IN Search of Power: Current Metamorphosis of the American Neoconservative Movement
IN Search of Power: Current Metamorphosis of the American Neoconservative Movement
Annotation
PII
S207054760000048-9-1
DOI
10.18254/S0000048-9-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Sergey Kislitsyn 
Occupation: Research Fellow, Center for North American Studies
Affiliation: Primakov National Research Institute of World Economy and International Relations Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract
The article examines contemporary foreign policy approaches of neo-conservatism. Attention is also paid to the prospects of its influence on the American ruling circles and in particular on the Republican Party of the United States. In addition, the paper describes financial problems of neoconservative organizations and periodicals, which serve as instruments for promoting the foreign policy agenda of this movement.
Keywords
neocons, Republican Party, U.S. foreign policy, ideology
Received
02.12.2018
Date of publication
24.12.2018
Number of characters
29299
Number of purchasers
1
Views
375
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

Publication content
1 В 1980–2000-е годы неоконсерватизм считался одним из наиболее влиятельных политических течений внутри Республиканской партии США. После окончания холодной войны, его представители выступили с проектом глобальной гегемонии Соединённых Штатов. Достичь её предполагалось за счёт жёсткой и односторонней политики, военного превосходства и распространения демократии и насаждения «демократических» режимов в мире, в том числе силовым путём. Пик неоконсервативного влияния пришёлся на годы администрации Дж. Буша-младшего (2001–2009 гг.), когда в команде президента и ряде министерств оказалось значительное число сторонников этого течения. Издержки внешней политики этого периода и в частности трудности, связанные войной в Ираке, вызвали жёсткую критику в адрес президента и неоконов, которые представлялись основными идеологами практиковавшихся внешнеполитических подходов. Как следствие, популярность этого течения значительно снизилась, а многие его представители предпочли дистанцироваться от своих же коллег. Но неоконсерватизм не перестал существовать, его сторонники по-прежнему участвуют в американской политической жизни. Однако их идеи и подходы, связанные с установлением однополярного мира, в наши дни являются больше достоянием истории, нежели частью прикладной политики. В этой связи актуальным представляется изучение современного идеологического, политического и институционального состояния американского неоконсерватизма.
2

Внешнеполитические подходы неоконсерватизма на современном этапе

 

Для неоконсерватизма характерно наличие собственной внешнеполитической идеологии, исходя из которой выстраиваются и современные подходы этого течения. Её основные черты сформировались к началу 2000-х годов и с тех пор не претерпели серьёзных изменений. Неоконсерваторы традиционно полагают, что анархия является нормальным состоянием международных отношений. Следовательно, военная сила – это наиболее действенный инструмент мировой политики. Исходя из этого, они не склонны полагаться на гарантии международного права и скептически относятся к деятельности наднациональных организаций. Так, традиционным объектом их критики выступает ООН и в частности – деятельность её Совета Безопасности. Неоконсерваторы склонны полагать, что внутренняя форма правления определяет внешнюю политику государства. Демократии, в силу своей сосредоточенности на благополучии граждан и зависимости от электоральных циклов, более «миролюбивы», нежели страны с автократической формой правления. Последние же, будучи относительно свободными в принятии решений, способны к проведению более агрессивной внешней политики. Следовательно, они представляют угрозу для международной стабильности.

3 Неоконсерваторы разделяют идею о том, что Соединённые Штаты – страна, сохраняющая приверженность «универсальным ценностям», основанным на принципах естественного права. Располагая мощными политическими, силовыми и экономическими рычагами, США обязаны выступать защитником демократического мира и выполнять функции мирового полицейского. С точки зрения неоконсерваторов, эта сверхзадача способна приносить и внутриполитическую, общественную пользу. Она может выступать долгосрочной, социально-консолидирующей целью, постоянным внешним вызовом. Его наличие должно выполнять объединяющую роль и препятствовать развитию эгоизма, тем самым спасая общество от разложения.
4 Как и в 2000-е годы, неоконсерваторы по-прежнему исходят из рейгановского принципа «мир путём силы» и идеи американского глобального лидерства. При этом современные изменения в мировой политике, связанные с переходом от однополярности к полицентричности, не противоречат и прогнозам неоконсерваторов. Как отмечает неоконсервативный идеолог Роберт Кейган, отсутствие конкуренции между великими державами после окончания холодной войны оказалось лишь кратковременным отклонением от нормы1. В этой связи перед Соединёнными Штатами встаёт новая долгосрочная цель – защита «либерального миропорядка» от угрозы, исходящей со стороны автократических государств. По сути, эта идея развивает неоконсервативную концепцию «Четвёртой мировой войны». Изначально она была предложена «патриархом неоконсерватизма» Норманом Подгорецем как суть противостояния между США и «милитаристским исламом»2, но затем переросла в идею борьбы демократий и автократий, как решающего конфликта XXI века. Важно отметить: неоконсерваторы полагают, что если Вторая мировая война была борьбой с фашизмом, то третья вписывалась в рамки холодной войны и заключалась в противостоянии коммунистической угрозе. Следовательно, новая глобальная схватка происходит между демократиями и автократиями.
1. Kagan R. History's Back // The Weekly Standard, 25.08.2008. URL: >>>> (accessed 05.10.2017).

