Торговая война Д.Трампа против КНР: события, мотивации, внутренний контекст

 
Код статьиS207054760000047-8-1
DOI10.18254/S0000047-8-1
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: Ведущий научный сотрудник
Аффилиация: Институт США и Канады РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
ВыпускВыпуск 3
АннотацияВ статье рассматривается основной событийный ряд торговой войны, инициированный администрации Д.Трампа в отношении КНР в 2018 г, анализируется мотивация сторон вокруг этого конфликта. Торговая война с КНР является центральным элементом стратегии Д.Трампа по «деглобализации» США, «исправлению» и «оздоровлению» экономических связей США с миром. Основными претензиями США в адрес Китая выдвигается не дефицит двусторонней торговли как таковой, а «промышленная политика» Китая, дискриминирующие меры в адрес американских компаний, оперирующих в КНР. США обвиняет Китай в технологическом шантаже американских компаний, нарушений в области охраны прав интеллектуальной собственности, кибершпионаже. Китайская сторона со своей стороны аргументирует свою позицию нормами и регламентами ВТО, оговоренными для КНР в момент вступления в эту организацию. Торговая война между США и КНР всё больше приобретает характер системного противостояния между двумя центрами экономической и политической мощи.
Ключевые словаторговая война, китайско-американские отношения, дефицит внешней торговли США, администрация Д. Трампа, протекционизм, промышленная политика КНР, тарифы на импорт, программа «Сделано в Китае – 2025», охрана интеллектуальной собственности, экспорториентированная модель развития
Классификатор
Получено02.12.2018
Дата публикации24.12.2018
Кол-во символов37365
Цитировать   Скачать pdf Для скачивания PDF необходимо авторизоваться
1

От «паузы» к нарастанию противоречий

 

Первый год президентской администрации Д. Трампа для китайско-американских отношений был относительно спокойным. Несмотря на острую антикитайскую риторику Д. Трампа в ходе предвыборной кампании 2016 г., резких политических и экономических выпадов в адрес Китая в начальный год его администрации не произошло. Явным инаугурационным подарком Китаю стал выход США из Транстихоокеанского партнёрства (ТТП), о чём Д. Трамп объявил в первые дни своего официального срока. Состоялось конструктивное, по оценкам обеих участников, неформальное знакомство двух лидеров в Мар-а-Лаго (Флорида) в апреле 2017 г. Был расширен формат основных двусторонних контактов на высшем бюрократическом уровне: к уже проводившимся ранее регулярным «стратегическим диалогам» по безопасности и экономике были дополнены «стратегические диалоги» по гуманитарной проблематике и кибербезопасности. Там же, во Флориде, был принят стодневный план по повышению объёма американского экспорта в КНР, с тем чтобы решить проблему внешнеторгового дефицита США – главную болевую точку Д. Трампа в отношениях с КНР. Этот план, по первоначальным сведениям, стал активно выполняться. В июле в ходе встречи двух лидеров на саммите двадцатки этот план был продлён.

