Trump's Foreign Policy Initiatives: Expectations and Reality
Table of contents
Share
Metrics
Trump's Foreign Policy Initiatives: Expectations and Reality
Annotation
PII
S207054760000065-8-1
DOI
10.18254/S0000065-8-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Nataliya Stepanova 
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies of the Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Russian Federation
Edition
Abstract
The article deals with the main foreign policy initiatives of the Donald Trump administration, and analyzes their conceptual component. The author notes that the current president’s policy maintains continuity with respect to the previous administration of Barack Obama in a number of areas, including an attempt to redirect available political resources under the influence of established trends in the international relations system, which continues to drift towards multipolarity. The role of the United States as the only superpower in the new system is objectively decreasing, while the role of China and the Asia-Pacific region is growing. However, Trump's foreign policy concept is significantly different from that of Obama, who saw international organizations as a guarantor of the U.S. national security. Trump is rather focused on bilateral agreements, his policy of "principled realism" characterizes the state as a key component of international relations, and national interests as a guideline for actions. The article analyzes the main foreign policy steps of the current administration, a number of which directly negate the initiatives of Barack Obama. Russian-American relations receive special attention – they are perhaps the only unrealized area of the Trump foreign policy voiced during the election campaign.
Keywords
USA, Donald Trump, global world, multilateralism, foreign policy, national security, doctrinal documents, Russian-American relations
Received
29.12.2018
Date of publication
31.12.2018
Number of characters
33751
Number of purchasers
3
Views
724
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 8 ноября 2018 г. исполнилось два года с момента избрания Дональда Трампа президентом Соединённых Штатов Америки. Несмотря на изначально зыбкое положение в структуре политического истеблишмента и негодование большинства американских средств массовой информации, Трампу удалось менее чем за половину срока нахождения у власти воплотить ряд инициатив, озвученных ещё во время президентской кампании. Цель данного исследования – сравнительный анализ первоначальных планов Трампа и конкретных внешнеполитических шагов, предпринятых его администрацией.
2

Концептуальная основа политики Трампа

 

В течение первого года пребывания у власти Трамп подверг критике многие политические решения предыдущих администраций и их подход к понятию национальной безопасности в целом, предложив своё видение внешней политики США в рамках концепции «Америка превыше всего!» (America First!). Данная стратегия свидетельствует, в том числе, о намерении Трампа следовать определённым тенденциям, развивающимся в современной системе международных отношений, таким как:

3
  1. Продолжающаяся трансформация в сторону многополярности;
  2. Смещение баланса сил с Запада на Восток;
  3. Постепенное снижение роли США как мирового гегемона;
  4. Рост новых центров силы, постепенное превращение Китая в сверхдержаву.
4

Однако представляется, что нынешняя администрация сохраняет преемственность общему курсу внешней политики, заданному Б. Обамой ещё 10 лет назад. В ходе разразившегося мирового экономического кризиса Соединённые Штаты оказались в ситуации резкого снижения доступных ресурсов для оказания влияния на мировой порядок. Отсюда не провозглашенная в доктринальных документах, но принятая на вооружение концепция «лидерства из-за спины» – США начали постепенно отходить от унилатерализма как единственно возможного modus operandi. Самым ярким эпизодом в данном контексте стала операция в Ливии, когда президент Обама подключил к разрешению конфликта и европейских союзников, и Лигу арабских государств. Предложенная Д. Трампом концепция «Америка превыше всего» таким образом представляет собой не резкий поворот в сторону изоляционизма, а лишь следующий шаг в уже заданном направлении. Безусловно, видение и инструменты, используемые Б. Обамой и Д. Трампом, имеют ряд отличий, но это отражает лишь приверженность двух президентов разным школам теории международных отношений. Обаме близки идеалисты, о чём свидетельствует его видение обеспечения национальной безопасности США через поддержание системы коллективной безопасности в рамках международных организаций. Нынешний президент долгое время находился под влиянием реалистов, в особенности бывшего советника по национальной безопасности Генри Киссинджера, что также сказалось на его взглядах на мировую политическую систему, основная единица которой, по мнению действующего президента, суверенное государство с его национальными интересами1, а международные отношения воспринимаются не как многосторонние, а как сумма двусторонних.

