Внешнеторговая политика администрации Дональда Трампа

 
Код статьиS207054760000039-9-1
DOI10.18254/S0000039-9-1
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: Научный сотрудник Центра прикладных экономических исследований
Аффилиация: Институт США и Канады РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
ВыпускВыпуск 3
АннотацияВ статье рассматриваются первые принятые администрацией Д. Трампа меры в области внешней торговли, их причины и последствия для экономики страны и развития мировой торговли. Анализируются новые черты во взаимодействии США с торговыми партнёрами, в том числе с партнёрами по соглашениям о свободной торговле, а также позиция США в отношении международных организаций и институтов. Делаются выводы о влиянии выбранного курса на позиции США в мировой торговле в долгосрочной перспективе.
Ключевые словалиберализация, протекционизм, импортные пошлины, соглашения о свободной торговле, мировое лидерство
Классификатор
Получено02.12.2018
Дата публикации24.12.2018
Кол-во символов24156
Цитировать   Скачать pdf Для скачивания PDF необходимо авторизоваться
1

Активная внешняя торговля позволяет наиболее эффективно распределить ресурсы внутри страны и оказывает положительное влияние на динамику экономики благодаря увеличению выпуска продукции и снижению её себестоимости, росту занятости, служит стабилизирующим фактором для национальной валюты, а через неё и национального хозяйства в целом, положительно отражается на динамике деловой активности. По оценкам Института мировой экономики Петерсона, участие в мировой экономике увеличивает ВВП США на 10%1. Конкуренция с производителями из других стран стимулирует улучшение качества продукции, повышение производительности и, как показывает статистика, создание более качественных и оплачиваемых рабочих мест2.

1. Bradford S., Grieco P., Hufbauer G. The Payoff to America from Global Integration // The United States and the World Economy: Foreign Economic Policy for the Next Decade. Ed. by Bergsten F. Washington, DC: Peterson Institute for International Economics, 2005. P. 65-109.

2. Согласно данным Национального бюро экономических исследований, в период 1989–2009 гг. показатели ориентированных на экспорт производств в США были выше среднеотраслевого показателя более чем на 10% по уровню заработной платы и на 30% выше по уровню производительности.
2

Либерализация торговли открывает новые рынки сбыта, а также увеличивает ассортимент товаров и услуг и снижает их стоимость на внутреннем рынке. Исследование Комиссии по международной торговле США показало, что участие в двусторонних и региональных соглашениях о свободной торговле (ССТ) увеличило товарооборот США за 1984–2014 гг. на 3%. ССТ расширили потребительский выбор и позволили сэкономить потребителям до 13,4 млрд долл. (почти 80% этой суммы образовалось в результате торговли в рамках НАФТА), а также увеличили почти на 13% доходы производителей благодаря предусмотренным в ССТ положениям о защите прав интеллектуальной собственности (1995–2010 гг.)3.

3. Economic Impact of Trade Agreements under Trade Authorities Procedures, USITC, 2016. P. 122, 129, 138, 143.
3

Вместе с тем, как и в других общественных областях, во внешней торговле демократизация происходит волнообразно, когда, согласно С. Хантингтону4, после достижения значительных успехов в области либерализации происходит откат в сторону протекционизма.

4. Huntington S. The Third Wave. Democratization in the Late Twentieth Century. Norman and London: University of Oklahoma Press, 1991, 366 p.
4 Этот откат неизбежен, так как не все национальные производители способны противостоять конкуренции с внешним миром. Связывая ухудшение показателей экономического роста с неспособностью национальных производителей противостоять зарубежным компаниям, правительства стран возвращаются к мерам протекционизма, отступая от ранее достигнутых договорённостей в сфере либерализации торговли до тех пор, пока национальные производители вновь не окрепнут.
5

Президентская кампания 2016 года в США и приход к власти новой администрации ознаменовали очередной поворот в сторону протекционизма во внешнеторговой политике страны. Примечательно, что в последние годы идеологическое лидерство Соединённых Штатов в вопросах либерализации международной торговли не подкреплялось лидерством в численных показателях выгоды от участия в глобализации.