2 Кульминацией позитивной динамики отношений в первый год администрации Д. Трампа стал акцентированный с китайской стороны госвизит Трампа в Пекин, в ходе которого были заключены – хотя и с разной степенью обязательности – сделки, контракты и протоколы о намерениях на общую сумму свыше 250 млрд долл. Эти экономические договорённости американская сторона трактовала как явный успех китайской политики Трампа, результативность его «бизнес-подхода» к китайским делам. Трамп не педалировал и фактически свёл на нет конфликтное противостояние с китайцами в тайваньском вопросе; возникшие трения по поводу его размашистых заявлений по трехсторонним взаимоотношениям США – КНР – Тайвань в связи с поздравлениями в адрес Д. Трампа от тайваньского президента Цай Иньвэнь были урегулированы. В результате активной кулуарная дипломатии между США и КНДР, особенно в период зимней Олимпиады в Пхёнчхане в начале 2018 г., Ким Чен Ын выступил с инициативой прямых переговоров с Трампом по урегулированию проблемы ядерного распространения и двусторонней разрядки. В условиях активной вовлечённости Китая в обе проблемы, это усилило очевидный положительный фон в динамике китайско-американские отношений в первый год администрации Д. Трампа1. 1. Подробнее см. Труш С.М. Один год китайской политики президента Д.Трампа // Международная жизнь, 2017, № 12 с. 106–124.
3 Проблемы и претензии в отношении КНР по экономическим вопросам в первый год администрации Д. Трампа находились как бы в спящем режиме. Не отказываясь от своих предвыборных обвинений и инвектив в адрес торговой и экономической политики КНР, периодически напоминая о них в своих острых экспресс-комментариях в твиттере и в других выступлениях, Д. Трамп на протяжение 2017 г. не предпринимал сколь-нибудь сильных административных или политических ходов по реализации предвыборных антикитайских наездов.
4 Наряду с этим уже в апреле 2017 г., вскоре после неформального саммита во Флориде, Д. Трамп дал указание Министерству торговли США провести расследование по импорту стали и алюминия в США, согласно положениям пункта 232 закона США 1962 г. «О торговле» (Trade expansion act). Данный закон, принятый ещё при президенте Дж. Кеннеди, предоставляет правительству США широкие полномочия в регулировании торговых пошлин под предлогом обеспечения интересов национальной безопасности страны и во имя этих интересов. Данное расследование распространялось на торговые связи США со многими странами – экспортёрами стали и алюминия в США, включая и Китай.
5 В августе 2017 г. администрация Д. Трампа приняла решение начать более фокусное расследование уже непосредственно в отношении Китая в соответствии со статьей 301 закона США 1974 г. «О торговле». Этот закон предполагает штрафные санкции и тарифы на страну, в случае если будут выявлены нарушения правил торговли, правил передачи технологий, нарушения прав интеллектуальной собственности и патентного права. В мотивировке расследования по этой статье априори было указано, что китайская государственная программа «Сделано в Китае – 2025» – комплекс мер по повышению инновационного и технологического уровня китайской промышленности – выполняется за счёт кражи и несанкционированного использования американских технологий, а также с предоставлением государственных субсидий частным компаниям2. Важно отметить, что эти расследования давали президенту США право на наложение санкций и ограничительных мер в адрес китайских экспортёров в обход Конгресса, что в условиях острых противоречий между Д. Трампом, с одной стороны, законодательной и судебной властью США – с другой, имело особое значение. Инициированные расследования, особенно по пункту 301, наблюдатели расценили как весьма серьёзные шаги по реализации предвыборной критики Китая со стороны Д. Трампа. Эти меры давали «карт-бланш» президенту практически на любые «карательные» меры в адрес КНР и в то время, когда администрация США сочла бы их целесообразными. 2. USTR Announces Initiation of Section 301 Investigation of China. Available at: >>>>
6 26 октября 2017 г. Министерство торговли США выпустило очередной доклад, в котором содержалась квалификация КНР как «страны с нерыночной экономикой». В докладе, в отличие от его предыдущих версий, более чётко постулировался ряд ключевых критериев для обоснования такого вывода. В их числе авторы доклада называли неконвертируемость юаня, нерыночные принципы оценки заработной платы, неблагоприятный режим для иностранных инвестиций, высокую долю государственного сектора в производственной сфере КНР3. 3. Commentary: China's development deserves market economy status. Available at: >>>>
7 12 января 2018 г. Торговое представительство США (USTR) опубликовало доклад о проблемных рынках. Такой документ на регулярной основе издаётся для информации компаний США, оперирующих на внешних рынках. В число проблемных было внесено 25 электронных и 18 обычных реальных торговых площадок по всему миру. В их числе фигурировало 9 китайских торговых площадок, включая известную торговую платформу «Таобао», принадлежащую компании «Алибаба»4. 4. Office of the United States Trade Representative. 2017 Notorious Markets List. Available at: >>>>
8 Также в январе 2017 г. это же представительство выпустило ежегодный доклад, рассматривающий ситуацию с выполнением странами норм ВТО. В докладе констатировалось, что китайская экономика за последнее время не только не продвинулась в рыночном направлении, а наоборот, в КНР возникали новые барьеры для деятельности иностранных компаний. В докладе содержался вывод о том, что нормы ВТО неспособны и недостаточны для того, чтобы изменить китайскую экономическую политику. Также проводилась мысль о том, что решение о приёме КНР в ВТО в 2001 г. было ошибочным5. 5. 2017 Report to Congress On China’s WTO Compliance. Office of the United States Trade Representative. Available at: >>>>
9 Выход этих трёх знаковых «квалификационных» для Китая документов в известной степени обозначил водораздел в деятельности администрации Д. Трампа на экономическом поле КНР. Эти нелестные для КНР характеристики означали то, что в Белом доме отходят от политической паузы в данном вопросе и переходят к более активной линии давления. К концу 2017 г., несмотря на внешний информационный успех государственного визита Д. Трампа в Китай в ноябре, стало ясно, что ключевая проблема на которую были сосредоточены усилия нового хозяина Белого дома – снижение внешнеторгового дефицита с КНР, не только не была решена, но и ещё более усугубилась. За 2017 г. дефицит внешнеторгового баланса США в торговле с КНР составил рекордные 375 млрд долл., что на 8% больше чем в предыдущем году.
10 Данные, демонстрирующие активное нарастание внешнеторгового дефицита США с КНР с 2000 г. приведены на рисунке 1.
11
image1

Рисунок 1. Дефицит торгового баланса США с КНР, 2000–2017 гг. Источник: USITC Data Web https://dataweb.usitc.gov

