The WTO Impact on Changes in Government Support for Agribusiness in the USA and Canada
The WTO Impact on Changes in Government Support for Agribusiness in the USA and Canada
Annotation
PII
S207054760000041-2-1
DOI
10.18254/S0000041-2-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Olga Panteleeva 
Occupation: Senior Research Fellow
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies, Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Olga Popova
Occupation: Professor of the Department of Economics and Economic Security
Affiliation: Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA)
Address: Russian Federation, Orel
Edition
Abstract
Current trends of state support for the agricultural sector in the USA and Canada from the standpoint of the World Trade Organization and the Organization for Economic Co-operation and Development were analyzed in the article. The influence of state financial regulation instruments on the agriculture is shown. The influence of different financial sources on the state of producers and consumers of agricultural products, financial flows between them and the budget system are summarized. Based on the analysis of the structure of support measures of agricultural production conclusions are made about the impact of the WTO on changes in agricultural policy in the United States and Canada. Proposals on how to use domestic support measures for the agrarian sector in Russia are given.
Keywords
agricultural policy, support of agricultural producers, OECD, WTO, agribusiness
Received
02.12.2018
Date of publication
24.12.2018
Number of characters
28795
Number of purchasers
1
Views
393
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

Publication content
1

Одним из факторов обеспечения продовольственной безопасности в мире служит развитие мировой торговли сельскохозяйственным сырьём и продовольствием. Для каждой страны степень её вовлечения в мировую торговлю имеет преимущества не только для производителей, но и для потребителей. В качестве преимуществ можно отметить рост доходов государства через стимулирование производства в странах, имеющих сравнительные преимущества в производстве сельскохозяйственной продукции; улучшение питания населения через расширение пищевого рациона; повышение доступности продовольствия за счет снижения цен при росте конкуренции. Однако внешняя торговля как фактор обеспечения продовольственной безопасности населения страны может иметь и негативные последствия1.

1. Martin Will, Laborde David. The Free Flow of Goods and Food Security and Nutrition in the book Global Food Policy Report 2018, International Food Policy Research Institute, 2018. P.20
2 Объёмы мировой торговли продовольствием только за период с 2003 г. выросли более чем в 2,5 раза2. Крупнейшими игроками на мировых рынках продовольствия выступают Европейский Союз, США, Китай, Бразилия и Япония. Всё больше увеличивают своё присутствие и азиатские страны – Индонезия, Индия, Республика Корея.
2. The State of Agricultural Commodity Markets. Trade and food security: achieving a better balance between national priorities and the collective good. FAO, 2015. P.1
3

Крупнейшими экспортёрами сельскохозяйственных товаров являются ЕС-28, США, Бразилия, Китай и Канада, а в совокупности на первую десятку ведущих экспортёров пришлось 72,6% мирового объёма экспорта сельскохозяйственных товаров в 2017 году (табл.1). США, Бразилия и Канада являлись чистыми экспортёрами продовольствия, а ЕС-28 и Китай – чистыми импортёрами сельскохозяйственных товаров3. При этом если для ЕС-28 превышение импорта над экспортом незначительно, то в Китае импорт сельскохозяйственных товаров превысил экспорт в 2,3 раза.

3. World Trade Statistical Review 2018. World Trade Organization. P.135 (https://doi.org/10.1787/22217371).
4

Таблица 1. Ведущие мировые экспортёры сельскохозяйственных товаров в 2017 г.

 

Страна Объём экспорта, млрд. долл. США Удельный вес в мировом экспорте, %
2010 г. 2017г.
Европейский Союз (28) 647 39,4 37,4
США 170 10,5 9,8
Бразилия 88 5,1 5,1
Китай 79 3,8 4,6
Канада 67 3,8 3,9
Индонезия 49 2,6 2,8
Таиланд 43 2,6 2,5
Австралия 40 2,0 2,3
Индия 39 1,7 2,3
Аргентина 36 2,6 2,1
Итого 1258 74,1 72,6

 

Источник: World Trade Statistical Review 2018. World Trade Organization. P.135 (https://doi.org/10.1787/22217371).

