Barack Obama's and Donald Trump's Intended Policies toward the South Caucasus: a Comparative Analysis
Table of contents
Share
Metrics
Barack Obama's and Donald Trump's Intended Policies toward the South Caucasus: a Comparative Analysis
Annotation
PII
S207054760005280-5-1
DOI
10.18254/S207054760005280-5
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Nana Gegelashvili 
Occupation: Senior Research Fellow
Affiliation: Institute for the US and Canadian Studies RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

The article provides a comparative analysis of B. Obama and D. Trump policies towards the South Caucasus. The main focus was put on the ways and means of the both Administrations policies on the way of its realization there. Despite of their different approaches to the region it proved Washington sustained interest there due to its geopolitical importance. 

An analysis of Barack Obama administration policies in the region continued to proceed at a slow pace in comparison with Donald Trump Administration policies there which is shaped by its own logic based on pure egocentrism. 

Unlike all previous US administrations D. Trump does not build a long-term strategy for a particular country, but is guided by the short-term considerations. This perfectly confirms the retreat of the D. Trump administration from multilateral format, which is considered as extremely inefficient, and on the contrary - the use of forming bilateral alliances with a particular country, which, according to the logics of the American president, is much more efficient.

A special focus is  put on US cooperation with Georgia as the most reliable American ally in the region; NATO position on Georgian possible membership; Azerbaijan as the most influential key player in the region; Armenian as a country walking a tightrope between Russia and the West; the problem of conflict settlement in the South Caucasus.   

A detailed analysis conducted in the study will make it possible to realize in full  the algorithm of Western policy in the South Caucasus in general as well as in every single South Caucasian country  in particular. Accordingly it  will provide a better understanding for the Russian Federation    while  shaping its foreign policy toward the region.

The author claims  that the US policy in this region will be dramatically intensified given the importance of its geopolitical and energy-strategic components, which may reduce Russian influence there.

 

Keywords
US policies, South Caucasus, NATO, conflict resolution
Received
25.02.2019
Date of publication
30.05.2019
Number of characters
31131
Number of purchasers
5
Views
225
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1

Подходы и способы реализации политики администраций Б. Обамы и Д. Трампа на Южном Кавказе

 

Сравнительный анализ политики администраций Б. Обамы и Д. Трампа на Южном Кавказе продемонстрировал сохранение устойчивого интереса Вашингтона к странам Южного Кавказа. Тем не менее, существуют определенные различия этих двух администраций, как к подходу самого региона, так и способов реализации их политики.

2 В течение первого срока пребывания Б. Обамы на посту президента США американская администрация стала придавать данному направлению второстепенное значение, а Вашингтон временно отошёл в сторону от активной роли в этом регионе. Это объясняется рядом факторов объективного характера, и в первую очередь вынужденным переходом США к практике Real Politik в результате острейшего финансового кризиса. К тому же последствия политики Дж. Буша-младшего на Южном Кавказе привели администрацию Б. Обамы к более трезвой оценке этого региона, который стал для США серьёзной обузой, проблемой, по сути не имеющей приемлемого решения. Администрация Обамы исходила из того, что подход Дж. Буша-младшего к региону Южного Кавказа, представляющего для Запада большой стратегический интерес, на практике принёс больше вреда, чем пользы. Тем более, что нестабильность Южного Кавказа с его тлеющими конфликтами могла привести к катастрофическим последствиям и охватить весь регион. Однако после промежуточных выборов в Конгресс США, состоявшихся 4 ноября 2010 г., стало очевидно, что Вашингтон не сможет впредь игнорировать призывы республиканцев к восстановлению утраченных позиций на Южном Кавказе. С учётом стратегического значения (и в первую очередь транспортно-коммуникационной роли) этого региона для США, с самого начала было понятно, что Вашингтон никогда не откажется от завоеванных им там позиций.
3

В условиях финансового кризиса вкупе со множеством проблем внутриполитического характера администрация Обамы была вынуждена сосредоточить основное внимание на решении внутриполитических, и, в первую очередь, экономических задач1.

1. Robert Singh. Barack Obama's Post-American Foreign Policy: The Limits of Engagement 1st EditionPublisher: Bloomsbury Academic; 1 edition. Available at: >>> (accessed 5.06.2012).
4 Что же касается внешней политики Обамы, сосредоточенной на модели «универсализации всего мира», которую пытался реализовать американский президент, то она была направлена на совместное решение накопившихся проблем путём разделения ответственности между ведущими державами. Стремление Вашингтона делегировать решение многих задач своим союзникам привело администрацию Б. Обамы к намерению поставить США во главе двух гигантских интеграционных объединений – Транстихоокеанского и Трансатлантического партнёрств, основанных на общих целях, на принципах открытой и интегрированной экономики и общих ценностях.
5 В рамках Трансатлантического партнёрства становится очевидным вероятность перехода США от крайне активной политики на постсоветском пространстве в целом и в регионе в частности к более сдержанному курсу, что должно было придать политике ЕС на постсоветском пространстве более проактивный характер. Такой подход исходил из законов формальной логики и определялся, в первую очередь, прагматическими соображениями, диктуемыми как перенапряжением сил США, так и географической близостью ЕС к странам постсоветского пространства. Это позволяло США более пристально отслеживать и реализовывать трансатлантическую парадигму в контексте проводимой там политики. В результате Вашингтон должен был заняться разработкой «дорожной карты», способной обеспечить поэтапное продвижение в южном направлении политики, которую будет реализовывать Брюссель.
6

Конечной целью Трансатлантического партнёрства должно было стать обеспечение максимально эффективного сотрудничества между США и ЕС посредством широкой координации совместных действий в рамках процесса реформирования европейской структуры безопасности на основе принципов ОБСЕ, и в то же время отвечающего задачам НАТО2.

