U.S. Policy Towards the Moderate Syrian Opposition
Table of contents
Share
Metrics
U.S. Policy Towards the Moderate Syrian Opposition
Annotation
PII
S207054760004689-4-1
DOI
10.18254/S207054760004689-4
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Andrey Yevseenko 
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Russian Federation
Edition
Abstract

The article is devoted to the U.S. relations with the political opposition in Syria during the civil war. Consequences of foreign involvement in this conflict made American influence much more limited. Neither dipping into the civil war nor the conflict with regional powers and Russia were appropriate for Obama`s administration. So the American influence on the Syrian opposition began to decline. Moreover, Bashar Assad`s rivalries started to suffer from American inaction. Syrian regime got the opportunity to act with impunity. It led to the heavy losses among the moderate Syrian opposition. Therefore U.S. ability to influence on Syrian conflict declined drastically. But American forces haven't withdrawal from Syria yet despite all declarations of President Trump. By the time, conflict dragged on and turned into a «proxy war» between regional powers. So it has a potential to grow into the large military conflict, which can involve Russia and United States. Thus it`s need to work out a way to resolve civil conflict. A key aspect in this «road map» should be US cooperation with the moderate Syrian opposition. United States can legitimize the moderate opposition in the eyes of Syrian people. First of all, it should be united structure of High Negotiations Committee and National Front of Liberation. United States should bring together representatives of both organizations on the Syrian territory and ensure their security. Then it would be started a three-stages plan of transitional process. Its basis was formulated by High Negotiation Committee in September 2016. The proposed scenario does not guarantee success. However, its need to seek a way for revival the multilateral diplomatic process in terms of escalation of the conflict and the risk of direct confrontation between the regional powers in Syria.

Keywords
U.S. foreign policy, Syrian civil war, moderate Syrian opposition, War on Terrorism
Received
12.01.2019
Date of publication
18.04.2019
Number of characters
32175
Number of purchasers
19
Views
335
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1

Отношения США с умеренной сирийской оппозицией осложнялись нежеланием администрации Обамы втягиваться в очередной конфликт на Ближнем Востоке и способствовали расколу противников президента Асада. Новый удар по ним нанесла операция российских ВКС в Сирии. США не попытались предотвратить её начало или потребовать её прекращения. Турция и Саудовская Аравия, со своей стороны, были готовы начать поставки ПЗРК противникам Асада, но не решились на это без поддержки Вашингтона1. Своё бездействие администрация Обамы легитимировала бесперспективностью российских ударов с воздуха2. Их первоочередной целью стали именно подразделения умеренной оппозиции, нанёсшие ряд чувствительных поражений режиму Асада весной-летом 2015 года. Следует отметить, что эти поражения связаны с наращиванием поставок противотанковых комплексов TOW для умеренной оппозиции со стороны Турции. США, в свою очередь, опасались столкновения с Россией в Сирии. Поэтому не только не увеличили, но и пошли на сокращение объёмов помощи сирийским повстанцам с началом российской военной операции. Так, были уменьшены поставки оружия светской группировке «Южный фронт» через Иорданию, а поддержка через узкий «коридор Азаз», связывавший сирийскую провинцию Алеппо и Турцию, в принципе прекратилась. Более того, администрация Обамы продолжала опасаться поражения режима Асада и последствий этого поражения3.

1. Hokayem E. Obama’s Disastrous Betrayal of the Syrian Rebels // Foreign Policy, 5.02.2016. URL: >>> (дата обращения 28.09.2018).

2. Bayoumy Y., Maclean W. Russia risks Syrian quagmire -U.S. deputy secretary of state // The Reuters [сетевой ресурс]. 31.10.2015. URL: >>> (дата обращения 29.09.2018).

3. Director Brennan Speaks at the Council on Foreign Relations // The Central Intelligence Agency [сетевой ресурс]. 13.03.2015. URL: >>> (дата обращения 29.09.2018).
2

США дискредитировали себя в глазах оппозиции и в ходе переговорного процесса. Стратегия президента Обамы склонить Асада к переговорам потерпела неудачу. Ни в ходе череды поражений весны – лета 2015 г., ни в ходе успешных контрнаступлений осенью 2015 г. – весной 2016 г. режим Асада не пошёл на уступки в переговорном процессе. В итоге американские дипломаты начали давить на оппозицию, склоняя её к компромиссу с официальным Дамаском. Речь шла не только о необходимости сесть за стол переговоров с представителями режима. Вашингтон настаивал на включении с состав оппозиционной делегации нескольких представителей, лояльных Москве и Дамаску4. На подобные условия «Высший переговорный комитет» идти отказался5.

4. Lund A. The Road to Geneva: the Who, When, and How of Syria’s Peace Talks // The Carnegie Middle East Center [электронный ресурс]. 29.01.2016. URL: >>> (дата обращения 24.10.2018).