5 Вовлечённость стран в мировую торговлю и обеспечение продовольственной безопасности в мире непосредственно зависит от уровня развития аграрного сектора экономики. Государственная поддержка национального сельского хозяйства является неотъемлемым атрибутом аграрных политик абсолютного большинства развитых стран. Если в середине ХХ века механизмы поддержки были нацелены, главным образом, на рост объёмов и повышение эффективности производства, то сейчас ориентиром могут выступать так называемые неторговые функции агарного сектора, а порой и сокращение перепроизводства отдельных видов сельскохозяйственного сырья и продовольствия.
6

Анализируя внутреннюю поддержку аграрного сектора в США и Канаде, используя данные Организации экономического сотрудничества и развития (ОСЭР)4, можно отметить, что в стоимостном выражении наблюдается устойчивая тенденция увеличения объёмов сельскохозяйственного производства (см. табл.2). За анализируемый период Канада опережает Соединённые Штаты по темпам роста стоимости сельскохозяйственной продукции, хотя она и в 8,2 раза меньше, чем в США. Анализ динамики изменения стоимости потреблённых отраслью ресурсов показал, что за счёт меньшего разрыва в индексах двух стран, в 2017 г. в Канаде было потреблено ресурсов на общую стоимость 63 цента в расчёте на 1 доллар валового производства, в то время как в США – 78 центов. Это происходит на фоне опережающих темпов роста уровня поддержки отрасли в целом, выраженной в абсолютном показателе TSE (Total support estimate), и поддержки производителей в частности (Producer support estimate, PSE). При этом в стоимостном выражении затраты, отражающие общую поддержку аграрного сектора США в 15,6 раза больше, чем в Канаде, а поддержка фермеров превышает канадскую только в 8,7 раза.

4. Agricultural Policy Monitoring and Evaluation 2018, OECD Publishing, Paris (https://doi.org/10.1787/22217371).
7

Таблица 2. Индексы роста объёмов производства и затрат на поддержку в аграрном секторе Канады и США по методике ОЭСР.

 

Показатели Годы
1995-1997 2015-2017 2015 2016 2017
Канада
Общий объём производства* 1,00 2,24 2,25 2,18 2,28
Общий объём потребленных ресурсов* 1,00 1,83 1,86 1,79 1,84
Общий объём PSE 1,00 1,23 1,14 1,26 1,29
Общий объём TSE 1,00 1,25 1,20 1,28 1,28
США
Общий объём производства* 1,00 1,84 1,88 1,77 1,86
Общий объём потребленных ресурсов* 1,00 1,78 1,85 1,69 1,80
Общий объём PSE 1,00 1,49 1,49 1,42 1,55
Общий объём TSE 1,00 1,95 1,94 1,91 1,99

*- по цене «у ворот фермы».

 

Составлено по: Agricultural Policy Monitoring and Evaluation 2018, OECD Publishing, Paris (https://doi.org/10.1787/22217371).

8 В целом в расчёте на 1 доллар валовой стоимости сельскохозяйственной продукции затраты на поддержку фермерского сектора и реализацию национальной аграрной политики в Канаде составляют соответственно 9,9 цента и 13,5 центов, а в США – 10,6 и 25,8 центов.
9 Таким образом, влияние рыночных факторов в развитии аграрного сектора Канады в целом выше, чем в Соединённых Штатах. Однако учитывая неравнозначность тенденций, имеет смысл провести детальный анализ размеров и структуры механизмов финансовой поддержки аграрных товаропроизводителей в странах Северной Америки (см. табл. 3).
10

Наблюдается устойчивая тенденция сокращения затрат на поддержку фермерского сектора в Канаде, в то время как поддержка производителей в США в 2017 г. возросла на 3,6% по сравнению с 2015 г. Применяемые механизмы существенно различаются. Так, наиболее весомым инструментом поддержки фермеров в Канаде являются платежи, привязанные к объёмам производства. На них приходится почти две трети затрат на поддержку аграрных товаропроизводителей. Механизмы, основанные на объёмах производства можно разделить на прямые, которые идут непосредственно в доход фермеров, и косвенные, цель которых заключается в поддержании цен внутреннего рынка сельскохозяйственного сырья и продовольствия на уровне, превышающем среднемировой (Market price support, MPS). Именно таким, косвенным способом поддерживается фермерский сектор Канады. В США на это направление приходится менее одной трети затрат, хотя и здесь основную роль играет поддержка рыночных цен.