2. Гегелашвили Н.А. Некоторые особенности политики администрации Б. Обамы на Южном Кавказе. Россия и новые государства Евразии. 2011. № 2. С. 34-41 ИМЭМО РАН. Available at: >>> (accessed 05.07.2012).
7 Политика администрации Б. Обамы на Южном Кавказе была сосредоточена на поиске как новых рынков сбыта, так и альтернативных поставщиков энергоресурсов на европейский рынок в целях снижения зависимости европейских партнёров от поставок из России. К тому же интерес США в регионе подкреплялся стремлением к минимизации роли Ирана не только на Ближнем Востоке, но и на Кавказе, а также в продвижении финансируемых ими энергетических проектов, разрешении застарелых кавказских конфликтов и предотвращении новых, могущих стать основным препятствием в реализации этих проектов.
8 Однако политика администрации Б. Обамы в Закавказье осуществлялась в целом замедленными темпами, что объясняется как объективным фактором – умеренностью темпов проведения курса американской политики на кавказском направлении, который так и оставался не до конца оформленным, так и субъективным – нерешительностью самого президента.
9 При выстраивании своего внешнеполитического курса, в основе которого находится стремление вернуть Америку к былой славе и величию, представляется, что администрация Трампа исходила и будет исходить только из соображений собственной логики, базирующейся на чистом эгоцентризме. В отличие от всех предыдущих администраций администрация Трампа не выстраивает стратегии в отношении той или иной страны на длительную перспективу, а руководствуется только сиюминутными соображениями. Таким образом, значение, которое имеет каждая страна для США, будет постоянно претерпевать изменения, что будет зависеть как от внешнеполитических приоритетов Вашингтона, так и самого процесса принятия решений.
10 Это как нельзя лучше подтверждает отказ администрации Д. Трампа от многосторонних форматов, которые рассматриваются ею как крайне неэффективные, и как результат – формирование двусторонних альянсов с той или иной страной, что, по логике американского президента, является куда более продуктивным.
11

При этом Америка, на взгляд Д. Трампа, будет оставаться образцовой демократией, призванной постоянно обновляться, а главным приматом её политики должен стать переход к защите лишь своих собственных интересов, прежде всего, в области внутренней политики. Похоже, что такой подход уже привёл к положительным результатам, обеспечив беспрецедентный рост экономики страны – около 3% за 2018 г., более 5 млн рабочих мест с момента вступления Трампа на пост президента, а также самый низкий уровень безработицы начиная с 1969 г.3 Вот почему избрание Дональда Трампа президентом США не является выражением разового протеста, а олицетворяет собой начало новой тенденции, в основе которой лежит тоска избирателя по былому величию страны и его готовность принести в жертву глобальные интересы США за счёт укрепления страны изнутри. Такая тенденция, похоже, будет сохраняться, что делает вероятность переизбрания Д. Трампа на второй срок крайне высокой.

3. Donald J. Trump. Available at: >>> (accessed: 07.01.2019).
12

В настоящее время в условиях беспрецедентного противостояния с Россией, вызванного украинским кризисом и событиями в Сирии, Южный Кавказ стал иметь куда большее значение для США. Сегодня интерес Вашингтона к региону растёт в геометрической прогрессии и это – неоспоримый факт. Это обусловлено следующими соображениями. Во-первых, все три страны Южного Кавказа играют важную роль в контексте ближневосточной политики Соединённых Штатов, а также с «иранской проблемой» и взаимоотношениями Вашингтона со своим сложным союзником – Анкарой. Во-вторых, регион обладает важной военно-политической и логистической составляющей, что было наглядно продемонстрировано во время операций США в Афганистане и Ираке. В-третьих, энергетической безопасностью, призванной диверсифицировать маршруты и источники поставок энергоресурсов Каспия на европейские рынки. В-четвёртых, маячащейся возможностью дать ход новому раунду расширения НАТО после длительной паузы, призванной связать членством страны постсоветского пространства, имеющие проблемные территории – Грузию, Украину и Молдову. В-пятых, с подписанием Конвенция о правовом статусе Каспийского моря4 выход к Каспию для США стал практически заблокирован, по крайней мере, в настоящее время, что повышает интерес Вашингтона к Грузии в контексте совместных проектов, касающихся всего Черноморского региона.

4. Президент России. Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. Available at: >>> (accessed 12.08.2018).
13 Характерно, что с приходом в Белый дом администрации Д. Трампа политика Вашингтона в отношении стран Южного Кавказа не претерпела никаких изменений, однако её реализация стала осуществляться куда более стремительными темпами.
14

Реалии стратегического партнёрства США и Грузии

 

Сегодня, как никогда раньше, наблюдается беспрецедентное вовлечение США как в регион в целом, так и в Грузию в частности, которая, на взгляд сегодняшнего Вашингтона, является самым надёжным стратегическим партнёром США на Южном Кавказе. Пожалуй, это один из тех немногих сюжетов, на который не распространилась непоследовательность администрации Д. Трампа.

15

Об этом, прежде всего, наглядно свидетельствует длинный перечень визитов чиновников в высших эшелонах власти (и в США, и в Грузию), Не случайно, что вице-президент США Майкл Пенс нанёс свой первый визит именно в Тбилиси 1 августа 2017 г. В ходе встречи премьер-министра Грузии Мамуки Бахтадзе с советником президента США по нацбезопасности Джоном Болтоном, которая состоялась в Вашингтоне 18 сентября 2018 г. в преддверии 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, обсуждались вопросы, связанные с увеличением экономической помощи Тбилиси, а также разработка американо-грузинского договора «О свободной торговле»5. В этой связи стоит особо отметить, что Тбилиси уже заключил подобные соглашения с ЕС6 и Китаем7.