5. The High Negotiations Committee: The Political Course and Outcome // Jusoor for Studies Center [сетевой ресурс]. 14.12.2017. URL: http://jusoor.co/details/The%20High%20Negotiations%20Committee%20The%20Political%20Course%20and%20Outcome/345/en (дата обращения: 16.12.2018).
3

Более того, представители оппозиции отказывались общаться с делегацией Б. Асада в рамках очередного раунда женевских переговоров в январе 2016 г. («ЖеневаIII») пока не будут прекращены бомбардировки мятежных районов и блокада Алеппо. Однако позиция американских дипломатов была иной – необходимо вести диалог без предварительных условий6. В результате переговоры между оппозицией и режимом вплоть до февраля 2017 г. заканчивались с одним и тем же результатом – одна из делегаций покидала конференцию. Прорыва в межсирийском урегулировании достигнуть так и не удалось.

6. Syria conflict: Key opposition group to join Geneva talks // The BBC News [электронный ресурс]. 30.01.2016.URL: >>> (дата обращения 29.09.2018).
4

В результате оппозиция режиму (как светская, так и исламистская её часть) стала обвинять США в предательстве сирийской революции7. Причиной было не только сокращение объёмов помощи и нежелание свергать режим в Дамаске, но и неспособность Вашингтона обеспечить деэскалацию конфликта. США пытались это сделать через дипломатические договорённости, такие как «химическая сделка» 2013 г. или соглашение о зонах деэскалации. Оно было заключено госсекретарём Дж. Керри и министром иностранных дел РФ С. Лавровым в сентябре 2016 года. Однако все эти договорённости не содержали какого-либо механизма наказания за их нарушение. В итоге авиаудары сирийских ВВС при помощи бочковых бомб, начинённых хлором, стали обыденностью.

7. Giglio M. Russia Is Recruiting the U.S.’s Rebel Allies in Syria // The BuzzfeedNews [электронный ресурс]. 9.06.2016. URL: >>> (дата обращения 13.10.2018).
5

Мнения сверхдержав по этим инцидентам разошлись. Вашингтон не ставил под сомнение доклады Совместного механизма ОЗХО и ООН (The Organisation for the Prohibition of Chemical Weapons – United Nations Joint Investigative Mechanism) по расследованию случаев применения химического оружия в Сирии8. Москва, в свою очередь, не признавала ответственность Дамаска в применении данного оружия, называя атаки хлором «провокациями террористов». Данное расхождение только усложняло конструктивный диалог двух стран по урегулированию конфликта. При этом отсутствие какой-либо реакции США косвенно привело к применению зарина авиацией Сирийской арабской армии при атаке на г. Хан-Шейхун – ключевой опорный пункт повстанцев в боях за север провинции Хама9.

8. Letter dated 26 October 2017 from the Secretary-General addressed to the President of the Security Council. United Nations Security Council. 26.10.2017. URL: >>> (дата обращения 16.09.2018).

9. Ali M. H. The ‘No Motive’ Myth // The Carnegie Middle East Center. 12.04.2018. URL: >>> (дата обращения 18.09.2018).
6 Подобные действия сирийских ВВС нанесли ущерб и российско-американским усилиям по деэскалации. Дамаск заявил, что более не намерен их придерживаться после инцидента, связанного с ударом сил коалиции по сирийским частям под Дэйр-эз-Зором. Через три дня после этого заявления авиация Асада атаковала гуманитарный конвой под Алеппо. Соглашение оказалось девальвировано и боевые действия возобновились с новой силой. Наказания не последовало. США ограничились критикой РФ и угрозами прекратить взаимодействие в Сирии. При этом координация боевых вылетов между российской авиабазой Хмеймим и американской Эль-Удэйд не прекращалась, несмотря ни на какие политические заявления.
7 Нельзя сказать, что подобная позиция Соединённых Штатов по поощрению безнаказанности вызывала всеобщее одобрение у американского истеблишмента. В историю вошла инициатива группы сотрудников Государственного департамента по корректировке сирийской политики США через негласный канал связи с Белым домом. Коллектив из 51 дипломата потребовал от президента Обамы применить силу в отношении САА или хотя бы пригрозить правительству Асада военным ударом. Инициатива была безрезультатна. 44-й президент не пошёл на корректировку сирийского курса за семь месяцев до ухода из Белого дома. Однако массовых увольнений из Госдепартамента также не последовало.
8

Не изменил ситуацию и приход новой администрации. Дональд Трамп ещё в ходе предвыборной кампании продемонстрировал своё безразличие к внутрисирийскому конфликту. Его интересовала исключительно победа над «Исламским государством», а умеренная сирийская оппозиция такому развитию событий никак не способствовала. В дискурсе Д. Трампа она была ненадёжным партнёром («Мы не знаем, кто они»), а программа её подготовки не отвечала интересам США («опасная и расточительная»)10. Поэтому в июле 2017 г. была закрыта программа ЦРУ по поддержке оппозиции, а к концу года были прекращены выплаты пособий повстанцам.

10. Trump: Syrian rebel aid program was ‘dangerous and wasteful’ // Al-Arabiya [электронный ресурс]. 25.07.2017. URL: >>> (дата обращения 17.10.18).
9

В результате сокращения и в конечном счёте прекращения помощи умеренная сирийская оппозиция стала играть всё меньшую роль на поле боя, так как её военный потенциал был исчерпан. ССА не смогла противостоять ни боевикам «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТАШ), ни проасадовским силам, была разбита и собрана вновь уже в сентябре 2017 года11. Теперь она стала вспомогательной силой турецких военных частей. Её основу составили отступившие в Турцию сирийские повстанцы, а также завербованные на сирийской территории добровольцы. Они по-прежнему видят своим главным врагом Башара Асада, но теперь противостоят, как правило, курдским формированиям «Сирийских демократических сил» в ходе операций турецкой армии.