1. Ferguson N. Donald Trump’s New World Order // The American Interest, 21.11.2016. Available at: >>>> (accessed 05.09.2018).
5 Реализм можно увидеть и в официальной военной доктрине США. Авторы действующей Стратегии национальной безопасности, обнародованной в декабре 2017 г., характеризуют её как стратегию принципиального реализма, в основе которой лежат не идеологические аспекты, а долгосрочные результаты, на достижение которых она направлена. Реализм в этом документе проявляется в том, что во главу угла ставится понятие «силы» (power) в качестве определяющего фактора международных отношений, а государство со своими национальными интересами называется основным участником мировой политической системы. Его принципиальность связана с тем, что глобальный мир и благосостояние якобы напрямую зависят от продвижения американских ценностей. Представляется, что в этом и заключается суть концепции «Америка превыше всего». Авторы пытаются уйти от её банального восприятия как стратегии, руководствующейся исключительно национальными интересами. При этом международным институтам и союзническим отношениям, поддерживаемым Соединёнными Штатами на протяжении более полувека, отводится важная роль – они становятся основными факторами продвижения американского влияния в мире, что является одним из жизненно важных интересов США.
6 Другая характерная черта внешней политики Д. Трампа – отход от инструментов «мягкой силы» в сторону «жёсткой силы»2. Об этом, помимо общих заявлений действующего президента, свидетельствует та неторопливость, с которой назначались высшие чины Государственного департамента: за первые 10 месяцев пребывания Д. Трампа у власти были распределены 10 основных постов из 44. К тому же, основная часть мест не была даже номинирована тогдашним государственным секретарем Рексом Тиллерсоном3. Сократились и расходные статьи ведомства (см. диаграмму). Если в 2017 г. совместный бюджет Госдепа и Управления по международному развитию (УМР) составлял 55 млрд долл., то в запросе на 2018 фин. г. он составил всего 37 млрд долларов4. Одновременно произошло резкое увеличение военного бюджета, о котором Трамп заявлял ещё в ходе президентской кампании. Конгресс уже утвердил оборонный бюджет на 2019 фин. г. в размере 717 млрд долл, в 2016 г. этот показатель был равен 624 млрд долларов5.
2. Nye J. Donald Trump and the Decline of U.S. Soft Power // Project Syndicate, 06.02.2018. Available at: >>>> (accessed 05.10.2018).

3. Harris G. Diplomats Sound the Alarm as They Are Pushed Out in Droves // the New York Times, 24.11.2017. Available at: >>>> (accessed 08.10.2018).

4. Congressional Budget Justification. Department of State, Foreign Operations, and Related Programs. FISCAL YEAR 2019. Available at: >>>> (accessed 13.11.2018).

5. Harrison T., Seamus D. 2019. Analysis of the FY 2019 Defense Budget. Lanham: Rowman&Littlefield, 52 p. Available at: >>>> (accessed 15.11.2018).
7 Диаграмма Бюджет Государственного департамента в процентах от федерального (1962-2022 гг.)
8

Источник: https://www.statista.com/chart/13060/state-department-budget-outlays-since-1962/

9 Ещё одна важная особенность внешнеполитической стратегии Трампа – отход от «мультилатерализма» в том виде, в котором его продвигал Б. Обама, что с одной стороны, противоречит предыдущей тенденции, но с другой – вполне отражает изменения, произошедшие в мире за последнее десятилетие. Трамп заявил, что США не заключат ни одного соглашения, «которое негативно отражается на способности руководить своими делами»6. Здесь как раз необходимо указать ряд внешнеполитических направлений, подвергшихся критике со стороны Трампа ещё в ходе предвыборной кампании.
6. Patrick S. 2017. The Sovereignty Wars: Reconciling America with the World. Brookings Institution Press, 352 p. Available at: >>>> (accessed 05.09.2018).
10

Внешнеполитические инициативы Трампа

 

Уже 23 января 2017 г., новый хозяин Белого дома своим указом вывел США из переговоров по созданию Транстихоокеанского партнёрства – основной инициативы Барака Обамы в АТР. В апреле 2018 г. в своём Твиттере Трамп вновь затронул вопрос ТТП, заявив о готовности вернуться к переговорам на более выгодных условиях7. В одном из своих более поздних постов он сообщил, что двусторонние торговые сделки более предпочтительны, и не преминул упомянуть, насколько невыгодно для США членство в ВТО8. Высказывания Трампа в социальных сетях, хоть и не могут полноценно рассматриваться как официальная позиция президента, однако позволяют сделать ряд выводов, касающихся его личности, манеры принятия решений, его видения мира в целом. Выход США из ТТП говорит о том, что Д. Трамп не только хочет максимально противопоставить себя инициативам Б. Обамы, но и воспринимает международные отношения не через призму многосторонних договоров и организаций, а как сумму двусторонних отношений. С другой стороны, очень многие эксперты назвали решение Трампа крайне недальновидным ввиду продолжающейся экспансии Китая в регионе9.

