Reasons for disrupting detente on the Korean Peninsula
Table of contents
Share
Metrics
Reasons for disrupting detente on the Korean Peninsula
Annotation
PII
S207054760004930-0-1
DOI
10.18254/S207054760004930-0
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Victoria Vasilkova 
Occupation: Postgraduate student
Affiliation: National Research Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

The article is devoted to the causes of the breakdown of detente on the Korean Peninsula. The author reveals the economic, social and political prerequisites for curtailing the dialogue between the DPRK and South Korea in the first half of the 1970s XX century. It also notes the role of the UN in resolving such key issues as the withdrawal of foreign troops from the territory of the Republic of Korea, as well as the dual membership of the North and the South in the UN. The author also considers the issue of unrealized opportunities for economic integration of the DPRK and South Korea. The material is supplemented with information about the ideological struggle between the countries, which was a significant reason for the growth of mutual distrust. The article reveals the features of the transformation of international relations, paying attention to the complexity of the forms and objectives of interstate cooperation. A special place is given to the study of the military aspect. The author characterizes the reasons why it was not possible to reduce the military tension on the Peninsula: the high level of the culture of militarism in the DPRK and the desire of South Korea to use joint us-Korean military exercises to strengthen its own political status. On the example of the situation described, the author gives a partial description of the particular detente, as a specific period of the Cold War. This material is useful not only for understanding the essence of detente, but also for assessing the prospects for the development of inter-Korean dialogue in our days.

Keywords
cold war, detente, inter-Korean dialogue, UN, international relations
Received
27.04.2019
Date of publication
29.10.2019
Number of characters
42158
Number of purchasers
12
Views
139
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 Разрядка международной напряжённости как специфический период в истории холодной войны характеризуется рядом особенностей, среди которых выделяется полирегиональность.
2 После начала трансформации диалога между США и СССР, ввиду изменившейся конъюнктуры международных отношений, прочие государства поспешили воспользоваться преимуществами более гибкого выстраивания линии поведения на международной арене для защиты своих стратегических интересов и получения политических, экономических и иных выгод.
3

Кроме того произошедшие к этому времени опасные кризисы холодной войны укрепили в общественном и политическом сознании мысль о недопустимости возникновения реальных военных прецедентов с использованием ядерного оружия, поскольку концепция гарантированного взаимного уничтожения не способствовала в случае своей реализации достижения истинных целей государств1. Это привело к росту популярности антивоенной риторики и мирных инициатив, направленных на поиск компромиссных решений при возникновении противоречий и напряжённости в отношениях между странами. Хорошим тоном в пространстве внешнеполитического взаимодействия стало самопозиционирование в качестве сторонника разоружения и денуклеаризации. Так Соединённые Штаты испытывали потребность в участии в мирном процессе ввиду необходимости преодоления внутренних противоречий, связанных с ростом антивоенного движения, а также укрепления своего международного статуса после политического поражения, полученного во Вьетнаме. Не будем забывать и о стремлении США к поиску новых гибких подходов к реализации своих внешнеполитических целей, что проявилось, например, в осознании американской администрацией возможности по-разному выстраивать взаимоотношения с коммунистическими государствами. Советский Союз был также заинтересован в определённом ребрендинге своего имиджа ввиду нарастающей значимости в мире движения за права человека и стремления получить более расширенный доступ к экономическим и финансовым ресурсам своих западных партнёров, что привело к существенному росту количества и качества мирных инициатив, выдвигаемых СССР.

1. Барышников С.Г. Исторический предел военного способа осуществления государственной политики: социально-философский аспект // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусства. 2011. № 15. С. 151.
4 Несмотря на то что, по сути, до начала 1972 г. КНДР и Республика Корея в официальном пространстве транслировали непримиримое и враждебное друг к другу отношение, а язык официальной риторики сохранял жёсткость, психологическая обстановка, формируемая достигнутыми к тому моменту позитивными сдвигами в отношениях государств – участниц холодной войны в различных регионах мира, располагала к поиску компромиссов на Корейском полуострове. В этой связи в начале 1970-х годов всё чаще стали проявляться признаки роста взаимного интереса между Северной и Южной Кореей.
5 Немаловажную роль в инициировании переговорного процесса между КНДР и Республикой Корея на первоначальном этапе сыграл Международный Комитет Красного Креста, обеспечивая посредничество в решении гуманитарных вопросов. Так, в начале 70-х годов представители Красного Креста Севера и Юга осуществляли взаимодействие по вопросу воссоединения корейских семей, разделённых войной. Вскоре диалог переместился на правительственный уровень, так как потребовал участия представителей официальных структур, в частности разведывательных управлений.
6 Значимым итогом переговоров на высшем уровне стала подготовка и опубликование 4 июля 1972 г. совместного коммюнике «Север-Юг». В документе содержались обещания прекратить провокационную деятельность и пропаганду, направленную на дискредитацию друг друга, оказывать поддержку усилиям Красного Креста и провести прямую телефонную линию во избежание эскалации опасных военных инцидентов.
7

Также коммюнике определяло три основных принципа, которыми стороны обещали руководствоваться по вопросу объединения страны2: – невмешательство сторонних сил, самостоятельность политической воли; – отказ от военных методов давления друг на друга, использование мирных средств; – политический плюрализм.

2. North-South Joint Communiqué. Pyongyang, July 4, 1972. URL: >>> (дата обращения: 15.04.2019).
8 Кроме того, было принято решение о формировании Координационного комитета, на заседаниях которого предполагалось осуществлять поиск решения проблем двусторонних отношений и обсуждать организационные вопросы, касающиеся исполнения положений совместного коммюнике. В определённой степени комитет играл роль своеобразного политического буфера, заменяя собой официальные контакты на правительственном уровне, так как с обеих сторон его участники руководствовались предписаниями официальных властей.
9

Однако дальнейшие переговоры не дали сколько-нибудь значимых результатов по таким ключевым вопросам, как снижение военной угрозы на полуострове и углубление политических и экономических взаимосвязей Летом 1973 г. стало очевидно, что напряжённость в отношениях КНДР и Республикой Корея стала вновь возрастать3.