11. Shaheen K. Syrian rebels gamble on Turkish alliance to fight Kurds and Assad // The Guardian, 27.01.2018. URL: >>> (дата обращения 9.10.2018).
10

Локализованные на севере Сирии исламистские формирования перед лицом общего врага стали также блокироваться с ХТАШ, самой сильной из антиасадовских группировок12. В частности, салафитская группировка «Ахрар-аш-Шам» с февраля 2017 г. является врагом бывшей «Нусры», однако блокируется с террористами в боях против САА в Идлибе13. У них нет возможности получать американскую помощь. Подобные вещи пресекаются боевиками ХТАШ14. Таким образом, разделение противников Асада на умеренных и террористов в условиях продолжения военных действий становится невозможным.

12. Khatib L., Laub Z. Understanding the Battle for Aleppo // The Council of Foreign Relations [электронный ресурс]. 18.08.2016. URL: >>> (дата обращения 27.09.2018).

13. Syria Situation Report: August 31 - September 14, 2017 // The Institute for the Study of War [электронный ресурс]. 14.09.2017. URL: >>> (дата обращения 3.10.2018).

14. Гасымов К.T. Другая война: конфликт внутри антиасадовских сил // Индекс безопасности. 2016. Т. 22. № 1 (116). URL: >>> (дата обращения 24.10.2018).
11

Формирования повстанцев на юге Сирии стали «заложниками» российско-американского соглашения о зонах деэскалации, заключённого в июле 2017 года. Оно позволяло избежать столкновения России и Америки в южной Сирии. Получали условные преференции и союзники США – Иордания и Израиль. Амман мог теперь надеяться на снижение потока беженцев, число которых на территории королевства достигло 1,3 млн человек. Тель-Авив минимизировал вероятность превращения южных сирийских провинций в базу для нанесения ударов по своей территории15.

15. Шумилин А.И. О чём реально договорились Путин и Трамп по Сирии // Россия в современном мире: экспертно-аналитический портал [сетевой ресурс]. 7.07.2018. URL: >>> (дата обращения 27.09.2018).
12

Однако администрация Трампа повторила ошибку прежнего главы Белого дома и оставила нарушение соглашения о перемирии без последствий для нарушителя. Оно де-факто прекратило своё действие в июне 2018 г. с началом крупного наступления сил Асада на южном направлении. Удар затрагивал зоны, контролируемые ИГ и ХТАШ (южный участок Голанских высот). Тем не менее под удар попали и отряды умеренной оппозиции. Американские власти вновь ограничились обвинениями в адрес РФ16. Оппозиционерам оперативно сообщили, что помощи от Америки ждать не стоит. Непримиримым противникам Асада США предоставили возможность эвакуироваться в северную Сирию, где повстанцы могли бы продолжить борьбу17. Ещё одним вариантом, как в случае с волонтёрами из организации «Белые каски», была эвакуация с территории Сирии при посредничестве США. Вновь последовали обвинения со стороны сирийской оппозиции в адрес Соединённых Штатов в «злонамеренном» бездействии18.

16. Syria army widens southwest offensive, U.N. says 45,000 flee // The Reuters [сетевой ресурс]. 26.06.2018. URL: >>> (дата обращения 27.10.2018).

17. Syria Situation Report: September 23 - October 10, 2018 // Institute for the Study of War. 28.09.2018. URL: >>> (дата обращения 30.10.2018).

18. Syria's war: Rebel-held Bosra al-Sham surrenders in Deraa battle // Al-Jazeera [сетевой ресурс]. 2.07.2018. URL: >>> (дата обращения 28.09.2018).
13

Единственными из антиасадовских подразделений, которые всё ещё поддерживают контакт с американскими военными, остаются бывшие бойцы ССА, сконцентрированные на базе Эт-Танф (Al Tanf) в районе сирийско-иракской границы. Они представляют собой объединение пяти группировок численностью в несколько сотен человек. Их первоочередная задача – патрулирование местности и борьба с остатками ИГ в районе Сирийской пустыни. Им помогают 150 американских военнослужащих, проводящих физическую и огневую подготовку19. Их роль была определена по итогам саммита в Эр-Рияде в мае 2017 г., где было решено создать многонациональные силы оперативного реагирования численностью 34 тыс. человек. Их цель – борьба с джихадистами в треугольнике «Иордания – Ирак – Сирия»20.

19. Ersan M. Syrian rebel commander: 150 U.S. troops at al-Tanf base // Al-Monitor. 1.07.2017. URL: >>> (дата обращения 18.10.2018).