2. Podhoretz N. World War IV: How It Started, What It Means, and Why We Have to Win // Commentary, September 2004, p. 17-54. URL: >>>> (accessed 20.08.2018).
5 Характерной чертой нынешнего конфликта неоконсерваторы считают трансформацию автократических режимов, произошедшую за последние десятилетия: автократии научились совмещать относительную экономическую свободу с подавлением политических прав своих граждан3. Это позволяет им наращивать мощь и благосостояние, сохраняя жёсткий внутренний контроль. Значительно окрепнув, автократии, в первую очередь Китай и Россия, вступили в борьбу против американского лидерства с целью создания полицентричного миропорядка.
3. Kagan R. Ibid.
6 В условиях постоянно растущей международной конкуренции, неоконсерваторы критично относились к внешней политике администрации Барака Обамы (2009–2017 гг.). Именно с её наследием они склонны ассоциировать современные внешнеполитические трудности Соединённых Штатов. На концептуальном уровне неоконы последовательно критиковали предлагавшуюся Обамой концепцию «умной силы». Она определялась комбинацией «мягких» и «жёстких» подходов, подразумевающих как наличие современной армии, так и большее внимание невоенным факторам силы. Не оспаривая важности её отдельных элементов, неоконсерваторы отмечали, что ставка администрации на дипломатию и развитие сотрудничества с внешнеполитическими конкурентами заведомо обречены на провал, поскольку не подкрепляются реальной готовностью применить военную силу. С точки зрения неоконсерватизма переговоры имеют смысл, если ведутся с позиции победителя, с целью выдвижения условий. Так, миропорядок, сложившийся после холодной войны, был оформлен американской мощью и, следовательно, отражал американские интересы и предпочтения4.
4. Kristol W. Conservatives Must Call for More Defense Spending // Foreign Policy Initiative, April 24, 2010. URL: >>>> (accessed 03.11.2017
7 Таким образом, неадекватность концептуальных подходов в совокупности с однобоким толкованием сути международных отношений, привели к современным внешнеполитическим трудностям. И созданы они были именно на ключевых направлениях: российском, китайском, иранском и в целом ближневосточном.
8 Политика «перезагрузки» российско-американских отношений не привела к желаемым результатам. По мнению неоконсерваторов, отсутствие жёсткого и своевременного ответа на действия России во время конфликта в Грузии в 2008 г. послужило для Москвы сигналом, что дальнейшая экспансия на постсоветском пространстве возможна и останется безнаказанной5. Кризис на Украине, с точки зрения неоконов, стал логичным продолжением роста российских амбиций при отсутствии серьёзного ответа со стороны Соединённых Штатов. Теперь Россия ведёт себя «как реваншистская держава, преследующая цели из XIX века», но уже с помощью современных политических и военных инструментов6.
5. Kirchick J. So Don’t Call It a Cold War // Commentary, May 1, 2014. URL: >>>> (accessed 16.11.2017).

6. Kagan R. The United States Must Resist a Return to Spheres of Interest in the International System // The Brookings Institution, 19.02.2015. URL: >>>> (accessed 18.11.2017).
9

В случае с Китаем неоконсерваторы также выступали против каких-либо элементов сотрудничества. Наоборот, они призывали к развитию диалога с Тайванем, поддержке сепаратистских настроений в Тибете и активной критике Пекина за нарушение прав человека7. Также неоконсерваторы призывали отстранить КНР от участия в решении международных проблем, для чего США стоило действовать в обход ООН, работая в непосредственной кооперации со своими союзниками. В пример они приводили переговоры по иранской ядерной программе в формате 5+1 (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германия). Отмечалось, что подобный формат взаимодействия работает на пользу Кита. или России, поскольку позволяет затягивать решение проблемы и тем самым оказывать поддержку своим «клиентам» – Ирану или Северной Корее. Безусловно, неоконсерваторами отмечалась значимость развития союзнических отношений с Японией и Южной Кореей, в противовес китайскому влиянию. Важно было нарастить военную кооперацию с Индией и включить её в систему американских союзов8.

7. Time for a Strategic Reassessment of U.S. Policy Toward China // Foreign Policy Initiative, January 17.01.2011. URL: >>>> (accessed 01.11.2018).

8. Overcoming Obstacles to Accelerate the U.S.-India Strategic Partnership // Foreign Policy Initiative, June 11, 2012. URL: >>>>  (accessed 11.11.2017); Christy P., Zarate R. Challenges Loom as Obama Visits Asia // Foreign Policy Initiative, April 21, 2014. URL: >>>> (accessed 12.11.2017).
10 Наиболее критично неоконсерваторы относились к переговорам по иранской ядерной программе. Отмечалось, что они проводятся без учёта собственного же негативного опыта в отношениях с Россией и Китаем. Заключение Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) не подразумевало полного прекращения ядерной программы и уничтожения реакторов на территории Ирана. Следовательно, у Тегерана оставалась возможность возобновить обогащение урана и затем перейти к созданию ядерного оружия. Ещё одна проблема заключалась в том, что к решению проблемы не были привлечены непосредственно заинтересованные региональные государства – Израиль и Саудовская Аравия. Переговоры с иранским правительством происходили на фоне секвестирования американского военного бюджета и сокращения контингента в Ираке. Таким образом, Вашингтон ничем не подтверждал свою решимость «наказать» Тегеран за возможное нарушение условий СВДП9 и представал слабой стороной в глазах ИРИ. Сам факт сохранения у Ирана ядерной промышленности представлялся равнозначным признанию его прав на статус ядерной державы. Это означало экзистенциальную угрозу для Израиля и вредило отношениям Вашингтона с Иерусалимом, и без того напряженным в период президентства Барака Обамы.
9. Nau H. How Restraint Leads to War // Commentary, 01.09.2015. URL: >>>> (accessed 07.09.2017).
11 Важным моментом в изменении неоконсервативных позиций стало признание переоцененности идеи о быстрой демократизации Ирака и Афганистана. Однако, как и в 2000-е годы, основной причиной неудачи им представлялась нехватка военной силы. Теперь же, значительное сокращение американского контингента только ухудшало ситуацию. В Афганистане это способствовало росту поддержки талибов и других повстанческих групп и подрывало работу легитимного правительства в Кабуле10. Вывод американских войск из Ирака так же ставил под угрозу существование созданных демократических институтов, появлялась опасность попадания Багдада в орбиту иранского влияния11.
10. Moyar M. The Stability Operations Era // Foreign Policy Initiative, 8.11.2015. URL: >>>> (accessed 14.12.2017).