7. Donald J. Trump. Twitter account. Available at: >>>> (accessed 07.10.2018).

8. Donald J. Trump. Twitter account. Available at: >>>> (accessed 07.10.2018).

9. Top China Expert: U.S.' "biggest strategic mistake" was exiting TPP. Available at: >>>> (accessed 25.10.2018).
11 Другой жертвой отхода Трампа от политики его предшественника стало Парижское соглашение об изменении климата, выход из которого был объявлен 1 июня 2017 года. Данный шаг был крайне негативно воспринят европейскими союзниками США, что вбило очередной клин в уже и без того натянутые отношения двух сторон. При этом Китай, тут же подтвердивший свою приверженность Парижскому соглашению, улучшил свою репутацию ответственной глобальной державы. Ангела Меркель отметила в связи с этим: «Китай стал более ответственным и стратегическим партнёром»10. Никто, однако, не обсуждает вопроса о том, что обязательства Китая по сокращению выбросов углекислого газа вступят в силу только в 2030 году.
10. Carlson B. China Loves Trump. The People Love a Winner. The Leadership Loves a Dupe. //The Atlantic, March 2018. Available at: >>>> (accessed 19.11.2018).
12 Что касается Китая, то в ходе президентской кампании риторика Трампа носила явно антикитайский характер – в своём Твиттере он грозился ввести тарифы на ввоз китайских товаров в США. В апреле 2017 г. Д. Трамп принял председателя Госсовета КНР в своей резиденции в Мар-а-Лаго для проведения двухдневной встречи, основными темами которой стала торговля и Северная Корея. Уже через месяц после саммита министр торговли США Уилбур Росс представил соглашение между Пекином и Вашингтоном, регулирующее вопросы наращивания торговли товарами (включая говядину, мясо птицы) и услугами (электронные платежи). 2018 год стал переломным в динамике американо-китайских отношений, когда они трансформировались из отношений сотрудничества с элементами соперничества в отношения соперничества с элементами сотрудничества11. Стороны вышли на новый уровень конфронтации после того, как Трамп объявил о введении новых тарифов в июле 2018 г., когда на товары стоимостью 8 млрд долл. была введена дополнительная 25%-ная пошлина. С тех пор были введены дополнительные тарифы на товары стоимостью 216 млрд долл. Китай ответил встречными тарифами на товары стоимостью 110 млрд долларов. Торговая повестка обсуждалась в рамках встречи Трампа и Си на полях саммита «большой двадцатки» в Буэнос-Айресе 1 декабря 2018 года. Лидерам двух государств удалось договориться о немедленном проведении консультаций с целью выработки в ближайшие 90 дней соглашения, регулирующего все вопросы, связанные с защитой интеллектуальной собственности, а также претензиями в технологической сфере.
11. Степанов А.С. 2018. Рост военной мощи Китая в начале XXI века: значение для США // Россия и Америка в 21 веке. №3.
13 Китай, исторически отстаивающий интересы Северной Кореи в конфликте с Южной, хоть и продолжает оказывать существенную помощь действующему режиму, открыто поддерживает инициативы Вашингтона по дипломатическому урегулированию проблемы северокорейской ядерной программы. Огромную озабоченность США вызывает продолжающая расти военная мощь Китая, его активная деятельность в Южно-Китайском море и в АТР в целом. В американских доктринальных документах Китай называется основным соперником США наряду с Россией. В оборонной стратегии говорится о том, что Китай сочетает военную модернизацию, операции по продвижению своего влияния, а также экономические инструменты с целью установления гегемонии в Индо-Тихоокеанском регионе12. В настоящее время Соединённые Штаты и Китай – ведущие экономики мира; они лидируют по военным расходам, они крупнейшие торговые партнёры в двусторонних отношениях, которые, в свою очередь, являются системообразующими. Учитывая огромную взаимозависимость между двумя странами, можно сделать вывод о том, что США даже в рамках политики «Америка превыше всего» будут вынуждены считаться с интересами Пекина. Последний закрепляет свои права глобальной сверхдержавы, становясь крайне привлекательным партнёром для стран Европы и Азии со своей инициативой «Один пояс и один путь», участвуя в развитии Африканского региона, будучи ответственным членом международных организаций и соглашений.
12. Summary of the 2018 National Defense Strategy of the United States of America, p. 2. Available at:
14 В мае 2018 г. Д. Трамп объявил о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий, СВПД (JCPOA) – соглашения, достигнутого по иранской ядерной проблеме в многостороннем формате. Трамп рассчитывает на новую более выгодную сделку, которая будет носить универсальный характер. Однако Иран не выражает особой готовности вести переговоры в этом ключе, проводя свою политику в регионе и оказывая влияние на гражданские войны в Йемене и Сирии. Новые санкции испортили репутацию США как надёжной стороны в переговорном процессе, в том числе и среди европейских партнёров. Если же СВПД потерпит крах, а Иран продолжит развивать ядерную программу, то перед Соединёнными Штатами замаячит перспектива вовлечения в очередной конфликт на Ближнем Востоке.
15 Вопрос Северной Кореи стал одним из самых острых во внешней политике нынешнего президента – в недавнем интервью телеканалу «Фокс ньюс» (Fox News) Трамп заявил, что возможность ограниченного удара по Северной Корее серьёзно рассматривалась его администрацией. Однако был выбран дипломатический путь урегулирования данной проблемы, что ещё раз подтверждает преемственность линии Трампа по отношению к линии Обамы – поменялись лишь объекты политики: Обама заключил ядерную сделку с Ираном, Трамп ведёт переговоры с Ким Чен Ыном. В то же время, по утверждению некоторых источников, приводящих в качестве доказательств изображения со спутников, Северная Корея продолжает развивать свои ядерные объекты13. Президент Трамп скептически отнёсся к этой информации, чем вызвал критику в свой адрес и в адрес политики денуклеаризации Корейского полуострова, которая якобы представляет собой отрицание реально существующей проблемы14. Огромную обеспокоенность вызывает перспектива провала переговоров. При таком исходе Трамп может заявить, что дипломатические возможности разрешения проблемы исчерпаны, и придётся идти по пути военного вмешательства.
13. Bremudez J., Cha V., Collins L. 2018. Undeclared North Korea: The Sakkanmol Missile Operating Base. CSIS: Beyond Parallel. Available at: >>>> (accessed 19.11.2018).