20. Trump's First Foreign Trip: Live Coverage // The Wall Street Journal, 27.05.2017. URL: >>> (дата обращения 17.10.2018).
14

Эт-Танф несколько раз становился местом столкновения проамериканской коалиции и проиранских сил. Дело в том, что он находится на шоссе Багдад – Дамаск. Присутствие на нём американских военнослужащих и созданная ими «зона безопасности» радиусом 55 км осложняют иранские поставки боевиков и оружия из Ирака в Сирию21. Канал был создан иранцами в ходе кампании против ИГ, но американские военные и их сирийские «протеже» осложняют его работу. Все попытки выбить из Эт-Танфа остатки антиасадовских сил заканчивались разгромом наступавших. Американское командование подчёркивало, что данный объект очень важен для борьбы с ИГ, и они не позволят покушаться на своих солдат в Эт-Танфе.

21. Brown D. A U.S. base in Syria is a huge thorn in Russia and Iran's side – but they can't do much more than complain about it // The Business Insider, 9.10.2018. URL: >>> (дата обращения 18.10.2018).
15

Эта позиция не означает, что присутствие США в Сирии имеет долгосрочный характер. На саммите в Эр-Рияде президент Трамп, обращаясь к лидерам ближневосточных государств, отнёс борьбу с терроризмом к их жизненно важным интересам («95% жертв терроризма мусульмане»). Поэтому именно они, а не американцы, должны нести бремя лидерства в противостоянии с исламскими радикалами («мы не можем сокрушить этого врага за них»)22. Однако и скорого ухода американских военных из Сирии ждать не следует.

22. Harrinton R. Here’s the Full Transcript of Trump's speech to Middle East Leaders in Riyadh, Saudi Arabia // The Business Insider, 21.05.2017. URL: >>> (дата обращения 19.11.2018).)
16

Дело в том, что у американского истеблишмента нет единого мнения относительно сирийской политики США. Одна часть считает, что необходимо сохранять присутствие и противостоять иранскому влиянию в регионе. Другая не видит легальных оснований для нахождения американских войск в Сирии и настроена на их выводе. Все усилия по борьбе с ИГ, с их точки зрения, должны перейти в сферу России и Ирана23. Эти расхождения отчётливо проявили себя после объявления президента Трампа о начале вывода войск из Сирии, сделанного 19 декабря 2018 г. В течение двух недель оно было дезавуировано заявлениями представителей американского политического истеблишмента и Министерства обороны США24. Процесс вывода войск не получил чётких хронологических рамок и не означает прекращения американского военного присутствия в Сирии. В данном вопросе многое будет определять мнение военного командования США. Оно учитывает угрозу со стороны движения «Хезболла» и иранского спецподразделения «Аль-Кудс», действующих в Сирии. Однако свою основную цель Министерство обороны видит в недопущении возрождения «Исламского государства». Исходя из этого, их основной задачей будет подготовка местных сил безопасности. На её решение экс-министр обороны Дж. Мэттис отводил минимум полтора года25.

23. Detsch J. Congress warns of mission creep in Syria // Al-Monitor, 26.09.2018. URL: >>> (дата обращения 27.10.2018).

24. Tapper. J. Pentagon official: 120-day Syria withdrawal plan aims to please Trump 'and not get everyone killed' // CNN Politics [сетевой ресурс]. 3.01.2019. URL: >>> (дата обращения: 11.01.2019).

25. Seligman. L. Bolton Puts Mattis in a Tight Spot on Syria // Foreign Policy. 27.09.2018. URL: >>> (дата обращения 29.10.2018).
17 Эти сроки трудно назвать «окончательными», поскольку война в Сирии не закончилась. Она превратилась из гражданского конфликта в «войну по доверенности» между региональными противниками. Её затягивание способно привести США к прямому военному столкновению с государствами, задействованными в конфликте.
18

Во-первых, режим Асада способен сорвать американские усилия по борьбе с ИГ. Сирийские власти прибегли к довоенной практике использования межобщинных противоречий в борьбе с внутренними врагами. Племя Баггара, имеющее исторический конфликт с курдами в северной Сирии, стало основной ударной силой в борьбе Дамаска с «Сирийскими демократическими силами» (СДС)26, основу которых составляют курдские «самооборонцы». На сегодняшний день они ключевые союзники США в борьбе с «Исламским государством» в Сирии. Их нацеленность на борьбу с джихадистами не сближает сирийских курдов с Дамаском. Позиции СДС были дважды атакованы проасадовскими силами в феврале и апреле 2018 года. На помощь курдам приходит авиация международной коалиции. Это значит, что есть риск прямого столкновения между ВВС коалиции и сирийскими ПВО, на вооружении которых имеются российские комплексы С-300.