11. Foreign Policy Experts Urge President Obama to Reconsider Troop Drawdown in Iraq // Foreign Policy Initiative, 15.09.2011. URL: >>>> (accessed 14.12.2017).
12 Появление ИГИЛ для неоконсерваторов представлялось логичным следствием вывода американских войск из Ирака. Они полагали, что данная террористическая организация зародилась не как следствие разрушения существовавших ранее социально-политических институтов, но как результат неправильных действий со стороны США, а именно нежелания увеличивать военный контингент. Если же в ответ на появление «Исламского государства» Вашингтон вновь нарастил бы военное присутствие, то это, с точки зрения неоконсерваторов, убедило бы умеренных иракских суннитов и шиитов не вступать в ряды ИГИЛ12. Неоконсерваторы отмечали, что «на идеологическом уровне, религиозные основы требуют от экстремистов продолжения их борьбы, и в этом случае выход Запада из противостояния будет расценен как односторонне разоружение»13. Таким образом, для неоконсерваторов по-прежнему характерным остаётся выделение «идеологических» аспектов как ключевых для Ближнего Востока. В то же время политические, религиозные и этнические особенности второстепенны для их восприятия.
12. Kristol W., Kagan F. What to Do in Iraq // The Weekly Standard, 16.06.2014. URL: >>>> (accessed 06.02.2017).

13. Rubin M. After Bin Laden // Commentary, 01.06.2011. URL: >>>> (accessed 15.12.2017).
13

Нельзя не отметить позиции неоконсерваторов по сирийской проблеме. Безусловно, они выступают в поддержку свержения правительства Башара Асада, с целью попытки создания демократического правительства по западному образцу. Как отмечал Д. Муравчик, вряд ли смена режима в Сирии могла сделать ситуацию хуже, нежели она была изначально. Но здесь выделяется и ещё одна важная предпосылка. Дамаск, как отмечает Элиотт Абрамс, остаётся единственным союзником Ирана в арабском мире. Сотрудничая с Сирией, Тегеран имеет возможность поставок оружия для «Хезболлы» и получает доступ к израильской границе14. Присутствие российских вооружённых сил на территории Сирии воспринимается как начало борьбы за Ближний Восток, и как ещё одна попытка Кремля оспорить американское лидерство в регионе. Более того, неоконсерваторы не исключают формирования новой «оси» в составе Ирана, России и Сирии. Так, советник президента по национальной безопасности Джон Болтон предполагал, что достижение определённого modus vivendi между этими тремя государствами и ИГИЛ вполне вероятно. По его мнению, это стало бы своеобразным ближневосточным «пактом Молотова-Риббентропа»15.

14. Abrams E. Our Incoherence in the Face of Brutality // National Review, 19.04.2011. URL: >>>> (accessed 12.03.2018).

15. Bolton J. Putin Unleashed // The Weekly Standard, 12.10.2015. URL: >>> (accessed 13.03.2018).
14

Современные ресурсы неоконсервативного влияния

 

Нынешнее положение неоконсерватизма как политического течения было определено результатом выборов 2016 года. Как и многие другие сторонники Республиканской партии, неоконы не приняли кандидатуру Дональда Трампа и стали одними из наиболее активных участников внутренней оппозиции. Они отмечали, что внешнеполитическая повестка Трампа аналогична той, которой руководствовалась администрация Барака Обамы: «…национальное отступление, замаскированное воинственной риторикой о том, что Америка превыше всего»16. Прежде всего их смущали заявления президента о том, что НАТО «устарела», его умеренная симпатия к российскому президенту, слабая заинтересованность в отстаивании демократических свобод и защите «либерального миропорядка».

16. Kristol W. Donald J. Obama // The Weekly Standard, May 9, 2016. Vol. 21, Number 33. P. 7.
15

Неприятие Трампа привело к расколу среди неоконсерваторов. Часть из них стала выступать в поддержку кандидата от демократов Хилари Клинтон. В свою очередь другой лидер течения – Уильям Кристол, объявил о номинации своего собственного кандидата, «сильного, с крепкой командой и реальными шансами» на победу17. Это заявление на какое-то время привлекло внимание американской общественности, но разочарование оказалось сильнее. Кристолом была предложена кандидатура Дэвида Фрэнча, публициста из журнала «Нэшнл ревью» (National Review). Однако сам кандидат практически сразу отказался от идеи своего выдвижения. Эта шумная и совершенно неэффективная авантюра сильно ударила по репутации У. Кристола, который и так получил широкую «известность» за свои не сбывающиеся прогнозы18. Несмотря на этот крайне нелогичный поступок и последовавший за ним провал, примечательно другое. Технически, неоконсерватизм оказался способным предлагать и выдвигать своего собственного кандидата, привлекая к этому внимание средств массовой информации. Это же показывает, что неоконсерваторы по-прежнему сохраняют политические амбиции и по-прежнему способны привлекать общественное внимание.