5. . U.S.-Georgia Free Trade Agreement Paramount. Georgia Today. Available at: >>> (accessed 28.06.2018).

6. . The EU and Georgia signed an Association Agreement. Official Journal of the European Union. Available at: >>> (accessed 31.05.2017).

7. Ministry of Economy and Sustainable Development of Georgia. Georgia-China Free Trade Agreement Signed. Available at: >>> (accessed 13.05.2017).
16 26 октября 2018 г. в преддверии президентских выборов в Грузии состоялся визит советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона в эту страну в рамках его кавказского турне, который был призван оказать поддержку «правильному» внешнеполитическому курсу самого лояльного партнёра Вашингтона в регионе. В рамках визита Джон Болтон заявил своим грузинским партнёрам о том, что повышение обороноспособности этой страны – приоритет для США. Для реализации этой цели состоялась его встреча с министром обороны Грузии Леваном Изория, на которой обсуждались вопросы, связанные с усилением интеграции Грузии в НАТО, реализация программы готовности Тбилиси к обороне (Georgia Defense Readiness Program, GDRP), предполагающей трёхлетнее обучение грузинских военных под руководством американских специалистов, а также проблемы региональной безопасности и сотрудничества в сфере экономики.
17

12 декабря 2018 г. Грузию посетил спецпредставитель генсека НАТО на Южном Кавказе и в Центральной Азии Джеймс Аппатурай. Характерно, что этот визит в Тбилиси состоялся сразу же после проведённых там президентских выборов. В ходе визита обсуждались вопросы, связанные с евроатлантической интеграцией этой страны, продолжающейся российской политики бордеризации, сотрудничество в контексте безопасности на Чёрном море, усиление поддержки текущих реформ в Грузии, а также участие Тбилиси в учениях под эгидой НАТО8.

8. NATO’s Appathurai meets with Georgian PM, announces plans for many high-level visits from NATO. Agenda.Ge. Available at: >>> (accessed 12. 12.2018).
18

В этом же контексте следует отметить, что первый визит новоиспечённого президента Грузии С. Зурабишвили, состоявшийся 21–23 января 2019 г. был нанесён в Брюссель. В рамках визита состоялись встречи с президентом Европейского совета Дональдом Туском, президентом Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером, президентом Европарламента Антонио Таяни, верховным представителем ЕС по вопросам внешней политики Федерикой Могерини, с Еврокомиссаром по миграции, внутренним делам и гражданству Димитрисом Аврамопулусом, а также с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом. Саломе Зурабишвили заверила главу альянса, что «избранный Грузией путь европейской и евроатлантической интеграции остаётся неизменным»9. Со своей стороны, генсек альянса подтвердил готовность «продолжения сотрудничества с Грузией с тем, чтобы подготовить её к членству в НАТО, и призвал Тбилиси продолжить курс на проведение дальнейших реформ для максимального приближения к стандартам альянса10».

9. . European Commission head Juncker to Georgian president: your first visit to Brussels reveals will of Georgians. Agenda.Ge. Available at: >>> (accessed 23.01.2019).

10. North Atlantic Treaty Organization Joint press point by NATO Secretary General Jens Stoltenberg and the President of Georgia, Salomé Zourabichvili. Available at: >>> (accessed 23.01.2019).
19

Ряд законопроектов, инициированных Конгрессом США 115-го созыва, а также уже нового, 116-го, подтверждают активизацию политики Вашингтона в отношении Тбилиси, которая зашкаливает все мыслимые пределы. Среди них Резолюция 10611, направленная на защиту территориальной целостности Грузии; Резолюция 57612, подтверждающая усиление стратегического партнёрства между Соединёнными Штатами Америки и Грузией; Резолюция 84713 и законопроект 621914 – Акт поддержки Грузии, направленный на сохранение евроатлантической интеграции Грузии, её суверенитета, независимости и территориальной целостности и осуждающий российскую оккупацию грузинских территорий, демонстрируют крайне последовательный и развивающийся по нарастающей курс Вашингтона в отношении Тбилиси. В последнем особо затрагивается вопрос о сотрудничестве США и Грузии в области обороны и безопасности. Так, согласно этому законопроекту, государственный секретарь США должен представить пятилетнюю стратегию сотрудничества с Грузией. Особо следует отметить и Резолюцию H.R.59815, инициированную Конгрессом США уже последнего, 116-го созыва и направленную на оказание большей поддержки независимости и территориальной целостности Грузии, что ещё раз подтверждает последовательность политики Вашингтона в отношении Тбилиси.

11. U.S. Congress. S.Res.106 - A resolution expressing the sense of the Senate to support the territorial integrity of Georgia. Available at: >>> (accessed 30.03.2017).

12. U.S. Congress. H.Res.576 - Reaffirming the strategic partnership between the United States of America and the country of Georgia. Available at: >>> (accessed 30.03.2017).

13. U.S. Congress. H.Res.847 - Expressing the sense of the House of Representatives on support for Georgia. Available at: >>> (accessed 25.04.2018).