11

Таблица 3. Структура затрат на поддержку производителей аграрной продукции в Канаде и США.

 

Показатели Годы
1995-1997 2015-2017 2015 2016 2017
Канада
PSE, млн. долл. США 3526 4328 4013 4436 4534
в том числе, %
Платежи, связанные с объёмами производства 50,85 62,64 64,07 63,07 60,96
- из них поддержка рыночных цен (MPS) 47,36 62,64 64,07 63,07 60,96
Платежи, связанные с объёмами входящих ресурсов 14,78 8,83 9,42 8,50 8,67
Платежи, основанные на текущих площадях, поголовье, доходах, связанные с ограничениями производства 14,52 28,35 26,36 28,27 30,17
Платежи, основанные на текущих площадях, поголовье, доходах, не связанные с ограничениями производства 16,36 0,00 0,00 0,00 0,00
Прочие 0,65 0,18 0,15 0,16 0,20
США
PSE, млн. долл. США 25617 38105 38225 36485 39606
в том числе, %
Платежи, связанные с объёмами производства 44,84 28,30 27,32 28,76 28,81
- из них поддержка рыночных цен (MPS) 44,25 27,58 26,23 28,00 28,45
Платежи, связанные с объёмами входящих ресурсов 25,92 21,98 22,84 22,73 20,43
Платежи, основанные на текущих площадях, поголовье, доходах, связанные с ограничениями производства 7,12 25,14 22,99 23,89 28,21
Платежи, основанные на исторических площадях, поголовье, доходах, не связанные с ограничениями производства 14,93 19,55 21,77 19,22 17,70
Платежи, основанные на нетоварных критериях 7,18 5,08 5,00 5,40 4,86

 

Составлено по: Agricultural Policy Monitoring and Evaluation 2018, OECD Publishing, Paris (https://doi.org/10.1787/22217371).

12 В частности, в обеих странах в программы поддержки рыночных цен входят пшеница, кукуруза, соя, ячмень, молоко, говядина и телятина, свинина, мясо птицы и яйца. В Канаде кроме этих видов сельскохозяйственной продукции, поддерживаются цены на овес, рапс, лен, картофель, чечевицу, бобы, а в США – на сорго, рис, люцерну, сахар, баранину и шерсть.
13 Вторым по значимости механизмом в обеих странах выступают платежи, основанные на текущих площадях, поголовье, доходах, связанные с ограничениями производства. Право на эти выплаты получает фермер, согласившийся на выполнение определённых обязательств (экологических, ландшафтных и др.), на использование экстенсивных технологий или производство определённых видов продукции в рамках заданных лимитов и т.п. Удельные веса этих выплат в США и ЕС находятся на близких уровнях и показывают четко выраженную тенденцию роста.
14 Важную роль в поддержке фермеров играют платежи, основанные на входящих ресурсах. Однако если в Канаде на них приходится менее 10%, то в США – более 20%, хотя в обоих государствах происходит постепенное сокращение этого вида поддержки.
15 Платежи, основанные на исторических площадях, поголовье, доходах и не связанные с ограничениями производства, используются только в США. Они предназначены для сдерживания объёмов производства, постепенного выведения из оборота земель, которые подверглись водной или ветровой эрозии, утратили плодородие и т.д. Однако за 2015–2017 гг. размер выплат сократился на 15,8%, в результате чего их удельный вес в общей поддержке снизился на 4,1 процентных пункта. Кроме того, в национальной аграрной политике США используются платежи, основанные на неторговых критериях, однако их удельный вес в общих затратах на поддержку аграрных товаропроизводителей невелик и колеблется в районе 5%.
16