26. Iran and Russia are preparing to attack the U.S. and its primary ground partner - the Syrian Democratic Forces (SDF) - in Eastern Syria // The Institute for the Study of War [электронный ресурс]. 25.06.2018. URL: >>> (дата обращения 16.10.2018).
19 Во-вторых, Турция использует антиасадовских повстанцев в борьбе с сирийскими курдами. Именно желанием защититься от турецких сил объясняется оставление курдами города Манбидж Сирийской арабской армии в конце декабря 2018 г. Теперь армия Асада становится своеобразным «буфером», отделяющим турок от «Сирийских демократических сил». Именно угроза наступления турецких сил на позиции курдов подвигла президента Трампа объявить о выводе американских сил из Сирии. Однако риск американо-турецкого столкновения в Сирии не исчез, поскольку американские силы продолжили патрулирование «зоны безопасности» западнее Манбиджа. Не пропала и напряжённость между Турцией и американскими союзниками по НАТО.
20 В-третьих, с джихадистами в Сирии борются также Иран и Россия. Их поддержка САА не ограничивается помощью в войне с ИГ. Она оказывается Дамаску и в борьбе с любыми антиасадовскими силами. В том числе теми, на которых делает ставку США в борьбе с террористами. Иран рассматривает повстанцев как угрозу своему союзнику в регионе. Поэтому Тегеран организовал вербовку боевиков и поставку оружия в помощь режиму Асада. Россия тоже использует сирийский конфликт не только для борьбы с джихадистами на дальних подступах. Ещё один важный аспект её присутствия в Сирии – укрепление своих позиций в противостоянии с НАТО. В условиях роста напряжённости в российско-американских и ирано-американских отношениях, столкновения между Россией и Ираном, с одной стороны, и Соединёнными Штатами – с другой, рискуют перерасти в крупный вооружённый конфликт.
21

Поэтому США стоило бы взять на себя главную роль в урегулировании сирийского конфликта. Первым шагом должно стать объединение сирийской оппозиции. На данный момент она расколота на тех, кто находится за пределами Сирии, и тех, кто находится на незанятых войсками Асада территориях (провинция Идлиб, западная часть провинции Алеппо, северная часть провинции Хама). «Высший комитет по переговорам» не признают внутри Сирии, поскольку он слишком мало сделал для самих сирийцев: переходное правительство не сформировал, поставки гуманитарной помощи не наладил27. Ядром сопротивления Асаду внутри Сирии стал «Национальный фронт освобождения», получающий поддержку Турции. У него происходят регулярные столкновения с ХТАШ, которая не признаёт зоны деэскалации и процесс мирного урегулирования в целом28.

27. Al-Khateb K. Syrian High Negotiations Committee under fire // Al-Monitor, 22.10.2018. URL: >>> (дата обращения27.10.2018).

28. Syria Situation Report: September 23 - October 10, 2018
22 Объединение оппозиционеров необходимо проводить на основе идеи будущего Сирии без Башара Асада. Только таким образом можно будет завоевать доверие у оппозиционеров как внутри страны, так и за её пределами. Существует проект переходного политического процесса, который может получить поддержку оппозиции. Это трёхступенчатый план перехода власти, выработанный членами «Высшего комитета по переговорам» в сентябре 2016 года. На первом этапе предполагается всеобъемлющее прекращение огня на всей территории Сирии и шестимесячный переговорный процесс по формированию временного правительства. Здесь важно избежать ошибок предшественников и формировать данный орган на территории Сирии, а не за её пределами. Этот момент принципиален с точки зрения обеспечения легитимности процесса среди сирийского народа. США стоит взять на себя не только посредническую функцию в переговорах между «эмигрантской» и «внутрисирийской» фракциями, но и обеспечить безопасность созданного переходного органа на сирийской территории. Отсутствие механизма наказания за нарушение режима прекращения огня и попытки покушений на временное правительство положат конец любым процессам урегулирования конфликта. Третьим аспектом завоевания легитимности, кроме присутствия переходного правительства в Сирии и гарантий силовой защиты от режима в Дамаске, являются возможности по решению гуманитарных проблем. Для США и их партнёров будет важно организовать поставки гуманитарной помощи в занятые оппозицией территории при посредничестве временного правительства. Это будет важным шагом на пути признания переходного правительства не только внутри Сирии, но и за её пределами.
23 Далее, в рамках первого этапа, станет возможным формирование под эгидой ООН миссии по поддержанию перемирия (по образцу той, что существовала в апреле – августе 2012 г.), а также создание международных сил для наблюдения за режимом прекращения огня. Завершением первого этапа следует считать передачу всей полноты власти в Сирии временному переходному органу.
24 Вторая стадия предусматривает 18-месячный процесс создания новой сирийской конституции и выработки избирательного законодательства сирийским временным правительством. Здесь важно избежать широкой люстрации, особенно среди алавитской общины Сирии. Отрицательным примером служит дебаасификация в Ираке 2003–2008 гг., исключившая из политического процесса 20 тыс. иракских граждан. Повторение подобной ошибки, дискриминация правящего в Сирии меньшинства, создаст источник нестабильности на долгие годы. Ещё одним важным аспектом на данном этапе станет создание военного совета из представителей Сирийской арабской армии и ключевых повстанческих группировок. Создание подобного органа позволит не только укрепить режим прекращения огня, но и будет способствовать отделению повстанцев от террористов. При отсутствии общего врага в лице Асада, у отрядов оппозиции нет необходимости блокироваться с террористами ХТАШ.
25

Третий этап начинается с проведения местных, парламентских и президентских выборов. В первых двух случаях в основе выборного процесса должен лежать метод Сент-Лагю. Данная система пропорционального распределения мест в парламенте успешно зарекомендовала себя в ходе региональных выборов в Ираке в 2013 году. Этот подход позволит многим мелким партиям получить представительства и в региональных собраниях, и в федеральном парламенте. Данный вопрос принципиально важен при учёте интересов как алавитской общины, так и Ирана в послевоенной Сирии. Тегеран, с уходом клана Асада от власти, теряет своего регионального союзника. Однако гарантии сохранения в сирийском руководстве алавитов, вместе с гарантиями безопасности Б. Асаду и его семье, которые могли бы взять на себя Россия и Иран, передача провинции Латакия в сферу ответственности российских и иранских миротворцев могут склонить иранцев к принятию переходного процесса и участия в нём.