14. U.S. Congress. H.R.6219 - Georgia Support Act. Available at: >>> (accessed 26.06.2018).

15. U.S. Congress. H.R.598 - Georgia Support Act. Available at: >>> (accessed 16.01.2019).
20

Пристального внимания заслуживает и военный бюджет США (FY-19- NDAA) на 2019 г., подписанный президентом США 14 августа 2018 г.16 Он предусматривает оказание помощи Грузии в области безопасности, в том числе поставки «летальных оборонительных вооружений» и расширение совместных учений в Чёрном море с участием стран НАТО. В нём особо подчеркивается роль Грузии как «союзника и партнёра Соединённых Штатов». Всё это является ещё одним доказательством значительной поддержки этой стране со стороны Вашингтона, особенно в части укрепления её обороноспособности, достижения максимальной совместимости с вооружёнными силами НАТО, а также усиления её евроатлантической интеграции. Документ также подтверждает «политику открытых дверей НАТО и поддержку в отношении окончательного членства Тбилиси в альянсе». Похоже, что обороноспособность Грузии становится одним из стратегических интересов США, а эта страна уже рассматривается Вашингтоном в контексте всей европейской региональной безопасности наряду с остальными странами.

16. U.S. Congress. H.R.5515 - John S. McCain National Defense Authorization Act for Fiscal Year 2019. Available at: >>> (accessed 13.08.2018).
21

В этой связи следует отметить и тот факт, что во время встречи являющегося на тот момент президентом Грузии Г. Маргвелашвили с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом на полях саммита Североатлантического альянса в июле 2018 г., был затронут вопрос о членстве Грузии в НАТО. В декларации, принятой 11 июля 2018 г. главами 29 стран – членов НАТО Грузия упоминается 18 раз17. В очередной раз альянс выразил поддержку территориальной целостности страны и призвал Россию отменить решение о признании независимости грузинских регионов Абхазии и Южной Осетии, исполнить обязательства, взятые на себя при подписании в 2008 г. соглашения о прекращении огня, включая вывод российских войск с территории Грузии. В Декларации также говорится, что «отношения Грузии с альянсом обладают всеми практическими инструментами для подготовки к окончательному членству, включая Комиссию НАТО – Грузия18, «Ежегодную национальную программу» для Грузии (ANP)19 и «Существенный пакет НАТО – Грузия» (SNGP)20.

17. North Atlantic Treaty Organization. NATO-Georgia Commission Declaration at the Brussels Summit. Available at: >>> (accessed 12.07.2018).

18. North Atlantic Treaty Organization. NATO-Georgia Joint Press Statement on the occasion of the North Atlantic Council visit to Georgia and the inaugural meeting of the NATO-Georgia Commission. Available at: >>> (accessed 15.09.2008).

19. NATO responds positively to Georgia’s Annual National Program 2015. Agenda.Ge. Available at: agenda.ge/en/news/2015/730 (accessed 03. 04.2015).

20. North Atlantic Treaty Organization. Substantial NATO-Georgia Package (SNGP) Available at: >>> (accessed 07. 02.2016).
22

Существует расхожее мнение о том, что в принципе НАТО может обеспечить вступление Грузии в альянс и без предоставления ей Плана действий по членству (ПДЧ). Согласно заявлениям, сделанных высокопоставленными чиновниками альянса, «ни одна из третьих стран не может вмешиваться в процесс расширения альянса»21. Однако вопрос о том, насколько сегодня готова НАТО к расширению с учётом целого ряда нерешённых проблем и в первую очередь финансовых, остаётся открытым. Показательно, что во время пресс-конференции в Брюсселе в ходе состоявшегося июльского саммита НАТО 2018 г. грузинские журналисты задали вопрос президенту США о том, когда Грузия сможет стать членом НАТО. Ответ Трампа не заставил себя ждать: «Представители Грузии находились здесь. Они оставили очень хорошее впечатление. Мы выслушали информацию об их положении, ситуация с Грузией сложная... В определённый момент шанс появится, но не сейчас»22.

21. Reuters. NATO says no third country can veto membership. Available at: >>> (accessed 05. 09.2016).

22. НАТО лопается: грузинские элиты продолжают гнаться за призраком членства. EuDaily. Available at: >>> 13. 07.2018).
23 Между тем, похоже, что в настоящее время Грузия готова вступить в НАТО без Абхазии и Южной Осетии, судьба которых с учётом сложившихся отношений между РФ и Грузией, может ещё долго быть в подвешенном состоянии для Тбилиси. С учётом заявленной позиции США и НАТО о том, что Грузия является самым надёжным стратегическим партнёром в Закавказье, представляется, что главной задачей для политического руководства Тбилиси является вступление Грузии в альянс и как можно скорее. Однако вопрос о том, насколько Грузия склонна закрыть глаза на потерю двух своих отколовшихся территорий ради западных устремлений, остаётся всё ещё открытым: сегодня Москва не исключает прямых переговоров между Сухуми, Цхинвали и Тбилиси, связанных в основном с вопросами статуса Абхазии и Южной Осетии, и не спешит с их включением в состав России. Дальнейшие шаги Москвы в этом направлении будут зависеть от развития ситуации в регионе и, прежде всего, от самой Грузии. При этом, похоже, что эта страна никогда не смириться с потерей 20% её территории, однако Тбилиси исходит из того соображения, что со временем у мирового сообщества могут появиться новые импульсы для решения этой проблемы.
24

Приоритеты администрации США в отношении Азербайджана

 

Один из важных интересов США в отношении ещё одного игрока в Закавказье – светского Азербайджана заключается, прежде всего, в его геополитическом положении. Азербайджан обладает выгодным географическим положением и весьма ощутимыми запасами энергоресурсов. Этим и определяется уверенная позиция самого влиятельного игрока в регионе. По словам известного американского политолога Зб. Бжезинского, «Азербайджан можно назвать жизненно важной пробкой, контролирующей доступ к бутылке с богатствами Каспийского моря и Центральной Азии. Независимый тюркоязычный Азербайджан, по которому проходят нефтепроводы и далее тянутся на территорию этнически родственной и оказывающей ему политическую помощь Турции, помешал бы России осуществить монополию на доступ к региону и таким образом лишил бы её главного политического рычага влияния на политику государств Центральной Азии»23.