17. Kristol W. Twitter, 29.05.2016. URL: >>>> (accessed 11.01.2018).

18. Crowley M. Last Man Standing // Politico, July/August 2016. URL: >>>> (accessed 11.01.2018).
16

Обращаясь к той части неоконсерваторов, которая предпочла Х. Клинтон, стоит заметить, что поддержка кандидата от другой партии в какой-то степени характерна для этого течения. Это отражает его политический оппортунизм, который преобладает над партийной солидарностью. Так, на выборах 1980 г. неоконсерваторы отдали предпочтение Рональду Рейгану, в то время как большинство из них ещё относилось к Демократической партии. Вслед за этим произошёл их переход в ряды Республиканской партии. Однако во время кампании 1992 г. многие сторонники течения выступили в поддержку демократа У. Клинтона, а в 2000 г. – его предполагаемого приемника А. Гора. Он представлялся им более подходящим кандидатом для достижения американского глобального лидерства, в отличие от казавшегося умеренным Дж. Буша-младшего. Аналогично, неприятие политических подходов Д. Трампа в 2016 г. направило их в сторону Х. Клинтон, которая в своих внешнеполитических подходах занимала значительно более жёсткие позиции, нежели Б. Обама. К тому же она была одним из тех демократов, которые выступали за проведение военных операций в Югославии в 1999 г., Афганистане в 2001 г. и в Ираке в 2003 г. В отличие от президента Обамы, стремившегося ограничивать применение военной силы, она была ближе к рейгановскому принципу «мир путём силы», и как следствие – имела поддержку неоконсервативного сообщества19.

19. Preble C. Will Hillary Clinton’s Foreign Policy Match Her Campaign Rhetoric? Or Her Record? // CATO at Liberty, 18.08.2016. URL: >>>> (accessed 15.01.2018); Landler M. How Hillary Clinton Became a Hawk // The New York Times, l 21.04.2016. URL: >>>> (accessed 15.01.2018).
17 Победа Трампа стала поражением для неоконсерватизма. Сторонники этого течения, не приняв его кандидатуру, по сути сами уничтожили перспективы для своего участия в работе новой администрации. При этом ещё в начале предвыборной кампании Трамп не исключал для себя сотрудничества с неоконсерваторами20. Сейчас непосредственное взаимодействие между ними и Белым домом отсутствует. Единственным исключением является назначение Джона Болтона на должность советника президента по национальной безопасности. Ещё с 1990-х годов он считается одним из наиболее заметных представителей неоконсерватизма. Однако его деятельность в администрации не способствует росту влияния этого политического течения.
20. Crowley M. Op. cit.
18 На данный момент можно выделить два направления, на которых развивается политическая активность современного неоконсерватизма. Во-первых, неоконсерваторы продолжают искать патронаж на внутрипартийном уровне. Наиболее близок к ним сенатор Марко Рубио. В своих внешнеполитических подходах он придерживается идеи американского глобального лидерства, в том числе и силовым путём21. Рубио рассматривается неоконсерваторами как наиболее перспективный кандидат, а в качестве его консультантов по вопросам внешней политики выступают ключевые идеологи течения – Уильям Кристол, Роберт Кейган, Элиотт Абрамс22. Ещё один вариант – сенатор Тед Круз, занимающий центристскую республиканскую позицию. С одной стороны, он придерживается жёстких подходов по отношению к Ирану. Но в то же время выступает против свержения правительства Башара Асада в Сирии, исходя из последствий смены режимов в Ираке и Ливии23. Несмотря на критику в его адрес со стороны неоконсервативного сообщества, его внешнеполитическими консультантами в разные годы были Эллиот Абрамс и Джон Болтон24. Большой потерей для неоконсерваторов стала смерть их главного «союзника», сенатора Джона Маккейна в августе 2018 г. На протяжении 1990–2000-х годов он был их политическим фаворитом, они последовательно выступали в поддержку его кандидатуры на пост президента США. В нынешней же ситуации, значение М. Рубио и Т. Круза для неоконсерваторов должно возрасти.
21. Rubio M. Restoring America’s Strength. My vision for U.S. Foreign Policy // Foreign Affairs, September/October 2015. URL: >>>> (accessed 05.09.2018).

22. Johnson E. The Neocons Return // National Review, 6.10.2014. URL: >>>> (accessed 15.02.2018).

23. Hattem J., Wong K. Trump, Cruz to hold joint anti-Iran rally on Capitol Hill // The Hill, 27.07.2015. URL: >>>> (accessed 15.02.2018); Goodenough P. GOP Candidates Split Over Toppling Mideast Dictators; Trump, Cruz, Paul Oppose It // CNS News 16.12.2015. URL: >>>> (accessed 15.02.2018).