14. Ward A. Trump made some very scary statements about North Korea in his Fox News interview // Vox, 19.11.2018. Available at: >>>> (accessed 27.11.2018).
16 Ещё одной инициативой Трампа стал пересмотр соглашения о торговле с Канадой и Мексикой – НАФТА. После продолжавшихся более года переговоров странам удалось достигнуть нового договора «США – Мексика – Канада»(United States-Mexico-Canada Agreement, USMCA). Соглашение вступит в силу в 2020 г. после ратификации его в странах-участницах. Основные требования США включали в себя повышение доли продукции автомобильной промышленности, произведённой внутри зоны, которую разрешается ввозить без пошлин с 62,5% до 75% (в основном речь идёт об автомобилях, производимых в Мексике и затем экспортируемых в США). Помимо этого, страны договорились, что в соглашении будет оговорка о том, что не менее 30% деталей (к 2023 г. – 40%) должны производиться рабочими, оплата труда которых составляет не менее 16 долл. в час15. Согласно новому соглашению США получат доступ к рынку молочных продуктов Канады, а повышенные ранее до 25% тарифы на импорт канадской стали остались без изменений. Также были существенно расширены меры по защите интеллектуальной собственности, в том числе патентов и товарных знаков. В целом, эксперты отмечают, что USMCA не вносит каких-то революционных изменений в торговые отношения трёх стран, однако Трамп, безусловно, записал эту «победу» себе в актив16.
15. Long H.U.S., Canada and Mexico just reached a sweeping new NAFTA deal. Here’s what’s in it // The Washington Post, 1.10.2018. Available at: >>>> (accessed 25.10.2018).

16. Trump’s ‘Historic’ Trade Deal: How Different Is It from Nafta? Available at: >>>> (accessed 25.10.2018).
17 Другим примером противодействия нынешнего президента международным институтам представляется его риторика в отношении НАТО. В ходе предвыборной кампании он заявил, что Североатлантический альянс – «устаревшая» организация, цели которой соответствуют ещё временам холодной войны. Основным предметом недовольства Трампа стали финансовые обязательства стран – членов альянса и их оборонные расходы, доля которых существенно ниже аналогичных расходов США. Такой подход был крайне болезненно воспринят европейскими и другими союзниками США, которые удивленно наблюдали за тем, как американский президент критикует один из столпов продвижения американского влияния в мире. Данный шаг свидетельствует о наметившемся ранее изменении баланса сил в регионе, и европеизации НАТО в ближайшем будущем. Это касается не только финансовых вливаний европейских стран, но и наращивания политической мощи17.
17. Rynning S. A Europeanized NATO? The Alliance Contemplates the Trump Era and Beyond. War on the Rocks, Texas National Security Network, 25.09.2018. Available at: >>>> (accessed 25.10.2018).
18 Европейская геополитика вновь заявляет о своём существовании, а кризисная ситуация может вполне способствовать налаживанию натянутых отношений между Великобританией и ЕС, когда они будут вынуждены объединиться и выработать единый курс для обеспечения собственной безопасности. Стоит подчеркнуть, что в доктринальных документах США – Стратегии национальной безопасности и Национальной оборонной стратегии вопрос обеспечения безопасности союзников называется одним из приоритетных направлений, а также вновь утверждается приверженность США своим обязательствам по НАТО и в частности статье 5 договора18. Помимо основных внешнеполитических инициатив Д. Трампа необходимо отметить ещё ряд важных шагов, свидетельствующих об отходе США от политики мультилатерализма. Это прежде всего следующие решения:
18. National Security Strategy, p. 48
19
  • выход из Глобального договора о миграции;
  • прекращение сотрудничества с Международным уголовным судом;
  • выход из Факультативного Протокола об обязательном разрешении споров к Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. с целью ограничения действия Международного суда в отношении Соединённых Штатов;
  • выход США из Совета ООН по правам человека19.
19. U.S. Role in the World: Background and Issues for Congress. Congressional Research Service, 26.10.2018. Available at: >>>> (accessed 27.11.2018).
20

Российский фактор

 

Отдельным пунктом внешнеполитической повестки дня для Соединённых Штатов стало российское направление. В первую очередь, в лицо бросается тот факт, что это, пожалуй, единственный пункт, по которому предвыборные обещания Трампа и реальные действия во время президентства так сильно отличаются (см. таблицу).