Таким образом, спектр механизмов государственной поддержки фермерского сектора экономик США и Канады показывает существенную вариабельность. Помимо затрат на поддержку непосредственно доходов сельскохозяйственных товаропроизводителей, аграрные политики развитых стран предусматривают расходы, связанные с содержанием инфраструктурных элементов отрасли. Методика, разработанная ОЭСР, даёт возможность проанализировать их размер и структуру (см. табл. 4). Затраты на финансирование аграрных политик Канады и Соединенных Штатов в процентном отношении примерно эквивалентны. Так, Канада на протяжении последних 3 лет на поддержку отрасли направляла 0,4% своего ВВП, США – 0,5%. Для сравнения, в целом по ЕС в 2015–2016 гг. она составляла 0,7%, а в 2017 г. – 0,6% ВВП, в Швейцарии и Исландии –1,2% и 1% соответственно. 

17

Таблица 4. Структурные показатели оценки национальных аграрных политик Канады и США.

 

Показатели Годы
1995-1997 2015-2017 2015 2016 2017
Канада
Поддержка индивидуальных производителей (PSE), % 16,1 9,3 8,6 9,8 9,6
Поддержка общих услуг для сельского хозяйства  (GSSE), % 26,6 28,1 30,2 27,8 26,5
Поддержка потребителей сельскохозяйственной продукции  (CSE), % -11,2 -11,0 -9,7 -11,8 -11,5
Общая поддержка сельского хозяйства (TSE), % 0,8 0,4 0,4 0,4 0,4
США
Поддержка индивидуальных производителей (PSE), % 11,9 9,6 9,5 9,6 9,9
Поддержка общих услуг для сельского хозяйства  (GSSE), % 8,8 10,1 9,3 10,2 10,9
Поддержка потребителей сельскохозяйственной продукции  (CSE), % 4,3 14,2 13,9 15,4 13,5
Общая поддержка сельского хозяйства (TSE), % 0,6 0,5 0,5 0,5 0,5

 

Составлено по: Agricultural Policy Monitoring and Evaluation 2018, OECD Publishing, Paris (https://doi.org/10.1787/22217371).

18 Существенные различия наблюдаются в соотношении расходов на оказание общих услуг отрасли (General Services Support Estimate – GSSE) и поддержки потребителей сельскохозяйственной продукции (CSE) в Канаде и США. Расходы на оказание общих услуг отрасли включают в себя трансферты, направленные на развитие аграрной науки, образования и консалтинга, содержания инфраструктуры сельского хозяйства, финансирования инспекционных мероприятий в сфере растениеводства, животноводства и безопасности продуктов питания, осуществления маркетинга и продвижения сельскохозяйственного сырья и продовольствия и т.д. Удельный вес GSSE в Канаде сокращается с 30,2% общих затрат на сельское хозяйство в 2015 г. до 26,5% в 2017 г., в то время как в Соединённых Штатах он вырос за этот период с 9,3% до 10,9%.
19 Значительный уровень «социализации» аграрного сектора экономики Канады приводит к тому, что часть затрат на эти мероприятия перекладывается на плечи покупателей. Этот факт отражается в процентном показателе CSE, в котором выражаются трансферты, направляемые на поддержку потребителей сельскохозяйственного сырья и продовольствия. Его отрицательные значения свидетельствуют, что за счёт более высоких внутренних цен на аграрном рынке, национальные потребители субсидируют государство в сфере финансирования АПК, причём рост этого вклада возрастает с 9,7% абсолютного размера TSE в 2015 г. до 11,5% в 2017 году.
20

В США наблюдается уникальная ситуация: за счёт программ активного стимулирования спроса (школьных завтраков, продовольственных талонов для малоимущих, продовольственной помощи зарубежным странам и т.д.) показатель CSE является положительным, т.е. в рамках аграрной политики поддерживаются не только производители, но и потребители сельскохозяйственной продукции. Этот феномен наблюдается крайне редко в практике развитых стран, поэтому имеет смысл проанализировать структуру затрат на поддержку потребителей сельскохозяйственной продукции (см. табл. 5).

21

Таблица 5. Размер и структура затрат на поддержку потребителей сельскохозяйственной продукции в США и Канаде.