12 Широко разрекламированный «100-дневный» и последующие «планы» по расширению доли американского импорта в Китай, инициированные в ходе встречи обоих лидеров в Мар-а-Лаго в апреле 2017 г. потерпели полное фиаско. Это обстоятельство было серьёзным фактором раздражении американской администрации, развернувшим её к более решительным действиям. Практически единственным значимым шагом китайской стороны в рамках «100-дневного плана» явилось открытие китайского рынка для поставок американской говядины в июле 2017 г.6 Другие китайские шаги и заявления в плане открытия рынков и послабления «промышленной политики» КНР американцы не считали конкретными. 6. U.S., China Finalize Details to Send U.S. Beef to China. Available at: >>>>
13 С конца 2017 г. Министерство торговли США интенсифицировало проведение антидемпинговых расследований по экспорту в США широкой номенклатуры товаров, в числе которых были различные виды изделий из стали и алюминия, солнечные панели, стиральные машины, полимеры, изделия бытовой химии, изделия из пластмасс, промышленная резина. Всего за год с 20 января 2017 г. (даты инаугурации президента) Министерство торговли США инициировало 102 таких расследования, что практически в 2 раза больше, чем имело место в последний год администрации Б. Обамы.
14 30 января 2018 г. президент Трамп выступил в Конгрессе США с ежегодным посланием. «Америка, – заявил он, – покончила с десятилетиями несправедливой торговли, в результате которой наши компании теряли деньги, рабочие места перемещались за границу… Эпоха экономического подчинения Америки закончена. Отныне мы намерены строить справедливые торговые отношения на основе взаимной выгоды. Мы будем стремиться пересмотреть нечестные торговые сделки и заключать новые, взаимовыгодные»7. 7. President Donald J. Trump’s State of the Union Address Issued on: January 30, 2018. Available at: >>>>
15 В феврале 2018 г. прозвучали новые ноты весьма тревожной для Китая мелодии. Президент Д. Трамп подписал директиву о введении «заградительных» тарифов на солнечные панели и стиральные машины. Эта двойная мера была принята с одобрения двухпартийного Комитета по международной торговле (ITC) – консультативного органа при Министерстве торговли США под давлением ряда ключевых американских производителей, в частности по солнечным панелям – компаний Suniva и Solar Power World. По солнечным панелям устанавливались повышенные тарифы в 30% сроком на 4 года с последующим стадийным снижением до 15%. По стиральным машинам повышенные тарифы вводились по петиции компании «Вирпул» (Whirlpool) против демпингового экспорта со стороны «Самсунг» (Samsung) и «Элджи» (LG)8. Повышение тарифа по этим позициям носило универсальный характер и не было направлено против какой-либо конкретной страны-экспортёра. Однако с учётом массированного производства, сборочных комплексов «Самсунг» и «Элджи» в Китае, высокой доли экспорта данной китайской продукции на американский рынок – направленность данного решения против КНР была очевидной. 8. Remarks by President Trump at Signing of Section 201 Actions Issued on: January 23, 2018. Available at: >>>>
16 14 февраля 2017 г. Министерство торговли США обнародовала предварительные результаты антидемпинговых расследований по торговле сталью и алюминием. Согласно этим расследованиям, Китай, в частности, продавал некоторые товары стального проката с занижением цены от 68% до 109%. В этой связи 8 марта 2018 г. президент Д. Трамп дал директиву Министерству торговли США ввести ответные меры, в виде повышенных таможенных тарифов на сталь в 10% и алюминий 25%, мотивируя эти действия защитой интересов безопасности США. Компаниям – импортёрам данной продукции в США вменено в обязанность зарезервировать соответствующие объёмы таможенных платежей на счетах Таможенного ведомства США.9 9. Secretary Ross Statement on President Trump’s Decision to Impose Tariffs on Imported Steel and Aluminum. Available at: >>>>
17 Под эти меры подпадали все недобросовестные экспортёры в США, не только Китай, но и страны ЕС, Япония, Канада и Мексика, Австралия, Аргентина, Бразилия, Республика Корея. Однако первононачально некоторые из этих стран специальными директивами президета временно исключались из списка. Администрация Д. Трампа начала отдельные переговоры с ними, планируя заключить индивидуальные торговые соглашения на более выгодных для США условиях. В первую очередь администрация намеревалась пересмотреть условия совместного с Канадой и Мексикой соглашения НАФТА. В конечном итоге из чёрного списка по алюминию и стали были окончательно исключены Австралия и Аргентина, только по стали – Бразилия и Республика Корея. Страны ЕС и Япония оставались в «чёрном списке», но с ними, наряду с Канадой и Мексикой, переговоры о новых торговых соглашениях были продолжены.
18 Нарастание протекционистских настроений негативно сказалось на реализации крупных инвестпроектов в США с участием китайских компаний. В их число попало немало проектов, договорённости по которым были достигнуты в ходе визита Д. Трампа в Пекин в ноябре 2017 г. В начале 2018 г. было объявлено о прекращении переговоров по поглощению американской MoneyGram китайской ANT. Та же судьба постигла сделку по поглощению американской компании по производству проводников Xcerra со стороны китайской Hubei Xinyan Equity Investment Partnership. Была отложена крупная сделка по поставкам большой партии смартфонов «Хуавей» (Huawei) для американской «Эй-ти-ти» (AT&T). Китайская сторона мотивировала эти отмены «созданием новых барьеров» для китайских компаний, инвестирующих в США. Американская сторона при этом дала понять, что её меры направлены на создание «зеркального» режима для китайских инвесторов в США.
19 Китайская сторона, обеспокоенная нарастанием протекционистской волны со стороны США, предприняла ряд попыток урегулировать возникшие трения.
20 Главный и влиятельный советник Си Цзиньпина по экономическим вопросам, вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ в феврале – марте 2017 г. прибыл с визитом в Вашингтон для переговоров. В интервью американским СМИ он дал понять, что переговоры не были продуктивными и одна из основных проблем в этой связи, по его мнению, заключалась в том, что в настоящее время ему «непонятно» с кем в американской администрации вести подобные переговоры.
21 Знаменательно, что объявленные меры в отношении Китая были предприняты на фоне очередных серьёзных кадровых перестановок в американской администрации. Эти перестановки, насколько можно судить, означали поражение «глобалистов» и «умеренных» фигур в окружении Д. Трампа и усиление более радикальных, националистически и изоляционистски настроенных деятелей. Рекса Тиллерсона на посту госсекретаря США заменил директор ЦРУ М. Помпео; не очень активно себя проявившего помощника президента по национальной безопасности Г. Макмастера заменил отъявленный «ястреб» Д. Болтон. Особенно существенной для экономических связей с КНР стала отставка Г. Кона – председателя Экономического совета при президенте США, который, в отличие от других лиц в экономическом блоке президента, не занимал крайне воинственных и кровожадных позиций в отношении КНР. Он выступал за оздоровление и реформы торговых отношений с Китаем, но при условии сохранения продуктивного экономического диалога с КНР. Г. Кона, сделавшего карьеру в «Голдман Сакс», сменил на посту Л. Кудлоу, экономический аналитик, известный своими консервативными взглядами, в частности, приверженностью к сокращению государственного регулирования экономики.
22 22 марта 2018 г. президент Трамп объявил о переходе к практическим мерам протекционистского давления на Китай. Президент выступил с меморандумом, в котором заявил, что расследование по пункту 301 закона «О торговле», инициированное в августе 2017 г., выявило многие нарушения и негативную практику Китая в двусторонней торговле. Речь шла о нарушениях в области передачи современных технологий, многочисленных фактах промышленного шпионажа, кибершпионажа, серьёзных нарушениях в охране прав интеллектуальной собственности. В этой связи президент распорядился рассмотреть вопрос о повышении ввозных таможенных пошлин на широкий круг экспортной номенклатуры КНР, направить жалобу на эти действия Китая в ВТО, а также предпринять дополнительные ограничительные меры для китайских инвесторов в США с точки зрения обеспечения национальной безопасности страны. В соответствии с этим было объявлено, что Министерство торговли США намеревается обложить дополнительными тарифами китайский экспорт на общую сумму 50–60 млрд долл. Конкретные цифры тарифов и номенклатура экспорта, подлежащего санкционному налогообложению была первоначально не названа. Было объявлено, что она будет определена в ближайшем будущем, ориентировочно в течение 60 дней. По данным Министерства торговли США, санкционным пошлинам будут подлежать свыше 1000 позиций из различных товарных групп10. 10. Presidential Memorandum on the Actions by the United States Related to the Section 301 Investigation Issued on: March 22, 2018. Available at: >>>>
23 3 апреля 2017 г. Министерство торговли США обнародовало предполагаемый перечень товарных позиций облагаемых штрафными тарифами. В этот список входили товары высоких технологий в области аэрокосмической, информационной, коммуникационной технологий, робототехники. Также сюда включались и наиболее массовые позиции китайского экспорта: текстиль, бытовая техника, мебель, игрушки. В итоге под штрафные тарифы подпадал китайский экспорт объёмом в 50 млрд долларов.
24 Многие наблюдатели расценили данные шаги американской администрации как фактическое начало масштабной торговой войны с КНР. С другой стороны, поскольку не все санкционные тарифы были введении в действие и уже реально начислялись, а номенклатура «опальных» товаров была ещё не определена окончательно, эти шаги США во многом воспринимались как форма давления на китайцев по ранее обозначенным американским претензиям.
25 США давно уже настаивали, чтобы Китай не зажимал деятельность американских компаний в стране: не выдавливал из них современные технологии, обеспечивал равные права с местным бизнесом, не препятствовал бы их деятельности административными мерами. По мнению администрации Д. Трампа, под дамокловым мечом обозначенных тарифов, китайская сторона пойдёт на реальные шаги в правильном направлении.
26 Одним из важных шагов в пользу вводимых тарифов, по мнению администрации Д. Трампа, было то обстоятельство, что китайская экономика в настоящий момент по своим реальным экспортно-импортным режимам является более закрытой и протекционистской, чем американская. Хотя средневзвешенная тарифная ставка в КНР составляет около 10% по условиям «фазированного» режима вступления КНР в ВТО, многие пошлины на импорт в КНР продолжают оставаться выше американских. Например, ставка пошлины на импорт американских автомобилей составляет 25%, в то время как в США аналогичная пошлина – 2,5%.
27 Сопоставительные данные по «средневзвешенным» импортным тарифам США и КНР приведены на рисунке 2.
28
image2