3. Ланцова И.С., Ланко Д.А. Внутренние и международные факторы отношений между двумя Корейскими государствами в 50-80-ые годы XX века // Азимут научных исследований: экономика и управление. 2017. Т 6. № 1(18). С. 252.
10 Несмотря на благоприятствование международной обстановки, попытки выстраивания отношений между Севером и Югом в духе разрядки международной напряжённости с самого начала осложнялись взаимными подозрениями в неискренности намерений.
11 Дело в том, что государства и политические лидеры, отказывающиеся следовать общепринятой тенденции разрядки, рисковали не только упустить выгодные возможности для упрочения положения на международной арене, но и остаться без поддержки своих стран-покровителей, поскольку их геополитическая значимость зачастую определялась степенью полезности в деле блокового противостояния.
12

Примером может служить Чан Кайши, утративший поддержку США после активизации американо-китайского диалога. До начала 1970-х годов в Совете Безопасности ООН часть мест занимали представители изгнанного правительства Чан Кайши, а сам он пользовался политической и материальной протекцией Вашингтона. Но уже в октябре 1971 г. в Совет Безопасности был введён представитель КНР, так как Соединённым Штатам оказалось более выгодно взаимодействовать с официальным руководством Китая, поскольку это позволяло оказывать дополнительное давление на СССР4 и рассчитывать на содействие официальных китайских властей в вопросах построения взаимоотношений с коммунистическими государствами Азиатского региона5. Именно страхом разделить участь Чан Кайши северокорейская сторона частично объясняла стремление президента Республики Корея Пак Чон Хи идти на контакт с КНДР и рассматривать, выдвигаемые предложения о развитии сотрудничества6.

4. Jian Chen. Mao's China and the Cold War. Chapel Hill, North Carolina: The University of North Carolina Press, 2001. P. 240.

5. Широков М.Н. Инициативы администрации Р. Никсона в отношении Китая и обсуждение китайской политики в правительственных кругах США (январь – август 1969 г.) // Вестник Томского государственного университета. 2009. № 320. С. 127.

6. Левенте М. Телеграмма из Бейрута № 015.088 (срочно, секретно) // Дипломатический архив Министерства иностранных дел Румынии. ID записи: 114045. URL: >>> (дата обращения: 14.04.2019).
13

Схожие трактовки содержатся в аналитических материалах ООН, заостряющих внимание на внезапном характере взаимного интереса Ким Ир Сена и Пак Чон Хи, а также на чрезмерной амбициозности и поспешности выдвигаемых мирных инициатив7. Возможно северокорейский лидер обратил внимание на нарастающий процесс разобщения между коммунистическими странами. Во второй половине XX века СССР приходилось бороться с противодействием не только США и иных капиталистических антагонистов, но и Китая, Румынии и иных коммунистических либо же лояльных стран.

7. Озбудун А. Письмо Нарасимхану Ц.В. о «Доктрине параллелизма между Севером и Югом» // Управление архивами и документацией Организации Объединенных Наций (АРМС ООН). ID записи: 117626. URL: >>> (дата обращения: 14.04.2019).
14 Оба корейских лидера обвиняли друг друга в отсутствии искреннего стремления к развитию двустороннего диалога и в политических спекуляциях, осуществляемых ради сохранения личного статуса на фоне динамично изменяющихся правил построения международных отношений. В этой связи отметим, что ни США, ни СССР сохранение, а тем более развитие конфронтации в тот период на Корейском полуострове было невыгодным: Америке – поскольку Южная Корея и Япония крайне болезненно реагировали на всплески военной активности в КНДР и требовали гарантий, которые в привычной форме в виде грубой военной силы дать было проблематично; Советскому Союзу – так как поддержка Северной Кореи могла воспрепятствовать развитию диалога с США в желаемом русле.
15 К тому же Северной и Южной Корее на новом историческом этапе требовалось больше политической ловкости и самостоятельности при взаимодействии с международными организациями, объединениями и отдельными странами, поскольку сверхдержавы, а также крупные страны Азиатского региона стали более избирательны в оказании поддержки своим сателлитам.
16 Интересным аспектом разрядки международной напряжёности на Корейском полуострове, во многом предопределившим её судьбу, стала большая амбициозность в понимании предполагаемых итогов. Если европейскими странами достижение умеренных договорённостей, затрагивающих преимущественно экономические вопросы, воспринималось как успех, то главенствующее место в повестке «корейской» разрядки занял тезис о возможном объединении двух стран. Логично, что на том уровне развития двусторонних контактов, который установился к началу 1970-х годов объединение было невозможным, для этого требовалась предварительная работа по комплексной интенсификации двусторонних контактов.
17

Находясь в условиях внешнего давления, две половины Кореи выдвинули противоположные предложения. Так, КНДР исходила из посылки, что устранение коренных противоречий будет способствовать налаживанию продуктивного диалога и в перспективе ускорит формирование единого государства. При этом приоритетной в данном вопросе для Ким Ир Сена была военная сфера8.

8. Письмо Ким Ир Сена Ходже Э., Первому секретарю ЦК Албанской партии труда // Национальный архив Албании. ID записи: 114285. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
18

Суть предложений КНДР по объединению страны умещалась в три принципа, озвученных в своё время в совместном коммюнике 1972 г., – без иностранного вмешательства, мирным путём, с участием всех политических партий и течений. Для их осуществления, по мнению Севера, требовалась реализация пяти шагов – снижение военной напряжённости на полуострове, развитие двустороннего сотрудничества во всех ключевых областях, участие в общих выборах всех политических партий и объединений, формирование Демократической Конфедеративной Республики Корё и присутствие на международной арене в качестве единого субъекта9.

9. Информационная справка о визите товарищей Герике и Стрицке в КНДР (9 сентября 1974 г.) // Политический архив Министерства иностранных дел Германии. ID записи: 114279. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
19

Южнокорейское руководство, напротив, заявляло, что поступательное, осторожное и ограниченное на начальных этапах взаимодействие, в первую очередь в экономической сфере, сможет заложить хороший фундамент для преодоления напряжённости в регионе10.

10. Лазарь А. Телеграмма из Пхеньяна в Бухарест № 061.009 // Дипломатический архив Министерства иностранных дел Румынии. ID записи: 114017. URL: >>> (дата обращения: 18.04.2019).
20

На третьей сессии Координационного комитета, прошедшей 12–14 июня 1973 г. в Сеуле, КНДР предложила сформировать пять межправительственных комиссий, в том числе в политической и военной сферах. Южная Корея, с подозрением воспринявшая эти предложения, продолжала настаивать на приоритете социально-экономического и культурного взаимодействия11. Отчасти это можно объяснить особенностями экономического развития двух половин Кореи: традиционно аграрный юг был более отсталым, тогда как на севере ещё во времена японского владычества оформились промышленные центры. После окончания Корейской войны США оказывали Югу существенную экономическую помощь. Так, за первое десятилетие с момента окончания войны Соединённые Штаты предоставили Республике Корея около 1,5 млрд долл. в виде субсидий и займов. В немалой степени указанные деньги пошли на закупку американских товаров. Как бы то ни было к 1970-м годам благодаря бурному экономическому росту Южная Корея обошла Северную и по сути доминировала в этой сфере. При этом Америка продолжала активно участвовать в экономическом развитии страны в больше степени уже как крупный инвестор. СССР также участвовал в социально-экономическом развитии КНДР, направляя как денежные средства, так и продовольственную помощь, технических специалистов, а также обучая северокорейцев в советских вузах. Однако ввиду собственных экономических проблем Советскому Союзу всё труднее было конкурировать с США в сфкре финансовой помощи зависимым странам.