 

Показатели Годы
1995-1997 2015-2017 2015 2016 2017
Канада
CSE, млн долл. США -1758 -3151 -2829 -3303 -3322
в том числе, %
Трансферты производителям от покупателей 99,54 85,37 88,65 84,71 83,20
Прочие трансферты от потребителей 1,08 14,69 11,38 15,35 16,89
Трансферты потребителям от налогоплательщиков -0,23 -0,06 -0,07 -0,06 -0,09
Стоимость потребленных кормов -0,40 0,00 0,00 0,00 0,00
США
CSE, млн долл. США 6157 34515 35328 35035 33081
в том числе, %
Трансферты производителям от покупателей -181,03 -29,86 -27,70 -28,83 -33,36
Прочие трансферты от потребителей -18,56 -4,72 -4,58 -4,02 -5,64
Трансферты потребителям от налогоплательщиков 299,45 134,58 132,28 132,84 139,31
Стоимость потребленных кормов 0,13 0,00 0,00 0,00 0,00

 

Составлено по: Agricultural Policy Monitoring and Evaluation 2018, OECD Publishing, Paris (https://doi.org/10.1787/22217371).

22 Отрицательный уровень поддержки потребителей сельскохозяйственной продукции в Канаде складывается под влиянием, главным образом, трансфертов от них в пользу производителей, хотя их вес и снижается с 88,7% в 2015 г. до 83,2% в 2017 г. Такие вливания в отрасль обусловлены более высокими уровнями внутренних цен на рынке сельскохозяйственного сырья и продовольствия, которые не компенсируются покупателям за счёт бюджета или иных источников. Прочие трансферты от потребителей в пользу производителей показывают чёткую тенденцию к росту, что свидетельствует о расширении практики поддержки доходов аграриев за счёт применения механизмов, не связанных с искусственным завышением внутренних цен. Несколько снижают нагрузку на потребителей сельскохозяйственной продукции финансовые потоки от налогоплательщиков (бюджета) в пользу покупателей.
23 В Соединённых Штатах ситуация сложилась кардинально иным образом. За счёт усиленной поддержки покупателей путём финансирования программ стимулирования внутреннего и внешнего спроса на сельскохозяйственное сырье и продовольствие, удельный вес которой растёт, в стране не только компенсируется отрицательный эффект, обусловленный повышенными внутренними ценами на продовольствие и иные издержки потребителей, но и обеспечивается положительный уровень поддержки потребителей в рамках национальной аграрной политики.
24

Учитывая существенные различия в механизмах и направлениях реализации аграрных политик североамериканских стран, имеет смысл проанализировать источники финансирования затрат на их осуществление (см. табл. 5). Очевидно, что трансферты от налогоплательщиков выступают основным источником финансовых ресурсов для поддержки аграрного сектора, однако в Канаде их доля существенно ниже (чуть более 50%). Поддержка потребителей сельскохозяйственной продукции выступает вторым по значимости источником вливаний средств в аграрную политику североамериканских стран, но Канада является неоспоримым лидером в этом направлении. Что касается возврата средств в бюджет от аграрного сектора в виде налогов, то в 2017 г. этот уровень в Канаде существенно выше, чем в США – 9,1% против 1,9% соответственно.

25

Таблица 5. Структура источников финансирования аграрных политик США и Канады.

 

Показатели Годы
1995-1997 2015-2017 2015 2016 2017
Канада
ТSE, млн долл. США 4806 6023 5752 6146 6172
в том числе, %
Трансферты от покупателей 36,81 52,35 49,20 53,77 53,86
Трансферты от налогоплательщиков 63,59 55,34 56,38 54,47 55,22
Бюджетные поступления -0,40 -7,69 -5,60 -8,25 -9,09
США
ТSE, млн долл. США 48292 94083 93647 92440 96161
в том числе, %
Трансферты от покупателей 25,45 12,69 12,18 12,45 13,42
Трансферты от налогоплательщиков 76,92 89,04 89,55 89,07 88,52
Бюджетные поступления -2,37 -1,73 -1,73 -1,52 -1,94

 

Составлено по: Agricultural Policy Monitoring and Evaluation 2018, OECD Publishing, Paris (https://doi.org/10.1787/22217371).