6 По оценкам европейских исследователей, совокупный доход США от либерализации мировой торговли за период 1990–2016 гг. составил почти 3,1 трлн долл., сократившись за 2015–2016 гг. на 21 млрд долл., что в среднем приносило каждому американцу дополнительные 409 долл. ежегодно в 1990–2016 гг. (451 долл. в период 1990–2014 гг.). Среди ведущих бенефициаров от глобализации отрицательный показатель прироста дохода за 2015–2016 гг. наблюдался лишь у США (см. табл. 1).
7

Таблица 1. Отдельные показатели ведущих стран-бенефициаров от участия в глобализации

 

Страна Средний доход, млрд долл. в год Совокупный доход, млрд долл. Прирост совокупного дохода за 2015–2016 гг., % Средний доход на душу населения, долл. в год Накопленный доход на душу населения в 2014 г. по сравнению с 1990 г., %
1990–2014 гг. 1990–2016 гг. 1990–2014 гг. 1990–2016 гг. 1990–2014 гг. 1990–2016 гг.
Япония 172 176 4134 4571 10,6% 1352 1382 113
США 130 119 3115 3094 -0,7% 451 409 39
Китай 88 97 2111 2514 19,1% 64 73 518
Германия 85 86 2037 2253 10,6% 1040 1059 148

Источник: Globalization Report 2016 – Who Benefits Most from Globalization? T. Petersen. Gütersloh: Bertelsmann Stiftung, 2016. P. 17, 20. Globalization Report 2018: Who Benefits Most from Globalization? T. Petersen. Gütersloh: Bertelsmann Stiftung, 2018. P. 18, 22, 65. Значения переведены в доллары США в пересчёте по курсу базового 2000 г. из расчёта 0,92 долл. за 1 евро.

8 Первое место по доходам занимает Япония (более 4,5 трлн долл. за период 1990–2016 гг.), по приросту доходов в пересчёте на душу населения – Китай (518% за период 1990–2014 гг.). В этой связи с учётом отрицательного прироста доходности от участия в глобализации желание администрации пересмотреть условия ведения торговли в свою пользу представляется весьма своевременным.
9 Пересмотр условий ведения внешней торговли определён в качестве одного из основных направлений внешнеторговой политики для решения задач по расширению экспорта, сокращению дефицита торгового баланса (586,2 млрд долл. в 2016 г., из них 772,5 млрд долл. – дефицит товарооборота, 188,8 млрд долл. – профицит в торговле услугами), уровня государственного долга и роста занятости населения.
10

В рамках данного направления администрацией Д. Трампа запланировано: усиление контроля над соблюдением принципов ведения международных экономических отношений и ранее достигнутых правил и норм торгового законодательства; пересмотр условий существующих торговых соглашений и заключение новых, в большей степени отвечающих национальным интересам США; борьба с недобросовестной конкуренцией и коррупцией на внешних рынках; применение санкций для защиты критически важных технологий; усовершенствование мер по защите прав интеллектуальной собственности5.

5. 2018 Economic Report of the President. P. 221; 2017 National Security Strategy of the United States. P. 20.
11 Вышеперечисленные меры направлены на увеличение преимуществ американских производителей на внутреннем и внешних рынках, достижение которых планируется осуществить путём давления как через международные организации, так и напрямую.
12 Новое во взаимодействии с международными организациями Развитие международной кооперации, поддержание стабильности мировой системы и контроль над соблюдением договорённостей осуществляется посредством созданных для этих целей международных институтов.
13

США на протяжении многих лет принимали активное участие в развитии системы международных институтов и организаций и в продвижении своих идеологических ценностей, в том числе идеи либерализации мировой торговли. В 2014–2016 гг. США были главным донором более чем в половине из 53 основных крупных международных организаций, ежегодно отчисляя членские взносы в размере 14,1 млрд долл.6, в том числе в бюджеты Всемирной торговой организации (11,4% бюджета организации), Международного валютного фонда (17,5%) и Всемирного банка (16,9%)7, в ведении которых находятся вопросы развития мировой экономики и либерализации торговли.