11. Лазарь А. Телеграмма из Пхеньяна № 061.238 (срочно, секретно) // Дипломатический архив Министерства иностранных дел Румынии. ID записи: 114046. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
21

Обнародованные в июле того же года тезисы Юга о межкорейском сотрудничестве дополнялись акцентом на невмешательстве стран во внутренние дела друг друга и правом автономного взаимодействия с международными организациями12.

12. Секретный Отчёт Министерства иностранных дел Румынии по вопросу объединения Корейского государства № 01/010124/73 //Дипломатический архив Министерства иностранных дел Румынии. ID записи: 114071. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
22 Явная диспропорция в предложениях сторон создавала почву для взаимных обвинений в неискренности, особенно на фоне нарастающего конфликта вокруг возможного двойного членства Кореи в ООН. При этом Южная Корея оказывалась в чуть более невыгодном положении, поскольку её тезисы, по сути, подчёркивали наличие внутреннего и внешнего суверенитета двух корейских государств, закрепляя тем самым разъединение.
23

К 1975 г. КНДР сформулировала для себя три возможных пути объединения страны – мирный, военный и путь, при котором в случае начала восстания на территории Южной Кореи оно будет поддержано Севером и в дальнейшем приведёт к падению режима Пак Чон Хи. В этой связи выдвигались уже несколько иные первоочередные шаги: развитие социалистического строительства в КНДР, налаживание дипломатического и военного сотрудничества с широким кругом стран, в том числе не входящих в социалистический лагерь, и поддержка революционного движения в Южной Корее13.

13. Бадрус Г. Телеграмма из Москвы в Бухарест № 050.572 (секретно) // Дипломатический архив Министерства иностранных дел Румынии. ID записи: 114097. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
24

В целом в 1970-е годы прореволюционная риторика КНДР периодически активизировалась. Поддержка, которую оказывали северокорейские власти студенческим кружкам, участвующим в организации волнений в Южной Корее, диктовалась, таким образом, не только революционной солидарностью, но и стремлением использовать их для целей объединения страны. Необходимость поддержки революционного движения в Южной Корее Ким Ир Сен объяснял тем, что его активными участниками в основном являлись представители интеллигенции, которым было достаточно сложно налаживать контакт с крестьянством и рабочими, как в силу идеологических ограничений, так и того, что руководство Южной Кореи, как правило, отправляло политически неблагонадёжных людей в армию или места заключения14. Он отмечал, что партия южнокорейских марксистов насчитывает не более 3 тыс. человек, и поскольку её деятельность незаконна, северокорейское руководство рекомендовало активистам вступить в легальные политические партии и объединения, дабы добиться большей эффективности от своей деятельности15.

14. Информационные материалы о переговорах товарищей Тодора Живкова и Ким Ир Сена во время визита партийно-правительственной делегации КНДР в Болгарию (2–5 июня 1975 г.) // Политический архив Министерства иностранных дел Германии. ID записи: 114282. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).

15. Там же.
25

Однако подобного рода подрывная активность приводила скорее к обратному результату. Так, под предлогом роста потребности в обеспечении собственной безопасности и общественной стабильности Южная Корея в конце 1973 г. приняла расширенный военный бюджет16. Не спешил Пак Чон Хи и с отменой антикоммунистических законов. Ким Ир Сен видел в этом страх южнокорейского президента перед оппозиционными политическими силами внутри своей страны17. Интересно, что ожесточённое идеологическое противостояние, которое продолжало сохраняться на Корейском полуострове, в отношениях между СССР и США приобрело в этот период несколько иную направленность, отдаляясь от грубых публичных политических выпадов в сторону интерпретации этой борьбы в массовой культуре и общественного осуждения недостатков двух систем.

16. Лазарь А. Телеграмма из Пхеньяна в Бухарест № 61.537 (секретно) // Дипломатический архив Министерства иностранных дел Румынии. ID записи: 114080. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).

17. Протокол румыно-корейской дискуссии от 23 мая 1975 г. // Румынский национальный центральный исторический архив. ID записи: 116128. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
26 Насколько адекватно в КНДР оценивали политические возможности прокоммунистических организаций в Южной Корее и степень их реального влияния на социально-политические процессы сложно сказать. Однако стоит отметить, что демократическая традиция в Республике Корея была относительно молодой и на протяжении длительного предшествующего периода на всём Корейском полуострове формировалась политическая культура восточного типа, со всеми вытекающими из этого последствиями.
27

В этом смысле в некоторых аналитических материалах ООН авторы обращают внимание на то, что, несмотря на развитие по, казалось бы, противоположным социально-экономическим моделям, в Южной и Северной Корее проявляются черты, показывающие сходство общественного сознания18. В первую очередь речь шла о том, что политический авторитет Пак Чон Хи всё больше укреплялся внутри страны, а формирующаяся, в том числе и вокруг его фигуры, общественная идеология, как и чучхе, апеллировала к историческим корням и образам корейкой культуры и тематике сильного лидерства. В целом можно резюмировать, что идеологическое противостояние сторон продолжалось, несмотря на заявления о готовности сотрудничества с представителями разных политических организаций и объединений в целях нормализации двусторонних отношений19.

18. Озбудун А. Письмо Нарасимхану Ц.В. о «Доктрине параллелизма между Севером и Югом».

