кризис стратегического партнёрства США и Турции: от недоверия к противостоянию. США & Канада: экономика, политика, культура. 2018. №7. C.33-50. DOI: 10.31857/S032120680000014-9.
24

В американской администрации начался поиск возможного компромисса. Президент Обама не хотел уходить из Белого дома, не начав наступление на позиции боевиков ИГ в Ракке14. Центральное командование вооружённых сил США предложило следующий подход: поставлять только лёгкие вооружения, амуницию необходимую для специальных миссий, без противотанкового оружия и ПЗРК. Однако с финальным решением президент затянул из-за жёстких разногласий среди советников. Такое промедление стало возможным из-за самих курдов, которые не остановили военные действия против террористов в восточной Сирии, несмотря на действия турок и перекрытие каналов снабжения. В результате в администрации приняли следующее решение – начать прямые поставки курдам в переходный период. Таким образом, уже следующая администрация должна была отвечать за вооружение СДС.

14. Schmitt E. Obama Administration Considers Arming Syrian Kurds Against ISIS. The New York Times. 21.09.2016. URL: >>> (accessed: 24.02.2019).
25

Однако у преемника Б. Обамы было иное мнение. Брать на себя какие-либо обязательства предшественника Д. Трамп не стал. Вся его предвыборная кампания строилась на жёсткой критике 44-го президента США. Более того, в окружении нового главы Белого дома были влиятельные противники прямых поставок курдам, в частности советник по национальной безопасности, генерал Майкл Флинн. Его позиция стала плодом усилий турецких лоббистов, которые сотрудничали с фирмой «Флинн Интел»15. Тем не менее, президент Трамп в мае 2017 г. дал военным разрешение снабжать курдов напрямую. Сыграла свою роль настойчивость чиновников Министерства обороны США. Через пять месяцев Ракка была взята.

15. Browne R., Labott E., Starr B. Flynn rejected Obama's offer to arm Syrian Kurds, something Turkey would oppose. The CNN Politics [сетевой ресурс]. 18.05.2017. URL: >>>.
26

Политика новой администрации

 

Решение президента Трампа вооружать курдов напрямую не следует переоценивать. Они интересовали его исключительно как союзники в борьбе против ИГ. 45-й президент США не испытывал интереса ни к межсирийскому урегулированию, ни к курдскому вопросу. Это выразилось вскоре после взятия Ракки, в ноябре 2017 г., когда президент Трамп неожиданно для своего окружения заявил о прекращении поставок оружия курдам. Чётких сроков выполнения этого решения дано не было, однако приоритеты Д. Трамп расставил. Конфронтация с Турцией из-за иррегулярных формирований в его планы не входила.

27

Теперь главным союзником сирийских курдов в Вашингтоне стали американские военные. Более того, Министерство обороны США нацелились на усиление и превращение СДС в самостоятельную и устойчивую военизированную структуру. Задача состояла в недопущении возрождения джихадистов в регионе. Они не были разгромлены окончательно, поэтому новый всплеск террористической активности исключать было нельзя. На американский истеблишмент влиял опыт 2011 г16. Тогда США вывели войска из Ирака, не закончив формирование силовых структур, устойчивых к ударам террористов. В результате иракская армия не смогла отразить вторжение ИГ в 2014 г. самостоятельно. Потребовалось вмешательство США, а также организация широкой международной коалиции по борьбе с «Исламским государством». Для недопущения повторения подобного кризиса, предполагающего участие США в очередном ближневосточном конфликте, было принято решение усилить СДС.

16. US plans open-ended military presence in Syria. The BBC News. 18.01.2018. URL: >>> (accessed: 15.02.2019).
28 При этом следует заметить, что решение превратить 30-тысячную курдско-арабскую группировку в самостоятельную силу преследовало не только антитеррористические цели. Она должна была стать элементом «игры с нулевой суммой», где противостояла бы иранскому влиянию в регионе. Администрация Д. Трампа с первых дней пребывания в Белом доме отличалась жёстким антииранским курсом, что нашло своё проявление и в сирийской политике США. Объясняя укрепление СДС, государственный секретарь США Р. Тиллерсон подчеркнул необходимость противостоять влиянию Ирана в регионе. Речь не шла о некоем вооружённом противостоянии с Ираном на сирийском направлении, однако создание в сирийском Курдистане неподконтрольной иранским и сирийским силам военной структуры рассматривалось администрацией Трампа как барьер на пути влияния Ирана в северо-восточной Сирии.
29