26 Таким образом, роль рыночных факторов в развитии сельского хозяйства США находится на гораздо более низком уровне, чем в Канаде, хотя именно Соединённые Штаты традиционно настаивают на обеспечении либеральных методов торговли на национальном и международном уровнях. Регулирование аграрного сектора и внешней торговли сельскохозяйственными товарами является самой противоречивой и конфликтной темой для всех участников сначала Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), а затем и Всемирной торговой организации, поскольку в торговлю сельскохозяйственными товарами вовлечены все страны мира.
27 Зачастую показатели поддержки сельского хозяйства по методике ОЭСР и ВТО используются как взаимозаменяемые, хотя они отличаются по целям и методикам расчёта. Показатели ОЭСР разработаны, в первую очередь, для мониторинга и оценки изменений национальных аграрных политик, их эффективности и результативности. Показатели внутренней поддержки ВТО предназначены для фиксирования и контроля за исполнением обязательств стран – членов ВТО по сокращению внутренней поддержки сельхозпроизводителей. Несмотря на это, показатели внутренней поддержки ВТО также отражают изменения национальных аграрных политик под влиянием многосторонних торговых соглашений5.
5. Пантелеева О.И, Шулдяков А.В. Тенденции изменения поддержки аграрного сектора в развитых странах // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2014. № 12. С.57–63.
28

Начиная с 1995 г. в соответствии со статьёй 18 Соглашения по сельскому хозяйству ВТО рассмотрение хода обязательств осуществляется на основе уведомлений, предоставляемых членами организации. Правила внутренней поддержки в рамках Соглашения проводят различие между программами, оказывающими и не оказывающими искажающее воздействие на торговлю. В отечественной экономической литературе преобладает негативная оценка влияния членства России в ВТО с апелляцией к развитым странам, которые не особо пострадали от подписаний соглашений ВТО6.

6. Попова О.В., Долгова С.А. Перспективы адаптации опыта государственной поддержки аграрного сектора стран североатлантической зоны ОЭСР к условиям России // Финансовый менеджмент. 2016. >>>> . С. 45–56.
29

Для того чтобы ограничить искажения торговли, вызванные политикой внутренней поддержки сельского хозяйства, Соглашение по сельскому хозяйству ВТО вводит обязательства, предназначенные для ограничения такой политики. При оценке исполнения этих обязательство учитывают следующие критерии:

  1. расчёт внутренней поддержки посредством измерения общего агрегированного показателя поддержки, АПП (Aggregate Measure of Support, AMS);
  2. снижение максимального уровня поддержки, искажающей торговлю, так называемого связанного общего АПП;
  3. ограничение уровня применяемой поддержки (текущего общего АПП).
30

По правилам ВТО каждая присоединяющаяся страна должна согласовать с членами ВТО объём поддержки аграрного сектора в рамках общего АПП на основе реальной поддержки за репрезентативный период. Обязательства по объёмам финансирования мер поддержки, оказывающих искажающее воздействие на торговлю, фиксируются для каждого члена ВТО в виде связанного общего АПП.

31

Для простоты понимания используют так называемые «корзины» – группы мер внутренней поддержки по степени искажающего воздействия на торговлю. Под влиянием ВТО Канада и США сократили финансирование мер поддержки сельхозпроизводителей, которые оказывают искажающее влияние на торговлю (меры «янтарной корзины») при одновременном увеличении расходов на меры, которые не попадают под обязательства по ограничению. Кроме того, в соответствии с ежегодными нотификациями США и Канады текущий общий АПП значительно меньше разрешённого объёма (см. табл. 6). После подписания Марракешского соглашения развитые страны сократили согласованный уровень поддержки, выше которого они не имеют права финансировать меры «янтарной корзины» (например, США и Канада – на 17%). В свою очередь, это не означает сокращения финансирования мер «янтарной корзины», что находит подтверждение в показателях поддержки по методике ОЭСР. В соответствии с методикой ВТО, если объёмы финансирования продуктово-специфических и продуктово-неспецифических мер не превышают 5% (для развивающихся стран – 10%) валовой стоимости по конкретным видам продукции или стоимости валовой продукции всего сельского хозяйства соответственно, то, применяя правило de minimis, эти объёмы финансирования не включаются в расчёт агрегированного показателя поддержки. Так, например, в 2014 г. до применения этого правила, общее финансирование мер «янтарной корзины» составило в США 13,6 млрд долл. США, в Канаде – 2,2 млрд канад. долларов. С учётом применения правила de minimis текущий АПП составил в США 3,8 млрд долл.США, а в Канаде – 0,6 млрд канад.долларов7.