23. Зб.Бжезинский. Великая шахматная доска. М.: Международные отношения. 1998, с. 83.
25 Во-первых, близость этой страны к Ирану повышает её значение в контексте «всего комплекса иранской проблемы» – одной из ключевых проблем внешнеполитической повестки администрации Д. Трампа, включающей в себя стремление Вашингтона к максимальному снижению роли Ирана не только на всём Ближнем Востоке, но и на Кавказе. Во-вторых, стратегическое союзничество Азербайджана с Турцией, становящейся всё более самостоятельной при выборе своих внешнеполитических приоритетов, вынуждает Вашингтон постоянно держать Анкару в фокусе повышенного внимания.
26 К тому же близость этой страны к очагам напряжённости расширяет задачи США в отношении Азербайджана: это и борьба с незаконной транснациональной деятельностью, контрабанда и международная преступность.
27 Интерес Вашингтона к этой стране тесно связан и с вопросами энергетики. Вашингтон считает Баку своим энергетическим партнёром и прилагает усилия на пути развития каспийского энергетического рынка – в глазах Вашингтона сегодня Баку позиционируется как противовес РФ в области энергобезопасности ЕС.
28

В настоящее время между Азербайджаном и США реализуются масштабные проекты, имеющие глобальное значение. Основными экспортными трубопроводами в западном направлении, поддерживаемыми США и ЕС, активным участником которых стал Азербайджан, являются трубопроводы Баку – Тбилиси – Джейхан24; трубопровод Баку – Тбилиси – Эрзурум (Южно-Кавказский трубопровод)25; Трансанатолийский трубопровод (TANAP)26, продолжением которого станет Трансадриатический трубопровод (TAР)27. Два последних являются сегментами запущенного ЕС энергетического проекта «Южный газовый коридор»28, призванного диверсифицировать маршруты и источники поставок энергоресурсов Каспия на европейские рынки. Сегодня Вашингтон отводит этому проекту большое внимание и признаёт огромную роль, которую он может играть как в обеспечении энергетической безопасности Европы, так и в региональной стабильности.

24. The Baku-Tbilisi-Ceyhan—pipeline. The Guardian. Available at: >>> (accessed (17.09.2010).

25. Hydrocarbons Technology. South Caucasus Pipeline (SCP), Georgia, Turkey, Azerbaijan. Available at: >>>> (accessed 27.01.2010).

26. Tanap. Available at: >>> 07.12.2017).

27. Trans Adriatic Pipeline. Available at: >>> (accessed 9.09.2018).

28. BP Azerbaijan. The Southern Gas Corridor. Available at: >>> (accessed 14.11.2017).
29

Маршруты транспортировки энергоресурсов из Каспийского региона представляют собой не только сложную сеть трубопроводов, портов, морских путей, но и железных дорог. В настоящее время Баку является и одним из основных участников транспортного коридора Баку – Тбилиси – Карс29, соединившего железные дороги Азербайджана, Грузии и Турции. Этот транспортный коридор предоставил новые возможности государствам Центральной Азии, обеспечив не только менее затратный и более близкий путь в Европу и Средиземное море, но и возможности транзита военных грузов в Афганистан. Наконец, то, каким образом Азербайджан будет развивать свои энергоресурсы, экспортную инфраструктуру и, главное, определять свои предпочтения при выборе более привлекательного (выгодного), с его точки зрения, экспортного маршрута для транспортировки своих энергоресурсов, в значительной степени будет влиять как на роль этого крупного регионального игрока, так и на самих внерегиональных игроков. Ясно одно, что в условиях беспрецедентной конфронтации, развернувшейся сегодня между Россией и Западом, внимание США к энергетическим проектам Азербайджана будет возрастать в геометрической прогрессии, что необходимо учитывать РФ при выстраивании своей политики на азербайджанском направлении.

29. . Baku-Tbilisi-Kars (BTK) Rail Line, Azerbaijan, Georgia, Turkey. Railway Technology. Available at: >>> (accessed 19.02.2017).
30 К тому же, даже несмотря на всю сложность сегодняшней ситуации, связанной с резким падением цен на энергоресурсы, запасы энергетического сырья, которыми обладает Азербайджан, есть тот самый актив, который будет всегда в цене, и это – непреложный факт. Это в значительной степени объясняет уверенность внешней политики Баку, что позволяет ему позиционировать себя как самостоятельного игрока и проводить собственную независимую политику до определённого предела, отстаивая свои национальные интересы на любой международной площадке.
31 К тому же нейтралитет, который всё ещё проявляет сегодня Баку ко всем интеграционным проектам, в немалой степени обусловлен стратегическим союзничеством с Турцией. В этой ситуации США, похоже, будут склоны, несмотря на всю сложность отношений с Турцией, рассматривать Анкару, представляющую южный фланг НАТО, как основной проводник своих интересов в Закавказье и, прежде всего, в Азербайджане.
32 В то же время сегодня Азербайджан активно осуществляет военно-техническое сотрудничество с альянсом – поддерживает операции НАТО в Афганистане, активно участвует в Северной сети поставок и противостоит транснациональным угрозам. При этом Баку всё ещё не стремится к переходу армии на натовские стандарты.
33

Между тем, сам альянс, похоже, стал в большей степени рассматривать эту страну как ключевого партнёра в Черноморско-Каспийском регионе, а также в более широком контексте региональной безопасности, особенно в контексте афганской проблемы. В этой связи необходимо отметить роль Азербайджана в реализации проекта «Лазуритовый коридор»30 (Lapis Lazuli Corridor), являющегося важным связующим звеном между странами Центральной Азии и восточного фланга НАТО. Он нацелен на обеспечение бесперебойного импорта различного рода продукции на территорию Афганистана, а также транзит экспорта товаров в западном направлении.