6. McArthur J., Rasmussen K. Who Funds Which Multilaterals? Global Views paper No. 8, The Brookings Institution, December 2017.

7. 2018 WTO Annual Report. P. 200-201. The World Bank IBRD-IDA. Allocation of Votes by Organization. Available at: >>>> (accessed: 20.09.2018); International Monetary Fund, IMF Members' Quotas and Voting Power, and IMF Board of Governors. Available at: >>>> (accessed 20.09.2018).
14 Перед новой администрацией встала задача оценить экономическую эффективность спонсирования международных институтов и организаций и принятия решения о дальнейшем участии в финансировании или его прекращении. Руководствуясь вопросами экономической эффективности, одними из первых под сокращение финансирования попали Международный фонд сельскохозяйственного развития ООН и Глобальная программа развития сельского хозяйства и обеспечения продовольственной безопасности Всемирного банка.
15 Экономическая эффективность – основной показатель при принятии инвестиционных решений, однако на международной арене не менее важен политический авторитет страны, который она зарабатывает в результате решений, не всегда коррелирующих с экономической эффективностью и в ряде случаев ограничивающих государство в проведении экономической политики. Однако статус лидера мирового развития – это стратегическое преимущество с долгосрочными дивидендами.
16 Если решения о прекращении финансирования международных организаций и институтов, исходя из отсутствия текущих доходов в ущерб системности подхода и общим интересам всех участников, будут носить не единичный характер, то доминирующая роль США в международных процессах снизится.
17 Курс на обеспечение национальных интересов подрывает легитимность полномочий международных организаций в глазах мирового сообщества. Это не только вопрос финансирования, но и отношение США к принимаемым международными организациями решениям. Ярким примером служит заявление Белого дома о том, что в случае несоответствия решения ВТО в торговых спорах американским национальным интересам, США в праве его проигнорировать, ссылаясь на угрозы суверенитету и национальной безопасности8. 8. 2018 Trade Policy Agenda and 2017 Annual Report, USTR, March 2018. P. 25.
18

Пересмотр соглашений о свободной торговле Проведённый накануне выборов исследовательским центром «Пью рисёрч» (Pew Research Center) опрос общественного мнения показал ухудшение отношения граждан США к либерализации мировой торговли и влиянию соглашений о свободной торговле на национальную экономику. Так, за 2 года (2014–2016 гг.) поддержка ССТ среди населения США снизилась с 59% до 51%, при этом большинство респондентов, поддерживающих республиканцев, относились к ССТ скорее негативно – 53%, ещё больше противников ССТ оказалось в рядах сторонников Д. Трампа – 67%9, которые видят в ССТ основную причину сокращения возможностей для трудоустройства. В этой связи инициатива по пересмотру соглашений о свободной торговле с наиболее значимыми партнёрами, в торговле с которыми наблюдается дефицит, получила большую поддержку внутри страны.