24. Purple M. Ted Cruz’s Fourth-Way Foreign Policy // The National Interest, 5.12.2015. URL: >>>> (accessed 15.02.2018); Zezima K. Cruz criticized for appointing anti-Muslim foreign policy advisers // The Washington Post, 17.03.2016. URL: >>>> (accessed 15.02.2018).
19 Второй путь развития для неоконсерваторов проявился после выборов 2016 года. Он подразумевает наращивание сотрудничества с «либеральными ястребами» – демократами, придерживающимися жёстких внешнеполитических позиций. В 2017 г. на базе «Германского фонда Маршалла США» (German Marshall Fund of the United States) была создана межпартийная аналитическая организация «Альянс в защиту демократии» (Alliance for Securing Democracy). Своей целью она ставит выработку всеобъемлющей стратегии сдерживания и защиты от государств, пытающихся «подорвать демократические институты»25. Идея о создании Альянса в защиту демократии была вызвана предполагаемым вмешательством России в ход президентской кампании в 2016 г., а также вероятными попытками Москвы воздействовать на исход выборов в европейских странах. Основу этой организации составили сторонники Х. Клинтон и представители американского неоконсерватизма, не принявшие победу Дональда Трампа.
25. Alliance for Securing Democracy. Mission Statement. URL: >>>> (accessed 18.01.2018)
20 В состав консультативного совета Альянса в защиту демократии вошли Майкл Чертофф – министр внутренней безопасности США в 2005–2009 гг. Тоомас Ильвес – президент Эстонии в 2006–2010 гг., Дэвид Крамер – известный американский эксперт по вопросам прав человека, Уильям Кристол – один из лидеров неоконсервативного течения, Майкл Морелл – исполняющий обязанности директора ЦРУ в 2011 и в 2012–2013 гг., Майкл Макфол – посол США в России в 2012–2014 гг. Также в составе этой организации числятся неоконсервативный идеолог Джеми Флай, консультировавший республиканца Марка Рубио по вопросам внешней политики во время выборов 2016 г. и Лора Росенбергер, оказывавшая аналогичные услуги для Хиллари Клинтон26.
26. Advisory Council, Alliance for Securing Democracy. URL: >>>> (accessed 18.01.2018); Stuff, Alliance for Securing Democracy. URL: >>>> (accessed 18.01.2018).
21

В рамках своей деятельности, «Альянс по защите демократии» также осуществляет мониторинговый проект «Гамильтон 68» (Hamilton 68). Его задача заключается в отслеживании активности «пророссийских» информационных агентств, аккаунтов в международной социальной сети Твиттер, российских министерств и ведомств. На сайте в режиме реального времени отображаются наиболее популярные темы обсуждений, наиболее активные интернет-сайты и отдельные персоны. Проект получил своё название в честь политического эссе Александра Гамильтона «Федералист №68», в котором он предупреждал о желании «иностранных держав достичь ничем не оправданного влияния в нашем [американском] руководстве». И отмечал наиболее вероятный способ: «протолкнуть своего собственного ставленника на пост высшего должностного лица Союза»27. Свою задачу проект «Гамильтон 68» видит в восстановлении доверия к демократическим институтам путём выявления и опровержения экстремистской деятельности, фальсификации данных и попыток организации насилия по религиозным, этническим, экономическим, социальным или политическим мотивам28.

27. Федералист. Политические эссе А. Гамильтона, Дж. Мэдисона и Дж. Джея. М.: Издательская группа «Прогресс» - «Литера», 1994. С. 447.

28. Hamilton 68, Securing Democracy against Foreign Influence. URL: >>> (accessed 15.02.2018).
22

Современные инструменты продвижения неоконсервативной повестки и проблемы их финансирования

 

Неоконсерваторы традиционно сотрудничают с американскими научными и экспертными организациями правого толка и выпускают собственные периодические издания. В предыдущие годы они также располагали своими «мозговыми центрами», которые на данный момент не функционируют. Однако нельзя исключать и появление новой организации, тем более в преддверии следующих президентских выборов (в 2020 г.). Сейчас сторонники неоконсерватизма в основном представлены в Американском институте предпринимательства (America Enterprise Institute), с которым они традиционно сотрудничают ещё с 1970-х годов. За два последних десятилетия он дважды выступал базовой площадкой для неоконсервативных организаций – «Проект нового американского века» (Project for the New American Century, 1997–2006 гг.) и «Внешнеполитической инициативы» (Foreign Policy Initiative, 2009–2017 гг.). С точки зрения целей, продвигаемых ими и использовавшихся для этого стратегий, обе организации были похожи. Они занимались выпуском аналитических докладов (с учётом принятой идеологии), проведением конференций и семинаров. Отдельным направлением работы считалась публикация открытых писем к президенту США и членам Конгресса.

23 Финансирование обеих организаций в основном осуществлялось за счёт республиканских фондов, а его объёмы менялись в зависимости от американских политических циклов, достигая пиковых значений в предвыборные годы. Так, «Проект нового американского века» за восемь лет своей деятельности получил порядка 1,3 млн долл. США. Наибольшее количество средств поступило в предвыборные 1999 и 2003 годы. Основными же спонсорами были такие фонды как «Фонд Линды и Гарри Брэдли» (The Lynde and Harry Bradley Foundation, Inc., 975 тыс. долл. США), «Фонд Джона М. Олина» (John M. Olin Foundation, Inc., 116 тыс. долл. США) и «Хикори фаундейшн» (Hickory Foundation, 100 тыс. долл. США). Они традиционно финансируют республиканские «мозговые центры», такие как Американский институт предпринимательства, «Херитидж фаундейшн», Гуверовский институт войны, революции и мира (Hoover Institution on War, Revolution and Peace). Прекращение деятельности «Проекта нового американского века» совпало с ростом критики в адрес неоконсерваторов и администрации Дж. Буша-младшего (См. график 1).
24

График 1. Объёмы финансирования «Проекта нового американского века», тыс. долл. США. The Money Behind Conservative Media. Media Transparency. Available at: https://web.archive.org/web/20080207001125/http://www.mediatransparency.org:80/recipientgrants.php?recipientID=2243; https://web.archive.org/web/20070618020805/http://www.mediatransparency.org:80/grantsearchresults.php?searchString=New+American+Century (accessed 01.09.2018).