19. Беседа с товарищем Пименовым Б.К., советником посольства СССР в КНДР (29 октября 1974 года) // Политический архив Министерства иностранных дел Германии. ID записи: 114281. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
28 Одним из ключевых вопросов «корейской» разрядки также стало снижение военной угрозы на полуострове во многом на волне роста популярности и, что немаловажно, политического веса антивоенного движения в мире. Однако на пути реализации данной цели возникло сразу несколько серьёзных проблем.
29 Первая состояла в необходимости отхода сторон от закрепившегося понимания целей и форм обеспечения собственной безопасности в сторону уменьшения взаимной военной угрозы и сокращения количества инцидентов на территории демилитаризованной зоны, а также у её границ в пику демонстрации военной силы.
30

В этом смысле КНДР традиционно воспринималась милитаристской страной, нацеленной на революционную борьбу, которая к тому же получала экономическую и технологическую помощь (в том числе военную) от СССР и КНР. Так во время встреч с представителями Северной Кореи Китай, по сведениям сотрудников венгерского посольства в КНДР, заявлял о возможности поставки Северу военной техники последнего поколения и финансирования части затрат на создание в КНДР собственной системы противоракетной обороны.20 Подобного рода обещания хронологически можно отнести как раз к исследуемому периоду интенсификации межкорейских контактов в первой половине 1970-х годов. СССР при этом занимал достаточно отстранённую позицию, позволяя Китаю проявлять больше активности в регионе. Подобная тактика проявила себя ещё во время Корейской войны и, как это ни странно, оказалась достаточно выгодной в период разрядки международной напряжённости.

20. Тараба Я. Из беседы дипломатов Восточного блока об отношениях между двумя Корейскими государствами и китайской военной помощи КНДР // Национальный архив Венгрии. ID записи:111467. URL: >>> (дата обращения: 15.04.2019).
31

Южная Корея для целей наращивания военной мощи активно пользовалась поддержкой США. Данное сотрудничество не ограничивалось лишь поставками военной техники и совместными учениями, но и вовлекало в реальные военные конфликты. Примером может служить участие южнокорейских войск во вьетнамской войне на стороне Соединённых Штатов. Благодаря этому Юг смог укрепить своё международное положение и оборонный потенциал21. При этом США не только взяли на себя часть военных расходов, будь то амуниция или продовольственное обеспечение южнокорейской армии, но оказывали и экономическую помощь. Всего, по разным оценкам, во время Вьетнамской войны Республика Корея получила от 10 до 13 млрд долл. Изначально американское правительство без энтузиазма воспринимало возможное участие Южной Кореи в войне, но по мере её затягивания пересмотрело свою позицию, по всей видимости, стремясь минимизировать собственные потери в живой силе за счёт южнокорейских солдат.

21. Иванов В.В. Участие Республики Корея во вьетнамской войне 1964–1973 гг. // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2011. № 1. С. 115.
32

Обсуждая военные возможности двух корейских государств, лидер КНДР отмечал, что на самом деле военное преобладание Северной Кореи над Южной преувеличивают, поскольку численность армии КНДР составляет около 500 тыс. человек, против 750 тыс. южнокорейцев и 42 000 американских военнослужащих (на 1975 г.)22. При этом Ким Ир Сен подчёркивал, что расширение контингента северокорейской армии дополнительно затруднялось высокой потребностью индустриальной экономики в рабочей силе23. Также глава КНДР обращал внимание на то, что географическое положение страны не позволяет ей вести затяжные партизанские войны, в отличие от того же Вьетнама, располагавшего большими площадями плодородной земли и сопредельными территориями, в джунглях которых можно легко затеряться24.

22. О переговорах товарищей Тодора Живкова и Ким Ир Сена во время визита партийно-правительственной делегации КНДР в Болгарию (2-5 июня 1975 года) // Политический архив Министерства иностранных дел Германии. ID записи: 114282. URL: >>> (дата обращения: 17.04.2019).

23. Запись встречи между Ким Иль Сунгом (Ким Ир Сеном) и Ринчином Л. // Архив Министерства иностранных дел Монголии. ID записи: 115929. URL: >>> (дата обращения: 17.04.2019).

24. О переговорах товарищей Тодора Живкова и Ким Ир Сена во время визита партийно-правительственной делегации КНДР в Болгарию (2-5 июня 1975 года).
33

Тем не менее, Южная Корея не собиралась в обозримом будущем отказываться от проведения военных учений, в том числе совместных, и от модернизации армии, о чём Пак Чон Хи делал официальные заявления. Основным аргументом по-прежнему была сохраняющаяся военная угроза со стороны Северной Кореи25.

25. Лазарь А. Телеграмма из Пхеньяна в Бухарест № 061.009.
34

КНДР отвечала на это ростом публичной критики Южной Кореи и сменой своей риторики, всё больше отклоняющейся от мирного диалога в сторону заявлений о необходимости изгнания иностранных войск с южнокорейской территории силой26. Со временем Ким Ир Сен даже начал высказывать мысль о том, что если на Корейском полуострове вспыхнет война, то это только ускорит объединение страны27.

26. Живков Т. Телеграмма из Пхеньяна в Бухарест № 061. 497 (секретно) // Дипломатический архив Министерства иностранных дел Румынии. ID записи: 114076. URL: >>> (дата обращения: 18.04.2019).

27. Беседа с товарищем Пименовым Б.К., советником посольства СССР в КНДР (29 октября 1974 года).
35

При этом инциденты взаимного нарушения установленной по 38 параллели границе продолжались. Одно из них произошло в ночь с 4 на 5 марта 1973 г.28 Группа из трех северокорейцев пересекла границу, в результате чего был убит южнокорейский пограничник. Данные обстоятельства создавали негативный фон для периодически проводящихся заседаний Координационного комитета.

28. Лазарь. А. Телеграмма из Пхеньяна № 061.074 (срочно, секретно) // Дипломатический архив Министерства иностранных дел Румынии. ID записи:114035. URL: >>> (дата обращения: 18.04.2019).
36

Кроме того, весной 1973 г. было обнаружено несколько подземных туннелей, соединяющей КНДР и Республику Корея. Они находились на небольшой глубине под демилитаризированной зоной. При этом дать развёрнутый комментарий по поводу назначения данных сооружений и допустить кого бы то ни было к их осмотру северокорейцы, которых обвиняли в создании подземных коммуникаций, отказались. В связи с этим возник дополнительный повод распространять информацию о том, что подземные ходы служат для переброски вооружённых сил29.

29. Попа Д. Телеграмма Посольства Румынии в Пхеньяне в Бухарест № 059.101 (секретно) // Дипломатический архив Министерства иностранных дел Румынии. ID записи: 114094. URL: >>> (дата обращения: 19.04.2019).
37 Второй проблемой на пути снижения военной напряжённости на Корейском полуострове, очень скоро стал вывод иностранного военного контингента с территории Южной Кореи, поскольку КНДР увязывала с его решением дальнейшее развитие двустороннего диалога.
38

Находящиеся на территории Республики Корея военные силы ООН30 в значительной степени состояли из американских военнослужащих и ими же управлялись. С формальной точки зрения их присутствие позиционировалось как необходимость подержания статус-кво в регионе и компенсации военного преобладания Северной Кореи над Южной. Но объективно, они не только действительно способствовали поддержанию мира в регионе, но и были политически выгодны США. В первую очередь за счет военной зависимости, которую приобретала Южная Корея. Как показала Корейская война, самостоятельно отстоять свой суверенитет Сеул был не в состоянии, поэтому нуждался в его обеспечении внешними силами. Логично, что обеспечив искомое, Соединённые Штаты стали оказывать влияние на экономическое и политическое развитие Южной Кореи.