26

Данная инициатива требует политической воли от американского руководства. Стремление США отстраниться не способствует разрешению конфликта. Нынешний дипломатический процесс по межсирийскому урегулированию зашёл в тупик. Большая часть оппозиции отказывается участвовать в организованном Россией сочинско-астанинском переговорном процессе29. Предложенный в его рамках проект новой сирийской конституции был отвергнут как правительством Дамаска, так и большинством оппозиционных групп. Создание же в январе 2018 г. Конституционного комитета Сирии не даёт гарантии, что его состав и итоговый проект основного закона будут приняты как режимом Асада, так и его противниками. При этом нельзя сказать, что между РФ и сирийской оппозицией есть непримиримый антагонизм. Россия стремилась максимально расширить представительство противоборствующих в Сирии групп в рамках диалога в Сочи и Астане. Председатель «Высшего переговорного комитета», наиболее представительного органа сирийской оппозиции за пределами Сирии, Наср аль-Харири встречался с министром иностранных дел РФ С. Лавровым в конце октября 2018 г. Оппозиция согласна и с российским военным присутствием в Сирии, и с российским посредничеством в процессе урегулирования, о чем неоднократно заявляла. Противников Асада не устраивает прямолинейная поддержка Москвой правительства в Дамаске, не намеренного проводить коренные политические преобразования, и имитация миротворческого процесса. Поэтому сочинско-астанинские переговоры являются бесперспективными с точки зрения урегулирования конфликта в Сирии.

29. Wintour P. Syrian opposition rejects Russia talks as west frets over influence // The Guardian, 1.11.2017. URL: >>> (дата обращения 16.10.2018).
27 Женевский процесс также исчерпал себя. Отставка спецпредставителя ООН по Сирии Стефана Мистуры подчёркивает тупиковость ситуации. Рассчитывать на политическое урегулирование в условиях укрепления позиций Дамаска не приходится. Последнее достижение женевского процесса – резолюция Совета Безопасности ООН 2254 – выходом из тупика служить не может. Она предполагает свободные выборы в Сирии. Однако её формулировки столь обтекаемы, что выборы могут быть превращены в профанацию и выданы режимом Асада в качестве переходного политического процесса без каких-либо уступок оппозиции. Резолюция отражает содержание женевских переговоров: процесс важнее, чем конечный результат.
28 Нет и силы, которая могла бы заставить Б. Асада пойти на уступки. Консолидированной позиции мирового сообщества ждать не стоит. Региональные и мировые державы занимают противоположные позиции в сирийском конфликте. Единственный вопрос, в котором находят взаимопонимание и РФ, и США, и Турция, и Иран, – это поставки гуманитарной помощи в Сирию. Европейский Союз предлагает сирийскому правительству средства на восстановление страны в обмен на начало переходного политического процесса. Подобный подход не подвинет конфликт к разрешению – режим не намерен идти на уступки. Однако эта «формула» позволит ЕС сохранить лицо при отсутствии прогресса в переговорах с Асадом.
29

У США была возможность не допустить затягивания конфликта и превращения его из гражданского в международный. Умеренная сирийская оппозиция, при должной поддержке, могла стать силой, которая не допустила бы распад Сирии и дала бы отпор террористам. Особенно в первые два года конфликта, когда исламистские лозунги не получили широкого распространения. Однако и администрация Обамы, и администрация Трампа старались ограничить американское вмешательство в Сирию. Причина в обоих случаях была одна – избежать втягивания Америки в очередную войну на Ближнем Востоке. Этого достичь не удалось – оба президента были втянуты в конфликт. Б. Обама был против военных ударов по сирийским правительственным объектам, но в 2014 г. начал компанию бомбардировок ИГ в Сирии. В этих обстоятельствах светские группировки умеренной оппозиции стали получать от США военную помощь. Белый дом рассчитывал на политические уступки оппозиционерам со стороны Асада и военную победу над ИГ. Второй замысел в общем удался: ИГ из квазигосударства вернулось на уровень подпольной террористической организации. Первый не оправдался. Без стратегии политического урегулирования военная поддержка сирийской оппозиции оказалась бессмысленна. Обама рассматривал её как главную силу в борьбе с ИГ в Сирии, но не обозначил путь её консолидации. Разобщённые противники Б. Асада не стали существенной силой ни на поле боя, ни за столом переговоров. Американский истеблишмент не учёл, что для победы над джихадистами прежде всего необходимо положить конец гражданской войне. Она является «благотворной почвой» для распространения радикальных идей и общего ужесточения конфликта. Однако Белый дом проигнорировал такие важные предпосылки для его продолжения, как неопределённое будущее Сирии после разгрома «Исламского государства», приход на место джихадистов боевиков «Хезболлы» и усиление режима Асада.