9. Stokes B. Republicans, Especially Trump Supporters, See Free Trade Deals as Bad for U.S. Pew Research Center, Fact Tank, News in the Numbers, March 31, 2016. Available at: >>>> (accessed: 20.12.2017).
19 Двусторонний формат диалога позволяет более оперативно достичь консенсуса между странами, а в случае значительного перевеса в размерах экономики одного из участников переговоров, как в случае с США, и разной степени значимости двусторонних отношений для экономики каждой из стран – добиться более выгодных условий. Руководствуясь данным принципом, новая администрация США начинает активно и последовательно пересматривать ССТ со своими партнёрами в двустороннем формате для расширения экспортных возможностей американских производителей, где возможно – для ограничения импорта, а также усиления контроля над соблюдением прав интеллектуальной собственности, трудовых и экологических стандартов. Параллельно принимается решение о выходе из Транстихоокеанского партнёрства (ТТП) ввиду отсутствия явных экономических выгод для США10, а переговоры по другой коллективной инициативе – Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнёрству (ТТИП) – замораживаются. 10. По оценкам Комиссии по международной торговле США, через 15 лет после вступления в силу договора прирост реального дохода составил бы 0,23%, ВВП – 0,15%, занятости – 0,07%, экспорта – 1,0%, импорта – 1,1%, наибольший прирост мог наблюдаться в сельском хозяйстве и пищевой промышленности – 0,5% и в сфере услуг – 0,1%, тогда как в промышленном производстве, добыче природных ресурсов и энергетике выпуск снизился бы на 0,1%. Trans-Pacific Partnership Agreement: Likely Impact on the U.S. Economy and on Specific Industry Sectors. Washington, DC: U.S. International Trade Commission, 2016. P. 21.
20 Соглашение о ТТП было важно в стратегическом плане – как базовые положения для развития режима свободной торговли в АТР, отвечающие интересам США, включая положения о защите прав интеллектуальной собственности, охране труда и окружающей среды, технических, санитарных и фитосанитарных стандартах, государственных предприятиях и закупках, а также как возможность ограничить экспансию Китая в регионе. Однако этой возможностью новая администрация решила пренебречь.
21 На повестке переговоров по ТТИП остаются следующие вопросы: тарифы на наиболее чувствительные категории товаров; доступ на рынок услуг; санитарные и фитосанитарные нормы; взаимное признание профессиональных квалификаций; участие в государственных закупках; производственные стандарты; защита иностранных инвесторов; охрана труда и окружающей среды; энергетика; регламентация электронной торговли; защита торговых марок и географических наименований11. 11. U.S.-EU Joint Report on TTIP Progress, USTR, January 17, 2017.
22

В свою очередь, деятельность в рамках ранее заключённых соглашений о свободной торговле активизируется. Первое двустороннее соглашение о свободной торговле США заключили с Израилем в 1985 г. С тех пор ССТ были подписаны ещё с 19 странами: Канадой, Мексикой, Иорданией, Чили, Сингапуром, Австралией, Марокко, Сальвадором, Гондурасом, Никарагуа, Гватемалой, Бахрейном, Доминиканской Республикой, Коста-Рикой, Оманом, Перу, Республикой Кореей, Колумбией и Панамой. В 2017 г. объём товарооборота США со странами – партнёрами по ССТ составил 1,5 трлн долл. (39% товарооборота США). На страны НАФТА приходилось 75% этой суммы (1,1 трлн долл.), за 2017 г. экспорт товаров вырос на 5,8% и превысил 525 млрд долл., импорт – на 7,4%, до 614 млрд долл., в результате дефицит увеличился на 17,6%. С остальными 18 странами – партнёрами по ССТ товарооборот за 2017 г. вырос на 3,7%, до 378 млрд долл., экспорт – на 8,8% и достиг 195 млрд долл., импорт – на 3,7%, до 183 млрд долл. В результате торговый профицит вернулся на уровень 2015 г. – 12 млрд долларов.12.

12. USITC The Year in Trade 2017, August 2018. P. 127-128.
23

Канада и Мексика – вторая и третья страны после Китая по доле в объёме товарооборота США. С обоими государствами в 2017 г. импорт товаров рос с большей скоростью, чем экспорт.

24

Так, объём товарооборота с Канадой вырос на 7% и составил 582,4 млрд долл., дефицит увеличился на 6,5 млрд долл., до 17,5 млрд долл. Ведущие статьи экспорта – пассажирские и грузовые автомобили, самолёты гражданской авиации и комплектующие к ним, нефть и нефтепродукты, импорта – сырая нефть, пассажирские автомобили, природный газ и хвойные пиломатериалы. Канада – вторая страна после Великобритании по доле в объёме торговли услугами США, который в 2017 г. вырос до 90,8 млрд долл., профицит составил 25,8 млрд долл. (на 7,8% больше, чем годом ранее).