30. Резолюция 84 (1950), принятая Советом Безопасности ООН на его 476-м заседании 7 июля 1950 г. URL: >>> (дата обращения: 16.04.2019).
39

В этой связи КНДР активно продвигала идею о том, что, пока на полуострове присутствуют иностранные войска, Южная Корея не сможет самостоятельно принимать политические решения31. Характерно, что предложения о выводе с полуострова иностранной военной силы, а также о взаимном сокращении производства оружия и военного контингента поступали от КНДР и раньше – в 1954 г. на Женевской конференции и в 1971 г. в рамках начавшихся двусторонних переговоров32.

31. Тюдор И. Телеграмма из Стамбула в Бухарест // Дипломатический архив Министерства иностранных дел Румынии. ID записи: 114018. URL: >>> (дата обращения: 16.04.2019).

32. Резюме различных предложений о мире, выдвинутых Северной Кореей в период с июня 1954 г. до середины 1970-х годов // Архив Министерства иностранных дел Южной Кореи. ID записи: 114586. URL: >>> (дата обращения: 16.04.2019).
40

Что касается трактовки характера иностранного военного присутствия, то для Северной Кореи принципиальным было его позиционирование как американского военного присутствия. Речь шла не только об идеологическом противостоянии и о корейском суверенитете, который, по мнению КНДР, страдал от существующего положения вещей, но и о том, что формальная принадлежность американского контингента к военным силам ООН создавала дополнительные трудности для вывода войск, так как в общественном сознании культивировалась мысль о необходимости международного военного контроля в регионе. В этой связи Ким Ир Сен высказывал опасение, что помимо американских войск под прикрытием ООН можно будет направлять в Южную Корею также японские войска33.

33. Протокол румыно-корейской дискуссии от 23 мая 1975 года.
41

Помимо прочего военные элиты КНДР и Республики Корея традиционно для таких случаев держались реакционно, подвергая резкой критике любые предложения, посягающие на сложившуюся на полуострове расстановку сил34. Поскольку решить данный вопрос самостоятельно для Северной Кореи было затруднительно, КНДР рассчитывала на поддержку социалистических стран и лояльных капиталистических государств. С этой целью она стремилась к расширению международных контактов и включению данного вопроса в повестку заседаний ООН.

34. Лазарь А. Телеграмма из Пхеньяна № 061.253 (срочно, секретно) // Дипломатический архив Министерства иностранных дел Румынии. ID записи: 114069. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
42

Успехом КНДР в привлечении международного сообщества к проблеме нахождения американских войск на полуострове можно считать принятие Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1974 г. резолюции № 3333 (XXIX) по корейскому вопросу, которая рекомендовала, в том числе рассмотреть в консультативном порядке на заседании Совета Безопасности возможность роспуска Объединённого командования ООН в Южной Корее при сохранении Соглашения о перемирии от 27 июля 1953 года35.

35. Резолюция 3333 (1974), принятая Генеральной Ассамблеей ООН на ее 2322-м пленарном заседании 17 декабря 1974 года. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
43

Однако в ходе подготовки к обсуждению данного вопроса, Южная Корея и США выдвинули предложение о необходимости предоставления дополнительных гарантий в случае ликвидации Объединённого командования в Корее, ссылаясь на обилие милитаристской риторики и наращивание военной активности вблизи демилитаризированной зоны со стороны КНДР.36 Как уже отмечалось выше, на самом деле Соединённые Штаты не хотели терять имеющееся стратегическое преимущество. Нахождение американских войск на Корейском полуострове было весомым сдерживающим фактором не только для КНДР, но и для Китая.

36. Заявление Министерства иностранных дел Южной Кореи постоянному наблюдателю при ООН в отношении осуществления положений резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3333 (XXIX) по корейскому вопросу // Управление архивами и документацией Организации Объединенных Наций. ID записи: 117541. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
44 Северная Корея рассчитывала на помощь Китая и Советского Союза в форсировании исполнения рекомендаций ООН.
45

В 1975 г. состоялся визит Ким Ир Сена в КНР, в ходе которого стороны обсудили помимо вопросов экономического сотрудничества тему межкорейского диалога. Характерно, что по итогам встречи вышло коммюнике, в котором в сдержанной манере было высказано положительное отношение китайской стороны в целом к предложениям КНДР по объединению Кореи37.

37. О визите партийно-правительственной делегации КНДР, возглавляемой Ким Ир Сеном, в КНР (8-26 апреля 1975 года) // Политический архив Министерства иностранных дел Германии. ID записи: 114124. URL: >>> (дата обращения: 19.04.2019).
46

Китай, на поддержку которого уповала Северная Корея, в этот период был занят собственной политической игрой, направленной на получение выгод от нормализации отношений с США и Японией, а также на раскол социалистического лагеря, поэтому интерес в вопросе вывода американских войск из Южной Кореи демонстрировал достаточно сдержано. По всей видимости, Китай не стремился идти на обострение отношений с США по корейскому вопросу, тем более провоцировать новый военный конфликт в регионе38, и в то же время рассчитывал на развитие контактов с КНДР по устоявшемуся сценарию, в связи с чем выбрал компромиссный вариант. Об этом свидетельствует и тот факт, что посещение корейскими гостями военных объектов не освещалось (если имело место быть) в отличие от посещения достопримечательностей, фабрик, заводов и народных общин39.

38. Choudhury G.W. China In World Affairs: The Foreign Policy Of The People’s Republic Since 1970. Boulder, Colorado: Westview Press, 1982. P. 215.

39. Обобщенная оценка визита Ким Ир Сена в КНР (18-25 апреля 1975 года) // Политический архив Министерства иностранных дел Германии. ID записи: 114125. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
47

Отдельно хотелось бы выделить позицию СССР по вопросу «корейской» разрядки. Отметим, что к началу 1970-х годов между Советским Союзом и КНДР сложились дружественные отношения, во многом построенные на экономической, технологической и своего рода социальной помощи Северной Корее40. Несмотря на то что платёжеспособность КНДР оставляла желать лучшего, а выданные займы неоднократно подвергались реструктуризации, СССР предпочитал «держать» её ближе к себе, хотя и не вовлекал Ким Ир Сена так активно в свои геополитические проекты, как КНР.