30. Lapis-Lazuli Transit, Trade & Transport Route (Lapis Lazuli Corridor) Ministry of Foreign Affairs. Islamic Republic of Afghanistan. Available at: >>> (accessed 07.12.2015).
34

Таким образом, значимость Баку для НАТО в контексте «афганского вопроса», связанного в первую очередь с обеспечением всемерной поддержки операции в Афганистане, будет возрастать. Вот почему афганская тема стала ключевой в ходе специально проведённой встречи министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова и министра обороны Закира Гасанова с госсекретарем США Майком Помпео и министром обороны Джеймсом Мэттисом 11–12 июля 2018 г. на полях саммита НАТО. В ходе беседы состоялся обмен мнениями по региональным вопросам. Американская сторона выразила «признательность Азербайджану за поддержку миссии НАТО "Решительная поддержка" в Афганистане и борьбы с терроризмом и заявила о своём удовлетворении уровнем партнёрства между Азербайджаном и США»31.

31. Главы МИД и минобороны Азербайджана встретились с американскими коллегами. Day.Az. Available at: >>> (accessed 12.07.2018).
35 Более того, выступление президента Азербайджана Ильхама Алиева на встрече Североатлантического совета по миссии «Решительная поддержка» с участием глав государств и правительств стран-партнёров, вносящих вклад в операцию НАТО в Афганистане, а также его личная встреча с президентом Афганистана Мохаммадом Ашрафом Гани на полях вышеназванного саммита, свидетельствуют о том, что взаимоотношения Азербайджана с НАТО в контексте этой проблемы строятся на широкой платформе. Таким образом, постепенно расширяющееся сотрудничество Азербайджана с НАТО, наблюдающееся за последнее время, может способствовать расширению большего спектра возможностей альянса в регионе и придать импульс Баку для установления более тесных отношений с США в целом, что диктуется взаимовыгодными соображениями.
36 В свою очередь Вашингтон будет всячески пытаться продвигать региональную стабильность, которая осложняется наличием нагорнокарабахского конфликта, а также содействовать дальнейшему развитию экономических и политических реформ.
37 Урегулирование под эгидой Вашингтона этого конфликта, который является вопросом «жизни и смерти» для Баку, может, по логике натовских стратегов, максимально приблизить Азербайджан к США.
38

Проактивная политика Вашингтона в отношении Армении

 

С учётом того факта, что Армения имеет большое значение для Москвы как для сохранения стратегических интересов РФ на Кавказе, так и в контексте «иранской проблемы», подход сегодняшнего Вашингтона к Еревану будет стремительно меняться в рамках обновления американской политики в Закавказье.

39 Осознавая то значение, которое имеет для Армении урегулирование нагорнокарабахского конфликта, интересы США на армянском направлении будут, прежде всего, направлены на нормализацию турецко-армянских отношений, что в случае успешного решения этой проблемы, может способствовать открытию армяно-турецкой границы. Решение двух этих вопросов сегодня имеет для американской стороны большое стратегическое значение. В настоящее время Вашингтон полностью осознаёт, что только это позволит сдвинуть патовую ситуацию в зоне конфликта и дать старт его урегулированию. Таким образом, стремление США к решению этих задач, столь необходимых и для обеих сторон конфликта – Азербайджана и Армении, на взгляд американских стратегов, является крайне логичным, и в случае его успеха, может способствовать развитию сотрудничества не только Баку с Ереваном, но и с Анкарой. Это, безусловно, прорвёт сухопутную блокаду со стороны Турции и Азербайджана, в которой оказалась Армения в ходе карабахского конфликта, и вырвет её из региональной изоляции. К тому же возможность выхода в открытый мир подогревает стремление Еревана к развитию внешнеполитического курса в западном направлении, что самым тесным образом рифмуется с интересами Вашингтона в отношении Армении. Похоже, что США будут всячески поддерживать западные устремления Еревана, используя все необходимые средства для осуществления этого.
40 В настоящее время Вашингтон внёс существенные коррективы в отношении «замороженных» конфликтов на территории всего постсоветского пространства. С учётом того, что все три страны Закавказья – Грузия, Азербайджан и Армения характеризуются наличием конфликтов, конца которым пока не видно, в настоящее время США, стремясь хоть как-то их урегулировать, пытаются заняться их решением самостоятельно, чтобы форсировать процесс.
41 В этом контексте резко актуализируется вопрос скорейшего урегулирования карабахского конфликта, что может обеспечить стабильность и целостность закавказских государств, необходимых Вашингтону для продвижения своей политики в регионе.
42 С одной стороны, резкие телодвижения Вашингтону не нужны, тем более, что сам Вашингтон не очень уверен в успехе своих новых планов и новой роли основного модератора миротворческого процесса, особенно в условиях, когда Армения является единственным стратегическим союзником России в регионе. Тем более что как поиск, так и нахождение такого решения, которое может устроить обе стороны конфликта, в настоящее время оказывается все ещё труднодостижимым. Помимо этого, сегодня непростые отношения между Вашингтоном и Турцией осложняют эту задачу.
43 Несмотря на намерение США взять на себя лидирующую роль в попытке урегулировать нагорнокарабахский конфликт, Вашингтон всё же понимает пределы своего могущества, особенно, когда речь идёт о таком сложнейшем этнотерриториальном конфликте, как нагорнокарабахский. Вот почему США в целом будут всё ещё использовать сотрудничество с Россией в выгодной для себя ситуации, несмотря на критику Вашингтона в адрес работы Минской группы ОБСЕ, созданной специально для поиска компромисса в этом конфликте, где США, наряду с Россией и Францией, являются сопредседателем, и довольствоваться её форматом. С учётом крайне бесперспективных усилий на пути урегулирования конфликта, что обусловлено высокой степенью фактора непредсказуемости в регионе, а также того огромного значения, которое имеет Южный Кавказ для России и США, сегодня сохранение статус-кво является, пожалуй, самым оптимальным, если не единственным решением. Тем более, что для РФ важен статус-кво до тех пор, пока Азербайджан и Армения не найдут компромиссного решения. К тому же опасения Москвы, связанные с изменением статус-кво, подкрепляются стремлением Запада к интернационализации конфликтов на постсоветском пространстве при снижении её роли и без учёта её особых интересов. Отсюда – разочарованность как Баку, так и Еревана в политике Москвы по сохранению статус-кво, что может пролонгировать вопрос урегулирования конфликтов.
44