25 Поддержка «Внешнеполитической инициативы» осуществлялась преимущественно Полом Сингером, владельцем инвестиционного фонда «Эллиот менеджмент корпорейшн» (Elliott Management Corporation). Этот бизнесмен входит в совет директоров журнала «Комментари» (Commentary)29 и попечительский совет Манхэттенского института (Manhattan Institute), близкого неоконам в своих внешнеполитических подходах30. Также финансовую поддержку для «Внешнеполитической инициативы» осуществляли такие фонды как «Фонд Линды и Гарри Брэдли» (ранее спонсировавший «Проект нового американского века») и «ДонорсТраст» (DonorsTrust), однако их помощь была минимальной по сравнению с вложениями Пола Сингера.
29. About Us // Commentary. URL: >>>> (accessed 25.12.2017).

30. Board of Trustees // Manhattan Institute. URL: >>>> (accessed 25.12.2017).
26 Обращаясь к данным, опубликованным в налоговой отчётности «Внешнеполитической инициативы», можно отметить несколько аспектов. По сравнению с «Проектом нового американского века», количество спонсирующих организаций значительно сократилось (от 5 в 2003 г. при сумме в 320 тыс. долл. до одной в 2015 г. при сумме в 1,551 тыс. долл.). Наибольшую финансовую поддержку – 1630 тыс. долл. – «Внешнеполитическая инициатива» получила в преддверии президентских и парламентских выборов, т.е. в 2011 г., но после поражения Ромни поддержка сократилась до 1330 тыс. долл. и в дальнейшем не превышала 1548 тыс. долл. в 2015 г. – вновь перед президентскими выборами. Однако победа Трампа свела перспективы их участия в работе новой администрации к нулю. В этой связи летом 2017 г. Полом Сингером было принято решение прекратить финансирование «Внешнеполитической инициативы» и вскоре проект был закрыт. Эффективность его работы и ранее вызвала определённые сомнения у бизнесмена, однако политические изменения окончательно убедили его прекратить финансирование31 (см. график 2).
31. Gray R. A Right-Leaning Foreign-Policy Think Tank Shuts Down // The Atlantic, 29.06.2017. URL: >>>> (accessed 21.12.2017).
27

График 2. Объёмы финансирования организации «Внешнеполитическая инициатива», тыс. долл. США. Foundation Center Knowledge to Build on. Available at: http://990finder.foundationcenter.org/990results.aspx?990_type=&fn=foreign+policy+initiative&st=&zp=&ei=&fy=&action=Search (accessed 01.09.2018).

28 Вторая важная составляющая в продвижении неоконсервативной повестки – это периодические издания: еженедельник «Уикли стэндарт» (The Weekly Standard) и выходящий 11 раз в год «Комментари». Первое издание, основанное в 1995 г. Уильямом Кристолом, прибыльным никогда не было и существует за счёт спонсорской помощи. Изначально «Уикли стэндарт» принадлежал медиамагнату Руперту Мердоку. Несмотря на убыточность, журнал имел определённое влияние в Вашингтоне. Например, аппарат вице-президента Дика Чейни (2001–2009 гг.) еженедельно получал около 30 копий этого журнала32. После прихода в 2009 г. в Белый дом администрации Барака Обамы, Мердок продал еженедельник крупному бизнесмену Филиппу Аншатсу, владеющему медиахолдингом «Клэрити медиа груп» (Clarity Media Group).
32. David Carr, White House Listens when Weekly Speaks // The New York Times, March 11, 2003. URL: >>>> (accessed 16.08.2015).
29 Однако можно предполагать, что журнал по-прежнему остаётся востребованным в политических кругах. Согласно статистике, портрет читателя «Уикли стэндарт» выглядит следующим образом: это женатый мужчина в возрасте 56–59 лет, на посту выборного должностного лица, совершающий частые поездки за границу, имеющий две машины, для ведения своего домашнего хозяйства пользующийся услугами бухгалтера или специалиста по финансовому планированию33.
33. The Weekly Standard: Demographics, URL: >>>> (accessed 01.09.2018)
30 Журнал «Комментари», основанный в 1946 г., на данный момент представляет собой самостоятельное издание, и согласно его налоговой отчётности, находится на грани самоокупаемости. Например, в 2015 г. прибыль от его продаж (с учётом размещения рекламы) составила 633 тыс. долл. США, в то же время расходы на его издание равнялись 582 тыс. долл., т.е. чистая прибыль от выпуска журнала составила 51 тыс. долл. Основную статью доходов «Комментари» в том же 2015 г. составили пожертвования и гранты (1,485 тыс. долл.), а прибыль от проведения благотворительных мероприятий практически равнялась доходам от издания журнала – 466 тыс. долл34 Получается, что в отличие от «Уикли стэндарт», «Комментари» является самостоятельным изданием. При этом его аудитория весьма незначительна – около 26 тыс. подписчиков в 2017 г. Портрет читателя выглядит следующим образом: ему 55 лет, его доход составляет примерно 90 тыс. долл. США, а портфель инвестиций равен 375 тыс. долл. На сайте журнала отмечается, что 92% подписчиков считают, что «Комментари» находится на передовой американской политики, 88% считают содержание журнала интересным, а 42% оказывали финансовую поддержку политическим кандидатам на последних выборах35. Получается, что его аудитория составляет относительно узкую группу лиц, схожую с читателями «Уикли стэндарт». Наиболее вероятно, что её основная составляющая – представители американского консерватизма и сторонники Республиканской партии.
34. Form 990, Commentary Inc. 2015.