21 Предвыборные обещания Д. Трампа и реальные действия во время его президентства и политика Б. Обамы
Б. Обама Д. Трамп
предвыборная риторика осуществил
Лидерство из-за спины «Мир с позиции силы» «Мир с позиции силы» как один из столпов Стратегии национальной безопасности
Обеспечение национальной безопасности за счёт поддержания международной через институты коллективной безопасности Национальные интересы превыше всего, консенсус достигается путём переговоров Снижение роли США как глобальной сверхдержавы. «Америка превыше всего». Часто – отсутствие гибкой позиции по ряду вопросов. Напрашивается вывод о преобладании государственных интересов над национальными
Разворот в АТР Выход из ТТП Прекращение переговорного процесса по ТТП
Члены НАТО – ближайшие союзники Пересмотр целей и стратегии НАТО Критика НАТО, при этом заверения в важности союзнических отношений
Открытая экономика Введение тарифов, пересмотр многосторонних соглашений (НАФТА) НАФТА прекратила своё действие, новый договор с Канадой и Мексикой
Изменение климата – жизненно важный интерес Изменение климата нерелевантно Выход из Парижского соглашения
Россия – агрессор, стратегия – наложение санкций Готовность заключить выгодную как для США, так и для России сделку В «Стратегии» Россия называется основным соперником США. Новые санкции, возможный крах режима контроля над вооружениями, любой диалог Трампа с Путиным подвергается жесточайшей критике
Сотрудничество с Китаем в области экономики и безопасности, осуждение действий в Южно-китайском море и нарушений прав человека Возможные протекционистские тарифы В доктрине, КНР – основной соперник, как и Россия. Ввод тарифов, наряду с постоянными переговорами
Достижение соглашения по ядерной программе Ирана Критика иранской «ядерной сделки» Выход из СДВП, новые санкции в отношении Ирана
Сокращение/сбалансированность военных расходов Наращивание военного потенциала Военный бюджет на 2019 г. – 717 млрд долл.
22 Российско-американские отношения в настоящее время переживают очередной кризис, который по многим признакам отличается от времен холодной войны. Тем не менее можно смело утверждать, что беспрецедентная роль пропаганды, уровень недоверия и страха между двумя странами отсылают нас на полвека назад20. Важным отличием, которое одновременно снижает конфликтность отношений, но при этом не даёт особого толчка к их налаживанию, представляется тот факт, что российский вектор внешней политики США и соответственно американский вектор внешней политики России больше не считаются доминантными как на национальном уровне, так и в системе международных отношений. Развитие двусторонних отношений больше не определяет большинство региональных конфликтов и сценарии их разрешения. Это не может не сказываться на процессе принятия решений и психологии политического истеблишмента в целом. Более того, немаловажным в данной ситуации остаётся внутриполитический фактор – предполагаемое российское вмешательство в президентские выборы в США до сих пор используется в качестве инструмента давления на администрацию Д. Трампа, а в российской внутренней политике разыгрывается американская «карта», принося руководству страны политические очки.
20. Рогов С.М., Шариков П.А., Бабич С.Н., Петрова И.А., Степанова Н.В. 2014. Состояние и перспективы российско-американских отношений // Россия и Америка в 21 веке. №2. Available at: >>>> (accessed 13.11.2018).
23 Трамп ещё в ходе своей президентской кампании выступил с непопулярным заявлением о намерении «поладить с Россией», не принёсшем ему никаких политических дивидендов. Российская сторона демонстрировала готовность работать с обоими кандидатами. Уже после своей инаугурации Д. Трамп провёл телефонные переговоры с президентом России, в ходе которых стороны наметили контуры возможного сотрудничества, в первую очередь по вопросу борьбы с терроризмом21. Президент Трамп, бизнесмен по сути, рассматривает отношения с Россией в прагматичном ключе, однако политическая конъюнктура, складывающаяся в Вашингтоне, не предполагает какого-то позитивного сдвига в двусторонних отношениях в ближайшем будущем. Стратегия национальной безопасности США чётко обозначает отношения между двумя странами как сопернические. Наряду с Китаем, Россия называется основной угрозой процветанию и безопасности Соединённых Штатов22, поскольку, как утверждается в документе, стремится установить региональную гегемонию, дестабилизировать НАТО и изменить европейскую и ближневосточную архитектуры безопасности. Используемые новейшие технологии в сочетании с совершенствующимся ядерным арсеналом представляют очевидный вызов американской безопасности23. Одновременно подчёркивается, что США не намерены подрывать стратегическую стабильность в российско-американских отношениях посредством систем ПРО, развёртываемых против Северной Кореи и Ирана. Упоминается и роль России в оказании влияния на демократические процессы в странах по всему миру, куда входит использование информационных инструментов. При этом в документе не предлагается выработка полномасштабной ответной стратегии, большинство формулировок звучит крайне размыто, жёсткая риторика созвучна с позицией, провозглашённой в аналогичном документе 2015 года.
21. Trump and Putin make counter-terror top priority in first call. Available at: >>>> (accessed 13.11.2018).