С другой стороны, любые изменения, связанные с ломкой статус-кво, который, на взгляд США, является неприемлемым и не может продолжаться вечно, могут вызвать непредсказуемые последствия. Вместе с тем, похоже, что сегодня США и впрямь готовы взять лидерство в переговорном процессе и ускорить поиск решения этой проблемы. Не случайно, в ходе своего кавказского турне в октябре 2018 г. советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон заявил о «необходимости поиска такого решения, в результате которого Армения, Азербайджан и Турция должны быть теснее связаны с Западом», отметив, что «в этом случае у России будет меньше возможностей для оказания давления на страны Закавказья»32. Более того, само появление Резолюции 57333, инициированной Конгрессом США 115-го созыва и призывающей администрацию Трампа к выстраиванию более справедливых и долгосрочных армяно-турецких отношений, подтверждает намерение Вашингтона сдвинуть с мёртвой точки ситуацию в Нагорном Карабахе.

32. . John Bolton’s Caucasus Trip: Growing US Influence in Region. Eurasia Daly Monitor. Available at: >>> (accessed 11. 29.2018).

33. U.S. Congress. H.Res.573 - Calling on the President to work toward equitable, constructive, stable, and durable Armenian-Turkish relations based upon the two countries' common interests and the United States' significant security interests in the region. Available at: >>> (accessed 10. 12.2017)
45 Вместе с тем, если США в их намерении активизировать политику вовлечения в Закавказье не удастся максимально приблизиться к двум остальным государствам региона, к Азербайджану и Армении, Вашингтон с учётом наметившейся тенденции формирования всякого рода альянсов (соглашений) на двусторонней основе может обеспечить себе выгодные позиции у самого последовательного стратегического союзника региона – Грузии, что подтверждается обоюдным стремлением двух стран к максимальному сближению друг с другом. Это может привести к изменению всей конфигурации Закавказья, что недопустимо для сохранения и продвижения стратегических интересов Москвы в этом регионе.

References

1.  Robert Singh. Barack Obama's Post-American Foreign Policy: The Limits of Engagement 1st EditionPublisher: Bloomsbury Academic; 1 edition. Available at: https://www.amazon.com/Barack-Obamas-Post-American-Foreign-Policy/dp/1780930372 (accessed 5.06.2012).

2. Gegelashvili N.A. Nekotorye osobennosti politiki administratsii B. Obamy na Yuzhnom Kavkaze. Rossiya i novye gosudarstva Evrazii. 2011. № 2. S. 34-41 IMEhMO RAN. Available at: https://www.imemo.ru/jour/RNE/index.php?page_id=721&id=273&jid=265&jj=52 (accessed 05.07.2012).

3. Donald J. Trump. Available at: https://www.facebook.com/DonaldTrump/?__tn__=kCH-R&eid=ARB2O37TpmYI5bFJY4wGLImBRpEsyonJbH5B5xhON4w_ul9loicIHo8k3c9sGPHOcB2rNORVqquOOTMA&hc_ref=ARTAszqeQ4Jr7SgbjNCHv9S_mmjMWoe5oMpDAUR3jui_-bjg8v2pUylSn14RZyCmckA&fref=nf&__xts__[0]=68.ARBzbjvhm9EcgDg21Y0fMduoN6dLJ56M7DFbO45ixjlJgeaSbVuPoQxWJdVMZhj1laWfE0lICjoTc2Hrp48YojDUieJbZoUYyZWm6zJoGBbaO22tMLSgjK3-nDeLG2VhzM1acQpyRBAct4eC6DWr5PUejFN8wYD-E5Doxv8r-HRzO-Q-GM7XxPI9ssf0bfyVPeF2ouFT1Ac3NeX-oZn4jltYY8HkkpG8Bzlm1kgq0TDWXE2Ea4uiFaPtr6Pmcs2HTldkel8inm5RsU3qDQBK6BXW4s0ZDj1kHH-2ZXJ_RrlbhtalFjh8r_bBXOyS1x4xg0ghpjWpIYr-P04a (accessed: 07.01.2019).

4. Prezident Rossii. Konventsiya o pravovom statuse Kaspijskogo morya. Available at: http://www.kremlin.ru/supplement/5328 (accessed 12.08.2018).

5. . U.S.-Georgia Free Trade Agreement Paramount. Georgia Today. Available at: http://georgiatoday.ge/news/10988/U.S.-Georgia-Free-Trade-Agreement-Paramount (accessed 28.06.2018).

6. . The EU and Georgia signed an Association Agreement. Official Journal of the European Union. Available at: https://eur-lex.europa.eu/ (accessed 31.05.2017).

7. Ministry of Economy and Sustainable Development of Georgia. Georgia-China Free Trade Agreement Signed. Available at: http://www.economy.ge/?page=news&nw=180&s=saqartvelosa-da-chinets-shoris-tavisufali-vachrobis-shesaxeb-xelshekruleba-gaformdeba&lang=en (accessed 13.05.2017).