35. Commentary Media Kit 2017. URL: >>>> (accessed 15.02.2018).
31

***

 

Таким образом, можно выделить несколько аспектов, характерных для современного неоконсерватизма. Во-первых, внешнеполитические подходы этого течения в некоторой степени отличаются от тех, которые существовали в начале 2000-х годов. Теперь неоконсерваторы видят основной целью Соединённых Штатов сохранение «либерального миропорядка», его защиту от усиливающегося давления со стороны автократий. В то же время идея распространения демократии и смены режимов силовым путём в качестве цели ими больше не ставится. Отказ от этой политики отмечается и в политической программе Республиканской партии36. Это, в свою очередь, приводит к тому, что в вопросах внешней политики неоконсерватизм постепенно теряет свои отличительные черты, сливаясь с другими «ястребами» обеих правящих партий.

36. The 2016 Republican Party Platform URL: >>>> (accessed 10.09.2018).
32 Во-вторых, будущее неоконсерваторов в рядах Республиканской партии тоже остаётся неясным. С одной стороны, ещё с 1980-х годов неоконы – её важная идеологическая составляющая. С другой, в условиях общего кризиса американского консерватизма трудно предсказать их будущие позиции. Определённую роль в перспективах на будущее играют и противоречия с президентом Трампом, которые подталкивают неоконсерваторов к сотрудничеству с демократами.
33 В-третьих, снижение популярности и влияния неоконсерватизма отражается и в проблемах с финансированием этого течения. Закрытие проекта «Внешнеполитическая инициатива» – весьма наглядное тому подтверждение. При наличии серьёзной поддержки, большей, нежели у «Проекта нового американского века» в начале 2000-х годов, данная организация не смогла повлиять на формирование внешнеполитической повестки Республиканской партии и тем более – администрации Дональда Трампа. Единственным действенным инструментом в продвижении неоконсервативной повестки остаются периодические издания «Уикли стэндарт» и «Комментари». Однако их аудитория сравнительно мала, и с коммерческой точки зрения они малопривлекательны.

References

1. Kagan R. History's Back // The Weekly Standard, 25.08.2008. URL: http://www.weeklystandard.com/historys-back/article/16515 (accessed 05.10.2017).

2. Podhoretz N. World War IV: How It Started, What It Means, and Why We Have to Win // Commentary, September 2004, p. 17-54. URL: https://www.commentarymagazine.com/articles/world-war-iv-how-it-started-what-it-means-and-why-we-have-to-win/ (accessed 20.08.2018).

3. Kagan R. Ibid.

4. Kristol W. Conservatives Must Call for More Defense Spending // Foreign Policy Initiative, April 24, 2010. URL: http://www.foreignpolicyi.org/content/conservatives-must-call-more-defense-spending-write-fpi-director-william-kristol-and-aeis-ga (accessed 03.11.2017

5. Kirchick J. So Don’t Call It a Cold War // Commentary, May 1, 2014. URL: https://www.commentarymagazine.com/articles/so-dont-call-it-a-cold-war/ (accessed 16.11.2017).

6. Kagan R. The United States Must Resist a Return to Spheres of Interest in the International System // The Brookings Institution, 19.02.2015. URL: https://www.brookings.edu/blog/order-from-chaos/2015/02/19/the-united-states-must-resist-a-return-to-spheres-of-interest-in-the-international-system/ (accessed 18.11.2017).

7. Time for a Strategic Reassessment of U.S. Policy Toward China // Foreign Policy Initiative, January 17.01.2011. URL: https://uyghuramerican.org/article/fpi-analysis-time-strategic-reassessment-us-policy-toward-china.html (accessed 01.11.2018).

8. Overcoming Obstacles to Accelerate the U.S.-India Strategic Partnership // Foreign Policy Initiative, June 11, 2012. URL: http://www.foreignpolicyi.org/content/fpi-analysis-overcoming-obstacles-accelerate-us-india-strategic-partnership-0 (accessed 11.11.2017); Christy P., Zarate R. Challenges Loom as Obama Visits Asia // Foreign Policy Initiative, April 21, 2014. URL: http://www.foreignpolicyi.org/content/fpi-analysis-challenges-loom-as-obama-visits-asia (accessed 12.11.2017).

9. Nau H. How Restraint Leads to War // Commentary, 01.09.2015. URL: https://www.commentarymagazine.com/articles/how-restraint-leads-to-war/ (accessed 07.09.2017).

10. Moyar M. The Stability Operations Era // Foreign Policy Initiative, 8.11.2015. URL: http://www.foreignpolicyi.org/content/fpi-analysis-stability-operations-era (accessed 14.12.2017).

11. Foreign Policy Experts Urge President Obama to Reconsider Troop Drawdown in Iraq // Foreign Policy Initiative, 15.09.2011. URL: http://www.foreignpolicyi.org/content/foreign-policy-experts-urge-president-obama-reconsider-troop-drawdown-iraq-0 (accessed 14.12.2017).

12. Kristol W., Kagan F. What to Do in Iraq // The Weekly Standard, 16.06.2014. URL: http://www.weeklystandard.com/what-to-do-in-iraq/article/795057 (accessed 06.02.2017).