22. National Security Strategy 2017, p. 2. Available at: >>>> (accessed 25.10.2018).

23. Summary of the 2018 National Defense Strategy, p. 2.
24 Единственный позитивный тезис, касающийся России, – подтверждение готовности США сотрудничать с Москвой в областях, представляющих взаимный интерес. Такой областью в двусторонних отношениях всегда был контроль над вооружениями – вопрос, по которому США и Россия взаимодействуют уже полвека. В настоящее время договорённости между США и РФ остались практически единственным связующим звеном между двумя государствами. Это пусть и вынужденное сотрудничество ни в коем случае нельзя прекращать в угоду другим, даже, казалось бы, достаточно важным интересам государств. Стратегическая стабильность в российско-американских отношениях напрямую связана с выживаемостью государств, т.е. представляет ключевой аспект обеспечения национальной безопасности как России, так и США. Однако учитывая взаимные претензии по договору РСМД и неопределённость по вопросу продления договора СНВ-3, можно констатировать, что режим контроля над вооружениями, как и двусторонние отношения в целом, находятся в серьёзном кризисе. В ходе президентской кампании Трамп высказывал достаточно противоречивые утверждения по вопросу ядерного оружия. Во время дебатов с Хиллари Клинтон он заявил о готовности принять доктрину отказа от использования ядерного оружия первыми, при этом уточнил, что ни один из вариантов он бы не стал исключать, что, безусловно, противоречит предыдущему утверждению. Кандидат в президенты был поставлен в тупик вопросом о том, что такое ядерная триада. Всё это говорит о том, что Д. Трамп изначально был крайне плохо осведомлён в вопросах ядерной политики. Советники по национальной безопасности Майкл Флинн, находившийся на своём посту совсем недолго, и Герберт Макмастер придерживались традиционных взглядов по этому вопросу, рассматривая ядерное оружие с точки зрения его сдерживающего фактора. В «Обзоре ядерной политики», подготовленном Министерством обороны и вышедшем в феврале 2018 г., также нет никаких прямых указаний относительно того, что США планируют выйти из Договора РСМД, о чём Д. Трамп заявил в октябре 2018 г. В обзоре говорится, что Соединённые Штаты готовы к «целесообразным» переговорам по данной проблеме, утверждается возможность продления Договора СНВ-3 до 2026 года24. Список изложенных в документе претензий к России, включая, но не ограничиваясь несоблюдением Договора РСМД, ДОВСЕ, Будапештского меморандума, Договора по открытому небу, говорит о незначительных шансах на восстановление диалога в сфере контроля над вооружениями. Тем не менее, стратегия не предлагает рубить сложившуюся систему на корню.
24. Nuclear Posture Review 2018, p. XVII. Available at: >>>> (accessed 27.11.2018).
25

Представляется, что заметное влияние на Трампа оказывает нынешний советник по национальной безопасности Джон Болтон, который давно известен своим негативным отношением к существующему режиму контроля над вооружениями25. Будучи заместителем государственного секретаря по контролю над вооружениями, он был причастен к выходу США из Договора по ПРО в 2002 году.

 

Учитывая, что во внешнеполитической сфере Д. Трамп стремится противопоставить свои действия линии, проводившейся Б. Обамой, очень туманной выглядит и перспектива продления ныне действующего договора СНВ-3. Стороны могли бы договориться о заключении нового договора, внеся несущественные поправки в текст СНВ-3, что было бы расценено администрацией Трампа как большая победа и очередной укол в адрес Обамы. Однако для такой инициативы нужна политическая воля обеих сторон, а двусторонние отношения находятся в таком глубоком кризисе, что малейший раздражитель (яркий пример – недавний инцидент в Керченском проливе с украинскими военными судами) ставит крест не то что на договорённости, а на самой возможности диалога. Это и случилось на полях саммита «Большой двадцатки» в Буэнос-Айресе: встреча Путина и Трампа не состоялась.