30

Не изменилась ситуация и с приходом администрации Д. Трампа. Её отношение к Асаду постоянно менялось. Политика 45-го президента США по урегулированию сирийского конфликта так и не была озвучена. Удары по авиабазе «Шайрат» в апреле 2017 г., как и удары по военным объектам режима в апреле 2018 г. началом новой стратегии считаться не могут. Это были разовые акции, не нанёсшие существенного вреда военной инфраструктуре Асада. Сирийский президент, получая помощь от РФ и Ирана, только укреплял свои позиции. Оппозиция наоборот их теряла под ударами режима и террористов. Ни администрация Обамы, ни администрация Трампа не рискнули увеличить ей помощь. Обоих президентов отталкивала репутация противников Асада. Однако в гражданской войне ни у одной из сторон не может быть незапятнанной репутации. При этом вполне возможна эскалация конфликта, его выход за пределы государственных границ, превращение его в «войну по доверенности» между региональными державами. Именно к этому привело желание Соединённых Штатов отстраниться от проблемы, не брать на себя ответственность за решение сирийского конфликта. В результате был нанесён удар не только репутации США в регионе, но и отношениям США с ближневосточными партнёрами.

31

Тем не менее, решительная и последовательная ставка Вашингтона на умеренную сирийскую оппозицию способна привести к разрешению сирийского конфликта. У США есть все необходимые ресурсы (военные, дипломатические, финансовые), чтобы сделать противников Асада главным политическим игроком в Сирии. Уже нет столь жёсткой дилеммы, которую продвигал режим: «Либо Асад, либо ИГ». Поэтому нет и серьёзных препятствий для выполнения Соединёнными Штатами роли миротворца в межсирийском урегулировании, которое позволит успешно завершить борьбу с ИГ и которое США видит своим приоритетом в сирийской политике. Без него война в Сирии рискует перерасти в полноценный международный конфликт, в который неизбежно будут вовлечены не только региональные державы, но также Россия и Соединённые Штаты.

References

1. Hokayem E. Obama’s Disastrous Betrayal of the Syrian Rebels // Foreign Policy, 5.02.2016. URL: https://foreignpolicy.com/2016/02/05/obamas-disastrous-betrayal-of-the-syrian-rebels/ (data obrascheniya 28.09.2018).

2. Bayoumy Y., Maclean W. Russia risks Syrian quagmire -U.S. deputy secretary of state // The Reuters [setevoj resurs]. 31.10.2015. URL: https://www.reuters.com/article/us-mideast-crisis-syria-dialogue-idUSKCN0SP06G20151031 (data obrascheniya 29.09.2018).

3. Director Brennan Speaks at the Council on Foreign Relations // The Central Intelligence Agency [setevoj resurs]. 13.03.2015. URL: https://www.cia.gov/news-information/speeches-testimony/2015-speeches-testimony/director-brennan-speaks-at-the-council-on-foreign-relations.html (data obrascheniya 29.09.2018).

4. Lund A. The Road to Geneva: the Who, When, and How of Syria’s Peace Talks // The Carnegie Middle East Center [ehlektronnyj resurs]. 29.01.2016. URL: http://carnegie-mec.org/diwan/62631 (data obrascheniya 24.10.2018).

5. The High Negotiations Committee: The Political Course and Outcome // Jusoor for Studies Center [setevoj resurs]. 14.12.2017. URL: http://jusoor.co/details/The%20High%20Negotiations%20Committee%20The%20Political%20Course%20and%20Outcome/345/en (data obrascheniya: 16.12.2018).

6. Syria conflict: Key opposition group to join Geneva talks // The BBC News [ehlektronnyj resurs]. 30.01.2016.URL: https://www.bbc.com/news/world-middle-east-35435065 (data obrascheniya 29.09.2018).

7. Giglio M. Russia Is Recruiting the U.S.’s Rebel Allies in Syria // The BuzzfeedNews [ehlektronnyj resurs]. 9.06.2016. URL: https://www.buzzfeednews.com/article/mikegiglio/russia-is-recruiting-the-uss-rebel-allies-in-syria#.ra4gOAg1g (data obrascheniya 13.10.2018).

8. Letter dated 26 October 2017 from the Secretary-General addressed to the President of the Security Council. United Nations Security Council. 26.10.2017. URL: https://www.securitycouncilreport.org/atf/cf/%7B65BFCF9B-6D27-4E9C-8CD3-CF6E4FF96FF9%7D/s_2017_904.pdf (data obrascheniya 16.09.2018).

9. Ali M. H. The ‘No Motive’ Myth // The Carnegie Middle East Center. 12.04.2018. URL: http://carnegie-mec.org/diwan/68649 (data obrascheniya 18.09.2018).

10. Trump: Syrian rebel aid program was ‘dangerous and wasteful’ // Al-Arabiya [ehlektronnyj resurs]. 25.07.2017. URL: http://english.alarabiya.net/en/News/middle-east/2017/07/25/Trump-Syrian-rebel-aid-program-was-dangerous-and-wasteful-.html (data obrascheniya 17.10.18).

11. Shaheen K. Syrian rebels gamble on Turkish alliance to fight Kurds and Assad // The Guardian, 27.01.2018. URL: https://www.theguardian.com/world/2018/jan/27/syrian-rebels-gamble-turkish-alliance-fight-kurds-assad (data obrascheniya 9.10.2018).