25

Объём товарооборота с Мексикой вырос на 6,4% и составил 557,0 млрд долл., дефицит увеличился на 6,7 млрд долл., до 71,0 млрд долл. Ведущие статьи экспорта – лёгкие масла, комплектующие для компьютеров, нефтепродукты, процессоры и контрóллеры, дизельные двигатели внутреннего сгорания, импорта – пассажирские и грузовые автомобили, компьютеры, сырая нефть, телекоммуникационное оборудование, устройства приёма для цветных телевизоров. Импорт услуг из Мексики рос с опережающей экспорт скоростью – 7,0% и 3,9% соответственно, в результате чего профицит США сократился до 6,6 млрд долларов.

26

Для сокращения дефицита двусторонней торговли с Канадой и Мексикой, а также для включения положений о защите интеллектуальной собственности, кибербезопасности, государственных предприятиях и электронной торговле США инициировали переговоры о модернизации НАФТА.

27

После нескольких раундов переговоров, начавшихся в 2017 г., США перевели обсуждение в двусторонний формат. Первой на односторонние уступки США в области торговли продукцией автомобильной промышленности и электронной торговли согласилась Мексика. Более сложно проходили переговоры с Канадой, ключевыми проблемными вопросами между странами стали ограничение торговли молочной продукцией; сохранение механизма решения спорных вопросов, который ограничивает возможность введения протекционистских мер (более эффективного по сравнению с механизмом ВТО), и заградительные пошлины на сталь, алюминий и продукцию автомобильной промышленности. В результате США удалось добиться более выгодных условий для производителей молочной продукции и продления преференциального периода для продукции фармакологических компаний при сохранении антидемпинговых механизмов, за которые выступала Канада.

28

Значительных уступок удалось достичь США в переговорах с другим своим партнёром по ССТ – Республикой Корея, шестой страной по доле в объёме товарооборота США (3,1%) и девятой по доле в объёме торговли услугами, в торговле с которой также наблюдается дефицит. Экспорт США в Республику Корея в 2017 г. составил 48,3 млрд долл., импорт – 71,2 млрд долл., с 2016 г. дефицит сократился на 17% до 22,9 млрд долл. Основные статьи экспорта – средства производства полупроводников и интегральных схем, самолёты и комплектующие для гражданской авиации, процессоры и контроллеры, пассажирские автомобили, сырая нефть, основные статьи импорта – пассажирские автомобили, мобильные телефоны, комплектующие и аксессуары для компьютеров, нефтепродукты, микрочипы. Экспорт услуг составил 22,8 млрд долл., импорт – 9,4 млрд долл., в результате опережающего роста экспорта профицит увеличился на 12% до 13,4 млрд долл.13 США удалось договориться об увеличении объёмов реализации продукции автомобильной промышленности и фармакологии в Республике Корея и ограничении конкуренции со стороны корейских автомобильных концернов на своём внутреннем рынке.

13. Ibid. P. 26.
29

Отношения с Китаем Товарооборот с самым крупным торговым партнёром Китаем за 2017 г. возрос на 10% и составил 635,9 млрд долл. (16,4% общего объёма внешней торговли США), дефицит торгового баланса достиг 375,2 млрд долл. Основные статьи экспорта – самолёты гражданской авиации и комплектующие, соевые бобы, пассажирские автомобили, сырая нефть, полупроводники, импорта – мобильные телефоны, портативные компьютеры и планшеты, телекоммуникационное оборудование, комплектующие и аксессуары для компьютеров, трёхколесные велосипеды и самокаты. Объём торговли услугами между двумя странами за 2017 г. возрос до 73 млрд долл., профицит составил 38,2 млрд долл., однако скорость роста импорта превышала рост экспорта услуг (8,6% и 3,6% соответственно)14. Если из показателя дефицита торговли товарами и услугами между США и Китаем вычесть стоимость импорта, произведённого вне Китая, и американского экспорта, поступающего в Китай из Гонконга, то цифра будет почти в половину меньше – 150 млрд долларов.15.