Рисунок 2. Средние таможенные тарифы на импорт США и КНР, 2017 г. (режим наибольшего благоприятствования, %). Источник: China-US Trade Issues // Congressional Research Service RL33536, July 30, 2018. Available at: https://fas.org/sgp/crs/row/RL33536.pdf

29

Эскалация тарифной войны

 

Начальная фаза торгового конфликта, инициированная действиями администрации США (январь – апрель 2018 г.), к середине 2018 г. перешла в следующую стадию. Она характеризовалась явной эскалацией противоречий на фоне вяло текущих переговоров. С апреля по сентябрь 2018 г. прошло несколько раундов высокопоставленных консультаций в обеих столицах. Ключевым, «инструментальным» переговорщиком с китайской стороны выступал вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ. В переговорах по различным аспектам участвовали также член Политбюро ЦК КПК, вице-премьер и «куратор» внешней политики в Госсовете Ян Цзечи, министр иностранных дел Ван И, министр коммерции КНР Чжун Шан. С американской стороны «инструментальными» переговорщиками являлись, в первую очередь, представители экономического блока кабинета: министр финансов С. Мнучин, министр торговли У. Росс, торговый представитель США Р. Лайтхайзер, а также недавно появившиеся в команде Д. Трампа М. Помпео и Д. Болтон. Вместе с тем по сути переговоры, включая и стратегию и тактику, вёл сам Д. Трамп, для которого китайская тема продолжала оставаться стержневой в общеполитической повестке. Об этом косвенно свидетельствуют интенсивные твиттер-сообщения президента с конкретными деталями, позициями и нюансами переговоров11.