25. Bolton J. Trump’s New Start with Russia May Prove Better Than Obama’s // The Wall Street Journal, 13.02.2017. Available at: >>>> (accessed 25.10.2018).
26 В целом, в настоящее время в двусторонних отношениях может сложиться крайне опасная ситуация, когда контакты соперничающих сторон не будут регулироваться никакими правилами. Это может привести к опасным инцидентам, в первую очередь в военной сфере, которые могут стать предпосылкой открытой конфронтации, в которой при любом исходе проигравшими останутся обе стороны. Обеим странам нужна долгосрочная внешнеполитическая стратегия в отношении друг друга, в основе которой не будет реакционной составляющей, когда Россия и США предпринимают определённые действия лишь в ответ на действия другой стороны. В целом, эксперты придерживаются крайне пессимистичных прогнозов касательно развития двусторонних отношений, однако для поддержания глобального мира руководство двух стран просто обязано найти политическую волю для ведения диалога хотя бы по вопросу установления правил этой конфронтационной модели отношений26.
26. Rogov S. Can the U.S. and Russia Find a Path Forward on Arms Control? // Foreign Affairs, 16.12.2018. Available at: >>>> (accessed 16.12.2018).
27 В заключение стоит отметить, что по ряду направлений внешнеполитическая доктрина Б. Обамы продолжается. Преемственность сохраняется в отношении Ближнего Востока, где Трамп, в отличие от Обамы, поддерживает Израиль и Саудовскую Аравию, но в целом придерживается политики невмешательства. При этом красная линия, которую некогда проводил Обама и которую мало кто принимал во внимание, что часто вменяют в вину предыдущей администрации, в итоге Трампом пересечена не была, когда он отдал приказы о бомбежке Сирии в самом начале своего президентства. С другой стороны, внешнеполитическая доктрина Д. Трампа базируется на принципе «Мир с позиции силы» (peace through strength). Его суть состоит в снижении глобальной напряжённости с учётом приоритетности американских интересов. Эти положения созвучны «лидерству из-за спины» – подходу к внешней политике Б. Обамы. Трамп, озвучив амбициозные планы во внутренней политике, не готов тратить огромные ресурсы на внешнеполитические инициативы, целью которых не является защита жизненно важных интересов США. Представляется, что отказ от политики вмешательства, который не равнозначен изоляционизму, в приверженности которому обвиняют Дональда Трампа, и есть лейтмотив его внешней политики. Однако в случае серьёзной угрозы национальной безопасности не этот принцип станет определять дальнейшие действия США.
28 Безусловно, есть ряд факторов, оказывающих влияние на принятие Вашингтоном внешнеполитических решений. Конгресс, не прекращающий вводить санкции в отношении России, средства массовой информации, ежедневно продвигающие и укрепляющие негативное восприятие действующего президента, первоначально возникшие сложности с кадровыми назначениями, в частности пост советника по национальной безопасности за два года успел перейти из рук в руки 3 раза. Однако даже при этих сложностях администрации Д. Трампа в первый же год удалось выпустить довольно внятную Стратегию национальной безопасности, хоть и подвергшуюся критике многих либеральных мозговых центров и СМИ, но в целом отвечающую запросам и республиканцев, и демократов.
29 После недавно прошедших промежуточных выборов в Конгресс большинство в Палате представителей теперь принадлежит демократам, Сенат же остался за республиканцами. Сейчас Д. Трамп скорее всего сконцентрируется на внешнеполитических вопросах в рамках начала подготовки к предвыборной кампании на следующий президентский срок. Демократы могут навязать свою повестку дня в таких областях, как отчётность Министерства обороны перед Конгрессом и бóльший контроль за Государственным департаментом и УМР27. Велика вероятность возобновления расследования российского вмешательства в президентские выборы 2016 г. и ещё более агрессивная риторика в отношении России.
27. Ward A. Democrats Won the House – and Trump’s Foreign Policy May Be in Trouble // Vox, 04.11.2018. Available at: >>>> (accessed 27.11.2018).

References

1. Ferguson N. Donald Trump’s New World Order // The American Interest, 21.11.2016. Available at: https://www.the-american-interest.com/2016/11/21/donald-trumps-new-world-order/ (accessed 05.09.2018).

2. Nye J. Donald Trump and the Decline of U.S. Soft Power // Project Syndicate, 06.02.2018. Available at: https://www.project-syndicate.org/commentary/trump-american-soft-power-decline-by-joseph-s--nye-2018-02 (accessed 05.10.2018).

3. Harris G. Diplomats Sound the Alarm as They Are Pushed Out in Droves // the New York Times, 24.11.2017. Available at: https://www.nytimes.com/2017/11/24/us/politics/state-department-tillerson.html (accessed 08.10.2018).

4. Congressional Budget Justification. Department of State, Foreign Operations, and Related Programs. FISCAL YEAR 2019. Available at: https://www.state.gov/documents/organization/277155.pdf (accessed 13.11.2018).

5. Harrison T., Seamus D. 2019. Analysis of the FY 2019 Defense Budget. Lanham: Rowman&Littlefield, 52 p. Available at: https://csis-prod.s3.amazonaws.com/s3fs-public/publication/180917_Harrison_DefenseBudget2019.pdf?uUH.v7t_nXrNnkX01631tlu7IGamFIe9 (accessed 15.11.2018).