40. Дудченко Г.Б. Граждане КНДР на Дальнем Востоке России вторая половина XX века // Россия и АТР. 2003. № 3. С. 138.
48

К 1976 г. СССР был твёрдо убеждён в невозможности достичь консенсуса на Корейском полуострове, тем более добиться объединения страны. Вместе с тем советское руководство поддерживало позицию КНДР, в частности признавало значимость принятия резолюции № 3333 (XXIX)41. В определённой степени отношение Советского Союза к межкорейскому диалогу напоминало подход КНР: сдержанные комментарии в поддержку Северной Кореи в сочетании с приверженностью сложившемуся курсу построения двусторонних отношений.

41. Заметка о разговоре между товарищем Бауэром и товарищем Басмановым М.И., заместителем заведующего 1 Дальневосточным отделом МИД СССР (10 мая 1976 г.) // Политический архив Министерства иностранных дел Германии. ID записи: 114288. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
49 Складывалась парадоксальная ситуация, при которой выдвижение и проработка мирных инициатив становились своего рода обязательными требованиями при реализации внешнеполитического курса, но при этом, если данные инициативы не лежали в зоне непосредственных интересов сверхдержав, реализовать их было крайне проблематично.
50 Продолжая тему ООН можно отметить, что одним из противоречий, которое также вскрыло всю неоднозначность сложившейся в 1970-е годы международной обстановки, стали споры вокруг двойного членства Кореи в ООН.
51 К 1971 г., когда начал развиваться межкорейский диалог, Южная Корея уже подала заявку на членство в данной организации, на которую однако наложил вето Советский Союз.
52

В начале КНДР придерживалась позиции, что вступление двух половин Кореи в ООН будет закреплять формальное разделение страны, высказывалась против этого и проводила поиск союзников, способных поддержать её позицию42.

42. Запись разговора между министром иностранных дел Северной Кореи Хео Дамом и Первым секретарем Монгольской Народно-Революционной партии Цэдэнбалом Ю. (15 марта 1973 года). // Архив Министерства иностранных дел Монголии. CWIHP. NKIDP. ID записи: 115284. URL: >>> (дата обращения: 20.04.2019).
53

Однако постепенно становилось очевидным, что, несмотря на неоднозначность принимаемых ООН решений и их зависимость от интересов крупных политических игроков, отказ от использования ресурсов международных организаций невыгоден, так как это, по сути, формирует ситуацию политической изоляции. Возможно, отчасти этим вызвана смена позиции Ким Ир Сена по вопросу вступления КНДР в ООН. Он отмечал, что Южная Корея использует ООН для ослабления позиции Северной Кореи на международной арене, особенно по вопросу вывода иностранных войск из Южной. Из чего северокорейский лидер сделал вывод, что на данном этапе его стране выгодно вступать даже в те международные организации, в которых уже состоит либо планирует вступить Южная Корея для защиты как своих политических позиций, а также для получения дополнительной поддержки по вопросам социалистического строительства, невзирая на то что это закрепляет разделение страны43. СССР же, на поддержку которого рассчитывала КНДР, занял достаточно отстранённую позицию по этому вопросу. Советское руководство не стало активно продвигать интересы Северной Кореи в ООН, так как стремилось использовать возможности ООН дл решения своих задач и в связи с этим вбирало компромиссы, избегало конфронтации.

43. Информационная справка о визите товарищей Герике и Стрицке в КНДР (9 сентября 1974 года).
54 Между тем Южная Корея критиковала Северную за стремление к установлению дипломатических отношений со странами, с которыми их сама уже установила, о чём недвусмысленно высказывалась на сессиях Координационного комитета.
55

При этом КНДР неоднократно выходила с предложением о формировании специальной дипломатической комиссии для разрешения и предотвращения подобных противоречий44.

44. Телеграмма из Пхеньяна № 061.238 (срочно, секретно)..
56

Наконец, упомянем ещё об одном аспекте межкорейского диалога, который вопреки ожиданиям так и не смог сыграть позитивную роль в отношениях двух стран. Речь идёт о расширении экономического сотрудничества. Как мы знаем, возможность выстраивания продуктивных торгово-финансовых связей выступала одним из стимулов, побуждающих государства с разным социально-политическим устройством включаться в процесс разрядки. Особенно это характерно для исследуемого периода, отличающегося ростом экономических потребностей стран.

57

В этой связи власти КНДР отмечали, что неоднократно обращались к Южной Корее с предложениями о развитии экономической интеграции. Так, они были готовы поставлять сырьё на по более выгодным ценам, чем Индия и Австралия, однако эти предложения были отклонены45. Кроме сотрудничества в сфере поставок сырья КНДР выходила с инициативами трудоустройства безработных южнокорейцев на своих предприятиях, установления договорённостей по вылову рыбы южанами в водах КНДР, а также обмена технологиями и направления северокорейских специалистов по ирригации для облегчения хозяйствования крестьян Республики Корея46.

45. Тюдор И. Телеграмма из Стамбула в Бухарест.

46. Беседа с товарищем Пименовым Б.К., советником посольства СССР в КНДР (29 октября 1974 года).
58

По поводу причин отказа в северокорейском руководстве бытовало мнение, что в силу неразвитости национальной буржуазии, основная масса крупных промышленных южнокорейских предприятий контролируется американским и японским капиталом, поэтому внешние силы блокируют предметное рассмотрение предложений КНДР47.

47. Запись разговора между министром иностранных дел Северной Кореи Хео Дамом и Первым секретарем Монгольской Народно-Революционной партии Цэдэнбалом Ю. (15 марта 1973 года).
59

К этому можно добавить, что в 1970-е годы в Республике Корея стали проявляться черты кланового фаворитизма, при котором ведущие позиции в наиболее значимых кампаниях страны занимали родственники руководителей. При этом 11 из 25 крупнейших корпораций страны принадлежали выходцам из той же провинции, откуда родом были президенты Пак Чон Хи и Чон Ду Хван48. Учитывая зависимость благосостояния владельцев корпораций от близости власти, при том что власть эта пользовалась, по сути, прямой протекцией США и Японии, слова Ким Ир Сена не были лишены смысла.

48. Иващенко А.С. Проблемы социально-экономического развития новых индустриальных стран Юго-восточной Азии (Южная Корея, Сингапур, Тайвань) в 70-ые гг. XX – начале XXI веков // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2014. № 2(139). С. 52.
60 Более того, выступая в роли крупнейшего бенефициара Южной Кореи, Соединённые Штаты стимулировали развитие её экономических связей с теми государствами и в таких формах, как им было выгодно, как бы переориентируя Сеул на развитие торговли с дружественными США странами региона.
61 Трудности в развитии экономических отношений также частично можно объяснить продолжающимся на тот момент соревнованием социалистической и капиталистической моделей экономики, тем более при условии, что целью этого соревнования на Корейском полуострове стало взаимное стремление к уничтожению своего конкурента путём социально-экономического поглощения.
62

В 1975 г. Южная Корея обратилась к Японии с просьбой о выдаче кредита в размере 2 млрд долл. для целей технического перевооружения предприятий. Северокорейская сторона восприняла это как очередное доказательство того, что южнокорейцы не заинтересованы в экономической интеграции, поскольку добровольно отвергают предложения КНДР по направлению специалистов и обмену технологиями и при этом ищут помощи третьих государств49.

49. Протокол румыно-корейской дискуссии от 23 мая 1975 года.
63 Одним из немногих достижений на поприще экономической интеграции стала договорённость о совместном использовании Алмазных гор (Кымгансан). Данный участок горного хребта с прилегающими к нему территориями, на которых расположены озёра, водопады и лесистые участки, является рекреационной зоной. До настоящего времени КНДР периодически пытается увеличить туристический поток в эту зону, осуществляя поиск внешних инвесторов, в том числе в Южной Корее.
64 Подводя итоги, отметим, что по вопросу сути разрядки международной напряжённости существуют различные мнения. Ситуация на Корейском полуострове в определённой степени свидетельствует в пользу версии о временном и ситуационном характере разрядки, не предполагающей качественного изменения основных целей построения международных отношений во времена холодной войны.

References

1.  Baryshnikov S.G. Istoricheskij predel voennogo sposoba osuschestvleniya gosudarstvennoj politiki: sotsial'no-filosofskij aspekt // Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstva. 2011. № 15. S. 151.

2. North-South Joint Communiqué. Pyongyang, July 4, 1972. URL: http://oldsite.nautilus.org/DPRKBriefingBook/agreements/CanKor_VTK_1972_07_04_north_south_joint_communique.pdf (data obrascheniya: 15.04.2019).

3. Lantsova I.S., Lanko D.A. Vnutrennie i mezhdunarodnye faktory otnoshenij mezhdu dvumya Korejskimi gosudarstvami v 50-80-ye gody XX veka // Azimut nauchnykh issledovanij: ehkonomika i upravlenie. 2017. T 6. № 1(18). S. 252.

4. Jian Chen. Mao's China and the Cold War. Chapel Hill, North Carolina: The University of North Carolina Press, 2001. P. 240.

5. Shirokov M.N. Initsiativy administratsii R. Niksona v otnoshenii Kitaya i obsuzhdenie kitajskoj politiki v pravitel'stvennykh krugakh SShA (yanvar' – avgust 1969 g.) // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2009. № 320. S. 127.

6. Levente M. Telegramma iz Bejruta № 015.088 (srochno, sekretno) // Diplomaticheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Rumynii. ID zapisi: 114045. URL: http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114045 (data obrascheniya: 14.04.2019).

7. Ozbudun A. Pis'mo Narasimkhanu Ts.V. o «Doktrine parallelizma mezhdu Severom i Yugom» // Upravlenie arkhivami i dokumentatsiej Organizatsii Ob'edinennykh Natsij (ARMS OON). ID zapisi: 117626. URL: http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/117626 (data obrascheniya: 14.04.2019).

8. Pis'mo Kim Ir Sena Khodzhe Eh., Pervomu sekretaryu TsK Albanskoj partii truda // Natsional'nyj arkhiv Albanii. ID zapisi: 114285. URL: http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114285 (data obrascheniya: 20.04.2019).

9. Informatsionnaya spravka o vizite tovarischej Gerike i Stritske v KNDR (9 sentyabrya 1974 g.) // Politicheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Germanii. ID zapisi: 114279. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114279 (data obrascheniya: 20.04.2019).

10. Lazar' A. Telegramma iz Pkhen'yana v Bukharest № 061.009 // Diplomaticheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Rumynii. ID zapisi: 114017. URL: http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114017 (data obrascheniya: 18.04.2019).

11. Lazar' A. Telegramma iz Pkhen'yana № 061.238 (srochno, sekretno) // Diplomaticheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Rumynii. ID zapisi: 114046. URL: http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114064 (data obrascheniya: 20.04.2019).

12. Sekretnyj Otchyot Ministerstva inostrannykh del Rumynii po voprosu ob'edineniya Korejskogo gosudarstva № 01/010124/73 //Diplomaticheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Rumynii. ID zapisi: 114071. URL: http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114071 (data obrascheniya: 20.04.2019).

13. Badrus G. Telegramma iz Moskvy v Bukharest № 050.572 (sekretno) // Diplomaticheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Rumynii. ID zapisi: 114097. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114097 (data obrascheniya: 20.04.2019).

14. Informatsionnye materialy o peregovorakh tovarischej Todora Zhivkova i Kim Ir Sena vo vremya vizita partijno-pravitel'stvennoj delegatsii KNDR v Bolgariyu (2–5 iyunya 1975 g.) // Politicheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Germanii. ID zapisi: 114282. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114282 (data obrascheniya: 20.04.2019).

15. Tam zhe.

16. Lazar' A. Telegramma iz Pkhen'yana v Bukharest № 61.537 (sekretno) // Diplomaticheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Rumynii. ID zapisi: 114080. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114080 (data obrascheniya: 20.04.2019).

17. Protokol rumyno-korejskoj diskussii ot 23 maya 1975 g. // Rumynskij natsional'nyj tsentral'nyj istoricheskij arkhiv. ID zapisi: 116128. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/116128 (data obrascheniya: 20.04.2019).

18. Ozbudun A. Pis'mo Narasimkhanu Ts.V. o «Doktrine parallelizma mezhdu Severom i Yugom».

19. Beseda s tovarischem Pimenovym B.K., sovetnikom posol'stva SSSR v KNDR (29 oktyabrya 1974 goda) // Politicheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Germanii. ID zapisi: 114281. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114281 (data obrascheniya: 20.04.2019).

20. Taraba Ya. Iz besedy diplomatov Vostochnogo bloka ob otnosheniyakh mezhdu dvumya Korejskimi gosudarstvami i kitajskoj voennoj pomoschi KNDR // Natsional'nyj arkhiv Vengrii. ID zapisi:111467. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/111467 (data obrascheniya: 15.04.2019).

21. Ivanov V.V. Uchastie Respubliki Koreya vo v'etnamskoj vojne 1964–1973 gg. // Gumanitarnye issledovaniya v Vostochnoj Sibiri i na Dal'nem Vostoke. 2011. № 1. S. 115.