12. Khatib L., Laub Z. Understanding the Battle for Aleppo // The Council of Foreign Relations [ehlektronnyj resurs]. 18.08.2016. URL: https://www.cfr.org/interview/understanding-battle-aleppo (data obrascheniya 27.09.2018).

13. Syria Situation Report: August 31 - September 14, 2017 // The Institute for the Study of War [ehlektronnyj resurs]. 14.09.2017. URL: http://iswresearch.blogspot.com/2017/09/syria-situation-report-august-31.html (data obrascheniya 3.10.2018).

14. Gasymov K.T. Drugaya vojna: konflikt vnutri antiasadovskikh sil // Indeks bezopasnosti. 2016. T. 22. № 1 (116). URL: http://pircenter.org/media/content/files/13/14683381650.pdf (data obrascheniya 24.10.2018).

15. Shumilin A.I. O chyom real'no dogovorilis' Putin i Tramp po Sirii // Rossiya v sovremennom mire: ehkspertno-analiticheskij portal [setevoj resurs]. 7.07.2018. URL: http://me-journal.ru/378/65298/ (data obrascheniya 27.09.2018).

16. Syria army widens southwest offensive, U.N. says 45,000 flee // The Reuters [setevoj resurs]. 26.06.2018. URL: https://www.reuters.com/article/us-mideast-crisis-syria-southwest/syrian-army-advances-in-southwest-u-n-says-45000-displaced-idUSKBN1JM0JD (data obrascheniya 27.10.2018).

17. Syria Situation Report: September 23 - October 10, 2018 // Institute for the Study of War. 28.09.2018. URL: http://iswresearch.blogspot.com/2018/09/syria-situation-report-september-13-26.html (data obrascheniya 30.10.2018).

18. Syria's war: Rebel-held Bosra al-Sham surrenders in Deraa battle // Al-Jazeera [setevoj resurs]. 2.07.2018. URL: https://www.aljazeera.com/news/2018/07/syria-war-rebel-held-bosra-al-sham-surrenders-deraa-battle-180702072502627.html (data obrascheniya 28.09.2018).

19. Ersan M. Syrian rebel commander: 150 U.S. troops at al-Tanf base // Al-Monitor. 1.07.2017. URL: https://www.al-monitor.com/pulse/ru/contents/articles/originals/2017/06/syria-desert-tanf-us-backed-rebel-group.html (data obrascheniya 18.10.2018).

20. Trump's First Foreign Trip: Live Coverage // The Wall Street Journal, 27.05.2017. URL: https://www.wsj.com/livecoverage/trump-trip-to-saudi-arabia-israel-vatican-eu-nato/card/1495410343 (data obrascheniya 17.10.2018).

21. Brown D. A U.S. base in Syria is a huge thorn in Russia and Iran's side – but they can't do much more than complain about it // The Business Insider, 9.10.2018. URL: https://www.businessinsider.com/this-us-military-base-in-syria-is-a-huge-thorn-in-russia-irans-side-2018-10 (data obrascheniya 18.10.2018).

22. Harrinton R. Here’s the Full Transcript of Trump's speech to Middle East Leaders in Riyadh, Saudi Arabia // The Business Insider, 21.05.2017. URL: https://www.businessinsider.com/trump-riyadh-saudi-arabia-transcript-video-speech-2017-5 (data obrascheniya 19.11.2018).)

23. Detsch J. Congress warns of mission creep in Syria // Al-Monitor, 26.09.2018. URL: https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2018/09/us-congress-house-military-syria.html (data obrascheniya 27.10.2018).

24. Tapper. J. Pentagon official: 120-day Syria withdrawal plan aims to please Trump 'and not get everyone killed' // CNN Politics [setevoj resurs]. 3.01.2019. URL: https://edition.cnn.com/2019/01/02/politics/pentagon-trump-syria-withdrawal/index.html (data obrascheniya: 11.01.2019).

25. Seligman. L. Bolton Puts Mattis in a Tight Spot on Syria // Foreign Policy. 27.09.2018. URL: https://foreignpolicy.com/2018/09/27/bolton-puts-mattis-in-a-tight-spot-on-syria-isis-iran/ (data obrascheniya 29.10.2018).

26. Iran and Russia are preparing to attack the U.S. and its primary ground partner - the Syrian Democratic Forces (SDF) - in Eastern Syria // The Institute for the Study of War [ehlektronnyj resurs]. 25.06.2018. URL: http://www.understandingwar.org/backgrounder/russia-and-iran-prepare-offensive-targeting-us-partner-forces-eastern-syria (data obrascheniya 16.10.2018).

27. Al-Khateb K. Syrian High Negotiations Committee under fire // Al-Monitor, 22.10.2018. URL: https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2018/10/syrian-negotiations-committee-opposition-dissolution.html (data obrascheniya27.10.2018).

28. Syria Situation Report: September 23 - October 10, 2018…

29. Wintour P. Syrian opposition rejects Russia talks as west frets over influence // The Guardian, 1.11.2017. URL: https://www.theguardian.com/world/2017/nov/01/syrian-opposition-refuses-to-attend-russian-peace-talks (data obrascheniya 16.10.2018).