11. Д. Трамп. Сообщения в сети Твиттер. 5.04.18; 6.04.18; 8.04.18; 9.04.18; 10.04.18; 16.05.18; 21.05.18; 18.08.18; 18.09.18. Donald Trump Complete –Search Tweets, Speeches, Policies / Factbase. Available at: >>>>
30 Что пытались добиться стороны, каковы были их основные переговорные позиции? Насколько можно судить по просачивавшейся информации, американская сторона не ограничивалась требованием увеличить объём американского импорта в Китай и преодолением внешнеторгового дефицита, а выдвигала более системные и комплексные требования.
31 В частности, по имеющимся сведениям, американцы выдвигали требования снизить внешнеторговый дефицит США с КНР на 200 млрд долл. (с уровня нынешних 375 млрд) по максимуму снять американским компаниям ограничения для деятельности, сбыта и инвестирования на внутреннем рынке КНР, приблизить средний тарифный уровень при экспорте в КНР к уровню американских тарифов, прекратить практику «выдавливания» технологий у американских компаний, ведущих бизнес в Китае. Кроме того, в эпицентре американских претензий, о чём особенно остро сетовали китайские переговорщики, стоит программа «Сделано в Китае – 2015». Американцы настаивают на прекращение государственного субсидирования частных технологических компаний, работающих в рамках этой программы12. С одной стороны, это требование вытекает из условий ВТО, которые Китай, как известно, принял в 2001 г. С другой стороны, эти требования США можно однозначно расценить как неприкрытую конкурентную борьбу, направленную на ослабление КНР как глобального экономического игрока, меры направленные на торможение его научно-технологического роста. 12. Caixin View: U.S.-China Trade Standoff Goes Beyond Tariffs. Available at: >>>>
32 По некоторым неподтверждённым данным прессы, в ходе переговоров в мае 2018 г. американская сторона выдвинула 140 конкретных предложений в основном по либерализации внутреннего рынка КНР для деятельности американских компаний. Большую часть этих предложений китайская сторона была готова обсуждать, другая часть была отвергнута как нарушающая экономический и политический суверенитет страны. В числе обсуждаемых вопросов, в частности, были вопрос о допущении Viza и MasterCard к рынку электронных платежей КНР, участие «Джей-Пи Морган чейз» (JPMorgan Chase) совместно с китайскими кампаниями в операциях с гособлигациями и ценными бумагами в КНР, допуск американских кампаний к бизнес-проектам в области «облачного интернета» и другие сюжеты13. 13. U.S. and China to attempt revival of trade negotiations. Available at: >>>>
33 Особый резонанс в рамках нарастания противоречий по торговле возымела история с санкциями США в адрес крупной китайской электронной компании ZTE (Zhongxing ), которая входит в десятку мировых производителей телекоммуникационной техники и оборудования, в том числе смартфонов и других электронных гаджетов в недорогом ценовом сегменте. ZTE в значительной степени зависит от поставок микросхем и комплектующих от телекоммуникационных компаний США. Несколько лет назад против этой компании по инициативе Министерства торговли США было возбуждено специальное расследование ВТО. В апреле 2018 г. под предлогом нарушения санкционного режима в адрес Ирана и Северной Кореи администрация Д. Трампа наложила полный запрет на поставки комплектующих для ZTE и по существу закрыла для неё американский рынок. Этот прецедент первоначально трактовался Белым домом как назидательный пример «восстановления справедливости» в отношении китайских технологических компаний.
34 Впоследствии, однако, Трамп дал задний ход в этом вопросе. После одного из раундов переговоров с эмиссарами КНР президент написал в твиттере, что санкции в адрес ZTE возможно будут смягчены. Трамп туманно мотивировал это «просьбой» своего «друга» Си и тем обстоятельством, что санкции против этой компании приведут к потере многих рабочих мест в США. Этот факт говорил о том, что на той фазе разрастания торговой войны обе стороны проявляли ещё достаточную гибкость. В качестве достигнутого прогресса в деле ZTE Трамп в одном из своих твитов с удовлетворением отметил, что Китай планирует существенно увеличить долю импорта сельскохозяйственной продукции из США14. 14. www.twitter com Donald J. Trump‏ @realDonaldTrump 21.05.2018
35 В итоге между Китаем и США в деле ZTE была заключена сделка, которая позволила отменить запрет американским компаниям в течение семи лет поставлять ZTE свою продукцию. Это позволило китайскому поставщику телекоммуникационного оборудования вернуться в бизнес. По условиям договоренности, ZTE обязалась сменить совет директоров и управляющих, заплатить штраф в размере около 1 млрд долл. Кроме того, компания была обязана поместить 300 млн долл. в качестве «контрольного депозита» в США и допустить к своим операциям специальную группу американских наблюдателей15. 15. Trump Says China's ZTE to Pay $1.3 Billion Fine to Re-Open. Available at: >>>>
36 Китайско-американские трения и переговоры по торгово-экономическим вопросам проходили на фоне сложных отношений сторон в политической и военной областях и всё это нельзя рассматривать изолированно друг от друга. 24 мая 2018 г. Трамп объявил об отмене намеченного на 12 июня 2018 г. саммита с лидером КНДР Ким Чен Ыном. Многие американские наблюдатели связывали это с влиянием Китая на Ким Чен Ына – накануне состоялись переговоры Ким Чен Ына с лидером КНР Си Цзиньпином. Планируемая встреча корейского и американского лидеров всё же состоялась в Сингапуре в июле 2018 г. О возможном использовании китайско-корейских переговоров как инструмента давления на позицию США по экономике Д. Трамп также неоднократно писал в своём твиттере.
37 Со своей стороны, американцы также стремятся задействовать весь арсенал средств давления на КНР. В апреле 2018 г. стало известно, что Вашингтон с 2018 г. отказался приглашать ВМС КНР для участия в ежегодных военно-морских учениях RIMPAC. Ранее, в 2013–2017 гг. китайские военные корабли участвовали в той части учений, в которой отрабатывалась координация в спасательных операциях на море.
38 В начале мая 2018 г. ещё оставалась надежда, что стороны смогут прийти к компромиссу по существующим торговым противоречиям.