7. Notifications on domestic support: USA and Canada. The Agriculture Committee, WTO: [сайт]: URL: >>>> (дата обращения 20.10.2018).
32

Таблица 6. Государственная поддержка мер аграрной политики в США и Канаде по данным ВТО.

 

Годы США, млн американских долл. Канада, млн канадских долл.
меры «янтарной корзины» меры «зеленой корзины» меры «янтарной корзины» меры «зеленой корзины»
связанный общий АПП текущий АПП связанный общий АПП текущий АПП
1995 23083 6214 46033 5197 777 2098
1996 22287 5898 51815 5017 619 1995
1997 21491 6238 51249 4838 522 1235
1998 20695 10392 49824 4659 776 1300
1999 19899 16862 49749 4480 906 1749
2000 19103 16802 50057 4301 848 2315
2010 19103 5161 118958 4301 492 2854
2011 19103 4654 125117 4301 524 2727
2012 19103 6860 127441 4301 837 2654
2013 19103 6892 133311 4301 1500 2387
2014 19103 3810 124483 4301 591 2184
2015 19103 3847 121477 4301 н/д н/д


Составлено по: Notifications on domestic support: the USA and Canada. The Agriculture Committee, WTO: [сайт]: URL: >>>> (дата обращения 20.10.2018).

33 В США, как правило, преобладали продуктово-специфические меры «янтарной корзины»: с 1995 г. их удельный вес составлял в среднем 74%. Однако в 2014–2015 гг. после принятия Сельскохозяйственного закона 2014 года значительно увеличилось финансирование продуктово-неспецифических мер, их доля выросла до 40–48%. Связано это с введением ряда программ, покрывающих потери доходов фермеров, производящих пшеницу, фуражное зерно, сою, арахис, другие масличные культуры, рис и бобы. В соответствии с программой покрытия рисков (Agriculture Risk Coverage) фермерам обеспечиваются выплаты, когда доход фермеров округа по указанным товарам снижается меньше среднего ориентира. По программе Покрытия ценовых потерь (Price Loss Coverage) осуществляются платежи фермерам, когда национальная средняя цена на охватываемый товар опускается ниже установленной законом базовой цены на этот товар. Эти программы отнесены к продуктово-неспецифическим, несмотря на указание конкретных товаров, поскольку выплаты основаны на исторических данных по производству и ведения производства этих видов продукции для получения выплат не требуется. Для Канады характерно преобладание продуктово-неспецифических мер; их доля составила более 58%, а в 2010–2014 гг. – от 65 до 73%.
34

Одним из наиболее искажающих внешнюю торговлю инструментов считаются экспортные субсидии, которые стали предметом обсуждения в рамках Дохийского раунда переговоров ВТО. С 2001 г. их использование значительно сократилось как вследствие роста цен на продовольствие на мировых рынках, так и в результате односторонних реформ в области внутренней политики. Важной частью пакета соглашений, касающихся аграрного сектора и принятых на десятой Министерской конференции ВТО в декабре 2015 г. в г. Найроби (Кения), стали отмена субсидий на экспорт сельскохозяйственных товаров, новые правила предоставления экспортных кредитов и оказания международной продовольственной помощи. Кроме того, были установлены некоторые правила работы государственных торговых предприятий – экспортеров сельскохозяйственных товаров8. Как отмечает Киселев С.В. «В целом принятые решения не являются «жесткими» для развитых стран, так как в основном фиксируют уже существующие правила, по которым осуществляется экспортная поддержка. В частности, в результате проводимых в последнее десятилетие национальных реформ в области сельского хозяйства многие развитые страны отказались от использования экспортных субсидий»9.