8. NATO’s Appathurai meets with Georgian PM, announces plans for many high-level visits from NATO. Agenda.Ge. Available at: http://agenda.ge/en/news/2018/2641 (accessed 12. 12.2018).

9. . European Commission head Juncker to Georgian president: your first visit to Brussels reveals will of Georgians. Agenda.Ge. Available at: http://agenda.ge/en/news/2019/206 (accessed 23.01.2019).

10. North Atlantic Treaty Organization Joint press point by NATO Secretary General Jens Stoltenberg and the President of Georgia, Salome Zourabichvili. Available at: https://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_162552.htm?selectedLocale=en (accessed 23.01.2019).

11. U.S. Congress. S.Res.106 - A resolution expressing the sense of the Senate to support the territorial integrity of Georgia. Available at: https://www.congress.gov/bill/115th-congress/senate-resolution/106 (accessed 30.03.2017).

12. U.S. Congress. H.Res.576 - Reaffirming the strategic partnership between the United States of America and the country of Georgia. Available at: https://www.congress.gov/bill/115th-congress/house-resolution/576 (accessed 30.03.2017).

13. U.S. Congress. H.Res.847 - Expressing the sense of the House of Representatives on support for Georgia. Available at: https://www.congress.gov/bill/115th-congress/house-resolution/847// (accessed 25.04.2018).

14. U.S. Congress. H.R.6219 - Georgia Support Act. Available at: https://www.congress.gov/bill/115th-congress/house-bill/6219 (accessed 26.06.2018).

15. U.S. Congress. H.R.598 - Georgia Support Act. Available at: https://www.congress.gov/bill/116th-congress/house-bill/598 (accessed 16.01.2019).

16. U.S. Congress. H.R.5515 - John S. McCain National Defense Authorization Act for Fiscal Year 2019. Available at: https://www.congress.gov/bill/115th-congress/house-bill/5515/text (accessed 13.08.2018).

17. North Atlantic Treaty Organization. NATO-Georgia Commission Declaration at the Brussels Summit. Available at: https://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_156627.htm (accessed 12.07.2018).

18. North Atlantic Treaty Organization. NATO-Georgia Joint Press Statement on the occasion of the North Atlantic Council visit to Georgia and the inaugural meeting of the NATO-Georgia Commission. Available at: https://www.nato.int/docu/pr/2008/p08-115e.html (accessed 15.09.2008).

19. NATO responds positively to Georgia’s Annual National Program 2015. Agenda.Ge. Available at: agenda.ge/en/news/2015/730 (accessed 03. 04.2015).

20. North Atlantic Treaty Organization. Substantial NATO-Georgia Package (SNGP) Available at: https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/pdf_2016_02/160209-factsheet-sngp-en.pdf (accessed 07. 02.2016).

21. Reuters. NATO says no third country can veto membership. Available at: https://news.yahoo.com/nato-says-no-third-country-veto-membership-122349733.html (accessed 05. 09.2016).

22. NATO lopaetsya: gruzinskie ehlity prodolzhayut gnat'sya za prizrakom chlenstva. EuDaily. Available at: https://eadaily.com/ru/news/2018/07/13/nato-lopaetsya-gruzinskie-elity-prodolzhayut-gnatsya-za-prizrakom-chlenstva (accessed 13. 07.2018).

23. Zb.Bzhezinskij. Velikaya shakhmatnaya doska. M.: Mezhdunarodnye otnosheniya. 1998, s. 83.

24. The Baku-Tbilisi-Ceyhan—pipeline. The Guardian. Available at: https://www.theguardian.com/business/2005/may/26/businessqandas.oilandpetrol (accessed (17.09.2010).

25. Hydrocarbons Technology. South Caucasus Pipeline (SCP), Georgia, Turkey, Azerbaijan. Available at: https://www.hydrocarbons-technology.com/projects/south-caucasus-pipeline-scp-georgia-turkey-azerbaijan/ (accessed 27.01.2010).

26. Tanap. Available at: https://www.tanap.com/corporate/agreements/ (accessed 07.12.2017).

27. Trans Adriatic Pipeline. Available at: https://www.tap-ag.com/ (accessed 9.09.2018).

28. BP Azerbaijan. The Southern Gas Corridor. Available at: https://www.bp.com/en_az/caspian/operationsprojects/Shahdeniz/SouthernCorridor.html (accessed 14.11.2017).

29. . Baku-Tbilisi-Kars (BTK) Rail Line, Azerbaijan, Georgia, Turkey. Railway Technology. Available at: https://www.railway-technology.com/projects/baku-tbilisi-kars/ (accessed 19.02.2017).

30. Lapis-Lazuli Transit, Trade & Transport Route (Lapis Lazuli Corridor) Ministry of Foreign Affairs. Islamic Republic of Afghanistan. Available at: http://recca.af/?page_id=2080 (accessed 07.12.2015).

31. Glavy MID i minoborony Azerbajdzhana vstretilis' s amerikanskimi kollegami. Day.Az. Available at: https://news.day.az/politics/1022378.html (accessed 12.07.2018).

32. . John Bolton’s Caucasus Trip: Growing US Influence in Region. Eurasia Daly Monitor. Available at: https://jamestown.org/program/john-boltons-caucasus-trip-growing-us-influence-in-region/ (accessed 11. 29.2018).

33. U.S. Congress. H.Res.573 - Calling on the President to work toward equitable, constructive, stable, and durable Armenian-Turkish relations based upon the two countries' common interests and the United States' significant security interests in the region. Available at: https://www.congress.gov/bill/115th-congress/house-resolution/573/text (accessed 10. 12.2017)