39 В результате раунда переговоров 19 мая 2018 г. США и Китай приняли совместное заявление, в котором констатировали заметный прогресс и договорённости по многим вопросам. Китай заявил, что он «существенно увеличит закупки американских товаров и услуг, включая сельскохозяйственную продукцию и энергоносители». Китайская сторона также заявила о том, что ужесточит в стране законодательство и правоприменение в вопросах охраны интеллектуальной собственности.
40 По итогам переговоров министр финансов США С. Мнучин заявил, что стороны достигли рамочного соглашения по имеющимся торговым разногласиям, вследствие чего объявленные ранее планы обоюдного повышения тарифов будут отменены16. 16. U.S., China putting trade war on hold, Treasury's Mnuchin says. Available at: >>>>
41 Однако 29 мая администрация Д. Трампа объявила, что её планы повышения тарифов на 25% в соответствии с пунктом 301 закона «О торговле» на общую сумму в 50 млрд долл., включая экспорт в рамках программы «Сделано в Китае – 2025», остаются в силе.
42 США также объявили о введении новых ограничений на инвестиции в США и ужесточение контроля над экспортом в КНР в целях охраны «критически значимой технологии» в интересах национальной безопасности (детали этих ограничений должны были быть объявлены к 30 июня). Кроме того, американская сторона заявила, что она не отзывает свой иск в ВТО, поданный в марте в связи с практикой лицензирования в КНР17. 17. Statement from the President Regarding Trade with China Issued on: June 18, 2018. Available at: >>>>
43 В ответном заявлении китайской стороны было сказано, что действия Белого дома находятся в полном противоречии с достигнутыми в ходе недавних переговоров договорённостями. Китайская сторона также объявила, что в случае если США прибегнут к какому-либо повышению таможенных тарифов, она будет считать все ранее достигнутые результаты этих переговоров аннулированными18. 18. MOFCOM Spokesman Comments on the White House Statement. Available at: >>>>
44 Тем не менее 15 июня 2018 г. торговый представитель США обнародовал план по введению в два этапа уже объявленных повышенных тарифов на китайский экспорт. Первая фаза этого увеличения должна начаться 6 июля и затронуть 848 товарных позиций на общую сумму в 34 млрд долл. На второй фазе увеличение коснётся товаров на общую сумму в 16 млрд; и это увеличение в основном рассматривается как ответ на ограничения в промышленной политике КНР, дискриминационные антирыночные меры в адрес американских компаний. Тарифы повышались в диапазоне 10–25% в зависимости от степени «популярности» той или иной товарной группы и возможности быстро найти альтернативного поставщика19. 19. USTR Issues Tariffs on Chinese Products in Response to Unfair Trade Practices. Available at: >>>>
45 16 июня 2018 г. Китай выступил с ответным двухэтапным повышением тарифов на американский экспорт также общим объёмом 50 млрд долларов20. 20. Announcement on Imposing Tariffs on Some Goods Originating in the U.S. Available at: >>>>
46 Сразу же после этого шага президент Трамп дал указание торговому представителю США объявить о новом списке для повышения пошлин, на этот раз на 10%, но общей суммой уже в 200 млрд долл., в случае если Китай реализует свои ответные тарифы. Д. Трамп также недвусмысленно дал понять, что если китайская сторона вновь ответит повышением тарифов, то США повысят тарифы на новый – уже третий – список товаров, на сумму в 267 млрд долларов21. 21. Statement by Ambassador Robert E. Lighthizer on Retaliatory Duties. Available at: >>>>
47 Китайская сторона не дала «задний ход». Китай обнародовал свой список товаров, объёмом в 60 млрд долл., тарифы на которые будут повышены в случае «активации» китайского списка в 200 млрд22. 22. Announcement on Levying Tariff on Goods and Commodity Imports from the U.S. Available at: >>>>
48 6 июля 2018 г. первая фаза повышения тарифов США согласно пункту 301 закона «О торговле» на 34 млрд долл. вступила в силу. Китай незамедлительно отреагировал реальной активацией тарифов со своей стороны. В ответ на эти китайские контрмеры торговый представитель США 10 июля 2018 г. обнародовал список товаров общей стоимостью 200 млрд долл. для повышения тарифов на 10%. 1 августа 2018 г. Д. Трамп дал указание поднять планку этого повышения до 25%. Кроме того, 23 августа 2018 г. США повысили до 25% планку ранее объявленного повышения тарифов на сумму в 16 млрд долл23. Китай опять ответил зеркально – повышением до уровня 25% тарифов на товары суммой в 16 млрд долларов. 23. USTR Robert Lighthizer Statement on the President’s Additional China Trade Action. Available at: >>>>
49 18 сентября 2018 г. администрация Д. Трампа объявила о вступлении в силу ранее объявленных тарифных повышений, как и предполагалось, на сумму в 200 млрд долл. Планка вводимых тарифов – 10%, которую впоследствии планируется поднять до 25% с 1 января 2019 года.
50 В ответ на этот шаг Китай – опять-таки зеркально – объявил о вступлении в силу тарифов на сумму в 60 млрд долл. Планка тарифов была обозначена в 5–10% на широкий диапазон товаров из экспортной линейки США. Тарифы вводились автоматически с даты введением американских тарифов, с 24 сентября 2018 года.
51 Таким образом, на 1 ноября 2018 г. стороны находились в положении обоюдного повышения тарифов на следующие суммы: США – на 250 млрд долл., КНР – на 110 млрд долл. Повышенные тарифы от 5% до 25% уже реально применяются практически ко всем товарным группам экспорта обеих стран. (При этом экспорт обеих стран в 2017 г. составлял соответственно китайский в США – 505 млрд долл., американский в КНР – 129 млрд долларов).
52 Китай, таким образом, «обложил» повышенными тарифами почти всю номенклатуру американского экспорта, за исключением нефтепродуктов и больших самолётов. США применяют повышенные тарифы уже к половине объёма китайского экспорта (по уровню прошлого года), практически ко всем основным товарным группам, за исключением наиболее популярной и стоимостной её части – мобильные телефоны и сопутствующие электронные гаджеты. Однако в случае введения объявленного Д. Трампом в августе 2018 г. нового, но пока не «активированного», повышения тарифов уже на 267 млрд долл., и эти товары будут включены в «штрафной список».
53