8. Briefing Note: Agricultural Issues. Tenth WTO Ministerial Conference, Nairobi, 2015. URL: >>>>

9. Киселев С.В. Юбилейная Министерская конференция ВТО в Найроби и ее значение для стран ВЕКЦА // МОСТЫ. Вып.2, Март 2016. С.10
35 В Ежегодном обзоре экспортной конкуренции, подготовленном Кернской группой в 2016 г., отмечается, что 18 стран-членов уведомили ВТО об использовании экспортных субсидий с начала Дохийского раунда в 2001 году. Нулевое значение по экспортным субсидиям в своих нотификациях показали Австралия, Бразилия, Колумбия, Ирландия, Индонезия, Новая Зеландия, Южно-Африканская Республика и Уругвай10. Начиная с 2010 г. США также показывают нулевое субсидирование экспорта сельскохозяйственных товаров. До 2010 г. основными субсидируемыми экспортными товарами в США были хлопок, ряд молочных продуктов (сухое обезжиренное молоко, сыры, сливочное масло). В Канаде по-прежнему субсидируется экспорт ряда молочной продукции: сливочное масло, сыр, сухое обезжиренное молоко и другие, однако объём субсидирования незначителен и составляет 80–90 млн долл. (см. рис.). С декабря 2015 г. в Канаде отменили экспортные субсидии на пшеницу, зерно, растительные масла, жмых, овощи и инкорпорированную продукцию. Экспортные субсидии Канады на сливочное масло, сыр, сухое обезжиренное молоко и продукты с использованием молочных ингредиентов будут отменены к концу 2020 г. в соответствии с решения по экспортной конкуренции в Найроби.
10. Annual Export Competition Review: Submission from the Cairns Group to the 80th Meeting of the Committee on Agriculture in June 2016. WTO, 31 May 2016
36

Экспортные субсидии Канады, млн канадских долларов (по маркетинговым годам). Составлено по: Notifications on domestic support: USA and Canada. The Agriculture Committee, WTO: [сайт]: URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/agric_e/ag_work_e.htm#more (дата обращения 20.10.2018).

37

Таким образом, членство в ВТО оказало влияние на изменение поддержки аграрного бизнеса в США и Канаде следующим образом:

  • в соответствии с требованиями ВТО произошло снижение объёмов финансирования мер, оказывающих искажающее воздействие на торговлю;
  • страны значительно увеличили финансирование мер «зелёной корзины», направленных на общую поддержку аграрного сектора. Для США также характерно значительное финансирование мер по оказанию внутренней продовольственной помощи;
  • в соответствии с пакетом соглашений по экспортной конкуренции США отказались от экспортных субсидий, а Канада планирует отказаться от них к 2020 г. Однако поддержка экспорта сельскохозяйственных товаров оказывается при помощи других мер, разрешённых в соответствии с Соглашением по сельскому хозяйству ВТО.
38

Опыт развития сельского хозяйства стран – ведущих экспортёров сельскохозяйственных товаров может быть полезен для России, но, учитывая рушащиеся правила нынешнего миропорядка, выход США из важнейших международных соглашений и организаций, продуктовое эмбарго в рамках ответа на антироссийские санкции, можно предположить, что отечественный аграрный сектор должен стимулироваться и поддерживаться за счёт, главным образом, механизмов, которые широко применялись в США, Канаде, старых государствах – членах ЕС в конце ХХ века: прямые выплаты в доход аграрных товаропроизводителей, привязанные к объёмам выпущенной продукции; увеличение затрат на меры «зелёной» корзины (инструменты поддержки общих услуг отрасли по методике ОЭСР). В таком случае Россия не только может войти в топ-рейтинг мировых экспортёров на фоне обеспечения продовольственной безопасности, но и, учитывая площадь земельных ресурсов при пониженной плотности населения, занять нишу органических продуктов питания.