13. Rubin M. After Bin Laden // Commentary, 01.06.2011. URL: https://www.commentarymagazine.com/articles/after-bin-laden/ (accessed 15.12.2017).

14. Abrams E. Our Incoherence in the Face of Brutality // National Review, 19.04.2011. URL: https://www.nationalreview.com/blog/corner/our-incoherence-face-brutality-elliott-abrams/ (accessed 12.03.2018).

15. Bolton J. Putin Unleashed // The Weekly Standard, 12.10.2015. URL: http://www.weeklystandard.com/putin-unleashed/article/1039611 (accessed 13.03.2018).

16. Kristol W. Donald J. Obama // The Weekly Standard, May 9, 2016. Vol. 21, Number 33. P. 7.

17. Kristol W. Twitter, 29.05.2016. URL: https://twitter.com/BillKristol/status/737025756488978432 (accessed 11.01.2018).

18. Crowley M. Last Man Standing // Politico, July/August 2016. URL: https://www.politico.com/magazine/story/2016/07/2016-bill-kristol-republicans-conservative-movement-donald-trump-politics-214025 (accessed 11.01.2018).

19. Preble C. Will Hillary Clinton’s Foreign Policy Match Her Campaign Rhetoric? Or Her Record? // CATO at Liberty, 18.08.2016. URL: https://www.cato.org/blog/will-hillary-clintons-foreign-policy-match-her-campaign-rhetoric (accessed 15.01.2018); Landler M. How Hillary Clinton Became a Hawk // The New York Times, l 21.04.2016. URL: https://www.nytimes.com/2016/04/24/magazine/how-hillary-clinton-became-a-hawk.html?_r=0 (accessed 15.01.2018).

20. Crowley M. Op. cit.

21. Rubio M. Restoring America’s Strength. My vision for U.S. Foreign Policy // Foreign Affairs, September/October 2015. URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/united-states/2015-08-04/restoring-america-s-strength (accessed 05.09.2018).

22. Johnson E. The Neocons Return // National Review, 6.10.2014. URL: http://www.nationalreview.com/article/389598/neocons-return-eliana-johnson (accessed 15.02.2018).

23. Hattem J., Wong K. Trump, Cruz to hold joint anti-Iran rally on Capitol Hill // The Hill, 27.07.2015. URL: http://thehill.com/policy/national-security/252134-trump-cruz-to-hold-joint-anti-iran-rally-on-capitol-hill (accessed 15.02.2018); Goodenough P. GOP Candidates Split Over Toppling Mideast Dictators; Trump, Cruz, Paul Oppose It // CNS News 16.12.2015. URL: https://www.cnsnews.com/news/article/patrick-goodenough/gop-candidates-split-over-toppling-mideast-dictators-trump-cruz-paul (accessed 15.02.2018).

24. Purple M. Ted Cruz’s Fourth-Way Foreign Policy // The National Interest, 5.12.2015. URL: http://nationalinterest.org/feature/ted-cruzs-fourth-way-foreign-policy-14520 (accessed 15.02.2018); Zezima K. Cruz criticized for appointing anti-Muslim foreign policy advisers // The Washington Post, 17.03.2016. URL: https://www.washingtonpost.com/news/post-politics/wp/2016/03/17/cruz-announces-foreign-policy-team/?utm_term=.9810a35c3197 (accessed 15.02.2018).

25. Alliance for Securing Democracy. Mission Statement. URL: http://securingdemocracy.gmfus.org/about-securing-democracy (accessed 18.01.2018)

26. Advisory Council, Alliance for Securing Democracy. URL: http://securingdemocracy.gmfus.org/team/advisory-council (accessed 18.01.2018); Stuff, Alliance for Securing Democracy. URL: http://securingdemocracy.gmfus.org/team/staff (accessed 18.01.2018).

27. Федералист. Политические эссе А. Гамильтона, Дж. Мэдисона и Дж. Джея. М.: Издательская группа «Прогресс» - «Литера», 1994. С. 447.

28. Hamilton 68, Securing Democracy against Foreign Influence. URL: http://dashboard.securingdemocracy.org/about (accessed 15.02.2018).

29. About Us // Commentary. URL: https://www.commentarymagazine.com/about/ (accessed 25.12.2017).

30. Board of Trustees // Manhattan Institute. URL: https://www.manhattan-institute.org/board-of-trustees (accessed 25.12.2017).

31. Gray R. A Right-Leaning Foreign-Policy Think Tank Shuts Down // The Atlantic, 29.06.2017. URL: https://www.theatlantic.com/politics/archive/2017/06/a-right-leaning-foreign-policy-shuts-down/532311/ (accessed 21.12.2017).

32. David Carr, White House Listens when Weekly Speaks // The New York Times, March 11, 2003. URL: http://www.nytimes.com/2003/03/11/arts/white-house-listens-when-weekly-speaks.html (accessed 16.08.2015).

33. The Weekly Standard: Demographics, URL: https://web.archive.org/web/20150506123130/http://www.weeklystandard.com:80/advertising/audience-profile.php (accessed 01.09.2018)

34. Form 990, Commentary Inc. 2015.

35. URL: http://990s.foundationcenter.org/990_pdf_archive/133/133610041/133610041_201512_990.pdf (accessed 03.01.2018).

36. Commentary Media Kit 2017. URL: https://www.commentarymagazine.com/wp-content/uploads/2017/02/Commentary_Media-Kit_2017.pdf (accessed 15.02.2018).

37. The 2016 Republican Party Platform URL: https://www.gop.com/the-2016-republican-party-platform/ (accessed 10.09.2018).