Промежуточные итоги

 

На протяжение 2018 г. торгово-экономические трения США с Китаем развивались лишь по одному вектору – вектору нарастания торговой войны. Несмотря на то что стороны продолжают переговоры, надежд на достижения перемирия или длительного устойчивого компромисса остаётся всё меньше.

54 Это определяется рядом обстоятельств. Для Д. Трампа «восстановление справедливости» в торгово-экономических связях с КНР является ключевым, если не центральным элементом его антиглобалистской стратегии «Америка превыше всего». В условиях очевидного экономического оживления – хотя и непонятно пока связано оно с экономической политикой новой администрации либо является следствием циклических фаз роста экономики США – тарифный нажим на КНР пользуется популярностью внутри экономически активного населения США. Американский потребитель пока не оценил повышенные цены на китайские товары на себе; доля «наказанных» товаров на розничном рынке США пока невелика. Главный отрицательный эффект от торговой войны заключается в ущербе для традиционно сложившихся «цепочек стоимости», сужении или переформатировании открытых рынков движения товаров, капиталов и инвестиций США. Всё это ведёт к замедлению мировой экономической активности и падению темпов роста. Эти последствия – результат отсроченного действия и на настоящий момент пока не являются негативным политическим фактором для администрации США.
55 Китайская тема в известной степени «сплачивает» политический класс США: в бюрократии, в бизнесе, в массовом сознании, в Конгрессе китайская политика Д. Трампа пользуется в целом большей степенью поддержки чем другие ключевые региональные направления внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии Д. Трампа (Россия, Сирия, Европа, КНДР). Многие ключевые игроки и движущие силы внешнеполитического процесса, в том числе и в Демократической партии США в значительной степени разделяют подход американской администрации в том, что речь, по сути, идёт не об оздоровлении глубоко дефицитного товарооборота с КНР, а о битве за экономическое и технологическое первенство с Китаем. При таком подходе – вне зависимости от деталей и частностей тактики – значительная часть американского электората на низовом уровне разделяет антикитайский экономический национализм Д. Трампа.
56 Существенную роль играет и конъюнктурный политический момент – промежуточные выборы в Конгресс США в ноябре 2018 г. Тема китайского «засилья» и вообще националистические и даже шовинистические тона, в которых ведётся подача «торговой войны» администрацией Д. Трампа весьма импонирует массовому избирателю и позволяет повысить привлекательность того или иного необходимого Д. Трампу республиканского кандидата.
57 Тем не менее, несмотря на остроту и наличие объективных торговых противоречий США с внешним миром, администрация Д. Трампа не способна переформатировать мировое разделение труда, она не в состоянии президентской директивой «отменить» глобализацию, перейти к тотальному протекционизму и отказу от широкого экспорта с развивающихся мировых рынков. Такой подход губителен для самих США в макроэкономическом смысле, он лишает Америку её ключевых преимуществ и сильных сторон в области технологического потенциала, инновационной экономики, доминирующих и наиболее выгодных ниш в мировых цепочках стоимости. Идя на неоправданный и тотальный протекционизм США лишь отдаляются, а не приближаются к реализации стратегического задачи Д. Трампа «Америка превыше всего».
58 Если обращаться к китайской политической «поляне», то центральным для политического класса КНР является принцип ни в коем случае не «сморгнуть» перед натиском США. Такой подход говорит о традиционной политизированности и даже «сверхполитизированности» для руководства КНР любых экономических переговоров и компромиссов с Америкой. Любой, даже разумный компромисс в переговорах с администрацией Д. Трампа по тарифным вопросам внутри КНР воспринимается крайне болезненно. Он понимается как проявление слабости даже в условиях растущего реального влияния и культа личности Си Цзиньпина.
59 Насколько можно судить, экономические переговоры с Америкой являются приоритетной темой для нынешнего руководства КНР; переговорный механизм по этому вопросу жёстко иерархичен, все принципиальные решения по нему, включая и вопросы экономической целесообразности тех или иных ограничений или преград для американских компаний, принимает лично Си Цзиньпин. В силу этого доминирование в переговорах не столько экономической, сколько политической мотивации делает перспективы компромиссов призрачными.
60 Сверхполитизация в Китае экономических переговоров с Д. Трампом объясняется и следующим обстоятельством. Если американская сторона рассматривает противоречия с КНР как битву за мировое господство в области экономики и технологии, Китай фактически так же понимает этот конфликт. Кроме того, для лидеров КНР уступки американским, да и любым другим иностранным компаниям в ведении бизнеса в КНР трактуются как подрыв сложившейся к настоящему моменту модели и практики экономического развития страны. Это госкапиталистическая по своей сути модель, отличается высоким удельным весом госкорпораций, ограниченной и весьма контролируемой долей свободного рынка, достаточно закрытыми для иностранных игроков рынками потребительских, финансовых, страховых, информационных и любых других услуг. Существенные уступки американцам могут оказаться крайне болезненными для дальнейшей судьбы этой модели.
61 Вместе с тем, если говорить о китайских базовых мотивациях, то Китай, являясь на данном витке противостояния обороняющейся стороной, сильно не заинтересован в обострении торгово-экономических отношений с США. В настоящее время он переживает переход от модели экономики, ориентированной на экспортное производство, к модели развития с превалирующим акцентом на внутреннее потребление. Удельный вес экспорта в последние годы сокращается, но продолжает составлять весьма значимую долю китайского ВВП. Переход к новой парадигме развития, сопровождается консолидацией и становлением среднего класса КНР, упрочением экономических гарантий государства гражданам, расширением их имущественных, юридических, политических прав. В ходе этого неизбежно обостряется социально-политическая стабильность в стране, к руководству возникает много разных идеологически и политически деликатных вопросов.
62 Надо понимать, что переход к новой парадигме развития представляет собой комплексную, долгосрочную задачу; она не решается в одночасье с мгновенным и полным отказом от «экспортоориентированности». Разрыв или напряжение в экономических связях с США весьма чувствительны сами по себе: экспорт в США составляет почти 18%, т.е. почти пятую часть суммарного мирового экспорта КНР. Слом глобализационных условий и режимов мировой экономики, бенефициаром которых Китай являлся последние десятилетия, усиление протекционистского тренда в мире существенно осложнит для него выполнение масштабных внутренних задач.
63 Неизбежным следствием торговых трений станет общее нарастание напряжённости в без того сложных и конфликтогенных связях КНР и США и в других сферах отношений, особенно в военно-политической области. Торговая война между США и КНР всё больше приобретает характер системного противостояния между двумя центрами экономической и политической мощи.