6. Patrick S. 2017. The Sovereignty Wars: Reconciling America with the World. Brookings Institution Press, 352 p. Available at: https://www.cfr.org/excerpt-sovereignty-wars (accessed 05.09.2018).

7. Donald J. Trump. Twitter account. Available at: https://twitter.com/realdonaldtrump/status/984631073865953280 (accessed 07.10.2018).

8. Donald J. Trump. Twitter account. Available at: https://twitter.com/realdonaldtrump/status/986436520444866560 (accessed 07.10.2018).

9. Top China Expert: U.S.' "biggest strategic mistake" was exiting TPP. Available at: https://www.cbsnews.com/news/top-china-expert-u-s-biggest-strategic-mistake-was-exiting-tpp/. (accessed 25.10.2018).

10. Carlson B. China Loves Trump. The People Love a Winner. The Leadership Loves a Dupe. //The Atlantic, March 2018. Available at: https://www.theatlantic.com/magazine/archive/2018/03/trump-china/550886/ (accessed 19.11.2018).

11. Stepanov A.S. 2018. Rost voennoj moschi Kitaya v nachale XXI veka: znachenie dlya SShA // Rossiya i Amerika v 21 veke. №3.

12. Summary of the 2018 National Defense Strategy of the United States of America, p. 2. Available at:

13. https://dod.defense.gov/Portals/1/Documents/pubs/2018-National-Defense-Strategy-Summary.pdf (accessed 05.10.2018).

14. Bremudez J., Cha V., Collins L. 2018. Undeclared North Korea: The Sakkanmol Missile Operating Base. CSIS: Beyond Parallel. Available at: https://beyondparallel.csis.org/undeclared-north-korea-sakkanmol-missile-operating-base/ (accessed 19.11.2018).

15. Ward A. Trump made some very scary statements about North Korea in his Fox News interview // Vox, 19.11.2018. Available at: https://www.vox.com/2018/11/19/18102607/trump-fox-news-sunday-interview-wallace-north-korea (accessed 27.11.2018).

16. Long H.U.S., Canada and Mexico just reached a sweeping new NAFTA deal. Here’s what’s in it // The Washington Post, 1.10.2018. Available at: https://www.washingtonpost.com/business/2018/10/01/us-canada-mexico-just-reached-sweeping-new-nafta-deal-heres-whats-it/?utm_term=.2d6b37bbaf05 (accessed 25.10.2018).

17. Trump’s ‘Historic’ Trade Deal: How Different Is It from Nafta? Available at: https://www.bloomberg.com/graphics/2018-nafta-vs-usmca/ (accessed 25.10.2018).

18. Rynning S. A Europeanized NATO? The Alliance Contemplates the Trump Era and Beyond. War on the Rocks, Texas National Security Network, 25.09.2018. Available at: https://warontherocks.com/2018/09/a-europeanized-nato-the-alliance-contemplates-the-trump-era-and-beyond/ (accessed 25.10.2018).

19. National Security Strategy, p. 48

20. U.S. Role in the World: Background and Issues for Congress. Congressional Research Service, 26.10.2018. Available at: https://fas.org/sgp/crs/row/R44891.pdf (accessed 27.11.2018).

21. Rogov S.M., Sharikov P.A., Babich S.N., Petrova I.A., Stepanova N.V. 2014. Sostoyanie i perspektivy rossijsko-amerikanskikh otnoshenij // Rossiya i Amerika v 21 veke. №2. Available at: http://www.rusus.ru/?act=read&id=406 (accessed 13.11.2018).

22. Trump and Putin make counter-terror top priority in first call. Available at: https://www.bbc.com/news/world-us-canada-38786199 (accessed 13.11.2018).

23. National Security Strategy 2017, p. 2. Available at: https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905.pdf (accessed 25.10.2018).

24. Summary of the 2018 National Defense Strategy, p. 2.

25. Nuclear Posture Review 2018, p. XVII. Available at: https://media.defense.gov/2018/Feb/02/2001872886/-1/-1/1/2018-NUCLEAR-POSTURE-REVIEW-FINAL-REPORT.PDF (accessed 27.11.2018).

26. Bolton J. Trump’s New Start with Russia May Prove Better Than Obama’s // The Wall Street Journal, 13.02.2017. Available at: https://www.wsj.com/articles/trumps-new-start-with-russia-may-prove-better-than-obamas-1486941073 (accessed 25.10.2018).

27. Rogov S. Can the U.S. and Russia Find a Path Forward on Arms Control? // Foreign Affairs, 16.12.2018. Available at: https://www.foreignaffairs.com/articles/russian-federation/2018-05-22/can-us-and-russia-find-path-forward-arms-control (accessed 16.12.2018).

28. Ward A. Democrats Won the House – and Trump’s Foreign Policy May Be in Trouble // Vox, 04.11.2018. Available at: https://www.vox.com/policy-and-politics/2018/11/1/18044158/midterm-elections-democrats-house-foreign-policy-trump-military-russia-intel (accessed 27.11.2018).