14. Ibid. P. 24.

15. Setser B. The Right and the Wrong Ways to Adjust the U.S. – China Trade Balance. Council on Foreign Relations, 25.06.2018. Available at: >>>> (accessed: 20.09.2018).
30 Рост импорта из Китая в США негативно сказывается на занятости в обрабатывающей промышленности Соединённых Штатов, доходах населения и нагрузке на государственный бюджет в виде увеличения выплат по социальным программам, в том числе программе помощи в отраслевой адаптации компаниям и физическим лицам, понёсшим убытки или лишившимся работы в результате расширения импорта (Trade Adjustment Assistance). По некоторым оценкам, конкуренция со стороны Китая стоила США 2–2,4 млн рабочих мест за 1999–2011 гг., из которых почти половина приходилась на обрабатывающую промышленность16. 16. Acemoglu D., Autor D., Dorn D., Hanson G., Price B. Import Competition and the Great U.S. Employment Saga of the 2000s. Journal of Labor Economics, Vol. 34, No. S1 (Part 2, January 2016). P. S141-S198. Available at: >>>> (accessed 01.11.2018).
31 Помимо несбалансированной внешней торговли ключевыми проблемными вопросами для США являются защита интеллектуальной собственности, политика в области трансфера технологий, законодательство в области кибербезопасности и нетарифные ограничения доступа на внутренний рынок Китая.
32 Желание сократить дефицит торгового баланса и продвинуться в решении вышеперечисленных вопросов привело США к открытой конфронтации. После неудачных попыток решения вопросов двусторонней торговли на официальном уровне в рамках созданного в 2017 г. Американо-китайского всестороннего экономического диалога (U.S.-China Comprehensive Economic Dialogue) США вводят импортные пошлины по ряду товаров (солнечные батареи, стиральные машины, сталь, алюминий и др.), фактически развязывая, таким образом, торговую войну. Под часть введённых импортных пошлин попадают и другие торговые партнёры США – Канада (товары на сумму 13 млрд долл.), Мексика (на сумму 3 млрд долл.), Европейский Союз (на сумму 8 млрд долл.) и Япония (на сумму 2 млрд долл.). Как следствие, в отношении США принимаются ответные меры, растёт уровень напряжения в мире.
33 Действия Белого дома в отношении Китая, с одной стороны, направлены на сокращение импорта и получение привилегий для американских компаний, с другой – это желание сохранить лидерство в мировой экономике и реакция на 10-летний план «Сделано в Китае – 2025», цель которого состоит в том, чтобы всеми доступными средствами осуществить импортозамещение товаров и услуг, получить и освоить передовые технологии и занять доминирующие позиции в мире.
34 Свои амбиции Китай подкрепляет рядом международных инициатив по развитию инфраструктурных проектов и проектов устойчивого развития глобального и регионального уровня (Новый банк развития БРИКС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, «Один пояс и один путь») в противовес МВФ и Всемирному банку, а также включением юаня в корзину мировых резервных валют МВФ, лидерством в миротворческих инициативах ООН (более 10% бюджета миротворческих миссий и более 8000 миротворцев)17 и активным наращиванием научного потенциала. 17. Pauley L. China Takes the Lead in UN Peacekeeping. The Diplomat, 17.04.2018. Available at: >>>> (accessed: 01.06.2018).
35 С одной стороны, растущее бремя единоличного лидерства значительно ограничивает США в проведении экономической политики, отражается на увеличении дефицита торгового и платёжного баланса, росте государственного долга и нагрузки на бюджет. Поскольку доллар – резервная валюта, дефицит торгового баланса не отражается на его курсе, в результате экспорт не дешевеет, а импорт не дорожает, что не позволяет торговому балансу самостоятельно скорректироваться, национальные производители теряют позиции на рынках сбыта в стране и за рубежом и, как следствие, происходит сокращение производств и рабочих мест. С другой стороны, потерять лидерские позиции – значит поступиться всем тем, к чему США шли и что отстаивали несколько последних десятилетий.
36 Без идейно-политического лидерства есть риск снижения статуса до регионального лидера, которым в настоящий момент обладает Китай, создавший благоприятные условия для наращивания экономического потенциала. Последний, однако, не трансформируется автоматически в идейно-политическое лидерство, когда страна задаёт вектор мирового развития.
37 Последствия проводимой политики Активизация протекционистских мер стимулировала резкое увеличение количества исков, поданных на США в арбитраж Всемирной торговой организации (см. график).
38
minakova