всего просмотров: 79

Оценка читателей: голосов 0

1. Подробнее см. Труш С.М. Один год китайской политики президента Д.Трампа // Международная жизнь, 2017, № 12 с. 106–124.

2. USTR Announces Initiation of Section 301 Investigation of China. Available at: https://ustr.gov/about-us/policy-offices/press-office/press-releases/2017/august/ustr-announces-initiation-section

3. Commentary: China's development deserves market economy status. Available at: http://en.people.cn/n3/2017/1220/c90000-9306563.html

4. Office of the United States Trade Representative. 2017 Notorious Markets List. Available at: https://ustr.gov/sites/default/files/files/Press/Reports/2017%20Notorious%20Markets%20List%201.11.18.pdf

5. 2017 Report to Congress On China’s WTO Compliance. Office of the United States Trade Representative. Available at: https://ustr.gov/sites/default/files/files/Press/Reports/China%202017%20WTO%20Report.pdf

6. U.S., China Finalize Details to Send U.S. Beef to China. Available at: https://www.commerce.gov/news/press-releases/2017/06/us-china-finalize-details-send-us-beef-china

7. President Donald J. Trump’s State of the Union Address Issued on: January 30, 2018. Available at: https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/president-donald-j-trumps-state-union-address/

8. Remarks by President Trump at Signing of Section 201 Actions Issued on: January 23, 2018. Available at: https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/remarks-president-trump-signing-section-201-actions/

9. Secretary Ross Statement on President Trump’s Decision to Impose Tariffs on Imported Steel and Aluminum. Available at: https://www.commerce.gov/news/press-releases/2018/03/secretary-ross-statement-president-trumps-decision-impose-tariffs

10. Presidential Memorandum on the Actions by the United States Related to the Section 301 Investigation Issued on: March 22, 2018. Available at: https://www.whitehouse.gov/presidential-actions/presidential-memorandum-actions-united-states-related-section-301-investigation/

11. Д. Трамп. Сообщения в сети Твиттер. 5.04.18; 6.04.18; 8.04.18; 9.04.18; 10.04.18; 16.05.18; 21.05.18; 18.08.18; 18.09.18. Donald Trump Complete –Search Tweets, Speeches, Policies / Factbase. Available at: https://factba.se/search#china

12. Caixin View: U.S.-China Trade Standoff Goes Beyond Tariffs. Available at: https://www.caixinglobal.com/2018-06-22/caixin-view-us-china-trade-standoff-goes-beyond-tariffs-101283465.html

13. U.S. and China to attempt revival of trade negotiations. Available at: https://www.ft.com/content/cea76a70-a510-11e8-8ecf-a7ae1beff35b

14. www.twitter.com Donald J. Trump? @realDonaldTrump 21.05.2018

15. Trump Says China's ZTE to Pay $1.3 Billion Fine to Re-Open. Available at: https://www.bloomberg.com/news/articles/2018-05-25/trump-administration-said-to-reach-deal-to-keep-zte-in-business

16. U.S., China putting trade war on hold, Treasury's Mnuchin says. Available at: https://www.reuters.com/article/us-usa-trade-mnuchin/u-s-china-putting-trade-war-on-hold-treasurys-mnuchin-says-idUSKCN1IL0JG

17. Statement from the President Regarding Trade with China Issued on: June 18, 2018. Available at: https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/statement-president-regarding-trade-china-2/

18. MOFCOM Spokesman Comments on the White House Statement. Available at: http://english.mofcom.gov.cn/article/newsrelease/significantnews/201805/20180502750321.shtml

19. USTR Issues Tariffs on Chinese Products in Response to Unfair Trade Practices. Available at: https://ustr.gov/about-us/policy-offices/press-office/press-releases/2018/june/ustr-issues-tariffs-chinese-products

20. Announcement on Imposing Tariffs on Some Goods Originating in the U.S. Available at: http://english.mofcom.gov.cn/article/newsrelease/significantnews/201806/20180602757681.shtml

21. Statement by Ambassador Robert E. Lighthizer on Retaliatory Duties. Available at: https://ustr.gov/about-us/policy-offices/press-office/press-releases/2018/june/ustr-robert-lighthizer-statement-0

22. Announcement on Levying Tariff on Goods and Commodity Imports from the U.S. Available at: http://english.mofcom.gov.cn/article/newsrelease/significantnews/201808/20180802774937.shtml

23. USTR Robert Lighthizer Statement on the President’s Additional China Trade Action. Available at: https://ustr.gov/about-us/policy-offices/press-office/press-releases/2018/june/ustr-robert-lighthizer-statement-0

Система Orphus

Загрузка...
Вверх