Этот план вызвал критику не только со стороны Дамаска и Москвы, но и со стороны турецких союзников США. Президент Турции Эрдоган продолжал видеть в сирийских курдах прямую угрозу, чем только усложнял борьбу с ИГ и американо-курдские отношения. Никакая угроза джихадистов или противостояние Ирану не могли оправдать для него усиление курдов. Эрдоган объявил создаваемую структуру «армией террора» и пообещал пресечь усилия по её созданию17. Турецкие ВВС периодически наносили авиаудары по территории сирийских курдов. С апреля 2017 г. СДС просили у США защиты от турецких самолётов. На эти просьбы США не откликнулись – ссора с союзником по НАТО в их планы не входила. По этой же причине Вашингтон не потребовал у Турции прекратить начатую в январе 2018 г. против курдов операцию «Оливковая ветвь», которая нанесла ущерб антитеррористической кампании против ИГ, поскольку курды остановили военные действия в долине Евфрата. Их задачей стала оборона от турок и основные силы СДС устремились в Африн, ставший центром столкновения с турецкой армией на севере Сирии.

17. Syria war: Turkey denounces US 'terror army' plan for border. The BBC News. 15.01.2018. URL: >>> (accessed: 15.02.2019).
30

Остановить бои в Африне США не могли, но пресечь расширение боевых действий против курдов у ВС США получилось. Во-первых, авиация коалиции разбила отряд сирийских ополченцев, атаковавший позиции курдов под Дейр-эз-Зором в феврале 2018 г. Во-вторых, в апреле под Манбидж были переброшены дополнительные американские подразделения для предотвращения столкновений между курдами и протурецкими силами18. Они стали основой совместных американо-турецких патрулей, призванных пресечь инциденты в районе соприкосновения курдов и сирийских арабов, союзников Анкары. Решение об их создании было достигнуто в июне 2018 г., а сам процесс патрулирования стартовал в ноябре. В-третьих, на подконтрольных курдам территориях от Кобани на севере до Дейр-эз-Зора на юге с августа 2018 г. стали устанавливаться радарные системы. Так США отреагировали на просьбы курдов защитить их от ВВС Турции. Причиной этой «отзывчивости» стали переговоры представителей СДС с режимом в Дамаске о защите от турецкой агрессии19. Возникала перспектива утраты американцами зоны влияния в северной Сирии и прихода сюда проиранских сил. Поэтому необходимо было заверить курдов, что США не бросают их. В результате 13 портативных радаров были установлены на укреплённых пунктах, 2 системы противовоздушной обороны были установлены на американских базах в Манбидже и аль-Шаддади20. Таким образом, были созданы условия для продолжения борьбы с джихадистами. Курды могли теперь не опасаться нового наступления со стороны Турции и сосредоточиться на уничтожении последних форпостов ИГ в долине Евфрата.

18. Sisk R. US Sends More Troops to Syrian Town Where US, British Soldiers Killed. The Military.com [сетевой ресурс]. 2.04.2018. URL: >>>.

19. Hiltermann J. The Kurds Once Again Face American Abandonment. The Atlantic Council [сетевой ресурс]. 30.08.2018. URL: >>> (accessed: 25.02.2019); Syria Situation Report: June 29 - July 12, 2018. Institute for The Study of War [сетевой ресурс]. 15.07.2018. URL: >>> (accessed: 25.02.2019).