Участие США в исках, поданных в ВТО с 1995 по 2018 годы. Построено на основе данных ВТО по состоянию на 15.08.2018

39 Большинство импортируемой продукции, которую Д. Трамп призвал обложить тарифами, – промежуточные компоненты для создания готовой продукции в США. Повышение цен на эти компоненты – прямой удар по американским компаниям. Динамика роста мировой торговли указывает на то, что наличие или отсутствие торговых барьеров не добавляет объёма торговле, а лишь разворачивает потоки товаров и услуг в более выгодную сторону. В этой связи эскалация торговых войн чревата рядом негативных последствий для экономики США. Это, прежде всего: сокращение товарооборота; нарушение сложившихся производственных цепочек и закрытие производств; рост цен на продукцию, созданную отечественными производителями; рост нагрузки на бюджет с увеличением расходов по программе помощи в отраслевой адаптации физическим лицам и фирмам, пострадавшим из-за неблагоприятного воздействия импорта; сокращение рабочих мест и снижение платёжеспособного спроса.
40 За первые полтора года проведения внешнеторговой политики и применения протекционистских мер администрации Д. Трампа не удалось сократить размер дефицита торгового баланса, в 2017–2018 гг. он продолжил расти, увеличившись на 33,2 млрд долл. (см. табл. 2).
41

Таблица 2. Торговый баланс товаров и услуг США в 2013–2018 гг., млрд долл.

 

Период Торговый баланс
1-е полугодие 2013 г. -236,2
2-е полугодие 2013 г. -224,9
1-е полугодие 2014 г. -247,0
2-е полугодие 2014 г. -242,6
1-е полугодие 2015 г. -247,2
2-е полугодие 2015 г. -251,3
1-е полугодие 2016 г. -247,4
2-е полугодие 2016 г. -254,6
1-е полугодие 2017 г. -271,7
2-е полугодие 2017 г. -280,6
1-е полугодие 2018 г. -287,8

Источник: FRED Economic Data. Economic Research of Federal Reserve Bank of St.Louice. Available at: >>>>

42 Применение тарифов также представляется малоэффективным способом для увеличения количества рабочих мест. Помимо отрицательных прогнозов прироста рабочих мест в результате проводимой администрацией Д. Трампа политики, которые дают специалисты18, есть и другое объективное обстоятельство. В настоящий момент в США наблюдается самый низкий за последние 18 лет уровень безработицы – 3,8%. Низкий уровень безработицы ставит под сомнение способность американского рынка труда заполнить новые рабочие места. Эти места с большей вероятностью займут рабочие из других секторов с менее привлекательными условиями. 18. Muro M., Whiton J., Maxim R. How China’s Proposed Tariffs Could Affect U.S. Workers and Industries. The Brookings Institution, April 9, 2018.
43 Более эффективной помощью рабочему населению с точки зрения трудоустройства служат не меры по ограничению импорта, а содействие в получении знаний и навыков, необходимых для развития глобальной экономики, в основе которой лежат постоянно совершенствующиеся технологии. Безопасность трудового населения – в их знаниях и возможности овладеть навыками, которые будут востребованы технологиями настоящего и будущего19. В этой связи усилия государства для поддержания высокого уровня занятости необходимо направить на повышение качества и доступности обучения на всех его этапах. 19. World Trade Report 2017: Trade, Technology and Jobs. Р. 155.
44 При ориентации США исключительно на экономические показатели, при создании преимуществ национальным производителям путём давления и выхода из международных организаций и многосторонних соглашений есть риск усиления центробежных сил в мире, большей регионализации мировой торговли и увеличения идейно-политического значения Китая на мировой арене. В настоящий момент США сохраняют за собой статус лидера, задающего направление мировому развитию ввиду размеров экономики, научно-технологического превосходства и политического веса. Однако в дальнейшем при сохранении курса США на протекционизм Китай постепенно будет перенимать лидерские позиции в международных организациях и других регионах, из которых будут выходить США, роли стран поменяются, а характер экономического сотрудничества в целом в мире ожесточится.