22. O peregovorakh tovarischej Todora Zhivkova i Kim Ir Sena vo vremya vizita partijno-pravitel'stvennoj delegatsii KNDR v Bolgariyu (2-5 iyunya 1975 goda) // Politicheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Germanii. ID zapisi: 114282. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114282 (data obrascheniya: 17.04.2019).

23. Zapis' vstrechi mezhdu Kim Il' Sungom (Kim Ir Senom) i Rinchinom L. // Arkhiv Ministerstva inostrannykh del Mongolii. ID zapisi: 115929. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/115929 (data obrascheniya: 17.04.2019).

24. O peregovorakh tovarischej Todora Zhivkova i Kim Ir Sena vo vremya vizita partijno-pravitel'stvennoj delegatsii KNDR v Bolgariyu (2-5 iyunya 1975 goda).

25. Lazar' A. Telegramma iz Pkhen'yana v Bukharest № 061.009.

26. Zhivkov T. Telegramma iz Pkhen'yana v Bukharest № 061. 497 (sekretno) // Diplomaticheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Rumynii. ID zapisi: 114076. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114076 (data obrascheniya: 18.04.2019).

27. Beseda s tovarischem Pimenovym B.K., sovetnikom posol'stva SSSR v KNDR (29 oktyabrya 1974 goda).

28. Lazar'. A. Telegramma iz Pkhen'yana № 061.074 (srochno, sekretno) // Diplomaticheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Rumynii. ID zapisi:114035. URL: http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114035 (data obrascheniya: 18.04.2019).

29. Popa D. Telegramma Posol'stva Rumynii v Pkhen'yane v Bukharest № 059.101 (sekretno) // Diplomaticheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Rumynii. ID zapisi: 114094. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114094 (data obrascheniya: 19.04.2019).

30. Rezolyutsiya 84 (1950), prinyataya Sovetom Bezopasnosti OON na ego 476-m zasedanii 7 iyulya 1950 g. URL: https://undocs.org/ru/S/RES/84 (1950) (data obrascheniya: 16.04.2019).

31. Tyudor I. Telegramma iz Stambula v Bukharest // Diplomaticheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Rumynii. ID zapisi: 114018. URL: http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114018 (data obrascheniya: 16.04.2019).

32. Rezyume razlichnykh predlozhenij o mire, vydvinutykh Severnoj Koreej v period s iyunya 1954 g. do serediny 1970-kh godov // Arkhiv Ministerstva inostrannykh del Yuzhnoj Korei. ID zapisi: 114586. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114586 (data obrascheniya: 16.04.2019).

33. Protokol rumyno-korejskoj diskussii ot 23 maya 1975 goda.

34. Lazar' A. Telegramma iz Pkhen'yana № 061.253 (srochno, sekretno) // Diplomaticheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Rumynii. ID zapisi: 114069. URL: http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114069 (data obrascheniya: 20.04.2019).

35. Rezolyutsiya 3333 (1974), prinyataya General'noj Assambleej OON na ee 2322-m plenarnom zasedanii 17 dekabrya 1974 goda. URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/739/35/IMG/NR073935.pdf?OpenElement (data obrascheniya: 20.04.2019).

36. Zayavlenie Ministerstva inostrannykh del Yuzhnoj Korei postoyannomu nablyudatelyu pri OON v otnoshenii osuschestvleniya polozhenij rezolyutsii General'noj Assamblei OON 3333 (XXIX) po korejskomu voprosu // Upravlenie arkhivami i dokumentatsiej Organizatsii Ob'edinennykh Natsij. ID zapisi: 117541. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/117541 (data obrascheniya: 20.04.2019).

37. O vizite partijno-pravitel'stvennoj delegatsii KNDR, vozglavlyaemoj Kim Ir Senom, v KNR (8-26 aprelya 1975 goda) // Politicheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Germanii. ID zapisi: 114124. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114124 (data obrascheniya: 19.04.2019).

38. Choudhury G.W. China In World Affairs: The Foreign Policy Of The People’s Republic Since 1970. Boulder, Colorado: Westview Press, 1982. P. 215.

39. Obobschennaya otsenka vizita Kim Ir Sena v KNR (18-25 aprelya 1975 goda) // Politicheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Germanii. ID zapisi: 114125. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114125 (data obrascheniya: 20.04.2019).

40. Dudchenko G.B. Grazhdane KNDR na Dal'nem Vostoke Rossii vtoraya polovina XX veka // Rossiya i ATR. 2003. № 3. S. 138.

41. Zametka o razgovore mezhdu tovarischem Bauehrom i tovarischem Basmanovym M.I., zamestitelem zaveduyuschego 1 Dal'nevostochnym otdelom MID SSSR (10 maya 1976 g.) // Politicheskij arkhiv Ministerstva inostrannykh del Germanii. ID zapisi: 114288. URL: https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/114288 (data obrascheniya: 20.04.2019).

42. Zapis' razgovora mezhdu ministrom inostrannykh del Severnoj Korei Kheo Damom i Pervym sekretarem Mongol'skoj Narodno-Revolyutsionnoj partii Tsehdehnbalom Yu. (15 marta 1973 goda). // Arkhiv Ministerstva inostrannykh del Mongolii. CWIHP. NKIDP. ID zapisi: 115284. URL: http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/115284 (data obrascheniya: 20.04.2019).

43. Informatsionnaya spravka o vizite tovarischej Gerike i Stritske v KNDR (9 sentyabrya 1974 goda).

44. Telegramma iz Pkhen'yana № 061.238 (srochno, sekretno)..

45. Tyudor I. Telegramma iz Stambula v Bukharest.

46. Beseda s tovarischem Pimenovym B.K., sovetnikom posol'stva SSSR v KNDR (29 oktyabrya 1974 goda).

47. Zapis' razgovora mezhdu ministrom inostrannykh del Severnoj Korei Kheo Damom i Pervym sekretarem Mongol'skoj Narodno-Revolyutsionnoj partii Tsehdehnbalom Yu. (15 marta 1973 goda).

48. Ivaschenko A.S. Problemy sotsial'no-ehkonomicheskogo razvitiya novykh industrial'nykh stran Yugo-vostochnoj Azii (Yuzhnaya Koreya, Singapur, Tajvan') v 70-ye gg. XX – nachale XXI vekov // Vestnik Adygejskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 1: Regionovedenie: filosofiya, istoriya, sotsiologiya, yurisprudentsiya, politologiya, kul'turologiya. 2014. № 2(139). S. 52.

49. Protokol rumyno-korejskoj diskussii ot 23 maya 1975 goda.