20. Soylu R. US reportedly installs advanced radar system for YPG near Turkish border. The Daily Sabah. 28.08.2018. URL: >>> (accessed: 13.02.2019).
31 Однако вмешался волюнтаризм президента Трампа. Решение вывести американские войска с территории Сирии стало очередным своевольным шагом 45-го президента США. Ни с кем не согласованное, во многом спонтанное заявление главы Белого дома повлекло за собой масштабное обсуждение последствий вывода американского контингента из Сирии для Ближнего Востока в целом и американских интересов в регионе в частности. Однако решимость Д. Трампа оказалась недостаточна для осуществления его замысла в полном объёме и быстро. Американское военное присутствие в Сирии не закончится в краткосрочной перспективе, однако последствия президентского решения могут стать ещё более масштабными, чем предполагают многие комментаторы.
32 Стоит упомянуть краткую предысторию инициативы Трампа «вернуть войска домой». Ещё в марте 2018 г. он упомянул, что хотел бы завершить американскую миссию в Сирии. Однако тогда многие высокопоставленные чиновники, в том числе министр обороны США Дж. Мэттис, принялись опровергать высказывание президента. По их словам, цель американского военного присутствия в Сирии – разгром «Исламского государства» – ещё не достигнута и говорить о выводе войск преждевременно.
33 Тем не менее, президент не сомневался, что время для ухода американцев из Сирии пришло. Он заявил об этом, как о принятом решении, в телефонном разговоре с президентом Турции Р. Эрдоганом 14 декабря 2018 года. Изначально предметом беседы должны были стать новые удары турецких сил по позициям курдов на северо-востоке Сирии. Советники Трампа убеждали его надавить на турецкого коллегу и остановить удары по территории, занятой сирийскими курдами. Обстрелы позиций курдов и очередная военная операция турецких вооружённых сил и их союзников грозили вновь сорвать усилия по ликвидации остатков ИГ в долине Евфрата. Без участия СДС рассчитывать на полную победу над террористами было нельзя, несмотря на все территориальные и людские потери джихадистов.
34 Однако Д. Трамп был убеждён, что ИГ уже разбито и опасности не представляет. В то время как угроза столкновения с турецкими войсками, наоборот, возрастает. Президент Эрдоган вновь заявил, что сирийские курды связаны с террористической организацией «Рабочая партия Курдистана» и он готовит новый удар по позициям СДС. В ответ на это Трамп заявил о решении вывести американские войска из Сирии в течение 30 дней.
35

Данный шаг стал полнейшей неожиданностью не только для турецкого лидера, но и для ближайших советников президента США по национальной безопасности. Они попытались разубедить главу Белого дома. Первой попыткой были разговоры с лидерами иностранных государств, прежде всего с премьер-министром Израиля Б. Нетаньяху. Он не сомневался, что образовавшийся после ухода американцев «вакуум» заполнят Иран и «Хезболла». Однако доводы израильского премьера, как и впоследствии доводы французского президента Макрона и турецкого президента Эрдогана о поспешности такого шага, оказались неубедительными21. 19 декабря Д. Трамп объявил о выводе американского контингента из Сирии в течение месяца.

21. Dawsey J., Gearan A., Hudson J. ‘They screwed this whole thing up’: Inside the attempt to derail Trump’s erratic Syria withdrawal. The Washington Post. 13.01.2019. URL: >>> (accessed: 26.02.2019).
36

Далее советники Трампа попытались снизить ущерб от решения президента и обусловить уход американцев из Сирии ответными шагами со стороны других стран – участников сирийского конфликта. Советник по национальной безопасности Дж. Болтон в ходе визита в Иерусалим заявил, что американские войска останутся в Сирии до тех пор, пока курдские союзники США не будут в безопасности. Этими словами он лишь сорвал свой визит в Стамбул. Болтон должен был уточнить, что речь идёт только о тех курдских формированиях, что воюют против ИГ вместе с коалицией. Президент Эрдоган решил, что речь идёт о сирийских курдах в целом, в том числе тех, кто поддерживает связь с РПК и участвует в терактах на территории Турции, и пришёл в ярость. Более ранние идеи Болтона привязать американское военное присутствие в Сирии к иранскому тоже не увенчались успехом. На заседании правительства 2 января президент Трамп заявил, что Иран может делать в Сирии «всё, что хочет»22.

22. Hudson J., Ryan M. ‘They can do what they want’: Trump’s Iran comments defy the position of his top aides. The Washington Post. 3.01.2019. URL: >>> (accessed: 18.02.2019).
37 Скорректировать курс президента на вывод войск из Сирии удалось военным. Во-первых, на Д. Трампа произвела крайне негативное впечатление отставка министра обороны Мэттиса, в особенности её информационное сопровождение. Речь идёт о факт-чекинге СМИ заявлений президента о разгроме ИГ.
38 Во-вторых, на президента сильно повлиял официальный визит в Ирак, его первый визит в зону военных действий. Там Трамп имел возможность пообщаться с американскими командирами, воевавшими с ИГ. Боевые офицеры сказали ему, что поражение джихадистов в одном месте не значит, что террористы не смогут вскоре появиться в другом.
39

В-третьих, чиновники Министерства обороны сообщили президенту, что его идея вывести из Сирии контингент за 30 дней не реализуема без огромных потер среди личного состава. Они убедили Трампа дать 120 дней на выстраивание логистики и вывод войск. По словам военных, данный срок – минимально возможный для вывода двухтысячного контингента и материальной части. Это не значит, что по истечении 4 месяцев на территории Сирии не будет ни одного американского военнослужащего. Это минимально возможный срок для выхода личного состава и вывоза материальной части с соблюдением всех мер безопасности. Однако высокопоставленные военнослужащие отмечают, что никакого последовательного плана вывода войск нет, а сам уход из Сирии не является «целесообразным»23.

23. Tapper J. Pentagon official: 120-day Syria withdrawal plan aims to please Trump 'and not get everyone killed'. The CNN Politics. 3.01.2019. URL: >>> (accessed: 21.02.2019).
40 Столь категоричные оценки военных и их усилия по корректировке решения президента не лишены оснований. «Исламское государство» утратило контроль над обширными территориями, но это не значит, что оно потеряло боеспособность и полностью разгромлено. ИГ превратилось в региональную подпольную террористическую организацию. Применительно к Сирии, под её контролем остаётся населенный пункт Багуз и окрестности: «анклав» площадью 4 кв. км на восточном берегу Евфрата у ирако-сирийской границы. Однако его штурм серьёзно затруднён из-за высокой концентрации боевиков, ожесточённого сопротивления террористов, использования ими разветвлённой системы тоннелей и массированного применения самодельных взрывных устройств.
41

Общая численность боевиков ИГ в Сирии оценивается в 14 тыс. человек. У них налажена координация и коммуникации с ячейками «Исламского государства» в Ираке. Это позволило создать мобильное подполье и перейти к тактике адресного насилия, а не захвата населенных пунктов. Их мишенью становятся американские и французские военные конвои. Помимо боеспособности, сохранена и финансовая база. ИГ удалось вывезти из Ирака 400 млн долл. и инвестировать их в легальный бизнес на всей территории Ближнего Востока: купля-продажа автомобилей, магазины электроники, аптеки, обмен валюты. Однако боевики продолжают промышлять и криминалом: рэкет, кражи, отмывание денег, контрабанда наркотиков24. Таким образом, есть все основания опасаться возрождения ИГ. Ситуация напоминает Ирак 2011 г. после выхода американских войск. У ИГ не было подконтрольных территорий, а состояло в нем всего около 700 боевиков. Это не помешало буквально через три года захватить территорию, сопоставимую по площади с Великобританией, и привлекать добровольцев со всех уголков мира.

24. Cafarella J., Wallace B. ISIS Threat Update - December 2018. Institute for the Study of War [сетевой ресурс]. 19.12.2018. URL: >>> (accessed: 27.02.2019).
42

Именно поэтому масштабного и срочного вывода войск не случилось. Военные и разведчики будут продолжать настаивать на сохранении военного присутствия США в Сирии. Они рассматривают перспективу восстановления ИГ как вполне реальную25. Развитие обстановки зависит от конкретных обстоятельств. На сегодняшний день принято решение оставить в Сирии 400 военнослужащих, половина из которых будут дислоцированы на курдской территории. Они будут не только исполнять роль советников и инструкторов, но и войдут в состав международного миротворческого контингента в районе турецко-сирийской границы26.

25. Lead Inspector General for Operation Inherent Resolve. Quarterly Report to the United States Congress. October 1, 2018 – December 31, 2018. Department of Defense Office of Inspector General. 4.02.2019. URL: >>> (accessed: 2.03.2019).

26. DeYoung K., Ryan M. Trump administration plans to leave 400 troops in Syria. The Washington Post. 22.02.2019. URL: >>>> (accessed: 24.02.2019).
43

Важно отметить, присутствие американских войск в Сирии не находит широкого одобрения в американском общественном мнении. По данным опроса Центра Пью 43% респондентов поддержали декабрьское решение президента и высказались за вывод войск из Сирии27. Однако сказать то же про американский истеблишмент нельзя. Как в Сенате, так и в Палате представителей инициатива Трампа вывести войска встретила массовое осуждение. Поддержали её лишь отдельные изоляционисты, вроде Рэнда Пола. 4 февраля американский Сенат принял символический законодательный акт, осуждающий действия Трампа. Сенаторов беспокоит, что «стремительный уход» может дестабилизировать регион и создать вакуум, который могут заполнить Иран или Россия. Комитет Палаты представителей США по вооружённым силам также выступил с осуждением решения Трампа и выразил сожаление, что президент не консультировался ни с военными, ни с разведчиками. Данный межпартийный консенсус имеет высокий потенциал по влиянию на сирийскую политику Трампа, учитывая остроту противостояния между президентом и Конгрессом.

27. Dunn A., Jones B. Americans divided over decision to withdraw from Syria. Pew Research Center. 18.01.2019. URL: >>> (accessed: 10.02.2019).
44 Тем не менее, американское присутствие в северной Сирии подчинено тактической цели – завершению разгрома ИГ и предотвращению его возрождения в регионе в ближайшем будущем. Стратегической целью могло бы быть создание курдской автономии. Подобный шаг позволил бы погасить давние конфликты в регионе, а значит, лишал бы джихадистов «питательной среды» для возрождения. Сирийские курды не угрожают ни турецкой национальной безопасности, ни сирийской государственности. При этом они доказали свою непримиримость к джихадистам и готовность дальше бороться с ячейками ИГ в Сирии. Создание автономии – это гарантия сохранения политических прав курдов, их существования вообще при одновременном сохранении сирийской территориальной целостности. США могли бы выступить посредником в переговорах, поскольку они сохранили военное присутствие в регионе, а с ним и возможность участия в дипломатическом процессе. Они обладают всеми необходимыми качествами для гаранта выполнения соглашения: союзнические отношения с Турцией по линии НАТО, многолетние отношения с сирийскими курдами в борьбе с ИГ, определение РПК как террористической организации. Деловой базой переговоров могли бы быть чёткие сроки вывода американских сил из Сирии, ограниченное снятие санкций с режима Б. Асада и помощь в восстановлении региона.
45

Эту конфигурацию следует дополнить созданием международного миротворческого контингента в районе турецко-сирийской границы. В данный момент между США и Турцией идут интенсивные переговоры о создании подобной зоны безопасности с участием европейских союзников Вашингтона28. Анкара получала бы таким образом защиту от атак на свою территорию со стороны сирийского анклава курдов. Дамаск избежал бы появления ещё одной зоны прямого столкновения с Турцией, наряду с Идлибом. Вашингтон получал бы гарантию, что ИГ не возродиться в северо-восточной Сирии в результате курдо-турецких и арабо-турецких конфликтов. Также США восстановили бы пошатнувшуюся репутацию договороспособного партнёра, который не бросает своих локальных союзников.

28. Browne R., Starr B., Watkins E. Top US general refutes report that military could keep nearly 1,000 US troops in Syria. The CNN Politics [сетевой ресурс]. 18.03.2019. URL: >>> (accessed: 20.03.2019).
46 Однако у данного сценария крайне мало шансов на реализацию. Мешает отсутствие политической воли у главных участников сирийского конфликта. Администрация Трампа не заинтересована играть активную роль в межсирийском урегулировании и решении курдской проблемы. Президент Турции Р. Эрдоган по-прежнему рассматривает курдов как непримиримого врага. Режим Б. Асада категорически отвергает любые идеи федерализации. РФ прямолинейно поддерживает официальный Дамаск, а Иран принципиально не намерен договариваться с США после восстановления режима санкций. Таким образом, нестабильность в северной Сирии имеет все шансы принять долгосрочный характер.
47

Заключение

 

Политика США по отношению к сирийским курдам стала настоящим испытанием для Вашингтона в области политического лавирования. Соединённые Штаты вынуждены решать две равновеликие задачи: не войти в конфликт с давним союзником по НАТО и разгромить террористов «Исламского государства» на территории Сирии. Администрация Обамы не стремилась разрешить противоречия между турками и сирийской общиной курдов. Её целью был разгром ИГ. В результате сохранившийся турецко-курдский конфликт навредил стратегии США в борьбе с джихадистами и сохранил противостояние, которое может быть использовано террористами для восстановления своего влияния.

48 Политика Дональда Трампа по борьбе с ИГ также обладает стратегическим недостатком. Дело не в его отдельном решении по выводу войск с территории сирийских курдов. Они как были, так и остаются негосударственным участником. Поэтому отказ от их поддержки не несёт стратегического ущерба репутации США. Однако обнаруженное нежелание президента взвешивать решения совместно с военными, дипломатами и разведчиками содержит серьёзную угрозу влиянию США в мире. Проблема в том, что внешнеполитический курс администрации Трампа трудно предсказуем. В отсутствии больших программных выступлений 45-го президента США, при игнорировании им механизмов принятия решений по внешней политике, при отсутствии у него стратегического мышления создаётся ситуация общей неопределённости внешнеполитического курса США. Она, безусловно, отвечает взглядам Трампа на необходимость держать врагов в неведении. Тем не менее, в неведении оказываются, в первую очередь, американские союзники. Госсекретарь М. Помпео в ходе дипломатической поездки по Ближнему Востоку убеждал местные власти, что решение президента никак не помешает борьбе с ИГ и иранским влиянием. Однако для американских союзников подобные демарши американского президента могут оказаться весьма чувствительными. Сотрудничество с США может в одночасье привести к тому, что вчерашние союзники окажутся по разные стороны «баррикады» по совершенно неожиданным причинам. Подобная неопределённость, культивируемая Трампом, способна оттолкнуть от США даже самых давних и надёжных союзников, и не только на Ближнем Востоке.

References

1. Vertyaev K.V. "Konglomeratnyj natsionalizm" kak ideologicheskij bazis stanovleniya kurdskoj avtonomii v Sirii. Mirovaya politika. 2016. № 4. S.1-9. DOI: 10.7256/2409-8671.2016.4.21401. URL: http://e-notabene.ru/wi/article_21401.html (data obrascheniya: 21.02.2019).

2. Wimmen H. Syria’s Path From Civic Uprising to Civil War. The Carnegie Endowment [setevoj resurs]. 22.11.2016. URL: https://carnegieendowment.org/2016/11/22/syria-s-path-from-civic-uprising-to-civil-war-pub-66171 (accessed: 11.02.2019).

3. Guide to the Syrian rebels. The BBC News [setevoj resurs].13.12.2013. URL:https://www.bbc.com/news/world-middle-east-24403003 (accessed: 12.02.2019).

4. Wimmen H. Op.cit.

5. Walker B. ISIS forces launch multiple attacks on Kurdish territory in Iraq, officials say. CNN News [setevoj resurs]. 20.10.2014. URL: https://edition.cnn.com/2014/10/20/world/meast/isis-airstrikes/ (accessed: 12.02.2019).

6. Lund A. Syria’s Kurds at the Center of America’s Anti-Jihadi Strategy. The Carnegie Middle East Center [setevoj resurs]. 2.12.2015. URL: https://carnegie-mec.org/diwan/62158

7. Sloat A. Trump is making the mess in Syria even messier. The Brookings Institution [setevoj resurs]. 17.01.2019. URL:https://www.brookings.edu/blog/order-from-chaos/2019/01/17/trump-is-making-the-mess-in-syria-even-messier/ (accessed: 16.02.2019).

8. Lund A. The Road to Geneva: the Who, When, and How of Syria’s Peace Talks. The Carnegie Middle East [setevoj resurs]. 29.01.2016. URL: https://carnegie-mec.org/diwan/62631 (accessed: 11.02.2019).

9. Syria conflict: Obama to deploy 250 more special forces troops. The BBC News [setevoj resurs]. 25.04.2016. URL: https://www.bbc.com/news/world-middle-east-36126944 (accessed: 14.02.2019).

10. Gardner D. Turkey’s ambitions in Syria are likely to be frustrated. The Financial Times. 22.01.2019. URL: https://www.ft.com/content/6ae0676e-1e35-11e9-b2f7-97e4dbd3580d (accessed: 20.02.2019).

11. Bobkin N.N. Krizis strategicheskogo partnyorstva SShA i Turtsii: ot nedoveriya k protivostoyaniyu. SShA & Kanada: ehkonomika, politika, kul'tura. 2018. №7. C.33-50. DOI: 10.31857/S032120680000014-9

12. Schmitt E. Obama Administration Considers Arming Syrian Kurds Against ISIS. The New York Times. 21.09.2016. URL:https://www.nytimes.com/2016/09/22/world/middleeast/obama-syria-kurds-isis-turkey-military-commandos.html (accessed: 24.02.2019).

13. Browne R., Labott E., Starr B. Flynn rejected Obama's offer to arm Syrian Kurds, something Turkey would oppose. The CNN Politics [setevoj resurs]. 18.05.2017. URL: https://edition.cnn.com/2017/05/18/politics/michael-flynn-turkey-officials/index.html

14. US plans open-ended military presence in Syria. The BBC News. 18.01.2018. URL: https://www.bbc.com/news/world-middle-east-42731222 (accessed: 15.02.2019).

15. Syria war: Turkey denounces US 'terror army' plan for border. The BBC News. 15.01.2018. URL: https://www.bbc.com/news/world-middle-east-42687958 (accessed: 15.02.2019).

16. Sisk R. US Sends More Troops to Syrian Town Where US, British Soldiers Killed. The Military.com [setevoj resurs]. 2.04.2018. URL: https://www.military.com/daily-news/2018/04/02/us-sends-more-troops-syrian-town-where-us-british-soldiers-killed.html

17. Hiltermann J. The Kurds Once Again Face American Abandonment. The Atlantic Council [setevoj resurs]. 30.08.2018. URL: https://www.theatlantic.com/international/archive/2018/08/syria-kurds-assad-ypg-isis-iraq/569029/ (accessed: 25.02.2019); Syria Situation Report: June 29 - July 12, 2018. Institute for The Study of War [setevoj resurs]. 15.07.2018. URL: http://iswresearch.blogspot.com/2018/07/syria-situation-report-june-29-july-12.html (accessed: 25.02.2019).

18. Soylu R. US reportedly installs advanced radar system for YPG near Turkish border. The Daily Sabah. 28.08.2018. URL:https://www.dailysabah.com/war-on-terror/2018/08/29/us-reportedly-installs-advanced-radar-system-for-ypg-near-turkish-border (accessed: 13.02.2019).

19. Dawsey J., Gearan A., Hudson J. ‘They screwed this whole thing up’: Inside the attempt to derail Trump’s erratic Syria withdrawal. The Washington Post. 13.01.2019. URL: https://www.washingtonpost.com/politics/they-screwed-the-whole-thing-up-inside-the-attempt-to-derail-trumps-erratic-syria-withdrawal/2019/01/13/0ae1149c-1365-11e9-803c-4ef28312c8b9_story.html?noredirect=on&utm_term=.da5d26104762 (accessed: 26.02.2019).

20. Hudson J., Ryan M. ‘They can do what they want’: Trump’s Iran comments defy the position of his top aides. The Washington Post. 3.01.2019. URL: https://www.washingtonpost.com/world/national-security/they-can-do-what-they-want-trumps-iran-comments-defy-the-position-of-his-top-aides/2019/01/03/86a69d56-0f71-11e9-84fc-d58c33d6c8c7_story.html?utm_term=.130740a7bc47 (accessed: 18.02.2019).

21. Tapper J. Pentagon official: 120-day Syria withdrawal plan aims to please Trump 'and not get everyone killed'. The CNN Politics. 3.01.2019. URL: https://edition.cnn.com/2019/01/02/politics/pentagon-trump-syria-withdrawal/index.html (accessed: 21.02.2019).

22. Cafarella J., Wallace B. ISIS Threat Update - December 2018. Institute for the Study of War [setevoj resurs]. 19.12.2018. URL: http://iswresearch.blogspot.com/2018/12/isis-threat-update-december-2018.html (accessed: 27.02.2019).

23. Lead Inspector General for Operation Inherent Resolve. Quarterly Report to the United States Congress. October 1, 2018 – December 31, 2018. Department of Defense Office of Inspector General. 4.02.2019. URL: https://media.defense.gov/2019/Feb/05/2002086500/-1/-1/1/FY2019_LIG_OIRREPORT.PDF (accessed: 2.03.2019).

24. DeYoung K., Ryan M. Trump administration plans to leave 400 troops in Syria. The Washington Post. 22.02.2019. URL: https://www.washingtonpost.com/world/national-security/trump-administration-plans-to-leave-400-troops-in-syria/2019/02/22/20dd9c3e-36b5-11e9-854a-7a14d7fec96a_story.html?utm_term=.c1f367ab4da4 (accessed: 24.02.2019).

25. Dunn A., Jones B. Americans divided over decision to withdraw from Syria. Pew Research Center. 18.01.2019. URL: http://www.pewresearch.org/fact-tank/2019/01/18/americans-divided-over-decision-to-withdraw-from-syria/ (accessed: 10.02.2019).

26. Browne R., Starr B., Watkins E. Top US general refutes report that military could keep nearly 1,000 US troops in Syria. The CNN Politics [setevoj resurs]. 18.03.2019. URL: https://edition.cnn.com/2019/03/17/politics/syria-us-troop-level/index.html (accessed: 20.03.2019).