всего просмотров: 86

Оценка читателей: голосов 0

1. Bradford S., Grieco P., Hufbauer G. The Payoff to America from Global Integration // The United States and the World Economy: Foreign Economic Policy for the Next Decade. Ed. by Bergsten F. Washington, DC: Peterson Institute for International Economics, 2005. P. 65-109.

2. Согласно данным Национального бюро экономических исследований, в период 1989–2009 гг. показатели ориентированных на экспорт производств в США были выше среднеотраслевого показателя более чем на 10% по уровню заработной платы и на 30% выше по уровню производительности.

3. Economic Impact of Trade Agreements under Trade Authorities Procedures, USITC, 2016. P. 122, 129, 138, 143.

4. Huntington S. The Third Wave. Democratization in the Late Twentieth Century. Norman and London: University of Oklahoma Press, 1991, 366 p.

5. 2018 Economic Report of the President. P. 221; 2017 National Security Strategy of the United States. P. 20.

6. McArthur J., Rasmussen K. Who Funds Which Multilaterals? Global Views paper No. 8, The Brookings Institution, December 2017.

7. 2018 WTO Annual Report. P. 200-201. The World Bank IBRD-IDA. Allocation of Votes by Organization. Available at: www.worldbank.org/en/about/leadership/votingpowers (accessed: 20.09.2018); International Monetary Fund, IMF Members' Quotas and Voting Power, and IMF Board of Governors. Available at: https://www.imf.org/external/np/sec/memdir/members.aspx (accessed 20.09.2018).

8. 2018 Trade Policy Agenda and 2017 Annual Report, USTR, March 2018. P. 25.

9. Stokes B. Republicans, Especially Trump Supporters, See Free Trade Deals as Bad for U.S. Pew Research Center, Fact Tank, News in the Numbers, March 31, 2016. Available at: http://www.pewresearch.org/fact-tank/2016/03/31/republicans-especially-trump-supporters-see-free-trade-deals-as-bad-for-u-s/ (accessed: 20.12.2017).

10. По оценкам Комиссии по международной торговле США, через 15 лет после вступления в силу договора прирост реального дохода составил бы 0,23%, ВВП – 0,15%, занятости – 0,07%, экспорта – 1,0%, импорта – 1,1%, наибольший прирост мог наблюдаться в сельском хозяйстве и пищевой промышленности – 0,5% и в сфере услуг – 0,1%, тогда как в промышленном производстве, добыче природных ресурсов и энергетике выпуск снизился бы на 0,1%. Trans-Pacific Partnership Agreement: Likely Impact on the U.S. Economy and on Specific Industry Sectors. Washington, DC: U.S. International Trade Commission, 2016. P. 21.

11. U.S.-EU Joint Report on TTIP Progress, USTR, January 17, 2017.

12. USITC The Year in Trade 2017, August 2018. P. 127-128.

13. Ibid. P. 26.

14. Ibid. P. 24.

15. Setser B. The Right and the Wrong Ways to Adjust the U.S. – China Trade Balance. Council on Foreign Relations, 25.06.2018. Available at: https://www.cfr.org/blog/right-and-wrong-ways-adjust-us-china-trade-balance (accessed: 20.09.2018).

16. Acemoglu D., Autor D., Dorn D., Hanson G., Price B. Import Competition and the Great U.S. Employment Saga of the 2000s. Journal of Labor Economics, Vol. 34, No. S1 (Part 2, January 2016). P. S141-S198. Available at: http://economics.mit.edu/files/9811 (accessed 01.11.2018).

17. Pauley L. China Takes the Lead in UN Peacekeeping. The Diplomat, 17.04.2018. Available at: https://thediplomat.com/2018/04/china-takes-the-lead-in-un-peacekeeping/ (accessed: 01.06.2018).

18. Muro M., Whiton J., Maxim R. How China’s Proposed Tariffs Could Affect U.S. Workers and Industries. The Brookings Institution, April 9, 2018.

19. World Trade Report 2017: Trade, Technology and Jobs. Р. 155.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх